Валентина Болгова.

Багульника манящие цветы. 1 том



скачать книгу бесплатно

– В здоровом теле – здоровый дух – это неотъемлемое правило человечества. Вставать вместе с солнышком, принимать его первые лучи, заряжая ими каждую свою клеточку, это есть неоспоримый факт оздоровления организма и залог долголетия. —

Эти мудрые слова отца Катерина хорошо запомнила и прожила с этим всю жизнь.

Улучшив момент, когда мама в очередной раз погрузилась в свои печальные думы, усевшись за папиным столом, Катюшка взяла тазик, налила холодной воды, усадила в него годовалую сестрёнку голышом. Верочка вздрогнула от холодной воды, но не заплакала, а только пописала в тазик. Катерина, как делал раньше папа, стала потихоньку поливать тельце малышки водой. Верунька хлопала себя ручками по животику и улыбалась сестре. Она полностью доверяла себя ей. Малышке нравилось, когда весёлая Катюшка подбегала к ней и начинала с ней возиться. В итоге такого закаливания Верочка начинала сильно кашлять, а мама удивлялась – где она так могла простыть? Катерина потом всё же признавалась. Мама строго – настрого запретила ей проделывать с сестрой всякие процедуры. —

– Ты вот можешь босиком ходить по холодному полу летом и зимой, а я сразу же заболею. – Потом улыбнулась дочке, прижала её, успокоила. —

– Ничего, Катюша, потерпи немного, плохо мне сейчас, очень плохо без твоего папы. Ну, вместе мы справимся. Правда? —

– Конечно, мамочка, мы справимся. Но вот только плакать не надо, ведь папа видит всё и огорчается. Мы – то с тобой знаем, как не любил он плакс. Улыбнись, мама, тебе сразу станет легче. Потом, прижавшись к матери, добавила —

– И нам с Верочкой тоже. Обещаю тебе, что больше никаких экспериментов проводить над ней не буду. —

Верочка росла весёлой и боевой. Старшая сестра учила её никогда себя не давать в обиду – ведь папы у них нет, а мама большая скромница. Заступаться за себя придётся самим.

И уже в трёхлетнем возрасте Верочка стала грозой малышей. Она хорошо запомнила наказ сестры и, не ожидая, когда и кто её обидит, ломилась напролом в песочницу, ломала ногами построенные детьми домики и довольная собой посматривала на стоявшего неподалёку своего старшего наставника – Катерину.

Мамаши поднимали крик, Катя бежала спасать сестру, а та, подстёгнутая забавной шумихой, успевала сбросить из своих кулачков песок на головы игравших в песочнице ребятишек. Сёстры не убегали. Они просто перемещались по двору, выискивая – кому – бы ещё насолить. Просто так, на всякий случай.

Маленькая Верочка вошла во вкус налётчицы и быстро освоила эту науку.

Старшую дочь Маша не узнавала. После смерти мужа девочка стала просто хулиганкой, да ещё и маленькую сестрёнку подстрекает к хулиганству. Ведь до чего доходит: только эти две сестры выходят во двор, как качели сразу становятся пустыми, малыши из песочниц тут же улетучиваются со своими совочками и ведёрочками в руках, предвидя приближающую к ним бурю. Не успев выйти на улицу, Машу сразу же обступали мамаши обиженных детей и наперебой тараторили —

– Что же это Вы, Мария Леонидовна, не научите своих детей культуре поведения в обществе? – Маша виновато извинялась перед всеми, вежливо кивала головой, соглашаясь с ними, при этом стараясь поскорее исчезнуть с их поля зрения.

Вообще – то вдову соседи уважали.

Уважали за то, что она никогда ни с кем не сплетничала. Уважали за то, что умела ладить со всеми. И жалели за то, что рано осталась вдовой с двумя детьми. Уважали и за то, что никогда не ссылалась на маленьких своих детей и всегда работала без прогулов. В маленьком шахтёрском городке все друг друга знали. Илью Машиного уважали многие, и его случайная гибель на шахте болезненно отозвалась в сердцах друзей и знакомых. Все искренне сочувствовали Маше. Она долго и болезненно отходила от того дня и часа, когда её Ильи не стало.

Вот уже пять лет она без него. Но рано, ох, как рано ещё его забыть. Еще помнит она его ласковые руки, его весёлый шепоток на ушко, его неудержимую энергию. А как посмотрит Маша на Катюшку – так и вовсе как – будто Илюшины васильковые глаза смотрят на неё. Вот ведь как она на него похожа! А год назад Катерина отрезала свои светлые локоны, которыми всегда восхищался её отец. Напялила бейсболку козырьком набок, нарядилась в клетчатую рубашку с брюками. Маша, вернувшись с работы, не узнала дочь: вместо длинных волнистых волос – из под козырька торчал кудрявый чуб, как у мальчишки. Она рухнула на стул, благо, что он стоял рядом. Чуть сознание тогда не потеряла. Катерина не на шутку испугалась – брызгала на мать водой и махала на неё полотенцем. Кое – как пришла в себя Маша, еле выдавив из себя —

– Ты что с собой сделала? Ведь стала как мальчишка! —

– Мамочка! – Испуганно воскликнула дочь. —

– Ты меня так напугала!

Ведь папа так хотел иметь сына, ты же сама говорила. Он меня приучал к спорту. Мне так удобней будет. Да и Верочку никто не посмеет обидеть. Я же выгляжу теперь как её старший брат. Недавно Веруню обозвали безотцовщиной и мне пришлось за Верочку заступится. Мальчишке, который сказал это обидное слово, я дала по шее. Но тут его мамаша и меня так же обозвала. Жаловаться я не люблю, и поэтому сама теперь буду давать сдачи за себя и за сестру. – Катерина вздохнула —

– Придётся нам учиться драться. – Маша ещё раз внимательно посмотрела на дочь и снова чуть не упала в обморок от её такого вывода.

Выстукивают колёса скорого, увозят всё дальше и дальше от Большой земли Катерину. Она выглянула в коридор вагона, где её Лёнька и Таточка прогуливались. Лёнька придумал игру в паровозик и пыхтел впереди, забавляя этим сестрёнку, прицепившуюся позади брата за его рубашку. Катя улыбнулась. Она смотрела на своего сына – выдумщика и затейника всяческих игр, вспоминала себя, такую же непоседу. Однажды, заглядывая в ящики письменного папиного стола, Катя заметила запечатанное письмо. Оно было адресовано в Германию – папиному другу дяде Антону. Отправителем этого письма была её мама. Катя слышала о папином друге. Папа часто вспоминал о нём, показывал фотографии. Они вместе учились в институте, вместе были в командировке на Байкале. Глядя на конверт, девочка подумала, что мама просто забыла его отправить. Про себя подумала, что сделает доброе дело, если отнесёт его на почту. Выходя с Веруней гулять, Катерина прихватила с собой письмо. Вернувшись с прогулки, она хитро спросила у мамы —

– Мам, а папин друг из Германии знает, что папы с нами сейчас нет? —

– Однажды я написала ему письмо, в котором сообщила об этом. Неожиданно для себя попросила его приехать к нам. Письмо сразу не отправила, а потом подумала и решила не беспокоить человека, тем более звать его в гости. Может он занятой человек. В минуты больших переживаний я написала то письмо, попросила даже его приехать к нам, что – бы вспомнить твоего отца, ведь Антон многое знал про него, чего я могла не знать. Хорошо, что ты напомнила мне о нём, надо бы его порвать. Больше трёх лет уже прошло.

– Надо же! – подумала Катерина.

– Я хотела, как лучше.

О том, что письмо она отправила, матери сказать не решилась.

Прошло два месяца, и Маша обнаружила в своём почтовом ящике какой – то конверт

– Наверное, письмо от мамы. – Прочитав обратный адрес, очень удивилась.

Первые дни, как отправила Катюшка письмо, предназначенное для друга отца, девочка заглядывала в почтовый ящик часто, ожидая ответа на то письмо. Но потом интерес к этому пропал. А теперь вот оно! Пришло! Но мама почему – то недовольна. Прочитав письмо и узнав от Катерины правду, поругала дочь за то, что та лезет во взрослые дела. Девочка не понимала, что плохого в том, что пришёл ответ от папиного друга, который сообщает, что летом сможет к ним приехать. И очень сожалеет о том, что Ильи с ними больше не будет. Он давно мечтал повидать семью друга, а теперь хочет отдать свой долг – побывать на его могиле.

– Мамочка, пусть приезжает. Он нам про папу расскажет, а я ему расскажу, как ходили мы с папой в поход. Покажу дяде Антону свой рюкзак и компас.

Посмотрев на свою дочь, вопрошающе смотревшую на неё, подумав немного, Маша согласилась —

– Пусть хоть какое – то доброе событие придёт к нам в дом. Признаться честно, мне бы тоже хотелось увидеть друга своего мужа, поговорить с ним о вашем отце.

Катерина прыгала по всей квартире, тараторила, Верочка в такт сестре визжала и топала ногами. В комнатах возник тарарам. Девчонки скакали от радости – не каждый день к ним приезжает папин друг. И гостинцы дядя Антон, наверняка привезёт.

Маша обвела взглядом запущенную квартиру. После смерти мужа уборку проводила она только поверхностно. Сейчас же она думала с чего, эту уборку, начать. Приедет друг Ильи, да ещё с Германии и не ударить бы перед ним в грязь лицом.

Видела она его только на фотографиях Илюшиного альбома. Хотя бы перед памятью мужа встретить гостя нужно будет, как подобает в гостеприимных традициях русского народа.

Она вдруг себе призналась, что благодарна дочери, ведь это она отправила письмо. Ей сейчас, как никогда захотелось с ним поговорить обо всём, что касается мужа. Кто, как не Антон, сможет рассказать о своём друге, человеке, с которым учились, с которым были на практике в экспедиции, с которым радовались каждому найденному полезному камушку. Вместе делили они у привала печёную картошку и душистый чай на костре. Маша могла многое узнать от Антона о своём Илюше.

Почувствовав в себе некое волнение, Маша первым делом подошла к зеркалу.

После того, как не стало Ильи, она заглядывала в него редко, а если и заглядывала, то лишь на минутку, перед тем, как выйти по делам куда – нибудь из дома. Вытерев салфеткой слегка присевшую пыль, стала внимательно себя рассматривать. Осунувшееся лицо, потухший румянец на щеках, полные грусти глаза испугали её. Нет! Нужно что – то срочно предпринимать.

Первое, что сделала Маша – улыбнулась себе. Потом стала делать перед зеркалом гримасы. Незаметно для себя стала вдруг крутиться перед зеркалом во все стороны, строить рожицы, как вдруг услышала за своей спиной смех. Это её девчушки, подглядывая из – за штор занавешенных дверей следили за ней двумя парами глаз и, не удержавшись, рассмеялись. Маша от неожиданности сначала растерялась, затем схватила в охапку своих дочерей и, впервые за последние годы весело закружилась вместе с ними по комнате.

Как всё же она им мало уделяла времени после смерти мужа? И ни это ли письмо Антона стало сейчас переломным для неё? После генеральной уборки всей квартиры, Маша решила побаловать своих девочек – повела их в кафе угощать мороженым.

А когда на кухне, за праздничным столом с тортом и сладостями они, все трое отмечали успешное окончание начальной школы Катерины, в дверь к ним позвонили. Катюшка побежала открывать. В дверях стоял с цветами мужчина средних лет. Он был с аккуратной бородкой, в очках. В красивом костюме и галстуке. Представился сразу —

– Я Антон. Он отдал цветы подошедшей к нему Маше, было видно, что гость волновался. Выручила Катерина, которая сообразив, кто к ним пожаловал, тут же потянула гостя к столу угощаться тортом в честь окончания начальной школы —

– Вы вовремя приехали, дядя Антон. У меня праздник, а мы сидим тут сами по себе, чай пьём, да только никакой радости! Это, наверное, оттого, что с нами нет сегодня нашего папы. Вы проходите, с Вами всем нам будет веселее. —

Наскоро попив чая, друг Ильи бросился доставать из своей сумки подарки и гостинцы. Когда он достал оттуда большую, красивую куклу, Верочка первой бросилась к ней. Кукла хлопала длинными ресницами и говорила « Мама». Антон, передавая куклу девочке, смущенно проговорил. —

– К сожалению, я знал только об одной вашей дочки, поэтому и куклу купил одну». Веруня держала куклу в своих руках и восхищённо повторяла «Катя, Катя». Для неё все куклы были Катями. Катерине не жалко было купленную для неё куклу, понимала, что она взрослее Верочки и радовалось за сестрёнку, которая с восхищением разглядывала куклу. Но Антон нашел подарок и для старшей дочери Ильи. Из сумки достал большую красочную книгу. Он протянул её девочки со словами —

– В ней самые красивые места на земле. —

Катюшка, открыв первый лист книги, ахнула. Никакая кукла не сравнится с этим подарком. Девочка тут же убежала в свою комнату рассматривать книгу. Верочка, забыв обо всём на свете, не сводила со своей новой куклы глаз. Но заметив, что старшей сестры нет за столом, побежала её искать, что бы ещё раз разделить с ней свою радость.

Маша с гостем остались одни, на душе у Марии было хорошо и спокойно. Она не знала от чего, но этот давний друг Ильи своим присутствием, уже в первые минуты наполнил её дом радостью и желанием жить.

Честно признаться, все эти годы без Ильи она жила лишь потому, что нужно было жить. Жить ради детей. Хотя эта её жизнь была блеклая, без ярких красок.

Сейчас у Маши было тепло на сердце, она разговаривала с другом своего мужа, они вспоминали его, рассматривая фотографии и было видно, что им обеим он был дорог. Было ощущение, что они давно знают друг друга.

Катюшка увлеклась книгой, но иногда подбегала к другу своего отца и спрашивала —

– Дядя Антон, а вы ещё побудете с нами? Ведь я ещё про нашу с папой сопку не рассказала. А ещё лучше нам бы сходить туда. Он там, на той сопке и если очень, очень захотеть, можно его увидеть. Мы однажды с ним летали в небе за руки. Катюшка так радостно и убедительно пыталась донести Антону свой секрет, где было всё реально; и сопка со всей своей красотой и цветущим багульником по весне и её папа – красивый и живой. Только с ними жить он теперь не может

Антон внимательно и с удивлением слушал девочку, иногда поглядывая на Машу. Катерина же, убедившись в том, что в выходной все они поедут за город, на ту сопку, радостная убежала со своей книгой. Маша поторопилась объяснить Антону, что происходит с девочкой.

– Катя обожала отца, они жили одним дыханием. Он почти с пелёнок возился с ней. Готовил дочку к здоровому образу жизни. Учил лазать её по канату, висеть на кольцах и карабкаться по сопкам. Я только совсем недавно поняла, как тянуло моего Илюшу в экспедиции. Как страдал от того, что не смог работать в геологической партии, а потом, по моей настоятельной просьбе стал работать в шахте. Кто знает, может быть сейчас был бы жив. Не успел перейти в шахту, как она его и забрала. Теперь виню себя в его гибели. Жаль, что поняла его любовь к своему изыскательному делу слишком поздно. Со своей старшей дочкой они жили мечтами о путешествиях. В Катюшке Илья видел свою единомышленницу. Они обливались холодной водой, шептались и жили мыслями о дальних походах по разным уголкам нашей страны. Катюшка всеми силами старалась быть похожей на своего отца. Вставала рано утром, вместе с ним делала зарядку, тренировала себя до изнеможения на снарядах, сделанными Ильёй. Своим упорным и настойчивым характером давала понять, что в этой маленькой ещё девчушке закладывается большой жизненный потенциал. Крепнет характер, утверждается своё Я. Мы с Верочкой домашние, а эти двое так и шагали бы по тайге или горам, плыли по горной речке и сидели бы до утра у костра. Вон и рюкзаки висят рядышком. Вы не представляете, Антон, что было с ней, когда она узнала, что отца её не стало. Девочка сама решила найти для себя успокоение – она просто поверила в то, что он не умер, а просто ушёл, что – бы продолжить жить в другом месте. И когда приходят дни его памяти, то я и друзья Ильи идём на его могилку, Катюшка же не хочет видеть холмик, под которым её отец. Она верит в то, что он там на их сопке – живой и здоровый. Самое интересное то, что и я начинаю в это верить. Мы поднимаемся с ней на вершину сопки, Катерина уверяет, что видит его, общается с ним, разговаривает, смеётся, и мы ей не мешаем. Привыкли уже. Мы, взрослые, расстилаем скатерть, достаём закуску и поминаем Илюшу. На Катюшку внимания не обращаем, даём ей пофантазировать.

Я водила девочку к психологу, но мои опасения оказались напрасны. С дочкой всё в порядке.

А однажды мы все увидели такое, что заставило нас всё же поверить в чудо и в какие – то необъяснимые события.

Как – то сидим на сопке, разговариваем, вспоминаем Илью и вдруг все мы видим, как Катюшка, оторвавшись от земли, поднялась над нашими головами. Она явно с кем – то держалась за руку и вот так, хохоча, полетела над нами, над сопкой, над лесом. У нас тогда дар речи у всех пропал и вот тогда – то мы поверили девочке. Может и правда, что великая сила любви друг к другу и преданность никуда не исчезает даже после смерти.

Вот и приходит отец к дочери, которая даже не сомневается в том, что он живой. По большому счёту, каждый из нас где – то в глубине души хочет верить в то, что его родные люди и любимые, ушедшие в мир иной, не исчезают в никуда, не покидают нас, а остаются с нами, помогая нам в различных ситуациях. Невидимой ниточкой связаны они с нами, так же радуются за нас или огорчаются за наши неудачи. Большое желание маленькой девочки быть рядом с отцом, реализовалось. У неё это получилось. И может быть, это вовсе не чудо, как многие думают, а закономерность высоких человеческих чувств. Катюшке можно только позавидовать – она сильная личность, в свои десять лет она уже знает, чего хочет. Она не побоится темноты, шагая по лесу, не отступится от задуманного, вступится за слабого. Я и рада таким её качествам и огорчена – нелегко ей придётся в жизни. Ей хочется видеть мир ярким и добрым, честным и справедливым. А ведь он, на самом деле, совсем не такой чистый и праведный. Иногда думаю, а стоило ли Илюше учить всему этому свою дочь? Сам ушёл, а её оставил один на один с этими честными правилами жизни. Смогу ли я ей в чём – то помочь в дальнейших жизненных передрягах, ведь я совсем не такая, как моя дочь. Я слабая женщина, как и многие. Никогда не вступлю в спор, даже если и права. Уступлю дорогу идущему и, наверняка не кинусь в огонь спасать кого – либо. И не потому, что я бессердечная, а лишь потому, что знаю – не спасу никого и сама в том огне сгорю. Не для меня все эти подвиги. А Катерина моя совсем из другого теста слеплена. Вот и волнуюсь я за неё – как сложится её жизнь? —

– Знаете, Маша, выслушав Вас, я почти уверен, что Катя сможет выстоять перед всеми трудностями. Ей не нужны будут для этого помощники, она сама справится и поможет ещё другим. Я знал такого человека – это был Ваш муж Илья. Вам он возможно и не рассказывал, не хотел расстраивать, а может просто хвастать не хотел. Там, в Забайкалье, в командировке он несколько раз меня спасал. Спасал от медведя, хотя сам его видел впервые, вытаскивал из болота и сам там чуть не остался. Делился со всеми тёплой одеждой, уверяя нас, что он закалённый и ему вовсе не холодно. Сильным и надёжным был мой друг и Ваш муж, Маша.

Я теперь ничуть не сомневаюсь, что и Катюшка растёт таким же человечком. Меня это радует. Я потерял друга, а вместе с тем теперь знаю, что растёт ему достойная смена.

Антон улыбнулся, встал из – за стола, взволнованно стал ходить по комнате. Вежливо спросил разрешения у Маши покурить.

Нахлынувшие воспоминания о своём друге, с которым он учился в геологичеком институте, с которым не раз побывал в геологических экспедициях, взволновали Антона. А теперь вот ещё он приехал к его семье. Он видит воочию его очаровательных дочек. Видит его жену. Илья рассказывал о её красоте. О замечательной её улыбке и красивых зелёных глазах. Сейчас Антон мог сам в этом убедиться. Его друг не соврал. Поймав случайно на себе Машин взгляд, он понял одно – долго смотреть в её глаза – это просто погибель. Это омут, из которого уже не выбраться. Антон курил, слушал вдову своего друга, а сам вспоминал слова Ильи в очередной командировке.

Тогда они оба чуть не погибли в болоте. Илья просил друга не оставлять жену и маленькую дочку. Он знал доброту и надёжность Антона. Выкарабкавшись из плена болота, дали друг другу слово, что в трудную минуту не оставят без поддержки семью другого.

Когда Антон переехал вместе со своей женой в Германию, писал другу, что, как только устроится, пригласит его в гости. Да так и не случилось, жена Антона не выдержала его частых командировок и они расстались. А Антон работу свою бросить не смог. Зачем тогда учился? Не мог он сидеть на месте. Тянуло его в горы, леса, манили нехоженые тропинки, палатки и костёр с ухой в котелке, да душистый чай из разнотравья. А если ещё ко всему этому находился камушек, который ищешь, который нужен стране, чувствуешь себя самым счастливым. И забываются все неудобства походного бытия.

Антон живет в Германии с мамой и её мужем немцем в большом особняке. Вспомнив свою добрую матушку, улыбнулся.

– Мама конечно за меня переживает, сетует на то, что работа у меня бродячая, о семье не может быть и речи. Мало, какая жена поймет и стерпит все эти бесконечные проводы, а потом ожидание. Но вот моя мама только и живёт с тем, что провожает и встречает своего сына путешественника. А мы, геологи, бродим по земле, пытаясь разгадать её тайну, до конца не поняв человеческую.

Антон извинился, снова спросил разрешение покурить.

Маша, внимательно слушая его рассказ, встрепенулась. Всё это время она представляла своего Илью. Так же и он когда – то уходил в экспедиции. Она тоже, как и жена Антона, не понимала своего мужа и не хотела, чтобы он куда – то всё время уезжал. Чего стоило Илье оставить свою геологическую партию, Маша только теперь поняла. Тогда он ради неё оставил своё любимое дело, устроился на работу в шахту. Маша видела, как первое время Илью тянуло то в горы, то в лес. Думала баловство это, пройдёт. Но сердце настоящего геолога видно всегда будет звать в дорогу. И он стал делать свои ближние походы со своей дочкой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13