Валентин Колесов.

Горбачев и другие. Летопись 1985–1991 годов



скачать книгу бесплатно

Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом,

разделившийся сам в себе, не устоит.

Евангелие от Матфея 12.25


Вы никогда не узнаете всей правды.

Горбачев

© Валентин Иванович Колесов, 2017


ISBN 978-5-4483-6813-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

В 1982 году член Политбюро, генеральный секретарь Брежнев скончался в возрасте 75 лет.

В 1984 году член Политбюро, генеральный секретарь Андропов скончался в возрасте 70 лет.

В 1985 году член Политбюро, генеральный секретарь Черненко скончался в возрасте 73 лет.

У интеллигенции появился анекдот: «Открыт новый элемент таблицы Менделеева – политбюролеум, с периодом полураспада полгода».

1985

Март-85

11 марта на заседании Политбюро Громыко первым взял слово: Предлагаю избрать генеральным секретарем товарища Горбачева… (дает характеристику) … Товарищи, у этого человека хорошая улыбка и железная рука…

Накануне заседания произошли следующие события. Сразу после кончины Черненко к А.Н.Яковлеву приехал Примаков: «Александр Николаевич, меня просил переговорить с тобой Анатолий Громыко, сын нашего министра иностранных дел: нельзя ли провести зондажные, ни к чему пока не обязывающие переговоры между Громыко и Горбачевым. Роль посредника, как просит Андрей Андреевич, падает на тебя».

Примаков знал, что у Яковлева были хорошие отношения с обоими.

Яковлев передал просьбу Горбачеву.

Горбачев: «Ты продолжи переговоры, по крайней мере, не уклоняйся от них, попытайся внести в них конкретное содержание, то есть выяснить, что за этим стоит конкретно».

Яковлев поговорил с Громыко-сыном: «Горбачев отнесся к размышлениям на этот счет с вниманием. Но хотелось бы уточнить, что реально скрывается за этим сюжетом, какие реальные соображения. Ни вам, Анатолий Андреевич, ни мне не хотелось бы во всей этой истории оказаться закулисными придурками».

Громыко-сын «Чтобы не наводить тень на плетень, я изложу то, что сам думаю по этому поводу. Если это покажется неприемлемым, то будем считать, что я говорил только от своего имени и по своей инициативе. Мой отец уверен, что возглавить партию в сложившихся условиях может только Горбачев. Он, Громыко, готов поддержать эту идею и сыграть инициативную роль на предстоящем заседании Политбюро. В то же время отцу надоело работать в МИДе, он хотел бы сменить обстановку. Речь идет о Верховном Совете СССР».

Горбачев Яковлеву: «Передай Андрею Андреевичу, что мне всегда было приятно работать с ним. С удовольствием буду это делать и дальше, независимо от того, в каком качестве оба окажемся.

Добавь также, что я умею выполнять свои обещания».

Через переговорную цепочку Громыко предложил встретиться с глазу на глаз. Такая встреча состоялась.

В аппарате ЦК готовилось выдвижение Гришина, главы Москвы. Но на Политбюро Гришин мгновенно понял, что вопрос предрешен и поддержал предложение Громыко. К нему сразу же присоединился премьер Тихонов.

Соломенцев, глава Комитета партийного контроля: Другой кандидатуры у нас просто нет.

Чебриков, глава КГБ: Чекисты поручили мне назвать кандидатом Горбачева. Вы понимаете, что голос чекистов, голос нашего актива, это и голос народа.

Остальные поддержали.

В тот же день секретарь ЦК, член Политбюро Горбачев открыл пленум Центрального комитета КПСС, предоставил слово Громыко. Он от имени Политбюро предложил избрать Горбачева генеральным секретарем. Принято единогласно.

Горбачев: Сегодня пленум Центрального Комитета возложил на меня сложные и большие обязанности генерального секретаря ЦК КПСС. Хорошо понимаю, сколь велико оказанное мне доверие и сколь велика связанная с этим ответственность. Обещаю Вам, товарищи, приложить все силы, чтобы верно служить нашей партии, нашему народу, великому ленинскому делу.

Новому генсеку 54 года. Появился анекдот: «Слыхали, Горбачева в Политбюро никто не поддерживает. – Как так? – Он сам ходит, его никто не поддерживает».

Позднее Крючков и Лукьянов говорили, что Андропов никогда не называл Горбачева своим преемником, а даже как-то сказал: слишком торопливый, и это Андропова смущало. Андропов называл другую фамилию в качестве кандидата на генсека – Романова Григория Васильевича. (О Романове был запущен слух, будто бы он справлял свадьбу своей дочери в Эрмитаже. Расследование установило, что этого не было. Горбачев рекомендовал Романову не выступать с опровержением слухов).

В 1983 году Маргарет Тэтчер присутствовала на похоронах Андропова. Состоялась беседа ее с Горбачевым, в которой участвовал А.Н.Яковлев. В своем кругу Тэтчер заявила: «С этим человеком можно иметь дело».

В 1984 году в Женеве вице-президент Буш уверенно заявил советскому послу Исраэляну: «Вашим следующим лидером будет Горбачев, я хотел бы с ним встретиться».

Через неделю в Москве Исраэлян доложил об этом Громыко. Тот долго молчал и потом заговорил о другом.

Громыко был назначен председателем президиума Верховного совета – президентом, по западным понятиям.

Тэтчер впоследствии говорила: «Мы сделали Горбачева генеральным секретарем».

Апрель-85

На пленуме ЦК доклад Горбачева об общих задачах: Яснее стала концепция перестройки хозяйственного механизма…

Горбачев в поездках по стране: Видимо, всем нам надо перестраиваться, всем… Страна в предкризисном состоянии. Симптомы нравственной деградации, эрозии революционных социалистических ценностей, многочисленные факты очковтирательства и взяточничества. Злоупотребление властью, зажим критики. Практика приписок ради наживы. Бюрократизм, коррупция, конформизм, лизоблюдство. Незаконные привилегии. И всё это проявления ненавистного старого, с которыми нужно решительно бороться. Поэтому – только вперед! Больше социализма, больше демократии. И в этом суть Перестройки.

Горбачев пошел в народ: на улицы, в магазины… В Ленинграде на улице женщина сказала: «Будь близок к народу, и мы тебе не изменим». «Куда уж ближе этого?», – ответил он.

Горбачев: Наш главный лозунг – ускорение темпа социального и экономического развития. Благодаря этому будет обеспечена цивилизованная жизнь через два-три года.

На политбюро решили: главное – резкое ускорение научно-технического прогресса, увеличиваем инвестиции в гражданское машиностроение в 1,8 раза.

В июле Горбачев в Днепропетровске: добавил к машиностроению электронику, электротехнику, биотехнологию, металлургию и химию.

В сентябре Горбачев в Западной Сибири: добавил нефтяную и газовую промышленность.

Рыжков на политбюро: Невозможно бежать сразу по нескольким дорожкам. Михаил Сергеевич, товарищи – прошу, умоляю оставить два – три направления, деньги растекутся без пользы…

Горбачев: Ты не понимаешь важности момента. Время требует!

Укреплены кадры: в июле из политбюро выведены Романов, затем Тихонов, Гришин. Членами политбюро стали Рыжков, Лигачев и Шеварднадзе. Шеварднадзе стал министром иностранных дел. Председателем Совета Министров вместо 80-летнего Тихонова назначен Рыжков (56 лет), бывший директор Уралмаша.

В апреле Горбачев видит, как из зала Верховного Совета выводят под руки пьяного Ельцина, сопровождающие говорят: С нашим первым случается, иной раз перехватит лишнего.

Лигачев объезжал провинциальные обкомы в поисках столь же решительных руководителей, как он сам. Ельцин понравился ему теми же чертами, которые отличали его самого: человека административного склада, жесткого, скорого на подъем и на расправу с нерадивыми или неугодными, способного, как говорил про себя Лигачев, «так крутануть маховик дела, чтобы людям добрым стало хорошо, а чертям жарко». По его рекомендации Ельцина перевели в Москву на должность заведующего отделом строительства ЦК.

Июнь-85

Ельцин назначен секретарем ЦК по строительству. Ему предоставили большую дачу, из которой только что выехал Горбачев.

Ноябрь-85

Рассказывает Маргарет Тэтчер: Когда я присутствовала на похоронах Черненко в Москве, то почти час беседовала с господином Горбачевым в Кремле. Атмосфера была более официальной, чем в моей британской резиденции, и молчаливое сардоническое присутствие господина Громыко не помогало. Но я смогла объяснить им последствия политики, о которой мы договорились с президентом Рейганом, прежде всего по Стратегической оборонной инициативе. Как мы и ожидали, господин Горбачев придал советскому правительству новый стиль. Он открыто говорил об ужасающем состоянии советской экономики, хотя на этом этапе он еще больше опирался на методы, связанные с кампанией господина Андропова за большую эффективность, чем на радикальную реформу.

В Женеве состоялась первая встреча Горбачева и Рейгана. В начале Рейган зачитал множество претензий.

Горбачев: Я не ученик, господин Президент, а вы не учитель, за нами огромные миры. Похоже, мы зашли в тупик.

Рейган предложил пройтись. Прогулялись.

Горбачев Шеварднадзе: Пусть подготовят самолет. Улетаем. С этой администрацией нельзя иметь дело. Старик бубнит все по своим вызубренным памяткам, динозавр.

Шеварднадзе: Важен сам факт встречи.

Горбачев: Нет, нет, с этим человеком нельзя иметь дело.

Продолжили переговоры.

Рейган подмигнул Горбачеву: Ну что, господин генеральный секретарь, ударим кулаком по столу?

В итоге подписали заявление: Ядерная война недопустима, поскольку в ней не может быть победителей. Стороны не будут стремиться к военному превосходству друг над другом.

Однако на практике все осталось по старому.

Рассказывает Тэтчер: Результаты переговоров были скудными, но вскоре возникла личная симпатия.

В этом году Горбачев стал любимцем народа. Первые годы перестройки на первом месте по своей популярности в стране стабильно был Горбачев, лишь изредка пропуская вперед Петра I и Ленина.

В народе решили отменить старые пословицы: «Горбатого могила исправит» и «Бог шельму метит».

Ноябрь-85. Горбачев на встрече с руководителями стран социализма объявил: Отныне каждая партия и ее руководство несут полную ответственность за происходящее в собственной стране.

Тодор Живков (Болгария) всегда демонстрировал лояльность Москве. Отношения с Горбачевым с самого начала не заладились. Живков выражался откровенно: «Ваш Хрущев своей критикой Сталина вызвал пятьдесят шестой год в Венгрии, а теперь Горбачев дестабилизирует социалистическое содружество»

Кадар (Венгрия) с недоверием отнесся к провозглашенной перестройке и занял выжидательную позицию. Он озабоченно расспрашивал Крючкова, знакомого ему еще с 1956 года, не «лихачит» ли советский генсек, «подстегивая» реформу на опасных исторических поворотах.

Хонеккер (ГДР) не собирался вводить у себя перестройку и не скрывал своего неодобрения опасным последствиям демократии без границ.

Отношения Горбачева с Чаушеску сходу стали конфликтными.

Фидель Кастро, видя попытки Горбачева сблизиться с американцами, стал опасаться, не сдаст ли он им Кубу. В 1989 году Горбачев приехал на Кубу, успокоил Кастро, объяснив, что свобода выбора не исключает выбора в пользу социализма.

С Ярузельским (Польша) Горбачев достиг полного взаимопонимания: в своей внутренней политике они оба провозглашали движение к демократии.

Декабрь-85

Горбачев вызвал к себе Рыжкова, здесь же Лигачев: Ты ведь знаешь, настало время укрепить руководство столицы. Мы с Егором сейчас обсуждаем возможную кандидатуру на пост первого секретаря Московского городского комитета – вместо Гришина. Хотели бы посоветоваться с тобой.

Рыжков: Я надеюсь, у вас уже есть предложения?

Горбачев: Да. Нам нужен туда крепкий и боевой товарищ. Наше мнение с Егором Кузьмичем, что это должен быть Ельцин. Ты его знаешь по Свердловску, твое мнение?.

Рыжков (удивленно): Да, я знаю Бориса Николаевича и считаю, что он абсолютно не годится для этой роли. Не забудьте, что речь идет об огромной столичной организации, где сосредоточена масса заводских рабочих и основная научная и творческая элита страны. Ельцин же человек другого склада: он хоть и строитель, но по натуре своей – разрушитель. Наломает дров, вот увидите! Ему противопоказана большая власть. Вы сделали уже одну ошибку, переведя его в ЦК из Свердловска. Не делайте еще одну, роковую.

Лигачев: Да, я содействовал его переводу в Москву, я был в Свердловске, мне понравилась его работа…

Рыжков: Я вас не убедил, и вы еще пожалеете о таком шаге. Когда-нибудь будете локти кусать, но поздно!


25 декабря Ельцин назначен первым секретарем московского горкома и кандидатом в члены Политбюро.

Он сразу же заменил своих помощников, руководство партийное и советское. Ездит в общественном транспорте, ходит в районную поликлинику, в магазины. Начал кампанию борьбы с коррупцией в торговле. На встречах с народом говорит о произволе бюрократии и об ответственности КПСС за многие промахи.

Уволил 70% секретарей райкомов, заменил их на других партработников, они ему тоже не понравились, он стал и их заменять.

Ельцин пригласил группу людей из Свердловска, и те под видом просителей-москвичей провоцировали чиновников на взятки и задержания с поличным.

Ельцин распекал подчиненных, раздавал поручения, но не следил за выполнением. Подчиненные приспособились: не спорить и не выполнять.

Москвич говорит приятелю: Слыхал, Ельцин в народ пошел, в районную поликлинику поехал на автобусе.

Приятель: А мой отец, фронтовик, сказал, что с таким демагогом мы еще нахлебаемся.

Ельцин, ставший кандидатом в члены политбюро, получил дачу, из которой выехал генсек. Дача на Москва – реке с большой территорией, с садом, спортивными и игровыми площадками, с охраной и с сигнализацией. Три повара, три официанта, горничная, садовник. Много комнат, в каждой телевизор, кинозал с бильярдом, много туалетов и ванн, комбинат питания с подземным холодильником, солярий. Всюду мрамор, ковры, люстры, хрусталь, дубовый паркет и т. п.

Ельцин возмутился: народ страдает, а номенклатура уже живет в коммунизме.

1986

Январь-86

Горбачев провозглашает политику «нового мышления»: Мы будем идти к лучшему социализму, а не в сторону от него. То, что нам подбрасывается с Запада, из другой экономики, для нас неприемлемо. Есть такая, с позволения сказать, точка зрения, что социализм – историческая случайность, и его пора отправить на свалку. Тем, кто предлагает это, невдомек, что это просто невозможно, даже если бы кто и захотел повернуть Советский Союз к капитализму.

Супруги Горбачевы собирали интеллигентов для разговора по вечерам за чашкой чая. Через семейные дискуссии у них прошли десятки разных людей из интеллектуальной элиты, такие, как Г. Бакланов и Ю. Белов, Д. Гранин и И. Друцэ, М. Захаров и М. Шатров, В. Быков и Б. Можаев. Были журналисты: Е. Яковлев, Коротич, В. Чикин, И. Лаптев, и священники.

Начата антиалкогольная кампания. Горбачев: И пусть не надеются некоторые, что поход на пьянство станет очередной кампанией в духе прошлых лет.

За год продажа водки сократилась в два раза. В результате: очереди, самогон, талоны на водку и сахар, паленая водка, подпольный бизнес, богатеющие криминальные структуры.

В царском и советском бюджетах водка давала 30% дохода, теперь – менее 3%.

Горбачев получил насмешливые прозвища: «генсок» и «минеральный секретарь».

Анекдот: Мужика попросили достать водку до 14 часов (до 14 часов не продавали). Достал: «Я сказал, что для Михал Сергеича, она и деньги вернула»

Тэтчер: Суровые меры были приняты Горбачевым против алкоголизма. Но прошел год, а в Советском Союзе не было признаков улучшения. Фактически, по словам нашего посла, вопрос стоял так: «компот завтра, а пока никакой водки сегодня».

Март-86

Горбачев на заседании политбюро Соломенцеву: Да что ты говоришь, посмотри, ведь отовсюду сообщают: в магазинах ничего нет. Мы все боимся, не подорвет ли личное хозяйство социализм. А что его подорвут пустые полки, не боимся? Ленин ведь не боялся поощрять частника, даже когда государство было слабое. А нам-то чего бояться? Если где-то частник прорвется, у нас, я думаю, хватит ленинской мудрости, чтобы справиться.

Апрель-86

26 апреля катастрофа на Чернобыльской АЭС. Авария была неординарной: подлинный масштаб трагедии не был сразу осознан руководством страны. Горбачев молчал в течение 14 дней.

Горбачев предложил 15-летнюю программу строительства безъядерного мира: завершить к 2000 году ликвидацию ядерных арсеналов всех атомных стран.

Рейган ответил эскалацией военных программ, фактическим выходом из Договора ОСВ-2 и бомбардировками Ливии.

Горбачев на политбюро: Надо делать коррективы в отношениях с США… С этой компанией каши не сварим… Я в любом случае в США не поеду, да и Шеварднадзе незачем ехать в мае в Вашингтон. Но курс XXVII съезда на улучшение отношений с США надо сохранить, у нас нет выбора.

Май-86

Следователи Гдлян и Иванов направили письмо Горбачеву: Просим привлечь к уголовной ответственности следующих работников ЦК КПСС и руководства Узбекистана…

Резолюция Горбачева: разобраться, доложить.

В июле генеральный прокурор направил в ЦК документы, подготовленные Гдляном и Ивановым, о преступлениях Усманходжаева (к этому времени бывшего первого секретаря Узбекистана) и других руководящих работников республики.

В июле и в ноябре Гдлян и Иванов направили Горбачеву повторные письма. Результат нулевой. Написали Ельцину. В ноябре Ельцин вынес это письмо на политбюро. Решили: разобраться и доложить. Дали разрешение на аресты Чурбанова (зятя Брежнева), председателя Совета министров и второго секретаря ЦК Узбекистана. Их арестовали. Расследование по другим лицам продолжено.

Октябрь-86

Горбачев и Рейган в Рейкьявике

Буш, в то время вице-президент, говорит Горбачеву: Если хотите чего-то добиться, найдите общий язык с Рейганом, он настоящий правый – правее него только мерзавцы.

Горбачев шел на всё большие уступки: исключил из взаимного баланса британские и французские ядерные силы, согласился на разработку американских противобаллистических ракет – Стратегической оборонной инициативы (СОИ); согласился на вывод советских войск из Венгрии, Чехословакии и ГДР, заявил о программе полного ядерного разоружения СССР в течение 15 лет – без обсуждения со своими военными.

Горбачев среди своих: Это была хорошая встреча. Я считаю, что без такой сильной личности, как Рональд Рейган, процесс не пошел бы. На той встрече в верхах мы, знаете ли, зашли так далеко, что обратно уже повернуть нельзя. Это был интеллектуальный прорыв в советско-американских отношениях. В то же время Рейкьявик на деле стал драмой, большой драмой. Вы потом узнаете, почему.

Рейган в мемуарах: Я был шокирован и чрезвычайно обрадован – тем, что сказал мне Горбачев о согласии московской элиты на демонтаж советской системы.

Еще три года назад Рейган провозгласил: «Моя главная цель – разрушить советскую империю зла». Теперь его доктрина воплощалась в жизнь:

Первое: развалить экономику. Рейган договорился с арабами об уменьшении цены на нефть – в три раза. В обмен арабы получили американское оружие. Советский Союз потерял миллиарды валюты. Экспорт западных технологий в СССР сокращен в 6 раз. Подбрасывались фальшивые технологии. Срывалась работа многих заводов. Для газопровода поставлены неработающие газовые турбины.

Второе: навязать гонку вооружений – СОИ («звездные войны»), кольцо военных баз вокруг Союза. Поставка оружия моджахедам Афганистана увеличена в десять раз. 40 спутников-шпионов над Россией, 2000 постов слежения вдоль границы.

Третье: оторвать от России республики Союза и Восточной Европы. Тайное финансирование враждебных России сил по 15 млрд долларов ежегодно. Привлечение агентов влияния, действующих в интересах США, но не завербованных формально. Их обучение, неофициальная финансовая поддержка: повышенные гонорары, командировочные и т. п.

Декабрь-86

Национальный конфликт в Казахстане

По указанию Горбачева пленум ЦК Казахстана освободил Кунаева и избрал Колбина первым секретарем.

17—19 декабря на улицах Алма-Аты произошли массовые беспорядки. Демонстрация пяти тысяч человек хорошо организована и поддержана местными чиновниками. Лозунги: «Каждому народу – своего руководителя!», «Идет перестройка – где демократия?», «Нам нужен руководитель – казах!», «Мы за ленинскую национальную политику!».

Назарбаев шел во главе одной из колонн: «Нам прямо в лицо бросали слова о том, что мы эту кашу заварили, мы ее должны и расхлебывать». Впервые с начала перестройки применены войска, действовали дубинками. Убиты двое, ранены свыше 300 человек. Более двух тысяч задержаны.

Назарбаев пришел к власти в Казахстане через три года.

Горбачев артистично провел решение на политбюро «Об упрощении практики выезда и въезда в Советский Союз»: «Кто-то хочет ехать за границу на 3 месяца, а мы ему – месяц и баста! И вообще, если хочет сбежать, велика беда! Это даже не потеря, а приобретение, чтобы всякая шваль туда убралась. Всех, кого можно отправить за границу без ущерба для безопасности, всех отправлять – метлой! Все это часть демократизации, которая должна охватывать все сферы жизни».

Там же он разыграл сюжет по Сахарову так, будто тот чуть ли не «отсиживается» в Горьком, в то время когда «вся страна пришла в движение»: «Хватит ему там сидеть без дела! Пусть Марчук, президент Академии наук, съездит к нему и скажет, чтобы возвращался. Квартира, дача, машина – все в Москве сохранено. И пусть Марчук скажет, что советовался в ЦК».

Политбюро безмолствует.

Чекисты установили у Сахарова в Горьком телефон, по нему позвонил Горбачев и предложил вернуться в Москву.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное