Валентин Катасонов.

Смерть денег. Куда ведут мир «хозяева денег». Метаморфозы долгового капитализма



скачать книгу бесплатно

Казалось бы, изменение потоков капитала должно быть выгодно тем странам, которые превратились в чистых экспортеров капитала и невыгодно тем, кто стал чистым импортером. Ведь зарубежные инвестиции дают экспортерам доходы в виде дивидендов и процентов. За счет экспорта капитала перед Первой мировой войной целый ряд европейских стран жили как государства-рантье. Таковыми были Франция, Бельгия, Голландия, да и Великобритания также поддерживала свой платежный баланс за счет инвестиционных доходов, поступавших из ее колониальных владений. Но применительно к инвестиционным отношениям некоторых стан «золотого миллиарда» этот механизм уже не работает. Некоторые страны «золотого миллиарда» (прежде всего, США) создали новый инвестиционный механизм эксплуатации мира. Суть его сводится к следующему.

1. Поддержание «богатой» страной своего паразитического существования за счет привлечения иностранного капитала, преимущественно в виде различных займов и кредитов. Происходит непрерывное наращивание внешнего долга.

2. Минимизация затрат на обслуживание зарубежных займов и кредитов. Львиная доля образующегося внешнего долга «богатой» страны возникает в результате размещения за рубежом государственных казначейских бумаг под символические проценты.

3. При этом «богатая» страна по своим зарубежным инвестициям получает доходы, которые имеют несравненно более высокий уровень, чем те доходы, которые данная «богатая» страна выплачивает иностранным инвесторам. Возникают «ножницы» в уровнях инвестиционных доходов, получаемых «богатой» страной и выплачиваемых ею за рубеж.

4. В создании этих «ножниц» участвуют различные государственные, частные и международные институты, подконтрольные «богатой» стране. Среди них МВФ, рейтинговые агентства («большая тройка»), аудиторские компании («большая четверка») и т. д.

5. Важнейшим звеном в механизме «ножниц» выступают центральные банки, которые могут влиять на валютные курсы национальных денежных единиц, создавая на периферии мирового капитализма «обвалы» местных валют и, наоборот, искусственно поддерживая завышенные курсы валют «богатых» стран.

Наглядно действие нового инвестиционного механизма эксплуатации «богатыми» странами периферии мирового капитализма видно на примере США. Как мы уже отметили, эта страна в системе международного движения капитала уже почти в течение трех десятилетий выступает чистым должником. Между тем, на протяжении всего этого периода инвестиционные доходы, поступавшие в США из-за границы всегда превышали инвестиционные доходы, которые иностранцы получали от активов, размещаемых в американкой экономике. Приведу данные по платежному балансу США за 2014 год (млрд, долл.): доходы выплаченные другим странам – 58з>37; доходы, полученные от других стран -823,35. Таким образом, будучи крупнейшим в мире чистым импортером капитала, Соединенные Штаты сумели получить чистый доход от международного инвестиционного обмена в размере 240 млрд. долл.

Можно заключить, что за сто лет с того времени, когда Лениным был сформулирован третий экономический признак империализма, механизмы международного инвестиционного обмена претерпели радикальные изменения.

Не изменилась лишь эксплуататорская, паразитическая природа международного движения капитала, продолжающего служить интересам горстки империалистических государств. Ленин вывоз капитала сто лет назад называл «паразитизмом в квадрате». Про современное международное движение капитала можно сказать, что это «паразитизм в кубе».

Блеф «благополучия» и «эффективности» Запада. Рост долга выдается за экономический рост

Словосочетание «экономический рост» – одно из самых употребительных в лексиконе экономистов либерального толка. При этом указанный термин ловко используется политиками и государственными деятелями Запада для того, чтобы белое выдавать за черное и наоборот. Термин «экономический рост», равно как и статистика, используемая для его измерения, давно уже стали средствами манипуляции общественным сознанием. А также средством, прикрывающим разрушительную и самоубийственную политику государств «золотого миллиарда» в сфере экономики.

Последнее время, правда, на Западе стали звучать отдельные голоса, подвергающие критике политику «экономического роста». Критика сводится к следующим основным пунктам.

1. За формальными статистическими показателями, демонстрирующими «достижения» экономического роста, скрывается растущая социально-имущественная дифференциация общества. Угрозы, порождаемые подобным экономическим ростом, очевидны.

2. Экономический рост осуществляется за счет вовлечения в оборот все больших объемов природных ресурсов и загрязнения окружающей среды. Это грозит экологическим коллапсом планеты.

3. Экономический рост увеличивает масштабы безработицы, а те, кто продолжает трудиться, превращаются в роботов. Экономический рост превращается в Молоха, пожирающего человека как творческую личность.

Критики концепций и политики экономического роста чаще всего в качестве альтернативы предлагают модель так называемого «устойчивого развития». Правда, подобного рода модели остаются лишь благими пожеланиями. Мало кто дерзает затрагивать глубинные причины доминирования в современном мире идеологии экономического роста. А причины коренятся в ростовщическом характере современной экономики. Ростовщичество базируется на взимании процента. Современное ростовщичество кроме того зиждется на кредитных деньгах. Их выпуск создает долг, который кроме основной суммы еще включает проценты. Образуется дефицит денежной массы, который как раз равен величине начисляемых процентов. Ростовщический капитализм порождает денежный голод, который порождает агрессию хозяйствующих субъектов, стремящихся получить деньги любой ценой. Во-первых, за счет экономической экспансии, которая получила название «экономический рост». Во-вторых, за счет рефинансирования долга, т. е. получения новых кредитов. Отсюда появление бесконечно растущих долговых пирамид. Итак, термины «экономический рост» и «ростовщичество» – однокоренные. В этом разгадка доминирования идеологии «экономического роста», насаждаемой современными ростовщиками и ставшей универсальной религией современного мира.

Теперь обратимся к более частному вопросу: Можно ли доверять показателям валового внутреннего продукта (ВВП) и другим аналогичным показателям, измеряющим экономический рост? – Однозначно нельзя. Во-первых, широко распространенной стала практика статистических приписок и фальсификаций. Особенно в этом преуспели статистические службы США. Это специальный вопрос, требующий отдельного распространения. Во-вторых, меняется методология расчета ВВП, в качестве «продукта» в него включаются всякие сомнительные «услуги». В результате в структуре ВВП США, на сегодняшний день на реальный сектор экономики (промышленность, сельское хозяйство, строительство) приходится немного более 1/5; остальное – услуги. Есть там, конечно, жизненно необходимые услуги. Например, транспорт и связь. Но не менее половины всего ВВП США, по нашим оценкам, – «воздух». За счет «воздуха» и разного рода приписок статистическим службам США и других стран «золотого миллиарда» удается «рисовать» «положительную динамику» развития своих экономик. Но даже с учетом этих хитростей и статистических «новаций» приросты ВВП стран Запада составляли в нынешнем веке не более 2–3 процентов в год. Что выглядело крайне бледно на фоне высоких показателей прироста ВВП Китая.

Но все сказанное выше – «цветочки» на фоне главной фальсификации, связанной с оценкой экономического роста стран «золотого миллиарда». Любой, даже начинающий экономист хорошо знает, что у компании, фирмы, корпорации, иного хозяйствующего субъекта есть активы и пассивы. Активы – различное имущество и требования (например, требования по предоставленным кредитам, поставленным товарам и т. п.). Пассивы – прежде всего, различные обязательства (например, обязательства по обслуживанию и погашению кредитов, оплате полученных товаров и т. п.). Даже люди, которые далеки от экономики и бухгалтерского учета, прекрасно знают, что если обязательства (проще говоря, долги) начинают перевешивать активы, то возникает банкротство компании.

Удивительно, но применительно к странам такой простой и понятный подход оценки их экономического положения применяется редко. Особенно к так называемым «экономически развитым» странам. А они, между тем, либо уже банкроты, либо уверенно движутся к банкротству. Но мало кто это замечает. Суть проблемы предельно проста: прирост долгов «экономически развитых» стран уже на протяжении многих лет превышает прирост их ВВП. Иначе говоря, прирост долгов хозяйствующего субъекта под названием «экономически развитая страна» намного превышает прирост его активов. Словосочетание «экономический рост» применительно к данным странам выглядит более чем странно. Это «экономический рост» со знаком «минус».

Теперь конкретные данные. Я их заимствую у известного финского экономиста, предпринимателя и политика Йона Хеллевига (Jon Hellevig). Он один из немногих зарубежных экономистов, который разоблачает фальсификации западной экономической науки и статистики и показывает, что США, страны ЕС и другие государства «золотого миллиарда» – полные банкроты. Наиболее обобщенную картину западной экономики по 2013 год включительно Хеллевиг дает в своей работе «Awara Group Study on Real GDP Growth Net-of-Debt» (http://www.awarablogs.com/study-on-real-gdp-growth-net-of-debt/). В ней содержатся расчеты показателей реального ВВП, скорректированных с учетом изменения долга. Корректировка очень проста: из официального показателя годового реального (т. е. скорректированного с учетом инфляционного изменения цен) прироста ВВП вычитается прирост долга страны за тот же год. Вот это и будет «самый реальный» прирост ВВП. Правда, скорее это будет «самое реальное», или настоящее падение ВВП. Вот картина за период 2009–2013 гг. В странах еврозоны снижение ВВП за указанный период, согласно официальной статистике составило 0,2 %. За это же время реальное снижение ВВП с учетом прироста долга в еврозоне, по оценкам финского экономиста, составило 27,2 %. Для таких стран, как Франция, Италия, Великобритания и США реальное снижение ВВП с учетом долга варьировало в диапазоне от 30 до 40 %. Сравнительно «благополучно» на их фоне выглядела Германия. У нее официальное снижение ВВП за период 2009–2013 гг. составило 0,7 %, а с учетом долга ВВП сократился на 16,6 %. Среди рассмотренных стран рекордсменом по падению ВВП с учетом долга была Испания – на 56,3 %. Иначе говоря, за пятилетний период ВВП Испании сократился более чем вдвое, если учитывать прирост национального долга страны.

Но вот что самое удивительное. На фоне описанного Хеллевигом катастрофического экономического обвала западных стран совсем по-иному выглядит положение российской экономики. Прирост ВВП Российской Федерации за период 2009–2013 гг., по данным Росстата, составил 5,7 %, а вот реальное изменение ВВП России с учетом долга было со знаком «плюс». Скорректированный показатель ВВП России увеличился на 28,5 %. Это произошло за счет того, что России за указанное пятилетие удалось значительно сократить свой национальный долг.

Еще более контрастно выглядит сравнение России со странами «золотого миллиарда» за период 2005–2013 гг. (9 лет). Скорректированный показатель ВВП США уменьшился на 59 %, стран еврозоны – на 30 %, а вот скорректированный показатель ВВП России увеличился на 147 %.

Во всех странах Запада годовые приросты национального долга многократно превышают годовые приросты ВВП. Хеллевиг приводит такие цифры за период 2004–2013 гг. Прирост национального долга США за указанное десятилетие составил 9,8 трлн, долл., а прирост ВВП – около 2 трлн. долл. Таким образом, превышение прироста долга над приростом ВВП США было пятикратным. Рекордным среди исследуемых стран это превышение оказалось у Великобритании – девять раз. Финский экономист отмечает, что, наверное, у Японии, которую некоторые до сих пор рассматривают как эталон модели экономического роста, это превышение было бы еще выше. Но Япония не попала в исследование из-за недостатка статистических данных. А вот у России в указанный период все было наоборот: прирост ВВП был в 14 раз выше прироста национального долга.

Наиболее полная статистика для расчетов реального (с учетом долга) экономического роста имеется по США. Предлагаем картину динамики государственного (национального) долга США и валового внутреннего продукта на основе данных министерства финансов США и министерства торговли США (табл. 3).


Табл. 3. Государственный долг США


Источники: данные министерства финансов США

(http://www.treasurydirect.gov/govt/reports/pd/pd_debttothepenny.htm);

Бюро экономического анализа министерства торговли США

(http://www.bea.gov/newsreleases/relsarchivegdp.htm)


По данным министерства торговли США (бюро экономического анализа), ВВП США в 2001 году в ценах 2010 года был равен 12.837 млрд, долл., а в 2014 году он (в тех же ценах) составил 16.282 млрд, долл. Таким образом, реальный прирост ВВП США за период 2001–2014 гг. равнялся 26,8 процента. В то же время прирост национального долга США с конца 2001 г. до конца 2014 г. составил 3,14 раза. Прирост национального долга за период 2001–2014 гг. превысил реальный прирост ВВП США почти в 8 раз.

Эту пропорцию можно выразить иначе: в период 2001–2014 гг. на 1 доллар прироста национального долга реальный прирост ВВП США составлял в среднем лишь 12,5 центов. Несложные расчеты по США, сделанные нами, полностью совпадают с оценками, содержащимися в статье финского экономиста.

В заключительной части своей статьи Хеллевиг отмечает, что в своих расчетах он учитывал лишь ту часть долга, которая относится к государственному долгу (его еще называют национальным). Но для полноты картины следовало бы принять во внимание и другие компоненты долга экономики страны – частного сектора экономики и сектора домашних хозяйств. К сожалению, статистика по этим видам долга является неполной и неточной. Есть лишь данные по отдельным странам. Так, например, долг частного сектора экономики Дании за период 1996–2012 гг. увеличился со 140 % ВВП до почти 240 %. Прирост долга почти на 100 процентных пунктов! В той же Дании за период 2002–2010 гг. долг сектора домашних хозяйств вырос со 240 % ВВП до 310 %. Судя по тем цифрам, которые приводятся в работе Хеллевига, такие страны, как Дания, Великобритания, Швеция, Испания и ряд других стран давно уже фактические банкроты. А такие страны, как США, Франция, Италия уже близки к этому. Свое банкротство и паразитическое существование за счет продолжающегося выстраивания долговой пирамиды страны «золотого миллиарда» прикрывают фиговыми листочками официальной статистики ВВП.

В своей последней статье, вышедшей в январе 2016 года, Й. Хеллевиг предостерегает Россию от заимствования западной модели так называемого «экономического роста»: «“Либеральные” критики российской экономики хотят, чтобы мы считали, что Запад прекрасно работает благодаря некой предположительно лучшей экономической модели, рекламируемой как инновационные экономики. Реальная же картина по всему Западу, США, Канаде, Австралии, Японии, ЕС уныла при падающем промышленном производстве, сокращении экспорта, огромном бюджетном дефиците, пугающих тенденциях обнищания и огромной хронической безработице, которую правительство пытается скрыть за официальной статистикой, вычеркивая из неё безработных. Единственная реальная инновация на Западе за всё прошедшее десятилетие – инновация вечного долгового кутежа, вот только, увы, вечным-то он не будет». (Jon Hellevig. German Gref is So Wrong on Russian Economy. 15.01.16 http://www.awarablogs.com/german-gref-is-wrong-about-russian-economy/).

«Голый король». «Большая семерка» в свете международной статистики

Я уже обратил внимание наших читателей на финского экономиста, политики и предпринимателя Йона Хеллевига (Jon Hellevig), который в своих публикациях последовательно проводит мысль об экономической деградации ведущих стран Запада. Эта деградация особенно четко высвечивается им при сравнении стран «золотого миллиарда» с такими странами периферии мирового капитализма, которые называются «emerging economies», т. е. страны с наиболее динамичными экономиками.

«Ядром» западного мира является «большая семерка» (Group of Seven, G7), включающая следующие страны: США, Канаду, Японию, Великобританию, Германию, Францию, Италию. По некоторым оценкам, после окончания Второй мировой войны лишь одни США создавали около половины мирового валового продукта (http://www.e-college.ru/xbooks/xbook009/book/index/index.html?go=part-011*page.htm). Позднее доля США постепенно понижалась, но в целом довольно долго в прошлом веке на «большую семерку» приходилось не менее половины всего ВВП мира.

Ион Хеллевиг в своих публикациях обращает внимание на то, как меняется соотношение уровней экономического развития «большой семерки» и стран «emerging economies» за последнюю четверть века. Для наглядности во вторую группу он также включает семь стран. В «малую семерку» входят следующие страны: Китай, Индия, Россия, Бразилия, Индонезия, Мексика и Южная Корея.


Табл. 4. Соотношение уровней экономического развития стран группы «большой семерки» и группы «малой семерки»


*Расчет ВВП по паритету покупательной способности валют.


Источник: Jon Hellevig. Awara Group Study on Real GDP Growth Net-of-Debt (http://www.awarablogs.com/study-on-real-gdp-growth-net-of-debt/)


Как видно из данных табл. 4, «малая семерка» сегодня уже заметно превосходит «большую семерку» по совокупному валовому внутреннему продукту. «Малая семерка» обошла «большую семерку» после финансового кризиса 2007–2009 гг. Йон Хеллевиг считает это весьма знаменательным событием, которое осталось мало замеченным мировыми СМИ, но которое, по его мнению, будет иметь далеко идущие глобальные экономические и политические последствия.

На сегодняшний день имеется уже более свежая статистика ВВП (данные Международного валютного фонда). По нашим расчетам, в 2014 году доля «большой семерки» в мировом ВВП была равна 31,95 %, а доля «малой семерки» – 35,83 %. Отношение ВВП «малой семерки» к ВВП «большой семерки» в 2014 году было уже 112,1 %. То есть разрыв между «малой семеркой» и «большой семеркой» продолжал увеличиваться в пользу стран «emerging economies».

Йон Хеллевиг пишет: «Проблема заключается в том, что изменить этот сценарий развития событий уже не получится, потому что западные державы утратили свои конкурентные преимущества. В конечном счете, их экономики будут сжиматься до тех пор, пока они не начнут соответствовать их ресурсной базе и численности населения» (http://www.awarablogs.com/study-on-real-gdp-growth-netof-debt/). Для справки: доля «большой семерки» в численности населения планеты составляет примерно 11,5 %. Примерно такой может стать, по мнению Хеллевига, доля «большой семерки» в мировом ВВП. Иначе говоря, «большой семерке» придется еще очень долго катиться вниз с нынешней доли 32 % до и,5 %. Надежд на экономическое восстановление Запада мало. Еще меньше, чем было шансов у западного капитализма на преодоление экономической депрессии в 30-е годы прошлого века (тогда ее преодолеть удалось совсем неэкономическими методами – только благодаря развязыванию Второй мировой войны).

Оспорить выявленные Хеллевигом тенденции сложно. Можно лишь усомниться в правильном подборе стран «малой семерки». Мексика и Южная Корея политически тяготеют к Западу, находятся под сильным его влиянием. Вряд ли можно представить себе в реальной жизни альянс тех семи государств, которые финский экономист использовал в своих расчетах. Но вполне реален иной альянс из семи государств. Это пять стран, образующих БРИКС. Плюс Индонезия и Иран. Исходя из данных МВФ за 2014 год доли стран, входящих в такую «альтернативную семерку», будут следующими (% от мирового ВВП): Китай – 16,63; Индия – 6,81; Российская Федерация – 3,29; Бразилия – 3,01; ЮАР – 0,65; Индонезия – 2,47; Иран – 1,35. Итого на «альтернативную семерку» в 2014 году пришлось 34,11 % мирового ВВП. А на «большую семерку» западных стран -31,95 %. И в этом случае мы видим, что «большая семерка» отстает от семерки «emerging economies».

В 2014 году было зафиксировано знаменательное событие: Китай по показателю ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности юаня, вышел на первое место в мире, обогнав Соединенные Штаты. США занимали это место на протяжении более века. А именно с конца XIX века, когда США последовательно обошли Великобританию и Германию, став экономической державой № 1. Тогда их доля в мировом ВВП достигла 10 % (http://www.ecollege.ru/xbooks/xbook009/book/index/index.html?go=part-011*page.htm).

Третье место в мире по ВВП на протяжении уже нескольких лет занимает Индия, уверенно обойдя сначала Германию, а затем и Японию. В 2014 году в первой семерке стан по величине ВВП было лишь три страны из «большой семерки» (США, Япония и Германия) и четыре из пяти стран, составляющих БРИКС (все кроме ЮАР). По своему «весу» (совокупный ВВП) группа БРИКС почти сравнялась с «большой семеркой» (30,94 % против 31,95 %).

Реально же страны БРИКС не только сравнялись, но значительно превзошли по уровню экономического развития «большую семерку». Дело в том, что сравнивать две группы стран следует с помощью показателей ВВП, очищенных от так называемой «пены». Под «пеной» понимаются включаемые в общую сумму валового продукта сомнительные (фактически фиктивные) услуги – финансовые, торгово-посреднические, связанные с риэлтерским бизнесом и т. п. Справедливо было бы сравнивать лишь «твердые остатки» ВВП, представляющие продукцию отраслей реального сектора экономики. Финансовые и разного рода иные посреднические операции общественного продукта не создают, а всего лишь перераспределяют его. Именно на такой методологии строилась в XX веке статистика макроэкономических показателей. В настоящее время в угоду финансовой олигархии и разного рода спекулянтам статистика общественного (валового) продукта «усовершенствована» и превратилась в «кривое зеркало» экономики.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное