Валентин Богданов.

Всё, что было



скачать книгу бесплатно

«Книга – это духовное завещание одного поколения другому, завещание умирающего старца юноше, начинающему жить…»

А. И. Герцен

– Заголовок взят из известной песни знаменитого певца прошлых лет и по своему смыслу соответствует содержанию задуманной книги. Признаюсь, я давно намеревался её написать, но всё откладывал до лучшего времени, а оно, как назло, всё не наступало, да и не могло наступить. Я интуитивно сопротивлялся задуманному сюжету, который ещё окончательно не вызрел в моей голове – и нужно было время, чтобы он был готов. К тому же меня останавливал масштаб и глубина работы над книгой, в которой я задумал подробно написать о своей о семье, знакомых и тех, памятных событиях, оказавших на меня большое влияние, свидетелем которых я был на протяжении своей долгой жизни, а чаще принимал в них непосредственное участие. И вот такой момент настал, я сел за письменный стол, полный решимости начать работу над книгой и закончить, если позволит здоровье. Напомню, в этой книге нет героев, придуманных авторским воображением, а есть мои родные и другие люди с разными судьбами, с которыми я встречался и с некоторыми был лично знаком, тесно с ними общался. Что греха таить, были и остались у меня сомнения, сумею ли я одолеть большой, материал и нужна ли, интересна ли будет книга читателю? Сомнения не шуточные, чтобы о них не думать, приступая к работе над книгой, когда читательский интерес к их чтению у большинства наших граждан пропал, с началом перестройки и провальных Ельцинских реформ во всех сферах нашей жизни. К тому же, были бездумно разорваны связи между людьми, бесцеремонным вмешательством в нашу жизнь телевидения и компьютера. Народ стал всецело заниматься личными меркантильными делами, отбросив духовное содержание на задворки в новых жизненных обстоятельствах и книжные магазины в большинстве своём из-за этого закрылись. Грустно.

Эта печальная история началась двадцать четыре года назад, когда мой младший сын Андрей начал работать начальником отдела по экономической безопасности в нефтяной компании ЮГАНСКНЕФТЕГАЗ, где я работал в одном из подразделений перед уходом на пенсию в 1992 году. К обязанностям в этой должности сын относился предельно добросовестно, и его эффективная работа ставилась профильным управлением головной компании Роснефть в пример всем отделам дочерних компаний из других регионов страны. К нему в Нефтеюганск приезжали коллеги перенимать опыт из всех подразделений НК Роснефти и проводились совещания, на которых обсуждались возникающие проблемы в работе служб по экономической безопасности. Проще говоря, старались выявлять матёрых ворюг, богато наживавшихся на продаже нефти самым дерзким образом. Но как ни трудились сотрудники этих отделов, воровство нефти продолжалось и их усилия не всегда кончались для них благополучно, а иногда заканчивались трагически.

– Так случилось и с моим сыном и его коллегой, убитого ворьём за его непримиримую борьбу с ними.

Правда, эта трагедия произошла с бывшим сотрудником отдела, когда сын там уже не работал по независящим от него обстоятельствам. А произошло вот что. По материалам представленным в управление по экономической безопасности в головную компанию Роснефть были сняты за короткое время со своих должностей ряд руководящих работников компании Юганскнефтегаз, входящих в структуру Роснефти, уличённых в краже нефти, газового конденсата и откаты от подрядчиков и поставщиков на крупные суммы. Кроме них были выявлены и привлечены к уголовной ответственности и приговорены судом «топтать» лагерную зону на различные сроки и несколько начальничков более мелкого уровня. Разумеется, «важняки» из уголовного сброда, работавшие в этой компании и занимавшиеся кражей нефти, не могли простить сыну, как начальнику отдела по экономической безопасности этой компании, чтобы он мешал им воровать нефть. И они приняли радикальные меры, чтобы от него избавиться, как убили другие преступники незадолго до этого, мэра Нефтеюганска Петухова, и это тяжкое преступление, известное в нашей стране и за рубежом, осталось до сих пор нераскрытым. Видимо это и вдохновило местных уголовников совершить покушение на убийство сына. Однажды утром, уходя на работу, его встретили в подъезде дома двое неизвестных мужчин и один из них пытался нанести свинцовым кастетом удар по голове, но сын удачно увернулся от неожиданного удара, но второй попал, но вскользь, в область уха. Преступники скрылись. Рана от удара кастетом по уху оказалась серьёзной, и сын в течении шести месяцев лечился в клиниках Нефтеюганска и Санкт-Петербурга, но полностью вылечить полученную травму врачи не смогли и, приписали ему каждые полгода проходить обследование и лечение у невролога, а также использование слухового аппарата (потеря слуха 50 %). Что поразительно и возмутительно, ни прокуратура, ни милиция и сотрудники ФСБ в Нефтеюганске, даже не пытались возбудить уголовное дело по этому преступлению, совершённое в отношении должностного лица по экономической безопасности нефтяной городской компании. На первый взгляд невообразимая дикость, но только на первый. Поясню. Они своих не выдают. Ещё в период моей работы старшим юрисконсультом в нефтегазодобывающем управлении «Мамонтовнефть» до ухода на пенсию я, был достаточно осведомлён, как неожиданно слетелись из других регионов страны в эти городишки уголовные авторитеты, и организовали в Нефтеюганске и Пытьяхе преступные группировки, легко находившие общий язык с милицейскими чиновниками разного звания, величания и начинали с ними работать почти в обнимку в деле наживы преступным путём. – Конечно, к ним присоседилась для наживы и бывшая партийная номенклатура города. Ярким примером этого является, печально известный мэр города Нефтеюганска В.П.Ткачёв, назначенный, а потом и избранный жителями города на эту должность, после убийства бывшего мэра Петухова, был уличён в краже нефти на 10 миллионов $. К изумлению, и стыду горожан, он был осуждён городским судом лишь к четырём годам условно без конфискации имущества и крупной суммы денег, нажитых преступным путём, которые предусмотрительно хранились на счёте в зарубежном банке. Наказание для него было, что укус комара для слона, его он даже не почувствовал. Но осудить к условному сроку на четыре года матёрого ворюгу в должности мэра города – это дерзкое издевательство над законом, справедливостью и жителями города, избравшие его на эту высокую и почётную должность. Конечно, в этом случае сработал административный ресурс, проще говоря, надёжные связи с вышестоящим руководством из округа и правоохранительными чиновниками из той же инстанции. И неудивительно, что кража нефти при её транспортировке и продаже за рубеж, стала нормой, но полностью искоренить кражу нефти стало невозможно при тотальном воровстве чиновников всех рангов. Конечно, служба экономической безопасности, которой руководил Андрей, с трудом, но вышла на этого крупного ворюгу, уже обогатившегося к тому времени. Да, приходя на работу, эти ворюги, занимая солидную должность в структуре власти, или нефтяной компании, в первую очередь заботились об интересах работодателя, у которого работали, и без всякой очереди о своих шкурных интересах и, порой удачно. Надо признать, что эта уголовная триада, крепко спаянная общим интересом в деле обогащения за счёт воровства нефти, представляла для этого региона и государства довольно серьёзную опасность. Их хватательный инстинкт был звериным и постоянно возрастал и с теми, кто пытался этому мешать они безжалостно расправлялись. К моменту работы сына в его должности преступный анклав в этом городе заматерел, окреп и обрёл связи в вышестоящих органах власти и вести с ними борьбу стало опасно и, как мне кажется бесполезно, без поддержки властных органов более высокого уровня. Так, из-за умышленного безволия местных и центральных правоохранительных органов в нефтяных регионах Тюменского севера, по заказу преступного сообщества, их киллерами были убиты прокурор Ханты-Мансийского округа Юрий Бедерин, а чуть ранее мэра г. Нижневартовска Юрий Тимашков, а ещё чуть раньше мэр г. Нефтеюганска В. Петухов и сотрудник Нефтеюганской районной прокуратуры, (фамилию не помню), проявивший рвение в раскрытии преступлений, связанных с кражей нефти местным ворьём. Ну а дальше пошло… и поехало. Убийства важных чиновников, нефтяных компаний и других руководящих работников, мешающих воровать нефть, стали нередкими в этих северных городах. Как говорил один известный горе-политик в начальные годы перестройки, процесс пошёл и, признаемся, уверенно идёт до сих пор, и остановить его нынешней власти не удаётся. Эти убийственные факты можно проследить за все годы работы Андрея в системе службы по экономической безопасности в различных нефтяных компаниях Роснефти, но особенно они вызывающе проявлялись в Нефтеюганском регионе и других нефтяных компаниях Ханты-Мансийского округа. Там процесс кражи нефти не шёл, а стремительно мчался, и ворьё раздувая ноздри сметало на пути всех, кто мешал им безнаказанно воровать нефть. Моего сына за добросовестное и честное отношение к работе, уголовники пытались убить, но по счастливой случайности только ранили, и он, не мешкая, в подоспевший срок ушёл на пенсию. Главная же причина в агрессивном накате уголовщины, как в нефтяную отрасль и другие отрасли промышленность – это внутриполитическая нестабильность в постперестроечное время в руководстве страной чиновниками всех уровней и деградация правоохранительной системы. Цель у воровского сообщества была одна, первоначальное накопление личного капитала любой ценой. Спроса у новых хозяев предприятий и различных организаций на честных и порядочных людей для работы в любой должности не было, они оказались невостребованными, бесцеремонно выкинутыми за борт жизни, как лишние, и от них избавлялись в первую очередь, не считаясь с законом при их увольнении. В этот критический для страны момент и произошла неразрывная спайка номенклатурных партийно-комсомольских работников с красными директорами, с уголовными проходимцами всех мастей и с одиозными сотрудниками из правоохранительных органов. Конечно, только с учётом слабости нового руководства на всех уровнях в пост перестроечный период в управлении государством и возник воровской конгломерат и они, как поганки из навоза быстрёхонько вылупились на виду у всех. В их среде слово патриот, считалось неуместным, мягко говоря, и было начисто забыто, а скорее в их сознании и не ночевало. Тогда и начался правовой беспредел в жизни общества и эта опасная паразитарная червоточина постоянно разъедает наше сознание, доводя до безысходности. К несчастью она зачастую просматривается и сегодня. Бесспорно, эта тенденция грозит нашему государству большими неприятностями в недалёком будущем, если её нынешняя власть решительно не обуздает. Поразительно, но этот воровской конгломерат сегодня у нас считается элитой общества. Да Боже сохрани и упаси нас, россиян, от такой элиты! Ниже я коснусь этой элиты, представители которой оказали на мою жизнь самое пагубное воздействие с трагическим исходом.

Конгломерат – [conglomerate] – группа компаний, объединенных в единую организацию, имеющую финансовые интересы в разных отраслях промышленности, оперирующую в разных сферах деятельности (на разных рынках).

– Возмутительно, но руководство управления по экономической безопасности Роснефти, состоящее в основном из бывших сотрудников ФСБ, не только не заступились за своего, добросовестного сотрудника, фактически государственной нефтяной дочерней компании из провинции, а скорее либо, по указанию должностного чиновника из этого управления, либо по просьбе представителя преступной группировки из Нефтеюганска отправили его подальше от этого города, чтобы не мешал воровать нефть. Странную позицию заняли бывшие сотрудники из ФСБ, ранее им не присущей в своей работе. Да, можно сказать, что сына откомандировали, а фактически сослали в неспокойную Абхазию, видимо надеялись, что там местные уголовники его прикончат и винить в гибели представителя Роснефти будет некого. Однако, крышеватели, видимо, получившие приличное вознаграждение от мафиозного клана просчитались. Андрей, будучи умным и волевым человеком, не мешкая установил надёжные и деловые связи с высшим руководством Абхазии и, что не менее важно, с местными авторитетами преступного сообщества наладил отношения. Иначе там жить и спокойно работать было бы невозможно. Приезжая в отпуск из этой солнечной республики рассказывал, что до крайности отношения там ни с кем не обострял и держался с достоинством, постоянно ощущая поддержку в своей работе высшего руководства республики. – Отработав в этой изнуряющей командировке три года и три месяца, он был переведён вышестоящим руководством НК Роснефти в г. Усинск, автономной республики Коми, как предполагалось не более чем на три года, но отработал там на четыре месяца больше, без жены, вдали от родственников, что усложнило, мягко говоря, его одинокую жизнь, за этот немалый срок. Его жена Оксана, добрая и терпеливая подруга жизни, не поехала с ним странствовать по этим немыслимо тяжёлым командировкам по обоюдному согласию, поскольку занимала солидную должность с приличной зарплатой, как опытный экономист, в отделе дочерней компании Юганскнефтегаз, где ранее работал её муж, но стал, кому-то, неугоден и его оттуда вышибли по вышеописанной причине. Главное же её упущение было в том, что она, будучи по характеру доброй, не поставила перед мужем принципиальный вопрос, что для него важнее в их совместной жизни – она, или солидная должность с хорошей зарплатой вдали от неё и родных. К сожалению, Андрей выбрал второй вариант, считая, что командировка в этот город надолго не затянется.


– О городе Усинске я никогда не слышал и не подозревал о его существовании, но посмотрев на карту и узнав по телефону от сына о некоторых подробностях жизни в этом городке, был поражён в какую же глухомань его снова упекли. Ведь туда можно было добраться из Москвы за два с лишним часа только самолётом. Но, примерно, в десяти километрах от городка проходила железная дорога на Воркуту. Имелась и небольшая станция, но этим длинным по времени путём, почти никто из работников нефтяной компании не пользовался. Все вахтовые перевозки работников осуществлялись воздушным транспортом. Добываемая нефть оправдывала все затраты вахтовых перевозок самолётам и пользоваться железной дорогой не имело смысла.

– Признаюсь, меня удивило и поразило профессиональное и честное отношение Андрея к своей работе, его неумолимое стремление выявлять воров нефти, в труднейших условиях, не взирая на занимаемые ими должности и принимать меры к привлечению их к ответственности. И здесь, в глухомани, он выявил главного вора, в лице генерального директора дочерней компании, которого руководитель Роснефти снял с работы, (в настоящее время в отношении его и подручных ему начальничков, УФСБ РФ по Республике Коми по материалам проверок преемников Андрея возбуждено уголовное дело). Меня порадовало, что расправа с ним, учинённая уголовниками Нефтеюганска, с молчаливого согласия коллег из вышестоящей организации и местными правоохранительными органами, его не сломила, не испугала, он остался прежним, честным и непоколебимым в борьбе с ворьём. – Однажды, находясь в отпуске, он приехал к нам, ещё в период его работы ещё в Нефтеюганске и я, зная, чем может для него окончиться непримиримая борьба с ворами нефти, посоветовал ему быть осторожным в отношениях с ними. Он довольно сердито ответил, что не может равнодушно относиться к преступникам, наживающимся на воровстве нефти и никогда с подобным злом не смирится и не надо с ним больше об этом говорить. – Я промолчал, но в мыслях с ним согласился. Вскоре мои опасения оправдались, но оказать ему посильную помощь я уже не мог, будучи пенсионером местного значения. В нашей сегодняшней жизни стало привычным, что там, где фонтанирует нефть, там всегда фонтанируют густые денежные потоки денег и туда слетаются матёрые преступники из других регионов страны, как пчёлы на мёд. И как ни трудно приходится сотрудникам по экономической безопасности дочерних компаний с этим бороться, но эту тяжёлую и опасную работу ослаблять не следует, тем более прекращать.

– Будучи немного в курсе работы Андрея, я пришёл к неожиданному и любопытному выводу. Чем выше занимал чиновник должность в дочерних компаниях Роснефти, да нередко и в её штате, тем сильней был у него развит хватательный инстинкт алчных хищников к наживе путём кражи нефти, рассчитывая, не без оснований, на безнаказанность. Некоторым это удавалось, некоторые попадались и были уволены с занимаемых должностей, а привлекали ли их к уголовной ответственности, с конфискацией нажитых преступным путём крупных денежных накоплений, мне неизвестно. Предположительно нет. И неудивительно, ведь каждый такой чиновник, был как правило, из бывшей комсомольской, или партийной номенклатуры, имел хорошие связи в различных структурах власти с бывшими партийцами и, занимая высокую должность и не высокую, но заранее открывал счёт в каком-нибудь зарубежном банке, так что вернуть оттуда эти накопления российскому руководству было невозможно. Мы же знаем, что тотальное воровство чиновников характерно и для других компаний, корпораций, министерств и ведомств и укротить это злодейство в разграблении страны нынешнему руководству российского государства пока не удаётся и принимаемыми полумерами с этим злом, угрожающим безопасности страны, не справиться. – Признаюсь, меня поражает и возмущает непонятное безволие, или нежелание руководства страны, перекрыть все каналы перекачки преступниками миллиардных сумм на свои счета в зарубежных банках, откуда их не вернуть. Ведь воруют они не миллионами и считают за позор для них, за подлянку, как говорят преступники, а воруют миллиардами и никого из них, пойманных за руку, до сих пор не осудили. Надо бы российскому руководству, наконец, осознать, что преступники в подобных случаях щедро финансируют экономику зарубежных стран, где оседают колоссальные денежные суммы, украденные ими, усиливая военную – экономическую мощь наших потенциальных врагов. Это ли не тяжкие преступления, за которые этих преступников нужно беспощадно карать и настала пора срочно принять закон о высшей мере наказания, расстрелом, иначе страну от разорения не спасём. И не надо слушать безответственных пацифистов, противников расстрела таких преступников за тяжкие преступления. Порой мне кажется, что они, как холопы, стараются угодить западным партнёрам, ярых ненавистников России, в своих, якобы, демократических пристрастиях и этим наносят существенный вред борьбе с преступностью в нашей стране. Обычно сорную траву хороший хозяин выбрасывает с поля вон, а наша власть с пацифистами цацкается, унижаясь перед ними, вызывая народное недовольство. Доколе!!! Меня всегда поражал и сегодня поражает исполинский дух нашего народа, способного годами и десятилетиями терпеливо переносить немыслимые страдания, которые им выпадали раньше от неразумных руководителей страны, достаётся ему и сегодня, в непростое для страны и россиян время.

И тут вольно или невольно вспоминается дедушка Ленин и отец народов И. Сталин, кавказский Ленин, как его называли при жизни соратники. В подобных случаях добрый дедушка приказывал чекистам расправляться с врагами Советской власти, как мнимыми, так и настоящими, решительно и беспощадно. Он давал им чёткие указания, от которых стынет кровь при их чтении, что нужно для устрашения населения несколько сот, или тысяч, зачастую произвольно схваченных граждан, случайно обронивших недовольство Советской властью, непременно расстрелять, или повесить на самом видном месте. Других мер наказания он не знал. Не уступал ему, а превосходил по расстрельным делам, чаще русских мужиков и баб, отец народов, И. Сталин. При этом он, как соловьиную песню пел в упоении от безграничной власти в поверженной коммунистами стране. Он жестоко расправлялся, он был беспощаден с политическими оппонентами и противниками проводимых им разорительных реформ для населения и отправлял их гуськом и в одиночку в мрачный подвал Лубянки, где правоверных и не очень коммунистов ставили к стенке, а затем их трупы вылетали чёрным дымком через трубу крематория Донецкого монастыря. Нет человека – нет проблем, наставительно говорил он своим раболепным соратникам. Оба эти мировых злодея истребили своих граждан больше, чем все враги сегодняшней России, воевавшие с ней на протяжении всей её истории, но страхом жестокой расправы с непослушными гражданами могильное безмолвие в стране установили. Думается, нашей власти на все уровнях не следует церемониться с уголовщиной в это непростое для нашего отечества время. Ведь динамика хищения нефти и газа заметно не снижается, количество миллиардеров увеличивается, а руководство страны медленно реагирует на эти негативные процессы и пока не принимает эффективных мер, чтобы это зло пресечь.

Конечно мы, родители Андрея, были очень удручены, что после трёх лет и четырёх месяцев работы в далёкой глухомани сына никуда не переводили, и я осмелился написать письмо руководителю Роснефти И. Сечину, чтобы его перевели на работу ближе к Тюмени, указав на обоснованные причины своей просьбы. К нашей радости И. Сечин, положительно отнёсся к моим доводам, изложенным в письме, более того своим приказом перевёл его в Тюмень в дочернюю компанию Тюменьроснефтегаз на должность заместителя генерального директора по экономической безопасности. Мы с женой были счастливы таким исходом в его судьбе перед самым уходом на пенсию, но наше ликование было недолгим, мимолётным, как в жизни зачастую и случается, когда после радости наступает уныние. Конечно, работая вдали от родного дома он скучал по жене и родным. Свой продолжительный отпуск сын всегда делил пополам и приезжая к жене, навещал и нас родителей и всегда радовал своим внешним видом, неунывающим жизнелюбием и духовной щедростью, которой он одаривал своих близких. Особенно ликовали при встрече с ним его племянники, дети убитого брата и родной сестры, которым он покупал красивую одежду и обувь, а затем в этот счастливый для них день приглашал в какой-нибудь ресторан и угощал роскошным обедом. Радость всех родных длилась во всё время его пребывания у нас в гостях и долго не проходила после его отъезда и, казалось так будет всегда. Бывая у нас в квартире, он обычно заглядывал в холодильник и, увидев его скудное содержимое, шёл в магазин и покупал различные продукты и полностью его загружал. Недавно, к великой нашей радости, он подарил племяннику, сыну сестры Сергею, свой автомобиль-японский джип 1998 г.в. на котором почти не ездил и этим щедрым подарком у всех нас вызвал небывалую радость и восхищение своей благородной щедростью. – В недалёком прошлом он заботливо одевал и обувал свою родную сестру Валю, все годы её учёбы на юрфаке Тюменского госуниверситета, который она окончила с красным дипломом. Конечно, мы были рады, что наш сын так духовно богат и щедро одарён добротой и вниманием к своим близким, да и к другим порядочным людям он относился с уважением, и нам казалось, что наша старость не будет нам в тягость. Но, кто-то из мудрецов сказал, что всё, что начинается в жизни человека рано или поздно кончается, как и сама жизнь. С этим не поспоришь, истина убойная.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3