Валя Шопорова.

Порок сердца



скачать книгу бесплатно

© Валя Шопорова, 2017


ISBN 978-5-4485-5643-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Германия, Гамбург, 2004 год.


За окном покачивалось тревожное осеннее небо, безумно сизое и тёмное в своей глубине. Октябрь в этом году выдался на редкость холодным, несмотря на то, что не прошла ещё и половина месяца, но на город уже опустились первые ночные заморозки. В этой морозной дымке испуганно подрагивали звёзды, они были не яркими, словно приглушёнными, стёртыми чьей-то ловкой рукой в своей первозданной чистоте и цвете.

В открытое окно ворвался несильный порыв ветра, раздувая легкие занавески и заставляя молодого юношу поёжиться и забраться с ногами в кресло для работы за компьютером, поджимая под себя озябшие конечности. Руки парня потянулись к чашке с едва тёплым чаем, обнимая её ладонями и пытаясь хоть чуть-чуть согреться. Но всё было тщетно.

Вздохнув, юноша встал и подошёл к окну, закрывая его. Сощурившись, он пытался понять, повёрнута ли ручка до конца, но глаза привычно подводили его. Решив не доверяться обманчивому взору, парень вновь протянул руку и подёргал ручку окна, убеждаясь в том, что оно закрыто.

«Отлично», – подумал он, опуская голову и собираясь вернуться на прежнее место за компьютером, но его отвлёк звук открывающейся входной двери.

Юноша несколько напрягся, вглядываясь в очертания светлого прямоугольника двери в его комнату туманным взглядом. Но через несколько секунд гость перестал быть анонимным и незваным, превращаясь в родного и тёплого.

– Тео, я дома! – крикнул приятный мужской голос.

Юноша улыбнулся и быстро пошёл на звук, слегка разводя руки в стороны, чтобы не врезаться во что-нибудь. Но путь до прихожей был успешно преодолён и уже через минуту парень стоял перед мужчиной, щурясь и вглядываясь в неразличимые родные черты.

– Привет, – повторил мужчина, снимая ботинки.

Он скинул обувь и поднял взгляд на парня, нахмурился.

– А очки где? – спросил он.

– Где-то здесь… – парень неопределенно обвёл руками пространство. – Никак не могу найти…

– Сейчас помогу, – вздохнул мужчина и подошёл к юноше, трогая за руку, показывая, чтобы пошёл следом.

Они прошли в зал, где мужчина окинул взглядом слегка захламленное пространство – он был офицером полиции и часто пропадал на работе сутками, а его племянник, живший с ним, не слишком умел, а, может быть, просто не хотел поддерживать идеальный порядок, которого бы желал мужчина.

– Ты поужинал хоть? – спросил мужчина – Карл, разбирая завал на столе. Почему-то, здесь накопилась горка одежды, хотя, казалось бы, стол совершенно не подходящее для этого место…

– Поужинал, – кивнул юноша. – Я давно уже привык жить в тумане.

– Если бы ты был немного поаккуратнее, тебе бы не пришлось «жить в тумане», как ты выразился, – улыбнулся в ответ мужчина и потрепал парня по волосам, взъерошивая их.

Юноша наморщил нос, выражая своё отношение к жесту родственника.

Мужчина покачал головой.

«Когда же у него это уже закончится? – подумал офицер, подразумевая под своими словами переходный возраст племянника, затем, несколько сникнув, продолжил мысль: – Хотя, я бы, на его месте, вообще, пустился во все тяжкие. Может быть и хорошо, что он „особенный“?».

Карл вздрогнул от собственных мыслей и нахмурился, вглядываясь в лицо племянника. С тех пор, как погибли родители мальчика, и он взял его под свою опеку, мужчина старался всячески оберегать его, пытался защитить. Отец парня был его братом, как говорится, сам Бог велел ему заботиться о нём, но дело было не только в совести, а ещё и в сердце… Мужчине судьба как-то не послала ни жены, ни детей, но он всегда очень любил этого парнишку, с самого младенчества. Жаль лишь, что навещал он брата с семьёй редко – работа, работа, работа. Впрочем, сейчас, когда мальчик жил с ним под одной крышей, не слишком многое и изменилось – он по-прежнему пропадал на службе, порой, не появляясь дома целыми сутками.

– Нашёл, – произнёс мужчина, обнаруживая в груде вещей очки племянника. Он протянул их парню со словами: – Больше не теряй.

– Ты же знаешь, я стараюсь, – кивнул Тео. – Спасибо.

– Плохо стараешься, как видно, – мужчина покачал головой и чуть поджал губы.

– Только не надо заводить очередную лекцию о том, что я совершенно неприспособленный к жизни и живу, как бомж! – взъерошился парень.

– Я так никогда не говорил.

– Но ты всё время намекаешь мне на это, – ответил парень и тоже поджал губы.

– Не нужно вкладывать в мои слова смысл, которого в них нет. Я всего лишь прошу тебя помогать мне по хозяйству. Тео, ты же знаешь, что я постоянно на работе…

– Да-да, – перебил его юноша, который слышал эти слова уже в тысячный раз. – Помню-помню – ты работаешь, содержишь меня и, вообще, только благодаря тебе я живу в уютной квартире, а не в одном из этих ужасный детских приютов. Карл, ты же знаешь, я безмерно благодарен тебе за это, но… Но не умею я поддерживать порядок. Не у-м-е-ю.

– Если тебе сложно, потому что ты почти ничего не видишь, так и скажи, – произнёс мужчина. – Как-нибудь вывернемся, домработницу наймём. Конечно, нам это не очень по карману, но, всё лучше, чем жить в постоянном хаосе. Или я буду стараться убираться сам. Думаю, минус час от сна не сильно испортит мне жизнь.

– Не нужно делать из меня инвалида, – поджал губы Тео.

К парню подбежала собака – золотистый ретривер, появившись откуда-то из глубины квартиры, и, радостно и приветственно гавкнув, ткнулась носом ему в ноги, после чего негромко заскулила. Тео наклонился и погладил пса по голове, после чего вновь обратился к дяде:

– Карл, может быть, тебе и кажется, что это ужасно и всё такое, но я живу так всю жизнь. Я привык.

Мужчина вздохнул. Парень, взяв пса за ошейник, повёл его в сторону входной двери.

– Я сейчас выгуляю Балто и вернусь. Я быстро, – произнёс парень, надевая куртку.

На первый, да и на любой последующий взгляд золотистый красавец и любимец Тео мало походил на полуволка – героя одноимённого мультфильма. Но он, ещё будучи маленьким ребёнком, просто влюбился в экранного пса и решил, что когда у него появится собака, он непременно назовёт её именно так. Так и вышло, Тео любил оставаться верным своим словам, сказанным или подуманным от всего сердца.

– Давай, я схожу с тобой? – предложил Карл, также выходя в коридор и беря куртку. – Или пусть подождёт до утра. Уже ночь на дворе.

– Не нужно, я и сам прекрасно справлюсь, – ответил юноша. – До утра этого отложить нельзя по двум причинам, – парень развернулся к родственнику и начал загибать длинные пальцы. – Первая причина – Балто не дотерпит до утра, он уже несколько часов просится на улицу. Вторая – я очень сомневаюсь, что смогу поднять себя на полчаса раньше, чтобы выгулять его перед школой.

– Я выгуляю его перед работой.

– Да, а потом тебе опять позвонят и срочно сорвут на службу, и ты не успеешь этого сделать.

– Так было всего один раз, – парировал мужчина, не желая отпускать племянника в ночь и холод.

– Но было же? – поинтересовался Тео, вопросительно вскидывая бровь и привычно щурясь, вглядываясь в лицо родственника.

Без очков весь его мир был, как Тео выражался сам, – туман, он различал лишь смазанные цвета и свет. С очками дело обстояло чуть лучше, но не намного – он мог различать очертания и фигуры, даже оттенки, но такие тонкие вещи, как например, черты лица всегда оставались для него тайной и загадкой, покрытой завесой. Это может прозвучать странно для полностью здорового человека, далёкого от недуга этого парня, но он даже не знал, как выглядят его уже покойные родители. Он знал их черты лишь по памяти и на ощупь, когда, будучи маленьким ребёнком, хватался за них, трогал и ощупывал, пытаясь понять и запомнить, словно предчувствуя, что их слишком скоро не станет.

Пёс снова заскулил и поскрёб дверь, делая это максимально аккуратно, чтобы не оцарапать когтями её покрытие, после чего поднял жалобный взгляд на хозяина.

– Всё, я пошёл, – произнёс Тео и открыл дверь.

– Давай, всё-таки, я пойду с тобой? – не унимался мужчина, мягко настаивая на своём.

– Карл, ты только с работы, с тяжёлой смены. Уверен, у тебя там сегодня была огромная куча всего, в чём тебе нужно разобраться, – мужчина невольно кивнул, соглашаясь со словами племянника. – Вот. Поужинай лучше, прими душ и отдыхай. А мы с Балто быстро справимся с его делами и вернёмся.

– Ладно, – сдался мужчина, вздыхая. – Только не потеряйся. И…

– Что «и»? – спросил парень, видя некоторую растерянность опекуна.

– Будь осторожен, – произнёс Карл. Слова дались ему тяжело.

Родители Тео погибли в авиакатастрофе, когда парню было тринадцать. Сейчас ему было семнадцать. И за те четыре года, в которые Карл заменял юноше родителей, он с каждым днём всё сильнее начинал бояться за него, желать защитить. В нём смешалось столько всего: чувство долга перед погибшем братом, любовь к племяннику и обостренная ответственность, которая была присуща мужчине в самой высшей степени, о чём прекрасно знали его сослуживцы, подчиненные и преступники. Каждый знал, что, если он за что-то возьмётся, то непременно доведёт дело до конца.

Вот только как доводить дело до конца со своим горячо любимым племянником Карл не знал и это напрягало его, вгоняло в стопор и загоняло в тупик. Тео – не вещь и не очередное, пусть даже самое сложное, дело, он – почти взрослый человек, да ещё и с особенностями, которые едва ли облегчают жизнь мальчишки и делают его адаптацию к социуму и жизни более простой. Он, бывалый служитель закона, порой, и сам удивлялся стойкости парня, его спокойствию и принятию того, что жизнь нередко и неслабо пинала его, словно измываясь и проверяя на прочность. Особенно мужчине запомнился момент похорон брата и его жены – родителей Тео. Карл, несмотря на то, что он взрослый человек и многое повидал, плакал, забыв обо всём и плюнув на чужое мнение. А потом он поднял глаза на Тео, который стоял через несколько человек от него, и… И премного удивился. Мальчик, которому на тот момент едва стукнуло тринадцать, не плакал, не клял небеса и судьбу, не кричал и не истерил, чего можно было ожидать от ребёнка, в одночасье потерявшего всё. Он просто стоял и, молча, смотрел на два гроба, крышки которых навеки разделили его с его прошлой жизнью, с теми, кто были и всегда останутся самыми важными. Его спокойствие настолько поразило мужчину, что он и по сей день помнил ту минуту в мельчайших подробностях, помнил выражение лица племянника, слегка нахмуренные брови и то нечто непонятное, что отражалось в его синих глазах.

Карл первое время пытался поговорить с мальчиком о случившемся, пытался помочь ему справиться с утратой, да и самому выговориться, но Тео всегда отказывался от подобных разговоров. Тогда мужчина попытался пристроить племянника к хорошему психологу, опасаясь возможных последствий для ещё неокрепшей психики этого ужасающего событий, но парень отказался. Только спустя два года после трагедии Тео согласился посещать психолога, что и делал по сей день один или два раза в неделю, в зависимости от настроения. Но, на самом деле, юноша так и не обсуждал со специалистом той трагедии или того, что он испытывает по этому поводу. Тео ничего не испытывал. Это казалось странным, но каждый спасается по своему – его психика просто оградилась от разрушающих факторов. Нет, парень всё помнил, всё осознавал, но ничего не чувствовал по этому поводу, словно воспоминания погрузили под огромный стеклянный купол, не пропускающий звук. Он любил родителей, он скучал по ним, он бы безумно хотел, чтобы они были живы, но он не убивался и не кричал по ночам в подушку. Он просто жил с мыслью о том, что они были, а теперь их больше нет, нет уже четыре года…

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался Тео, задерживаясь на пороге. – Тебе угрожают?

Мужчина улыбнулся заботе племянника и ноткам тревоги в его голосе.

– Если бы мне кто-то угрожал, – ответил Карл, – он бы уже был за решёткой до выяснения обстоятельств. С таким не шутят.

Тео кивнул и шагнул за порог, после чего вновь обернулся, вглядываясь в размытое пятно, которым было для него лицо дяди. Что-то не давало парню уйти, какая-то недосказанность, напряжение в голосе родственника и ещё что-то неосязаемое нитью привязывало его к дому, заставляя медлить и вынуждать пса крутиться на месте, дабы не справить нужду прямо в подъезде.

– Что-то не так? – поинтересовался Карл, видя промедление племянника.

– Ты какой-то странный… – нахмурился Тео. – Словно чего-то не договариваешь. Карл, я уже взрослый, говори.

– Я просто волнуюсь, что с тобой что-нибудь случится… что-нибудь плохое.

Тео улыбнулся и покачал головой, после чего вновь шагнул на территорию квартиры, подходя к родственнику. Балто тихо заскулил, но сделал это так, чтобы не потревожить хозяина, продолжая терпеливо ждать и держаться из всех своих собачьих сил.

– Не волнуйся, – произнёс юноша. – Под машину я не попаду – может быть, вижу я и плохо, но слышу более, чем хорошо, к тому же, Балто просто не позволит этого. В люк не упаду. На хулиганов не нарвусь. Я гуляю недалеко от дома, а едва ли в округе найдётся кто-то, кто не знает, чей я племянник и чем чревато связываться со мной, – парень хихикнул и улыбнулся.

Карл тоже улыбнулся и облегчённо выдохнул. Слова Тео немного успокоили его.

– Всё, пойду, – кивнул Тео. – А то у Балто вот-вот будет пройден предел терпения.

– Иди, – негромко ответил Карл, кивая.

Юноша вышел за дверь и стал быстро спускаться по лестнице, одной рукой придерживаясь за перила, а во второй сжимая поводок с радостно гавкающим Балто на конце.

– Пошли, малыш, – ласково произнёс парень, когда они вышли из подъезда. Он погладил пса по мохнатой голове.

Налетел порыв неприлично холодного ветра, Тео разогнулся и запахнул куртку, натягивая ворот выше, пытаясь натянуть его до ушей.

– Сейчас, сейчас… – произнёс он, когда Балто, потеряв терпение, начал гавкать, намекая на то, что ему нужно справить нужду.

Отстегнув пса от поводка, юноша отпустил его, позволяя порезвиться, побегать и самостоятельно справиться со своей «проблемой». Наблюдая за радостью пса, который никак не мог выбрать между двумя деревьями, Тео медленно подошёл к нему. Руки мёрзли, щёки слегка покалывало – всего минус один-два градуса, а ощущается, как все минус десять. Спрятав ладони в рукава куртки, парень пошёл вдоль бордюра, ограждающего газон, по которому носился Балто, счастливый и облегчившийся.

В общей сложности их прогулка продлилась полчаса. Балто радостно повизгивал и носился по пустынной улице, смешно размахивая висячими ушами и потряхивая мохнатыми, лоснящимися боками. Тео же, пытаясь максимально сжаться, чтобы удержать те крупицы тепла, что сохранило тело от дома и стремительно теряло сейчас, шёл далеко позади пса. Очередной радостный визг и Балто стремительно скрывается за поворотом. Юноша хмурится, вглядываясь в туманную темноту перед глазами, в пустоту улицы, на которой, помимо них, сейчас не было ни одной живой души. Это слегка настораживало. Парень обернулся, пытаясь посмотреть вдаль, что-нибудь или кого-нибудь там разглядеть, внутри зародилось какое-то тревожное чувство, даже предчувствие чего-то… дурного.

Передёрнув плечами, Тео убрал за уши пряди длинных тёмных волос длиной чуть ниже плеч и натянул на голову капюшон.

– Мы так не договаривались! – крикнул юноша в темноту, выпуская клубки пара изо рта. – Возвращайся! Балто, ко мне!

Несколько томительных секунд тишины, глухие удары сердца в груди и… разрывающий душу визг пса, какой-то шум.

– Балто? – испуганно произнёс Тео, округлившимися глазами вглядываясь вдаль. – Балто! – крикнул он и сорвался с места, устремляясь на помощь мохнатому другу.

От резкого перехода с размеренного шага на бег глаза заслезились, туманя и без того размытое зрение, а ветер, нещадно дующий в лицо, только усугублял ситуацию. На удачу Тео асфальт по его «дороге спасения» оказался ровным – даже, если бы парень видел отлично, он бы сейчас просто не заметил какой-то выбоины и попал в неё ногой, не до того было.

В рекордные секунды добежав до поворота, за которым исчез Балто, Тео юркнул в темноту угла, щурясь и в тусклом оранжевом свете фонаря различая знакомую фигуру – тушку своего любимца, что лежал на асфальте и скулил. А над бедным напуганным псом стоял, возвышаясь и опасно скалясь, огромный чёрный Алабай. У юноши сердце упало в район желудка и испуганно заухало там.

– Эй, – начал Тео, обращаясь к чёрному псу. – Эй, иди отсюда. Брысь! – он пытался говорить уверенно, но голос дрожал – он был не в силах разглядеть, нанесло ли это чёрное чудовище какие-нибудь травмы его любимцу и это пугало. К тому же, мало кого опасная близость с таким крупным и недоброжелательно настроенным животным может оставить равнодушным.

Волкодав оглянулся и пригнул уши, оскаливаясь сильнее, но, на этот раз, переключая своё внимание с пса на его хозяина. Тео сглотнул, отчаянно вглядываясь в размятое пятно на месте морды пса, пытаясь разглядеть его черты и понять, насколько недружелюбно настроено животное. Но через секунду надобность в этом отпала сама собой. «Чудовище» оскалилось и оглушительно залаяло, наступая на парня, медленно, но верно приближаясь, словно желая облегчить себе задачу и заставить жертву умереть самостоятельно от разрыва сердца.

Чёрный пёс рычал, скалился и неумолимо приближался. Тео отчаянно огляделся по сторонам, ища помощь, надеясь хоть на что-то. Они находились на заднем дворе за магазином, ближайший жилой дом находился на достаточном расстоянии от них – кричать бесполезно, да и кто выйдет ночью на непонятные крики о помощи? Никто. Увы, но современный мир неприлично равнодушен к чужим бедам и страданиям.

Тео попятился назад и натолкнулся на бордюр, чудом не потеряв равновесие и не упав, что могло усугубить его и без того не очень радостное положение.

– Тсс, – парень поднял руки и заговорил мягко, пытаясь сгладить «конфликт». – Не нужно нападать на нас, на меня. Иди своей дорогой. Мы не желаем тебе зла.

Тео помнил, что животные не понимают слов, но отлично улавливают интонацию, потому пытался говорить так, чтобы «чудовище» успокоилось. Помимо этого, он прекрасно знал, что звери чувствуют страх и идут на него, он всеми силами пытался успокоиться, не давать псу этого «сладкого шлейфа ужаса», но получалось не очень. Сердце испугано ухало в груди, руки слегка дрожали, а глаза бегали, отчаянно пытаясь сфокусироваться на животном, прочитать его эмоции, словно забыв, что ему это с рождения недоступно.

Резкий судорожный вдох, Тео морщится и хватается за грудь, чуть сгибается.

«Только не это, – мелькает в его голове. – Только не сейчас».

За грудиной начало болезненно тянуть, жечь, левая рука практически отнялась, а в голове загудело. Парень выставил в сторону почти нечувствительную руку, пытаясь схватиться за что-нибудь, чтобы не упасть, но рядом ничего не оказалось. Он прерывисто вдохнул, с каким-то неестественным свистом втянул воздух. Ноги начали подкашиваться, боль в груди усилилась. Этих мгновений, в которые юноша позабыл о четвероногом нападающем, хватило псу, чтобы подойти к нему практически вплотную и оскалить клыки, по которым текла густая слюна, ощетинить спину. Страх и боль, растерянность, исходящие от Тео действовали на «чудовище», как желанная доза опиума на заядлого наркомана.

Напрягши мощные лапы, псина отошла чуть назад и прыгнула, но, почему-то, не стала вставать на задние лапы и валить юношу на землю, где бы он точно не смог сопротивляться, а просто ударила массивной мордой в низ живота, заставляя его отлететь назад, каким-то чудом удержавшись на ногах. Тео раскинул руки, пытаясь сохранить равновесие, испуганно вглядываясь в чёрное пятно, которое, на самом деле, являлось собакой. В груди продолжало жечь, в голове туман, перед глазами туман. Это – отчаяние. Такая малость – всего лишь встреча с псом в тёмной подворотне, а столько ужаса и безысходности…

Почувствовав бессилие и боль хозяина, Балто поднялся с земли и в три прыжка преодолел расстояние до чёрного «чудовища», бросаясь на него и кусая, наплевав на инстинкт самосохранения и на то, что этот пёс почти в два раза больше его и тяжелее.

Рыки, скулёж, Тео не разбирал уже, где его пёс, а где это чёрное «чудовище» – всё смешалось перед глазами, поплыло, юноша даже забыл, отвлёкся от жгучей боли в больном сердце. Он ринулся вперёд, сунув руку в карман, но замер на месте. Сердце, и без того стучащее оглушительным набатом, ухнуло и упало вниз живота. Перед глазами предстала картина недавнего прошлого – то, как он выкладывает из кармана куртки электрошокер, который ему подарил дядя и убеждал носить с собой для самообороны, и оставляет его на тумбочке.

«Чёрт…», – подумал Тео, поняв, что последняя надежда растворилась в воздухе.

Балто громко заскулил, когда «чудовище» не опасно, но больно укусило его. Воспользовавшись промедлением ретривера, чёрная псина повалила его и прижала к земле, опасно нависая над горлом.

– Нет! – крикнул Тео, бросаясь к этой собачьей схватке, желая спасти пушистого друга, пусть даже ценой собственного здоровья.

«Не убьёт же он меня, – стучало в висках в те секунды, кажущиеся вечностью, что он приближался к псам, а „чудовище“ оборачивалось. – Укусит – буду отбиваться и орать. Да, орать. Кто-нибудь, да услышит…».

Чёрный пёс полностью переключает внимание на подскочившего юношу, что бесстрашно толкнул его в бок, он поднял голову и оскалился, приготовился к прыжку и…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное