Вадима Галар.

Горе



скачать книгу бесплатно

Приближался Новый Год. Катя любила этот праздник вдвойне, потому что он совпадал с днем рожденья мамы, но это был их первый Новый Год без бабушки, без её пирогов и без её пельменей. Не то, чтобы Ольга Александровна не умела готовить, она готовила много из того что и бабушка, но каждый раз при этом не весело говорила:

– А у мамы получалось вкуснее.

Чтобы праздник получился не грустным, дядя Петя, который всегда, сколько помнила Катя, приезжал к ним на Новый год, взял на себя основное обеспечение стола. В этот раз он и Катя решили отойти от обязательных, и ранее принятых у них новогодних блюд, чтобы лишний раз Ольга Александровна не расстраивалась в свой день рожденья, вспоминая блюда бабушки. Ей они объяснили, что это подарок, а подарки принимают такие, какие есть. Катя и дядя Петя конечно же приготовили и другие подарки, но вначале нужно было предотвратить грустное настроение. Ольге Александровне же в этот день разрешалось отдыхать и смотреть предновогодние передачи по телевизору.

Роль повара дядя Петя взял на себя, Катя же была на подхвате. Она была поражена тем, что дядя Петя, который никогда не был женат, умеет так вкусно готовить.

– Жизнь, Катя, самый лучший учитель, – рассмеялся он над её удивлением смешанным с восхищением. – Если честно, то, благодаря своей профессии, я встречался со многими людьми. Открою тебе секрет: очень многие мужчины любят и умеют готовить. – И он одарил её своей классной улыбкой.

– Я честно говоря думала, что готовят женщины, а мужчины помогают им с тяжелой работой: разделать мясо, приготовить фарш и тому подобное. Ну и, конечно же, шашлыки жарят мужчины. – Попыталась объяснить ему Катя. – Я знаю и читала, что есть знаменитые мужчины повара, но я с ними не сталкивалась.

– Сейчас я тебя, Катя, возможно, разочарую, – пытался развеять стереотипы племянницы дядя. – Вот этот салат с грибами меня научил готовить один известный директор школы – прекраснейший человек, который знает о грибах всё и обожает их собирать в свободное от работы время. Сбор грибов или тихая охота, как это ещё принято называть, его хобби. Кстати, это он презентовал мне баночку грибов, поэтому можно быть спокойными: точно не отравимся. – Они вместе рассмеялись.

В дверях кухни показалась Ольга Александровна, которая пришла на их смех и разговоры:

– Извините, что нечаянно подслушала, но уж больно вы хорошо смеетесь. И мне, захотелось к вам. Смотреть телевизор одной в канун Нового Года грустно.

– Конечно, мама, садись, у нас почти всё готово, – Катя пододвинула к матери стул. – Тут дядя Петя такие кулинарные шедевры готовит. Да ещё и сопровождает всё это своими интересными рассказами. Пожалуйста, продолжай дядя Петя.

– Катя, не смущай меня, – полушутя заметил дядя, и, подождав когда Ольга Александровна удобно устроилась на стуле, продолжил. – Вот этому блюду «мясо идей», запеченному с картошкой, луком и красным соусом, меня научил один известный архитектор, которому, вовремя его приготовления, всегда приходили интересные решения.

– Выглядит красиво, а пахнет восхитительно, – племянница втянула аромат блюда и картинно закатила глаза, подмигнув матери, при этом обе рассмеялись, а вместе с ними и дядя Петя.

– Правда, Петя, всё выглядит красиво и вкусно. – Вступила в разговор Ольга Александровна. – Какой ты всё-таки молодец. – Она улыбнулась, но улыбка была какой-то вымученной. – Душно у вас тут так сильно, что голова кружится, я пожалуй пойду. – И она встала, но покачнувшись, опять присела на стул.

– Мама, ты что? С тобой всё в порядке? – Встревожилась Катя.

– Оля, что с тобой? – Резко посерьезнел дядя Петя. – Может ты проголодалась? Дать тебе водички, а может покормить?

– Нет всё нормально, просто здесь очень душно от плиты, я пойду в комнату. – Она приподнялась со стула, но тут же резко побледнев стала оседать, что дядя Петя едва успел её подхватить.

Вместе они уложили, потерявшую сознание, Ольгу Александровну на диван и вызвали скорую помощь.

До боя курантов оставалось всего несколько часов.

Катя помнила в подробностях весь этот день, потому что от него начался отсчет маминой болезни, хотя она заболела намного раньше, но об этом никто не знал.

18

До приезда скорой, Ольга Александровна пришла в себя и, узнав, что медики уже в пути, расстроилась, потому что посчитала это лишним.

– Мамочка, мы о тебе беспокоимся, – пыталась успокоить её Катя. – Ты нас очень сильно напугала, – Катя нежно гладила лежащую мать по волосам. – Поэтому давай лучше проверим, ты же раньше никогда в обморок не падала.

– Это уже было. – Пыталась объяснить Ольга Александровна. – В первый раз случилось в учительской, почти сразу после смерти бабушки. Директриса попросила меня провериться. Я была у участкового врача, тот сказал, что это у меня из-за перенесенного стресса. Так и сказал, что «не каждый день матерей хоронят», и дал мне справку, что всё в порядке.

– Мама, но почему ты ничего не рассказала? – Взволнованно спросила Катя.

– Потому что ты была занята в тот день, да я и не придала этому особое значение. Тем более что причина, так себя чувствовать, была веская. – Ольга Александровна печально вздохнула.

– Оля, а врач тебя осматривал, анализы делал? – Спросил дядя Петя.

– Первый раз, когда справку давал, послушал и давление померил. – Ответила Ольга Александровна.

– А что после того раза, ты ещё у него была? – Одновременно задали вопрос Катя и дядя Петя.

– Ещё 2 раза была. Один раз, когда головокружения начались, а второй раз, когда слабость и сонливость добавились. – Послушно отвечала Ольга Александровна. – Так в первый раз просто проверил, и предположил, что возможно из-за переживаний. А второй раз на анализы послал на всякий случай, но они были в порядке.

– Мама, но почему ты не рассказала об этом? – Ласково упрекнула мать Катя.

– А что рассказывать, ведь всё было в порядке. Ты же знаешь, Катя, я не люблю лишний раз людей тревожить. – Ольга Александровна посмотрела на озабоченные лица родственников и вымученно улыбнулась. – Поэтому не было смысла вызывать скорую.

Но врач скорой помощи согласился с Катей и дядей Петей, что данный случай требует тщательного срочного обследования, тем более что пациентка выглядела очень бледной и болезненной, поэтому была необходимость в госпитализации.

19

В больнице стояла предпраздничная суета, и на них особого внимания никто не обратил. Заглянувшая медсестра пообещала, что скоро будет дежурный врач. Они терпеливо ждали уже полчаса. Дядя Петя быстро оценил обстановку и пошел на поиски персонала, пообещав скоро вернуться. И вправду, не прошло и 10 минут, как в приемном покое появились дежурные медсестра и врач, которые и занялись Ольгой Александровной.

– Ты, дядя Петя, прямо кудесник, – шепнула тихо Катя, чтобы никто не услышал.

– Это, Катя, журналистские корочки творят чудеса, – в тон племяннице шепнул дядя. – Никто же не хочет, чтобы про него было плохо написано в прессе. Грустно, но порой приходится этим воспользоваться. Я как-то про эту больницу материал делал, поэтому я многих здесь знаю, как и они меня. – У дяди Пети вырвался смешок. – Знаешь, персонал подумал, что я глава вашего семейства, потому что фамилия то у нас одна. Но я не стал их разочаровывать.

– А у нас с мамой, кроме тебя больше никого и нет. – Серьезно заметила Катя.

Ольгу Александровну поместили в резервную одноместную палату. Катя осталась с матерью, а дядя Петя «по быстрому смотался» к ним домой за приготовленным праздничным ужином и за подарками, потому что все трое единодушно решили, что праздник всё-таки должен быть. Врач в приемном покое не возражал, но попросил, чтобы гости не утомили пациентку, которая должна находиться в кровати, потому что он прописал ей постельный режим и назначил обследования. Ольге Александровне поставили капельницу, после чего она почувствовала себя лучше, даже лицо стало менее бледным.

– Вот и Дедушка Мороз: сам приготовил и сам принес, – открывая дверь палаты, произнес в рифму дядя Петя. – Захватил для всех подарки, лишь не взял я кофеварку. – Кофеварку и увесистый мешок кофе, дядя Петя подарил сразу по приезду, зная, что хозяйки давно об этом мечтают, но позволить себе не могут.

Катя и Ольга Александровна тихо рассмеялись, потому что хоть до Нового Года и оставался всего час, но не стоило забывать где они находились. Начали с подарков, по их просьбе дядя Петя захватил все мешки и коробки из под елки. Какой же Новый Год без подарков! А у Ольги Александровны тем более двойной праздник.

– Именины с одной стороны, Новый Год с другой стороны, – шутливым голосом знаменитой бабы яги произнёс дядя Петя, игриво протягивая по очереди два свертка Ольге Александровне. – Катя и мама при этом снова тихо рассмеялись. – Украшения ты не носишь, но это может украсить любую женщину, тем более, как говорят сами рукодельницы, их изделия лечебные.

Ольга Александровна с помощью Кати развернула пакеты, в которых оказались оренбургские пуховые платки ручной работы. Один серый и поплотнее, а другой белый весь ажурный, как паутинка. Оказывается, дядя Петя, не так давно писал статью про потомственные династии оренбургских вязальщиц, рукодельницы ему и посоветовали какие платки лучше купить. Он пояснил, что настоящие платки вяжутся из козьего пуха, и их можно продеть через колечко.

– Петя, спасибо тебе. Это же очень дорого, да ещё и два… – Тихо, со слезами благодарности в глазах произнесла Ольга Александровна. – Я один то себе не могла купить.

– Ты, Оля сама виновата: не надо быть такой красавицей с серыми глазами, к которым и серый и белый платок подходят. Вот я и растерялся, – шутливым тоном пытался объяснить ситуацию дядя Петя, на что все опять тихо рассмеялись. – А если серьёзно, то мне самому так захотелось, всё-таки два праздника. Не переживай ты о цене: мне хорошую скидку сделали. – Смеясь добавил он.

– Спасибо, Петя, за подарок. – Поблагодарила Ольга Александровна.

После дяди Пети настала Катина очередь дарить маме подарки. Она несколько месяцев, чтобы было незаметно, откладывала деньги на подарок. Как то раз, примерно полгода назад, Катя вместе с матерью прогуливались по улицам, и Ольга Александровна остановилась возле одной из витрин с платьями.

– Что-то интересное, мама? – Спросила Катя.

– Просто увидала платье своей мечты. – С грустной улыбкой произнесла Ольга Александровна.

– Так зайдем, купим, – потащила дочь мать.

– Нет, что-ты это дорого для нас. Пусть оно так и остаётся платьем мечты.

Катя запомнила про это платье, навестила магазин, познакомилась с продавщицами и стала копить деньги на подарок маме.

– Я надеюсь, мама, что тебе понравится. – Катя протянула матери большой сверток и помогла его развернуть. – Мечты должны исполняться, затем мы и мечтаем, – с этими словами, дочь извлекла из свертка классическое черно – белое платье.

– Ты купила его, – прошептала удивленная мать и не смогла сдержать слез. – Спасибо, Катенька. Но это же так дорого!

– Не дороже денег. Я же работаю, мама, и мне так захотелось тебя порадовать, тем более, что ты себе уже ничего давно не покупала. – Ласково улыбнувшись матери, Катя продолжила. – Но это подарок на день рожденья, а к Новому Году тебе другой подарок, – и она протянула другой пакет.

Из другого свертка, припасенного Катей для матери, был извлечен красивый уютный халат нежной расцветки: с ромашками и васильками на зеленом лугу.

– Какой красивый и теплый халатик, который не только греет тело, но и душу, – произнесла с улыбкой Ольга Александровна. – Так и хочется погулять по такому лугу. Спасибо, доченька.

Затем подарки к Новому Году получала Катя: от мамы – удобную сумку журналиста, а от дяди Пети – увесистый набор журналиста – блокноты, ручки, еженедельник и прочее. Чему Катя очень обрадовалась, потому что и то и другое ей было нужно для работы.

Дядя Петя тоже получил подарки. Вначале от Ольги Александровны тёплый шарф, который она приобрела для него примерно в середине декабря, объясняя дочери о необходимости такого подарка:

– Петя, несмотря на то, что он серьёзен в работе, сколько его помню, еще со школы постоянно теряет шарфы и перчатки. Вот последний раз приезжал к нам опять без шарфа, а на улице холодно, может простудиться.

Катя взяла на заметку слова матери и купила для дяди Пети перчатки, так сказать дополнение в самый теряемый набор. Это всё она и поведала дяде, вручая ему подарок. Дядя Петя в разрешенном тихом диапазоне смеялся долго, не забыв поблагодарить родственниц:

– Девочки, мои дорогие, спасибо вам за заботу. Ну а теперь давайте трапезничать, а то уже скоро куранты бить будут. – С шуткой, жестикулируя на старосветский манер, произнес дядя Петя.

Они, проголодавшись с аппетитом уплетали, приготовленную дядей Петей еду, поздравляли друг друга с Новым Годом, а Ольгу Александровну ещё и с Днём Рожденья, желая ей много раз крепкого здоровья, при этом всё запивали вкусным чаем на травах, предусмотрительно заваренным в термосе и привезенным дядей Петей.

Уже потом, ежегодно Катя будет вспоминать этот, встреченный в больничной палате Новый Год, совмещённый с маминым днём рожденья.

20

Обследования Ольги Александровны в связи с новогодними праздниками затянулись. То нужных специалистов не было на месте, то аппаратура не работала. Правда капельницы с целью общего укрепления организма делали регулярно, тем более, что анализы крови показали наличие анемии. Кардиолог, в связи с выявленным шумом в сердце, направил на ультразвуковое исследование, где обнаружили пролапс митрального клапана.

Катя каждый день по несколько часов проводила в больнице у постели матери, она бы проводила больше, но в палате, куда перевели мать было 5 пациентов, которых навещали посетители, периодически сновал персонал, так что воздуха было мало. Бледность кожи, благодаря лечению, стала менее выраженной, но чувствовалась слабость. Дочери было больно смотреть на исколотые руки матери, на печаль в её глазах. Специфический запах больницы, казалось, преследовал везде, даже когда она там не находилась. Мать этот запах угнетал до такой степени, что она хотела поскорее вырваться из больничных стен, но слабость не давала, а в таком состоянии она не могла вернуться к обычной жизни, к работе. Приходилось терпеть.

– Поэтому, бабушка и не хотела в больницу, – сказала Ольга Александровна Кате вовремя одного из её визитов. – Она как-то проведывала свою коллегу, и больница оставила отнюдь не лучшие впечатления. – Мать вздохнула. – Судя по её рассказам, ничего не изменилось.

– Мам, не отчаивайся, подлечишься, и всё это будет в прошлом, – пыталась успокоить её Катя. – Лучше покушай котлетки, пока теплые. Врач сказал, что тебе с твоей анемией, мясо надо больше в рацион питания включать. – Катя улыбнулась ободряющей улыбкой. – Мама, и правда, чтобы быстрее поправится надо хорошо кушать. Так ты мне говорила в детстве?

– А откуда это мясо, Катя? – Спросила Ольга Александровна.

– Дядя Петя полный холодильник забил всем, – улыбнулась дочь. – Сказал, что нам надо разделиться: он будет продукты покупать, чтобы я тебе готовила, да и сама «не отощала», и у меня так будет больше времени тебя навещать. – Катя погладила мать по руке. – Ты, мама, главное поправляйся. Дядя Петя сказал, чтобы про деньги мы не беспокоились, он нам поможет, хотя он знает, что «мы гордые и надеемся только на себя, но это не тот случай».

– Петя всегда предлагал деньги, но я отказывалась, говорила, что мы должны надеяться только на себя. – Отреагировала на её слова мать. – Скорее бы выписаться отсюда. Может быть если бы не праздники, то уже бы дома была. Но с другой стороны, хорошо, что каникулы, не придется пропускать учебные дни.

– Главное, мама, чтобы ты поправилась. – Произнесла шепотом дочь и поцеловала мать на прощание. – Я завтра приду пораньше. – И она тихонько вышла из палаты, чтобы не беспокоить остальных.

Проходя по больничным коридорам с их специфическим запахом смеси моющих средств, лекарств, еды, немытых тел, болезней и страданий, Катя неожиданно для себя поняла, как всё-таки одновременно слаб и силён человек перед горем.

21

В начале второй недели госпитализации, на следующий день после Рождества, Ольга Александровна почувствовала себя хуже. Появилось покраснение и болезненность в области правой груди. Лечащим врачом был приглашен хирург, опухшее лицо и выраженный запах перегара, исходящий от которого, говорили, что праздники удались. Видя состояние специалиста по хирургии, лечащий врач, Ольга Александровна и Катя, решили пока обойтись без операционного пути и начать лечение антибиотиками. Не знай бы чем всё это закончилось, но на их счастье на следующий день с отпуска вернулся заведующий отделением Евгений Николаевич, с которым удачно столкнулся в больничном коридоре дядя Петя. Они были знакомы давно. Евгений Николаевич был когда то их соседом по дому, где проживали родители. Потом, они уже встретились, когда дядя Петя стал журналистом и писал статью об этой больнице, а Евгений Николаевич помогал ему в профессиональном плане.

Заведующий отделением разрешил Кате присутствовать при осмотре матери, так как Ольга Александровна была очень слаба, и дочь помогала матери. Осмотр проходил в кабинете заведующего. Лечащий врач доложил всю обстановку по пациентке и предоставил заведующему отделению историю болезни. Выставленные диагнозы: вегетососудистая дистония, пролапс митрального клапана, анемия и мастит, насторожили Евгения Николаевича. После тщательного сбора анамнеза и осмотра Ольги Александровны, он изменился в лице, но взял себя в руки поблагодарил пациентку и её дочь и попросил их вернуться в палату.

Катя вместе с дядей Петей, ждущим их возле кабинета, помогли добраться Ольге Александровне до её кровати и, устроив её поудобнее, вернулись к заведующему отделения, чтобы поговорить с ним о состоянии только что осмотренной им пациентки. Приближаясь к кабинету, они услышали голос Евгения Николаевича, который на повышенных тонах отчитывал лечащего врача Ольги Александровны. После того, как красный лечащий врач вылетел из кабинета, Евгений Николаевич пригласил их к себе. Заведующий отделением объяснил, что теперь он будет лечащим врачом их родственницы, и что надо будет пройти кое-какие обследования, насчёт которых он уже дал распоряжения.

А потом всё закрутилось так быстро, что Кате казалось, что всё это происходит не с ними, а с кем-то другим, а они просто за этим наблюдают со стороны. Матери сделали дополнительные анализы и снимки, маммографию, затем на её основании биопсию, к которой был привлечён, конечно, не тот хирург, что осматривал раньше сразу после Рождества. Евгений Николаевич поменял назначенное ранее лечение, и Ольга Александровна почувствовала себя лучше, слабость и бледность уменьшились. Все результаты обследований уже были готовы и осталось получить только заключение гистологического исследования взятой биопсии.

22

Ольга Александровна воспряла духом в надежде скорого выздоровления и выписки. Катя и дядя Петя поддерживали её как могли, сменяя друг друга на посту в больнице. Наконец-то всё было получено, и Евгений Николаевич пригласил их всех троих в свой кабинет.

– Я долго думал, сообщать или нет Вам, Ольга Александровна, настоящий диагноз, – начал он осторожно. – Но потом, пообщавшись с Вашими родственниками и рассудив, что Вы женщина умная, решил сказать правду, как это делают мои зарубежные коллеги. Потому что, для умного человека, в такой ситуации, нет ничего горше, чем почувствовать обман, да еще и от близких людей.

Все сидели тихо, затаив дыхание и вслушивались в слова Евгения Николаевича, он вздохнул и продолжил:

– Я искренне сожалею, но у Вас, Ольга Александровна, обнаружен рак молочной железы.

Диагноз, произнесенный Евгением Николаевичем, грянул для них, как гром среди ясного неба. Дядя Петя потрясенный молчал. Ошеломленная Катя только и смогла растерянно произнести:

– Как же так…

Ольга Александровна побледнела ещё больше, проглотила комок в горле и тихо спросила:

– Сколько? Сколько мне осталось?

– Никто не знает об этом, – тихо и печально произнес врач. – Надо продолжать лечиться и жить. Вашей дочери нужна мать. – Он вздохнул и продолжил. – Сегодня пятница, я Вас уже выписал из отделения и все документы подготовил. После выходных, в понедельник Вам, Ольга Александровна, надо будет поехать в другую больницу для дальнейшего лечения. Вот адрес больницы. – Евгений Николаевич протянул лист с адресом и названием больницы. – Там Вами будет заниматься отличнейший врач онколог, моя сокурсница Антонина Ивановна. Я с ней обо всём уже договорился, и она Вас ждёт.

Катя не помнила, как они добрались до дома, всю дорогу она старалась сдерживать предательские слёзы, чтобы мама не видела, как она плачет. И только дома поздним вечером, когда Ольга Александровна легла спать, она, включив воду в ванной, дала волю слезам. Наплакавшись вдоволь, Катя взяла себя в руки и приняла решение, что больше она не имеет права быть слабой. Надо быть сильной и бороться за маму. «Моя мама не должна умереть, ведь она ещё молодая,» – с этими мыслями Катя погрузилась в тревожный сон.

23

Утром Катя встала рано, несмотря на то, что почти не спала. Ей захотелось приготовить вкусный завтрак для мамы. На кухне уже сидел, бессмысленно глядя в окно, печальный дядя Петя. Глянув в припухшее лицо племянницы, он невесело спросил:

– Тоже не спится?

– Как и тебе, дядя Петя. – В тон ему тихо ответила Катя. – Встала пораньше, чтобы приготовить домашний завтрак. А то мама столько времени питалась больничной едой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23