Вадим Золотарёв.

Евреи в НКВД СССР. 1936–1938 гг. Опыт биографического словаря



скачать книгу бесплатно

Нам удалось разыскать подобную справку в личном деле майора ГБ Б. В. Козельского (см. биосправку).


«К личному делу № 1395

СПРАВКА

Согласно распоряжения нач. Админотдела ГПУ УССР тов. Козельский Б. В. п/нач СПО ГПУ УССР спецпроверке не подлежит.

Старший инспектор АО ГПУ УССР (подпись)

22 июля 1931 г.»[86]86
  ОГА СБУ, Киев. Д. 1351. Т. 1. Л. 20.


[Закрыть]
.


Таким образом, мы видим, как люди, державшие под софитами всю страну, имевшие права проверить кого угодно и когда угодно, сами проверке не подлежали. И зачастую приписывали себе революционные заслуги. Так, после ареста начальника УНКВД по Амурской области Я. Е. Перельмутера (см. биосправку) выяснилось, что ни командиром партизанского отряда на Житомирщине, ни начальником разведки 1-й революционной дивизии, ни ответственным секретарём президиума Волынского ревтрибунала, ни членом коллегии Закавказской ЧК он никогда не был[87]87
  Лукин Е. На палачах крови нет. Типы и нравы Ленинградского НКВД. – СПб: Библиополис, 1996. – С. 10.


[Закрыть]
!

Начальник отдела кадров НКВД УССР Я. В. Письменный (см. биосправку) заявлял подчиненным: «К черту специальные проверки и безграмотную молодёжь! Нужно держать курс на старые кадры, которые при наличии компрометирующих материалов ценнее, чем советские безграмотные остолопы»[88]88
  ОГА СБУ, Киев. Д. 67398. Т. 2. Л. 189.


[Закрыть]
.

Отсутствовала положительная реакция на компромат и в отношении еще одного руководящего работника ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР – В. М. Бриля (см. биосправку). В материалах его спецпроверки мы можем найти немало отрицательных моментов, не красящих биографию этого почетного чекиста. Вот выдержка из его служебной характеристики в период работы в Турции (по линии НКВТ СССР): «Безынициативен. Для коммерческой работы слаб. Особого желания учиться на работе не проявил. Нужными языками для работы в Турции не владеет и особой активности в изучении хотя бы одного языка, несмотря на годичное пребывание в Турции, не проявил, имеет склонность к склочничеству. Данных для работы за границей нет…»[89]89
  ИЦ МВД Республики Узбекистан.

Архивное личное дело № 23164 на В. М. Бриля.


[Закрыть].

В 1933 г. на В. М. Бриля поступило заявление от его домработницы, та утверждала, что её работодатель на квартире часто «…принимает по делу много посетителей, судимых и бывших под арестом, которые приносят разные продукты». При этом эти приемы были обставлены некой таинственностью, а при появлении посетителей Бриль по какой-то надобности всегда стремился услать домработницу из дома. Сам чекист назвал это заявление «сплошной выдумкой и гнусной клеветой», хотя и признал, что к нему в квартиру действительно ходит немало разных людей. Но связано это якобы сугубо с оперативной необходимостью. Ему как начальнику отделения ЭКУ ОГПУ СССР было разрешено вести в своей квартире личный прием агентуры и осведомления. Согласитесь, странное пренебрежение конспирацией в работе с секретными сотрудниками. Несмотря на реальные основания прояснить истинное положение дел, начальство Бриля отделалось фактически отпиской: «…ввиду недоказанности обвинения во взяточничестве расследование прекратить»[90]90
  ИЦ МВД Республики Узбекистан. Архивное личное дело № 23164 на В. М. Бриля.


[Закрыть]
.

В июне 1937 г. в отношении Бриля было вновь составлено заявление, но на этот раз анонимное. В новом сообщении наш герой был охарактеризован как «…делец темных дел, человек большой натуры». Автор письма привел и ряд примеров махинаций Бриля. Так, в частности, он и его помощник Сурков «ездили, сколько хотели, и куда хотели» на легковой машине, принадлежащей арестованному члену Верховного Суда РСФСР Табакину[91]91
  Табакин Михаил Маркович (Мартынович) (Меер Мордухович (1899–1965). Уроженец Могилёвской губернии. Член КП с 1917. С 1922 г. на работе в аппарате НКВД РСФСР, с 1923 г. на руководящей работе в обществе «Добролет» и в системе сельской кооперации. В 1928–1929 гг. старший инспектор и начальник бригады по борьбе с бандитизмом УУР НКВД РСФСР, в дальнейшем управляющий Казахской краевой контрой общества «Овцевод». В 1930 г. начальник ГУ коммунального хозяйства и заместитель наркома внутренних дел, одновоременно в октябре-декабре 1930 г. и. о. наркома внутренних дел Казахской АССР. С 1931 г. на ответственной хозяйственной работе, в 1934–1936 гг. член 1 уголовной коллегии Верховного Суда РСФСР. 22 апреля 1936 г. арестован и 29 мая 1936 г. как «социально-опасный элемент» приговорен к 5 годам лишения свободы. Срок наказания отбывал в г. Воркуте. В 1941 г. освобожден, в дальнейшем на руководящей хозяйственной работе в г. Александрове и г. Москве. С 1963 г. на пенсии, проживал в г. Москве. В 1956 г. был реабилитирован // См. подр.: Ашимбаев Д. Кто есть кто в Казахстане. Биографическая энциклопедия. 9 изд. – Алма-Ата, 2009. – Ст. 796.


[Закрыть]
. Машина находилась под арестом, но, несмотря на это, ею активно пользовались и ставили на хранение во вневедомственном гараже НКВД, а когда Бриля и Суркова оттуда, что называется, попросили, то они стали оставлять её во дворе дома, где находилась конспиративная квартира 3-го отдела ГУГБ НКВД СССР. Аноним просветил руководство Бриля и о махинациях последнего с денежными суммами, выделяемыми на оперативные расходы. Автор письма утверждал, что деньги, потраченные Брилем на покупку мебели в конспиративную квартиру, в действительности были использованы для покупки мебели в квартиру его помощника Суркова.

В анонимке вновь не стали особо разбираться, вероятно, увидя в ней лишь желание «врагов народа» подставить чекиста, к тому же участвующего на тот момент в следствии в отношении бывшего всесильного наркома внутренних дел Ягоды. В январе 1938 г. Бриля забрал к себе на работу его бывший начальник по ЭКУ ОГПУ СССР, нарком внутренних дел Узбекской ССР Д. 3. Апресян. На рапорте Апресяна об отзыве Бриля в Ташкент стояла положительная виза Ежова: «Т. Фриновский проверить по всем фактам, подходит – не возражаю». Ничего предосудительного в биографии и служебной карьере Бриля вновь обнаружено не было, и в апреле 1938 г. он возглавил Управление НКВД по Ташкентской области[92]92
  ИЦ МВД Республики Узбекистан. Архивное личное дело № 23164 на В. М. Бриля.


[Закрыть]
.

Обширный компромат был накоплен и на начальника ТО УГБ НКВД УССР Я. В. Письменного. Помимо обвинений в непрофессионализме (см. биосправку на Я. В. Письменного), имелись и материалы о его моральном разложении. В материалах особоуполномоченного НКВД УССР сохранилось немало сведений о многочисленных встречах этого высокопоставленного чекиста с женщинами легкого поведения, о его постоянных гулянках в ресторане спортивного общества «Динамо» в г. Киеве. Имелись и объективные данные о том, что Письменный транжирил оперативные суммы на личные нужды, а также допускал явные антипартийные проступки[93]93
  Шаповал Ю. /., Золотарьов В. А. Всеволод Балицький. Особа, час, оточення. – Кіев: Стилос, 2002. – С. 332–333.
  Имя Письменного еще до периода «Большого террора» фигурировало в ряде дел уголовного характера. Так, в 1936 г. при аресте кельнерши бара «Интурист» в Одессе Я. Я. Головской, подозреваемой в польском шпионаже, была обнаружена переписка интимного характера, где адресатом являлся Я. В. Письменный. Начальник УНКВД по Одесской области А. Б. Розанов был вынужден изъять эти письма из уголовного дела и направить их лично Письменному.
  Всплывало имя начальника ТО УГБ НКВД УССР и в уголовном деле балерины Киевского театра оперы и балета Середы, арестованной по обвинению в попытке убийства комкора Н. Н. Криворучко. Середа была любовницей комкора, тот в ходе скандала избил её, и обиженная женщина решила мстить (застрелить его из револьвера). Спасло Кривручко лишь то, что она не умела хорошо пользоваться огнестрельным оружием. В ходе следствия выяснилось, что в ближний имтимный круг Середы входил не только Криворучко, но некоторые высокопоставленные чекисты, в том числе и Письменный // ЦГАООУ. Ф. 263. On. 1. Д. 44539-ФП. Л. 59–61; ЦГАООУ. Ф. 263. On. 1. Д. 45866. Л. 175–176.


[Закрыть]
.

Рядовые чекисты делали неоднократные попытки разоблачить «антипартийное нутро» Письменного и его ближайшего окружения. Однако по личному указанию Балицкого (комиссар ГБ 1-го ранга В. А. Балицкий, в 1934–1937 гг. – нарком внутренних дел УССР) и Кацнельсона (заместителя наркома внутренних дел УССР – см. биосправку) эти попытки немедленно гасились, а материалы, направленные на рассмотрение особоуполномоченного НКВД УССР, клались под сукно.

Так произошло и в начале 1937 г., когда первый секретарь Харьковского обкома КП(б) Украины Н. Ф. Гикало передал особоуполномоченому НКВД СССР В. Д. Фельдману анонимку на Письменного, в которой последний обвинялся в покровительстве троцкистов (в частности, троцкиста Шульмана). Несмотря на то, что «компромат» оказался в Москве, это не имело никаких серьезных последствий. И причиной этого были тесные приятельские отношения самого Письменного с особоуполномоченным НКВД УССР Н. Л. Рубинштейном, а также с наркомом Балицким (на которого они оказывали нужное влияние в решении множества вопросов, в том числе и личного характера).

В период хрущевской реабилитации весь этот компромат на Письменного часто связывали лишь сугубо с личной характеристикой этого чекиста: «Энергичный…работник. Характер темпераментный, прямолинейный и вспыльчивый».

Подобное неприятие компромата наблюдалось не только в отношении сотрудников-евреев, но и в отношении сотрудников НКВД иных национальностей. В апреле 1936 г. на имя особоуполномоченного НКВД СССР майора ГБ А. Я. Беленького поступило сообщение («Только лично. Срочно. Сов. секретно. Серия К») за подписью начальника УНКВД по Ленинградской области Л. М. Ваковского. В нем руководитель ленинградских чекистов сообщал о компрометирующих материалах на руководящего работника СПО ГУГБ НКВД СССР А. Р. Стромина-Строева.

В ходе оперативной проверки выяснилось, что родители жены Стромина – Паулина и Карл Глазер – были «враждебного социального происхождения». Паулина Глазер в марте 1935 г. была лишена избирательных прав как жена домовладельца. Карл Глазер, умерший в мае 1930 г., являлся почетным потомственным гражданином, имел во владении собственный дом в г. Санкт-Петербурге, на улице Ямской (на 1936 г. – улица Достоевского). Дом был внушительным: каменный, 5-ти этажей, всего в нём было 35–40 квартир.

По агентурным данным ОГПУ-НКВД, отец жены Стромина до революции содержал в этом доме публичный дом с 25–30 женщинами, одновременно являясь крупным подрядчиком по постройке церквей. В период НЭПа он обзавелся патентом на торговлю, имел свое торговое место на Кузнечном рынке (г. Ленинград). Паулина Глазер, несмотря на лишение избирательных прав, не была выслана из Ленинграда в ходе операции «Бывшие люди» (в марте – июне 1935 г.), находилась на иждивении своих сыновей. Последние, будучи служащими советских учреждений, характеризовались НКВД отрицательно: «…общение имеют исключительно с бывшими людьми, настроены враждебно по отношению к Советской власти»[94]94
  ОСФ ИЦ ГУ МВД по Саратовской области. Архивное личное дело № 8795 на А. Р. Стромина-Строева.


[Закрыть]
.

Наличие отрицательного материала не повлияло кардинально на карьеру Стромина. Возможно, по этой причине его удалили из Москвы в сентябре 1936 г., отправив в Свердловск на должность помощника начальника областного УНКВД. Однако спустя шесть месяцев он был возвращен на работу в центральный аппарат ГУГБ НКВД, а затем в августе 1937 г. как личный представитель наркома внутренних дел Ежова убыл в Саратов, где вскоре занял пост начальника областного Управления НКВД.

Несомненно, к сведениям, почерпнутым из уголовных дел и материалов спецпроверки, следует относиться особо осторожно, однако не вызывает сомнения тот факт, что некоторая часть руководящих сотрудников НКВД были людьми с подмоченной репутацией, стремившимися скрыть те или иные факты своей биографии. Руководство это знало и использовало. Вот что рассказывал об этом делегатам XIV съезда КП(б)Украины в июне 1938 г. нарком внутренних дел УССР комиссар ГБ 3-го ранга А. И. Успенский: «Вызывает Балицкий к себе работника и говорит: „Ты же в прошлом сионист, у тебя же отец имел магазин, как ты попал в КП(б)У, как ты попал в НКВД?“. Он туда-сюда, а потом говорит: „Не дай погибнуть!". „Ну, ладно, оставайся, но смотри, чтобы ты слушался!". И он слушался, всё, что говорил ему Балицкий, он делал, иначе бы он его ликвидировал»[95]95
  ЦГАООУ.Ф. І.Оп. 1.Д.544.Л.475.


[Закрыть]
.

Образование. В отношении образовательного ценза положение характеризуется следующими цифрами: 8 чел. (6,35 %) имели высшее образование; 15 чел. (11,9 %) – незаконченное высшее; 29 чел. (23,06 %) – среднее; 63 чел. (50 %) – начальное; 6 чел. (4,76 %) были самоучками. Выяснить образование ещё 5 чел. (3,97 %) авторам пока не удалось.

Представленные цифры свидетельствуют о достаточно низком общеобразовательном уровне чекистов-евреев.

В ряде исследований мы можем встретить утверждение, что незначительное количество иных национальных элементов (украинцев, белорусов и т. д.) в органах власти было связано лишь с их низким образовательным уровнем. И якобы поэтому руководящие посты в государственном аппарате (в том числе и в органах госбезопасности) заняли более грамотные, более активные в общественной жизни евреи, по большей части представители городского населения[96]96
  См. подр.: Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми (1917–1920). – М.: РОССПЭН, 2005. – С. 102–103; Капчинский О. Госбезопасность изнутри. Национальный и социальный состав. – М.: Яуза, Эксмо, 2005. – С. 267.; Басин Я. Советизация через идишизацию, или как Пролетарская диктатура пришла на «еврейскую улицу» / Репрессивная политика советской власти в Беларуси. – 2007. – № 3 [электронный ресурс] // http://www.homoliber.org/ru/rp/ rp030109.html; Кричевский Л. Ю. Евреи в аппарате ВЧК-ОГПУ в 20-е годы // Евреи и русская революция: Материалы и исследования [Ред. – сост. О. В. Будницкий]. М.: Иерусалим: Гешарим, 1999. – С. 320–350.


[Закрыть]
. Как мы видим, полученные авторами статьи данные ставят под сомнение подобные утверждения.

Среди самоучек (нередко в графе «образование» они писали – домашнее) следует выделить комиссаров ГБ 2-го ранга И. М. Леплевского и К. В. Паукера, комиссара ГБ 3-го ранга А. М. Минаева-Циканов-ского, утверждавшего, что обучился грамоте сидя в тюрьме[97]97
  ЦГАВОВУ. Ф. 288. Он. 7. Д. 1019. Л. 3.


[Закрыть]
, а также заместителя начальника РУ РККА старшего ГБ М. К. Александровского.

О том, что означало иметь такое «домашнее образование», прекрасно описал в своей автобиографии один из крупных чекистов Украины Я. А. Лившиц (в 1921–1922 г. – председатель Киевской губернской ЧК, в 1923–1924 гг. начальник СОЧ и заместитель председателя ГПУ УССР): «В марте месяце 1917 г. я вступил в партию большевиков и был инициатором создания большевистской организации в Мозыре. Надо сказать, что вплоть до 1917–1918 гг. я был совершенно безграмотный, писать не умел, научился читать по-русски по печатным буквам»[98]98
  Личный архив автора (М. А. Тумшиса). Автобиография начальника Северо-Кавказских железных дорог Я. А. Лифшица (машинопись).


[Закрыть]
.

Надлежит отметить, что советские историки старались всячески облагородить чекистов, приписывая им, в частности, несуществующее образование. Так, например, про С. С. Дукельского писали как про «талантливого пианиста, закончившего Одесскую консерваторию»[99]99
  Гладков Т.К. Медведев. – М.: Молодая гвардия, 1985. – С. 90.


[Закрыть]
, хотя в собственноручно заполненной партийной анкете в 1954 г. тот написал: «Образование начальное – не окончил три класса еврейского казенного училища в Елисаветграде 1905 г., не окончил музыкальную частную школу 1908 г., не окончил оперно-музыкальную частную школу Медведева 1909 г.»[100]100
  РГАСПИ. Регистрационный бланк члена ВКП(б) № 04642513 на Дукельского С. С.


[Закрыть]
. Эти данные подтверждаются и материалами архивного личного дела сотрудника ВЧК-ОГПУ-НКВД, в котором отмечено, что Дукельский окончил 3 класса 4-х классного еврейского казенного училища и в 1906 г. «…поступил в общедоступную музыкальную школу и в течение двух лет учился игре на фортепиано»[101]101
  ОСФ ИЦ ГУ МВД по Московской области. Архивное личное дело № 21261 на Дукельского С. С.


[Закрыть]
.

Нередко и сами чекисты приписывали себе образование. Так, личный друг и соавтор[102]102
  Вместе с В. Маяковским написал киносценарий «Инженер Д’Арси» (на тему «Борьба за нефть»).


[Закрыть]
поэта В. В. Маяковского В. М. Горожанин, который так и не закончил 4-й курс Новороссийского университета, всегда указывал, что имеет высшее образование, объясняя это тем, что «…партия может ко мне выдвинуть требования, как к такому, который закончил университет»[103]103
  ОГА СБУ, Киев. Л. д. 2816. Л. 3.


[Закрыть]
.

Ситуация с образовательным цензом в органах НКВД стала меняться уже в годы «Большого террора». Именно тогда наметился приток сотрудников, имевших не только среднее, но нередко неоконченное высшее и высшее образование. С успехом кадровый вопрос стали решать открытые в 1935 г. учебные учреждения системы ГУГБ НКВД (межкраевые школы). Теперь перед кандидатами на зачисление в органы госбезопасности ставили лишь три обязательства: 1. Быть членом партии, или комсомола; 2. Иметь образование в объеме средней школы; 3. Иметь возраст не менее 27 лет[104]104
  Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ). Ф. 1683. On. 1. Д. 1. Л. 23.


[Закрыть]
. И совершенно никаких требований по национальному признаку, или как писали некоторые «эксперты» по «расовому отбору в органы НКВД»[105]105
  См. подр.: Бобылев Ю. Расовый отбор в НКВД//Независимое военное обозрение. – 2001. – 14 декабря.


[Закрыть]
.

Таким образом, мы можем констатировать, что в большинстве своем чекистское руководство, как и весь советский и партийный аппарат, не отличалось высоким образовательным уровнем. В чекистской среде было немало малообразованных, ограниченных людей, неспособных выработать какую-то эффективную тактику при решении сложных политических, национальных и культурных проблем.

Социальное положение. Этот раздел мы посвятили анализу гражданских профессий чекистов. Приведенные ниже цифры свидетельствуют, что 56 чел. (44,44 %) были служащими, в том числе: 27 чел. (21,42 %) – конторщиками, 10 чел. (7,94 %) – репетиторами и домашними учителями, 6 чел. (4,76 %) – служащими, 3 чел. (2,38 %) – приказчиками, 2 чел. (1,59 %) – статистиками, 1 чел. (0,79 %) – аптекарем, 1 чел. (0,79 %) – бухгалтером, 1 чел. (0,79 %) – журналистом, 1 чел. (0,79 %) – научным работником, 1 чел. (0,79 %) – мальчиком в магазине, 1 чел. (0,79 %) – пианистом, 1 чел. (0,79 %) – продавцом, 1 чел. (0,79 %) – рассыльным. 21 чел. (16,66 %) были рабочими, в частности: 8 чел. (6,35 %) – рабочими, 8 чел. (6,35 %) – типографскими рабочими; 2 чел. (1,59 %) – каменщиками; 1 чел. (0,79 %) – кожевником, 1 чел. (0,79 %) – рабочим по найму, 1 чел. (0,79 %) – техником-механиком. Еще 7 чел. (5,55 %) являлись кустарями, в том числе: 1 чел. (0,79 %) был маляром, 1 чел. (0,79 %) – мясником, 1 чел. (0,79 %) – парикмахером, 1 чел. (0,79 %) – плотником, 1 чел. (0,79 %) – подмастерьем, 1 чел. (0,79 %) – часовщиком 1 чел. (0,79 %) – шапочником.

Помимо этого, 6 чел. (4,76 %) были профессиональными партийными и комсомольскими работники. Еще 26 чел. (20,63 %) не имели гражданской профессии. В отношении 10 чел. (7,94 %) о гражданской профессии данные отсутствуют.

Приведенные данные подтверждают, что большинство евреев-сотрудников органов ГБ имели «социально-чуждое» положение, что явно противоречит часто встречающемуся тезису о том, что чекисты подбирали кадры из лучших представителей рабочего класса. Подобную точку зрения и сегодня отстаивают некоторые современные историки[106]106
  Плеханов А. М. ВЧК-ОГПУ в годы новой экономической политики. – М.: Кучково поле, 2006. – С. 218.


[Закрыть]
.

Партийность. Из 126 чел. 124 (98,41 %) были членами компартии (далее – КП), 1 чел. (0,79 %) – С. И. Самойлов-Бесидский – кандидатом в члены ВКП(б), 1 чел. (0,79 %) – А. Я. Лурье – беспартийным. Начальник Инженерно-строительного отдела НКВД СССР А. Я. Лурье состоял в партии с мая 1917 г., но в январе 1920 г. он был снят с поста начальника оперативного отдела ОО ВЧК «за участие в карточной игре и неуравновешенный характер». Благодаря личному вмешательству Г. Г. Ягоды был восстановлен на службе, однако осенью 1921 г. вновь снят с должности помощника начальника ОО по оперативной части с объявлением партийного выговора «за самоснабжение».

Спустя некоторое время его вновь восстановили на работе и даже назначали помощником управделами ВЧК. В мае 1922 г. Лурье был назначен на закордонную работу по линии НКИД в полпредство РСФСР в Риге, но уже в середине года как «социально-чуждый элемент, сокрывший своё происхождение» (происходил из семьи журналиста – личного почетного гражданина) был исключен из партии и в 1923 г. вновь зачислен в штат ОГПУ. Причину этого Ягода обосновал так: «Я знал его, как способного коммерсанта, которого можно было использовать на этой работе»[107]107
  Воронов В. Ю., Шишкин А. И. НКВД СССР: Структура, руководящий состав, форма одежды, знаки различия 1934–1937 г. – М.: ООО Издательский дом «Русская Разведка», 2005. – С. 268–269; Генрих Ягода. Народный комиссар внутренних дел СССР, Генеральный комиссар государственной безопасности. Сборник документов. – Казань, тип. ППК «Криста», 1997. – С. 98.


[Закрыть]
. Как мы видим из этого случая, требование Ф. Э. Дзержинского о «чистых руках» касалось далеко не всех чекистов.

Уникальна судьба еще одного чекиста-еврея, начальника Управления Ухто-Печорского ИТЛ ОГПУ-НКВД Я. М. Мороза, который в феврале 1929 г. решением Коллегии ОГПУ СССР «за превышение власти» во время работы начальником СОЧ ГПУ Азербайджанской ССР, выразившееся в расстреле без суда и следствия бакинского рабочего Р. Султанова, был приговорен к 7 годам лишения свободы[108]108
  Аллилуев В. Аллилуевы – Сталин. Хроника одной семьи. – М.: Молодая гвардия, 2002. – С. 91–92.


[Закрыть]
. Но уже в ноябре 1929 г., являясь заключенным, он стал работать начальником Ухтинской экспедиции Управления Северных лагерей особого назначения ОГПУ. В сентябре 1931 г. решением Президиума ВЦИК Мороз был досрочно освобожден от отбытия срока наказания и восстановлен на работе в ОГПУ. В сентябре 1931 г. по пересмотру дел Президиумом ВЦИК освобожден досрочно, а ОГПУ восстановило его на работе в своих органах. Тогда же решением ЦКК был восстановлен в рядах партии с отметкой в партбилете: «Перерыв в пребывании ВКП(б) с 20 апреля 1929 г. по 18 сентября 1931 г.»[109]109
  Советское руководство. Переписка, 1928–1941: [Сборник документов] / Сост. А. В. Квашонкин и др. – М.: РОССПЭН, 1999. – С. 160–161.


[Закрыть]
.

Из общей массы чекистов-евреев дореволюционным партийным стажем могли похвастать лишь 4 чел. (3,17 %). Это бывший начальник личной охраны Ленина Я. С. Беленький (член партии с 1902 г.), нарком внутренних дел СССР Г. Г. Ягода (член партии с 1907 г.), заместитель наркома внутренних дел СССР Я. С. Агранов (член партии с 1915 г.) и начальник УНКВД по Одесской области А. Б. Розанов (член партии с 1916 г.).

Дальнейший партийный стаж распределился следующим образом. В 1917 г. в партию вступил 21 чел. (16,66 %); в 1918 г. – 23 чел. (18,25 %); в 1919 г. – 27 чел. (21,43 %); в 1920 г. – 16 чел. (12,7 %); в 1921 г. – 7 чел. (5,55 %); в 1922 г. – 2 чел. (1,59 %); в 1923 г. – 2 чел. (1,59 %); в 1924 г. -3 чел. (2,38 %); в 1925 г. – 3 чел. (2,38 %); в 1927 г. – 3 чел. (2,38 %); в 1928 г.-4 чел. (3,17 %); в 1929 г.-3 чел. (2,38 %), в 1930-1 чел. (0,79 %); в 1931 г. – 3 чел. (2,38 %), в 1937 г. – 1 чел. (0,79 %), в 1938-1 чел. (0,79 %).


Таблица 8 – Время вступления в КП


Интересным выглядит и возраст вступивших в ряды компартии. В 16 лет вступили в члены КП 4 чел. (3,17 %), в 17 лет – 6 чел. (4,76 %), в 18 лет – 8 чел. (6,35 %), в 19 лет – 16 чел. (12,7 %), в 20 лет – 13 чел. (10,32 %), в 21 год – 12 чел. (9,52 %), в 22 года – 11 чел. (8,73 %), в 23 года-8 чел. (7,14 %), в 24 года – 8 чел. (5,55 %), в 25 лет – 7 чел. (4,76 %), в 26 лет – 6 чел. (3,97 %), в 27 лет – 2 чел. (1,59 %), в 28 лет – 5 чел. (3,97 %), в 29 лет – 4 чел. (3,17 %), в 30 лет – 4 чел. (3,17 %), в 31 год – 3 чел. (2,38 %), в 32 года – 1 чел. (0,79 %), в 33 года – 1 чел. (0,79 %), в 35 лет – 4 чел. (3,17 %).


Таблица 9 – Возраст вступления в ряды КП


Как мы можем наблюдать, большинство сотрудников (72,23 %) вступили в компартию в 1902–1920 гг., и были, вероятнее всего, убежденными коммунистами. К тому же, в партию большинство (73,8 %) поступили в молодом возрасте до 25 лет. Они имели определённый партийный авторитет не только среди чекистского, но и среди партийного и советского аппарата.

Правда, после ареста чекисты называли и иные причины своего поступления в партию. Бывший начальник 3-го (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР Л. Г. Миронов на следствии показал: «…в партию я вступил в 1918 г. по карьеристским и шкурническим побуждениям, так как другого пути выбиться в люди в первые годы революции я не видел… Развернувшиеся политические события показали мне, что, только примазавшись к коммунистической партии, я смогу завоевать прочные жизненные позиции, связанные с личным благополучием и карьерой»[110]110
  Лукин Е. В. На палачах крови нет: Типы и нравы Ленинградского НКВД. – СПб.: Библиополис, 1996. – С. 43.


[Закрыть]
.

Вместе с тем, можно утверждать, что далеко не все чекисты-евреи были твердокаменными большевиками. 34 чел. (26,98 %) начинали свой путь в революцию в рядах других партий. 9 чел. (7,14 %) являлись членами Еврейской социал-демократической рабочей партии «Поалей Цион», 9 чел. (7,14 %) – членами ПСР, 5 чел. (3,97 %) – членами РСДРП (интернационалистов), 5 чел. (3,97 %) – членами Украинской партии левых эсеров (боротьбистов), 3 чел. (2,38 %) – членами Бунда, 3 чел. (2,38 %) – меньшевиками, 1 чел. (0,79 %) – Объединенной еврейской коммунистической рабочей партии, 1 чел. (0,79 %) – в Социал-демократической рабочей партии Венгрии; 1 чел. (0,79 %) – в партии левых эсеров-максималистов, 1 чел. (0,79 %) – в партии польских социалистов (девица). Еще 1 чел. (0,79 %) был левым эсером и 1 чел. (0,79 %) – анархистом.

При этом 4 чел. (3,17 %) – М. М. Алиевский, В. М. Горожанин, М. Г. Раев и Н. М. Райский – перед вступлением в компартию сменили две партии, а А. С. Чапский даже три.

Пребывание в других партиях поначалу практически не играло никакой роли для карьеры чекистов-евреев, однако в годы «Большого террора» многим из них припомнили их «националистическое прошлое».

Сигналом для этого стала направленная на места в декабре 1937 г. телеграмма НКВД № 83921 с требованием немедленно пересмотреть все учёты и разработки по сионистам и арестовать антисоветский сионистский актив[111]111
  Шаповал Ю. І. Україна XX століття. – Київ: Генеза, 2001. – С. 45.


[Закрыть]
. Разоблачать «еврейских буржуазных националистов» стали и среди чекистов. Сделать это было несложно, ибо в личных делах многих из них уже имелись нужные сведения. Например, О. О. Абугов указывал в своей автобиографии, что «отец был националистом и всячески старался привить эту идею мне», и что «отпечаток религиозного и националистического воспитания лежали на мне целиком»[112]112
  О ГА СБУ, Киев. Л. д. № 2815. Л. 8


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23