Вадим Золотарёв.

Евреи в НКВД СССР. 1936–1938 гг. Опыт биографического словаря



скачать книгу бесплатно

Об отношении народных масс к ЧК во времена Гражданской войны красноречиво свидетельствует справка о состоянии дел в Киевской губернии от 15 мая в 1919 г., поступившая председателю Реввоенсовета РСФСР Л. Д. Троцкому: «Уманский уезд. По всему уезду антисемитская агитация… Сотрудники ЧК – евреи, пойманные населением, расстреливаются… Бердичевский уезд. Проезжающие через город части бесчинствуют. Идут погромы под лозунгом: «Бей жидов, громи ЧК, – они враги наши»[44]44
  Волкогонов Д. А. Троцкий. Политический портрет. – Кн. 1. – М.: Новости, 1992.-С. 283–284.


[Закрыть]
.

Вот ещё одно свидетельство настроений народных масс в советской России. В докладной записке члена Коллегии ВЧК Г. С. Мороза, составленной 22 апреля 1919 г., так была описана обстановка в обследуемых им губерниях Западного края. В губерниях, по его словам, сложилась удушливая, предпогромная обстановка: «Прямо-таки тяжело дышать, когда въезжаешь в Смоленскую, Минскую, Могилевскую, Витебскую губернии. То и дело в вагонах, на станциях, в столовых, на базарах и даже клубах слышишь: „Жиды всюду, жиды губят Россию. Советская власть ничего бы, если бы не жиды“ и пр. <…> Последние события в ГОМЕЛЕ, РЕЧИЦЕ, БОРИСОВЕ и др. городах показали нам это. Прежде всего „бей жидов“, а потом «спасай Россию»[45]45
  Большевистское руководство. Переписка. 1912–1927. – М.: РОССПЭН, 1996.-С. 90.


[Закрыть]
.

Во многом подобные настроения объяснялись тем, что в период гражданской войны и в начальной стадии развития советской власти «инородческий» элемент (в том числе и евреи) являлся одной из опор нарождающегося нового государства. Этот фактор, несомненно, способствовал удержанию страны в руках большевиков.

О неком «засилии» евреев на «комиссарских должностях» в губерниях бывшей «черты оседлости» писал в своей записке и упомянутый выше Г. С. Мороз. Интересно то, что в качестве одного из способов борьбы с антисемитизмом в Западном крае он предлагал «ввиду тревожности момента в погромном отношении убрать с ответственных постов всех евреев, заменив их коммунистами из внутренних губерний» (вероятно русских по национальности). В заключение своего доклада Мороз даже делает специальную оговорку следующего содержания: «Думаю, настоящий доклад не вызовет обвинений на меня в чем-либо. Нахожу нужным отметить, что сам я еврей, работавший и работающий всё время среди еврейского пролетариата, с коим я связан тесными узами. Как бы мне не хотелось писать обо всем изложенном, но преданность Революции подсказывает мне это сделать»[46]46
  Большевистское руководство.

Переписка. 1912–1927. – М.: РОССПЭН, 1996.-С.91.


[Закрыть].

Об активной роли национальных меньшинств в период становления советской власти говорил и сам И. В. Сталин, заявивший в 1921 г.: «Русские рабочие (т. е. большевики. – М. Т., В. 3.) не смогли бы победить Колчака, Деникина, Врангеля без…сочувствия и доверия к себе со стороны угнетенных масс окраин бывшей России»[47]47
  Сталин И. В. Сочинения. Т. 5.М.: Госполитиздат, 1950. – С. 114–115.


[Закрыть]
. В дальнейшем генсек неоднократно отмечал значительность этой роли: «Не забывайте, что если бы в тылу у Колчака, Деникина, Врангеля, Юденича мы не имели бы так называемых „инородцев", не имели ранее угнетенных народов, которые подрывали тыл этих генералов своим молчаливым сочувствием русским пролетариям, – товарищи, это особый фактор в нашем развитии: молчаливое сочувствие, его никто не видит и не слышит, но оно решает всё – и если бы не это сочувствие, мы бы не сковырнули ни одного из этих генералов»[48]48
  Цит. по: Национальная политика России: история и современность. – М.: «Русский мир», 1997. – С. 247.


[Закрыть]
.

Эта поддержка крепла и после гражданской войны. Большая часть еврейского населения, «повернувшаяся лицом» к новой власти, продолжала поддерживать большевиков. Численность евреев в правящей партии начала быстро расти. Уже к концу 1922 г. численность евреев в РКП(б) достигла почти 20 тыс. человек (или 5,2 % от общего числа членов партии или 20 человек (членов РКП(б)) на 1000 евреев старше 20 лет). В 1923 г. на XI партсъезде евреи составляли 14,5 % делегатов, на XII партсъезде (1924 г.) – 11,3 %. Существенно выросла партийная прослойка среди евреев и в регионах со значительной частью еврейского населения, и как следствие наблюдался стремительный рост евреев и во властных структурах этих регионов. Так, в 1920-е гг. Коммунистическая партия Белоруссии на четверть состояла из евреев: 1923 г. – 1096 человек (32,2 %), 1925 г. – 3992 человек (23,4 %), 1927 г. – 6012 человек (23,8 %). Серьезное место они занимали и в руководящем звене: в 1923 г. в составе ЦК партии значился 31 еврей – 66 % от общего числа членов. Среди делегатов XI (1922 г.) и XII (1923 г.) партконференций КП(б) Белоруссии их было 75 (51 %) и 85 (48 %) человек соответственно[49]49
  Басин Я. 3. Советизация через идишизацию, или Как пролетарская диктатура пришла на «еврейскую улицу»//Репрессивная политика советской власти в Беларуси: сборник научных работ. – Минск.: Мемориал, 2007. – Вып. З – С. 145–185.


[Закрыть]
. Данный процесс продолжался все 1920-е и в начале 1930-х гг.

Значительный прирост евреев в государственных органах власти (в том числе, и в органах ОГПУ-НКВД) в центральных регионах СССР можно объяснить рядом объективных причин. С середины 1920-х гг. начался «исход» евреев как во внутренние российские губернии, так и в крупные промышленные и региональные центры Советского Союза, такие как Москва, Ленинград, Ташкент, Свердловск, Тифлис, Нижний Новгород, Харьков, Киев, Донецк и т. д.[50]50
  Статистику по данному вопросу см. подр.: Советский Союз. Этническая демография советского еврейства. Еврейская электронная энциклопедия [электронный ресурс] // http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=15423&q uery=%C4%C5%CC%CE%C3%D0%C0%D4%C8%DF


[Закрыть]
Из «черты оседлости» в большие города и промышленные центры потянулись значительные массы еврейского населения. Это перетекание из небольших городков и местечек (в основном молодежи) было связано с неким отложенным эффектом снятия ограничений для еврейского населения наложенных бывшим правительством царской России, а также со стремлениями молодежи приобщиться к современному образу жизни, получению качественного образования, возможности сделать карьеру. Свою роль сыграла и массовая безработица, охватившая еврейские местечки и городки, следствием которой стало серьезное ухудшение экономического положения еврейского населения.

О масштабах переселения евреев свидетельствуют следующие цифры. По данным переписи 1897 г. в Европейской части РСФСР проживало 106 тыс. евреев, на 1925 г. их было уже 544 тыс. чел. Интересные данные представил автор справочника «Население Москвы» М. Я. Выдро: если на 1912 г. в Москве проживало 6,4 тыс. евреев, то к 1933 г. их численность выросла в почти 40 раз, и достигла 241,7 тыс. чел. В то время как собственно само население Москвы выросло всего в 2 раза с небольшим, с 1 млн. 618 тыс. до 3 млн. 663 тыс.[51]51
  ВыдроМ.Я. Население Москвы. – М.: Статистика, 1976. – С. 30.


[Закрыть]

Свою роль в усилении представителей иных национальностей (в том числе и евреев) в госаппарате сыграла национальная доктрина Советского государства, существовавшая до середины 1930-х гг. Эта доктрина основывалась на предположении, что «…существовало исторически сложившееся, унаследованное от царизма неравенство в положении национальных окраин (в том числе и еврейского населения, – М. Т., В. 3.) по сравнению с русской метрополией, и поэтому русские находились в долгу перед другими этническими группами за бывшее угнетение»[52]52
  См. подр.: Зельцер А. Евреи советской провинции: Витебск и местечки 1917–1941. М.;РОССПЭН, 2006.-С. 195


[Закрыть]
.

Все эти обстоятельства, несомненно, оказывали свое влияние на численность евреев в государственных структурах власти.

Для объективной оценки желательно было бы сравнить процент евреев среди высшего начальствующего состава НКВД СССР с процентом евреев среди высшего партийного и хозяйственного руководства СССР и командования РККА и ВМФ на период 1935–1938 гг. К сожалению, подобная оценка социального состава советской номенклатуры ещё ожидает своего исследователя. Пока же мы можем сравнить только процентный состав руководства НКВД УССР с процентным составом высшего партийного руководства республики. Из 102 членов и кандидатов в члены ЦК КП(б)У, избранных в мае 1937 г., евреев было 19 человек (18,63 %)[53]53
  Комуністична партія України: з’їзди і конференції. – Київ: Україна, 1991.-С. 174–175.


[Закрыть]
.

Мы также располагаем статистикой по партийному руководству страны. Так, из 139 членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) (избранных на XVII партийном съезде) евреями были 24 человека (или 17,27 % от общего числа). Обошли евреев только русские, их было 72 человека (или 51,8 %). Представители же других национальных групп значительно отстали: украинцы – 13 человек, латыши – 8 человек, грузины – 6 человек, поляки – 4 человека, армяне – 3 человека, белорусы – 3 человека, азербайджанцы – 2 человека, литовцы – 2 человека, узбеки и казахи – по 1 человеку[54]54
  Подсчитано авторами по материалам статьи «О судьбе членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранного XVII съездом партии» // Известия ЦК КПСС. – 1989. – № 12.-С. 82-113.


[Закрыть]
.

Составить полный список руководящего состава всех территориальных УНКВД в настоящее время не представляется возможным, нам удалось это сделать лишь по трем областям: Куйбышевской, Ленинградской и Харьковской. Фамилии чекистов-евреев в данных списках выделены жирным шрифтом.


Руководящий состав УНКВД по Куйбышевскому краю (области) в октябре 1936 – ноябре 1938 гг.

Начальники УНКВД: Ф. А. Леонюк (20.03.1935-09.01.1937), И. П. Попашенко (09.01.1937-01.10.1937), В.П.Журавлёв (01.10.1937-23.02.1938), И. Я. Бочаров (23.02.1938-30.12.1938).

Заместители начальника УНКВД: Р. К. Нельке (16.01.1935-31.08.1937), И.Я.Бочаров(19.10.1937-23.02.1938),Н.А.Деткин (31.05.1938-20.01.1939), М. А. Гладков (08.05.1938-05.04.1939).

Помощники начальника УНКВД: М. В. Рогожин (17.12.1936-05.06.1937), М. В. Коробицын (21.10.1937-19.10.1938), В. А. Мартынов (01.11.1938-11.04.1939).

Начальники Оперода – 2-го отдела УГБ УНКВД: И. А. Сурдис (01.06.1936-23.12.1936), Г. И. Родимов (23.12.1936-07.01.1937), М. К. Морской (07.01.1937-16.02.1937), С. Н. Михайлов (16.02.1937-01.04.1939).

Начальники ЭКО УГБ УНКВД: С. Л. Римский (25.09.1936-01.01.1937).

Начальники КРО – 3-го отделаУГБ УНКВД: Я. С. Каменев (01.01.1937-25.04.1937), М. И. Клейман (25.04.1937-13.06.1938), А. Н. Печенкин (13.06.1938-22.05.1939).

Начальники СПО – 4-го отдела УГБ УНКВД: М. В. Рогожин (07.03.1936-05.06.1937), Н. А. Деткин (06.06.1937-31.05.1938), А. В. Коган (31.05.1938-24.04.1939).

Начальники ОО – 5-го отдела УГБ УНКВД и ОО ГУГБ НКВД Приволжского ВО: Ф. А. Леонюк (20.03.1935-09.01.1937), И. П. Попашенко (09.01.1937-03.08.1937), Л. П. Жданов (03.08.1937-10.08.1937), М. М. Хомяков (10.08.1937-11.12.1937), А. Н. Павловский (11.12.1937-04.09.1938).

Начальники ТО – 6-го отдела УГБ УНКВД: Г. И. Иванов (15.07.1934-08.10.1936), И. С. Веселов (08.10.1936-27.07.1937).

Начальники УАО – 8-го отдела УГБ УНКВД: Г. И. Родимов (10.08.1935-23.12.1936), В. А. Брадлей (23.12.1936-07.01.1937),С. С.Бушуев (20.02.1937-20.07.1937), Е. И. Воскресенский (20.07.1937-28.03.1939).

Начальники 9-го (специального) отделения УГБ УНКВД: А. И. Крунт (23.05.1936-15.11.1937), И. П. Малков (15.11.1937-16.04.1938), А. И. Зотов (16.04.1938-01.04.1939).

Начальники 11-го (водного) отдела УГБ УНКВД: С. А. Краевой-Нахалов (01.10.1937-04.1939).

Начальник 12-го отдела (оперативной техники) УГБ УНКВД: М. С. Матусевич (01.01.1938–1939).

Начальники отдела мест заключения УНКВД: М. А. Второв (28.07.1935-01.10.1937), А. Л. Конторович (01.10.1937-25.11.1937), Я. Я. Витол (25.11.1937-01.02.1939).

Начальники отдела кадров УНКВД: М. И. Рубинштейн (17.10.1934-31.12.1936),Г. Д.Ламин (31.12.1936-23.03.1937),В. А. Мартынов (23.03.1937-01.11.1938), Я. К. Машков (01.11.1938-08.02.1939).

Начальники УРКМ УНКВД: В. Н. Суржанинов (01.09.1934-10.10.1936), А. Ю. Эглит (10.10.1936-10.12.1936), И. Е. Жуков (10.12.1936-08.06.1938), М. А. Гладков (08.05.1938-05.04.1939) (одновременно (за исключением – М. А. Гладкова) являлись помощниками начальника УНКВД (по милиции)).


Руководящий состав УНКВД по Ленинградской области в октябре 1936 – ноябре 1938 гг.

Начальники УНКВД: Л. М. Заковский (10.12.1934-20.1.1938), М. И. Литвин (20.01.1938-10.11.1938).

Заместители начальника УНКВД: Н. Г. Николаев-Журид (04.01.1935-28.11.1936), В. Н. Гарин (08.12.1936-16.06.1938); Н. Е. Шапиро-Дайховский (07.07.1937-28.03.1938), М. Я. Состе (07.07.1937-01.05.1938), A. М. Хатаневер (31.07.1938-17.11.1938).

Помощники начальника УНКВД: С. Г. Жупахин (01.01.1935 -05.04.1937), B. Я. Бирн (19.09.1936-17.02.1938), М. А. Волков (Вайнер) (14.12.1936-07.04.1937), Н. Е. Шапиро-Дайховский (14.12.1936-07.07.1937), Г. А. Киракозов (14.04.1937-23.08.1938),М. Я. Состе (16.04.1937-07.07.1937), А. М. Хатаневер (09.05.1938-31.07.1938), В. А. Скурихин (31.07.1938-13.08.1938).

Начальники 1-го отдела (охраны руководства области) УГБ УНКВД: Ф. В. Рогов (13.03.1937-25.09.1937), Н. А. Фидельман (09.1937-11.1938).

Начальники 2-го (оперативного) отдела УГБ УНКВД: М. С. Алёхин (22.12.1934-13.03.1937), В. И. Бойцов (13.03.1937-29.09.1938).

Начальники ЭКО УГБ УНКВД: М. А. Волков (Вайнер) (28.09.1935-14.12.1936).

Начальники 3-го (КРО) отдела УГБ УНКВД: Н. Е. Шапиро-Дайховский (14.12.1936-07.07.1937), М. И. Мигберт (07.07.1937-29.07.1937) Я. Е. Перельмутер (29.07.1937-09.05.1938), Л. С. Альтман (09.05.1938-16.11.1938).

Начальники 4-го (СПО) отдела УГБ УНКВД: Г. А. Лупекин (09.02.1935-14.12.1936),П. А. Коркин (14.12.1936-20.07.1937),Г. Г. Карпов (29.07.1937-09.05.1938), К. Б. Гейман (09.05.1938-21.11.1938).

Начальники 5-го (ОО) отдела УГБ УНКВД: Н. Е. Шапиро-Дайховский(17.11.1935-14.12.1936), Я. Е. Перельмутер (14.12.1936-29.07.1937), В.С.Никонович (29.07.1937-01.05.1938),Я. Е. Перельмутер (09.05.1938-13.06.1938), К. А. Самохвалов (14.06.1938-05.08.1939).

Начальники 6-го (ТО) отдела УГБ УНКВД: М. Л. Рошаль (04.06.1935-13.03. 1937), М. И. Брозголь (13.03.1937-27.07.1937).

Начальники 8-го (УАО) отдела УГБ УНКВД: М. А. Егоров (?-16.04.1938), В. А. Скурихин (16.04.1938-31.07.1938).

Начальники 9-го (специального) отделения УГБ УНКВД: Н. П. Кучинский (1935-14.12.1936), И. А. Новик (14.12.1936-16.04.1938), М. А. Егоров (16.04.1938–1938).

Начальники 11-го (водного) отдела УГБ УНКВД: П. Ю. Утикас (29.07.1937-8.09.1937), М. И. Мигберт (08.09.1937-26.03.1938), Л. С. Альтман (26.03.1938-09.05.1938), Н. М. Лернер (09.05.1938-31.07.1938).

Начальники 12-го отдела (оперативной техники) УГБ УНКВД: М. Л. Рошаль (08.09.1937-28.06.1938).

Начальники отдела мест заключения УГБ УНКВД: К. Я. Дукис (22.12.1934-27.06.1938), С. Г. Южный (27.06.1938-05.1939).

Начальники 7-го (обслуживание оборонной промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: Н. М. Лернер (31.07.1938–1938).

Начальники 8-го (обслуживание промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: А. К. Вяткин (31.07.1938–1938).

Начальники 9-го (сельскохозяйственного) отдела 1-го Управления УНКВД: Я. А. Гозин (31.07.1938-19.12.1938).

Начальники отдела кадров УНКВД: Ф. В. Рогов (03.01.1935 -13.03.1937), М. Л. Рошаль (13.03.1937-08.09.1937), И.А. Болдырев (29.12.1937-09.05.1938), А. К. Вяткин (09.05.1938-31.07.1938).

Начальники УРКМ УНКВД: С. Г. Жупахин (07.10.1934-05.04.1937), Г.А.Киракозов (14.04.1937-23.08.1938),В.И.Бойцов (29.09.1938-23.04.1939) (одновременно – помощники начальника УНКВД (по милиции)).


Руководящий состав УНКВД по Харьковской области в октябре 1936 г. – ноябре 1938 г.

Начальники УНКВД: К. М. Карлсон (10.07.1934-17.10.1936), С. С. Мазо (17.10.1936-04.07.1937), И. Б. Шумский (05.07.1937-05.08.1937), Л. И. Рейхман (06.08.1937-06.03.1938), А. М. Симхович (06.03.1938-16.03.1938), Г. Г. Телешев (16.03.1938-30.04.1938), Д. А. Перцов (01.05.1938-19.05.1938), Г. М. Кобызев (20.05.1938-13.01.1939).

Заместители начальника УНКВД: Я. 3. Каминский (28.08.1934-

17.03.1937), И. Б. Шумский (02.06.1936-05.07.1937), Г. А. Клювгант-Гришин (25.03.1937-06.1937), А. М. Симхович (1937-06.03.1938,16.03.1938-20.04.1938), Д. А. Перцов (04.04.1938-30.04.1938,19.05.1938-07.1938). Помощники начальника УНКВД: Я. А. Пан (1936-07.12.1937), В. А. Дёмин (26.05.1938-02.1941).

Начальники 2-го (оперативного) отдела УГБ УНКВД: С. А. Ольшанский (22.07.1936-04.08.1937), П. Я. Петров-Шейхет (04.08.1937-14.08.1937), Л. А. Чернов (15.08.1937-23.07.1938), В. П. Коропов (31.07.1938-08.1938). Начальники ЭКО УГБ УНКВД: Л. С. Арров (26.07.1934-03.01.1937). Начальники 3-го (КРО) отдела УГБ УНКВД: Л. С. Арров (03.01.1937-07.1937), Д. И. Торнуев (07.1937-15.08.1937), И. Б. Фишер (15.08.1937-01.10.1937), Д. И. Торнуев (01.10.1937-14.01.1938), И. А. Шапиро (14.01.1938-07.03.1938), П. И. Барбаров (07.03.1938-19.04.1938).

Начальники 4-го (СПО) отдела УГБ УНКВД: М. И. Говлич (11.08.1934-03.01.1937), Я. Т. Якушев (03.01.1937-08.08.1937), Л. Н. Ширин (08.08.1937-15.08.1937), А. М. Симхович (15.08.1937-06.03.1938), Ф. С. Федоров-Берков (06.03.1938-16.03.1938), А. М. Симхович (16.03.1938-20.04.1938), Б. К. Фрей (20.04.1938-09.06.1938), С. А. Гинесин (09.06.1938-05.06.1939).

Начальники 5-го (00) отдела УГБ УНКВД и ОО ГУГБ НКВД Харьковского ВО: И. Б. Шумский (02.06.1936-05.07.1937), А. Я. Санин-Затурян-ский (05.07.1937-04.08.1937),А. Д.Тышковский (04.08.1937-15.08.1937), В.Л.Писарев-Фукс(15.08.1937-01.11.1937), А. Д.Тышковский (01.11.1937-28.05.1938), Г. А. Хатёмкин (28.05.1938-13.07.1938).

Начальники 6-го (ТО) отдела УГБ УНКВД: А. С. Глуховцев (16.06.1935-04.08.1937), Д. С. Леопольд-Ройтман (04.08.1937-19.08.1937).

Начальники 8-го (УАО) отдела УГБ УНКВД: А. С. Шилин (10.07.1934-20.10.1937), М. Д. Шошин (20.10.1937-31.12.1937), Г. В. Шепеленко (31.12.1937-21.05.1938), Г. М. Николашкин (21.05.1938-08.1938).

Начальники 9-го (специального) отделения УГБ УНКВД: Г. М. Николашкин (10.07.1934-21.05.1938), Г. В. Шепеленко (21.05.1938-08.1938).

Начальники 11-го (водного) отдела УГБ УНКВД: А. К. Шубин (01.09.1937-15.09.1938).

Начальники 12-го отдела (отдел оперативной техники) УГБ УНКВД: М. Р. Штаркман (12.01.1938-08.1938).

Начальники 6-го отдела (обслуживание милиции, военизированных организаций, пожарной охраны, спортивных организаций) 1-го Управления УНКВД: А. Ф. Решетнёв (02.08.1938-01.1939).

Начальники 7-го (обслуживание оборонной промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: Г. Д. Переволочанский (07.10.1938-01.1939).

Начальники 8-го (обслуживание промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: И. И. Крюков (08.1938-10.1938), А. И. Кудринский (05.10.1938-01.1939).

Начальники 9-го (сельскохозяйственного) отдела 1-го Управления УНКВД: А. П. Копаев (08.1938-12.1938).

Начальники 1-го спецотдела УНКВД: Г. М. Николашкин (08.1938-02.1941).

Начальники 2-го спецотдела УНКВД: М. Р. Штаркман (08.1938-02.1941). Начальники 3-го спецотдела УНКВД: В. П. Коропов (08.1938–1939).

Начальники отдела мест заключения: М. И. Воевода (11.02.1936-28.04.1938), Б. Р. Нечаевский (04.1938-05.1938), А. Д. Тышковский (28.05.1938–1939).

Начальники отдела кадров УНКВД: А. И. Марусинов-Бернштейн (08.10.1934-31.07.1937),М. Л. Мишин (31.07.1937-02.08.1938),И. А. Кейс (02.08.1938–1939).

Начальники УРКМ УНКВД: Л. М. Беркович (23.10.1934-05.1937), Д. М. Давыдов-Малышкевич (07.05.1937-27.07.1937), В. А. Дроздов (27.07.1937-19.03.1938), Л. М. Морозов (04.05.1938–1941).


Теперь полученные результаты сведём в таблицу.


Таблица 3 – Руководящий состав УНКВД по Куйбышевской, Ленинградской и Харьковской областям


Таблица 4 – Оперативный состав 3-го и 5-го отделов УГБ УНКВД по Харьковской области в июле 1937 г.


Интересно было исследовать национальный состав всех оперативных сотрудников региональных УНКВД. К сожалению, нам удалось проанализировать национальный состав личного состава только 3-го (КРО) и 5-го (00) отделов УГБ УНКВД по Харьковской области в июле 1937 г. Подробными списками по другим оперативным отделам, в том числе и по иным регионам (помимо Харьковской области) авторы не располагают.

3-й отдел УГБ УНКВД: начальник отдела – Л. С. Арров; заместитель начальника отдела – Д. И. Торнуев; помощник начальника отдела – Б. А. Полищук; секретарь отдела – В. Р. Строева; начальники отделений – А. Д. Тышковский, П. И. Барбаров, Е. В. Олевич, Н. П. Погребной, И. П. Авдеев, С. П. Марченко, Г. М. Дрешер, Р. Н. Айзенберг, Б. И. Колкер, Д. А. Медведовский, помощники начальников отделения – С. С. Резников, И. С. Кульчицкий; оперуполномоченные – И. Н. Янкилович, Н. Г. Шкляров, М. Н. Яковенко, Д. О. Михилевич, Е. С. Маслов, Л. Б. Коган, И. И. Батурин-Гончаренко, М. У. Кузнецов, Л. Г. Добровольский, М. Б. Дондыш, В. Е. Баша, А. Н. Бурксер, А. В. Решетнёв, И. М. Бутовский, И. С. Весёлый-Брохин, М. И. Братштейн, П. Т. Павлюк, Е. Д. Донцов-Кусков, Я. Е. Коротков, И. П. Карагодин, В. Я. Иоселевич; помощники оперуполномоченного – С. И. Шехтер, М. А. Шалит, Г. А. Попов, В. Е. Кривун, Б. Л. Файнштейн, Е. Р. Бродская, М. И. Тесленко, М. Д. Сысоева.

5-й отдел УГБ УНКВД: начальник отдела – И. Б. Шумский, заместитель начальника отдела – А. Я. Санин-Затурянский, секретарь отдела – М. С. Миньков, начальники отделений – П. 3. Примаков, 3. И. Щеголевский, А. О. Степановский, М. Ш. Ландри, А. А. Пандорин, помощник начальника отделения – А. А. Берестнев, оперуполномоченные – С. 3. Арсеньев-Стукалов, А. П. Мещеряков, И. Г. Денисов, И. Е. Дроздов, П. Г. Онищук, В. А. Толстой, А. И. Шеламков, Д. Е. Цырлин, И. И. Спирин, полковые оперуполномоченные – 3. Г. Миськов, И. А. Шульженко, М. И. Кабинов, Л. А. Тищенко, Щеглов, 3. Е. Боднич, Г. С. Якушев, В. П. Панахно, Б. В. Рыцлин, А. М. Скляров, А. А. Лихтарёв, И. М. Смирнов, Б. Г. Фадеев, И. А. Файнберг.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 октября 1935 г. «О специальных званиях начальствующего состава Главного управления государственной безопасности НКВД Союза ССР» были установлены спецзвания: сержант государственной безопасности (далее – ГБ); младший лейтенант ГБ; лейтенант ГБ; старший лейтенант ГБ; капитан ГБ; майор ГБ; старший майор ГБ; комиссар ГБ 3-го ранга; комиссар ГБ 2-го ранга; комиссар ГБ 1-го ранга[55]55
  Известия. – 1935. – 8 октября.


[Закрыть]
. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 26 ноября 1935 г. было введено звание генерального комиссара государственной безопасности, которое присвоили наркому внутренних дел СССР Г. Г. Ягоде[56]56
  Известия. – 1935


[Закрыть]
.

Сравнивая персональные звания начальствующего состава ГУГБ и командного состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии (общеармейские звания в НКВД СССР носили сотрудники Главного управления пограничной и внутренней охраны), можно отметить, что при одинаковом количестве позиций (одиннадцать) эти звания заметно отличались между собой (см. таблицу 5). Из специальных званий начальствующего состава ГУГБ сержантами в армейской практике дореволюционного прошлого были военнослужащие, принадлежащие к младшему командному составу. Званиям лейтенанта, старшего лейтенанта, капитана и майора ГБ приписывался более высокий ранг, чем соответствующим званиям в Красной Армии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23