Вадим Селин.

Большая энциклопедия целительных точек от 1000 болезней

(страница 1 из 16)

скачать книгу бесплатно

Такси для оборотня

* * *

Никто не знает, когда появился первый из них и когда исчезнет последний (и исчезнет ли вообще). О появлении первого на свет нет никаких сведений. Как они появились – загадка. Но лучше бы не появлялись: уж слишком много бед и несчастий они с собой несут… К сожалению, еще никто не придумал способ, чтобы уничтожить их всех до единого. Они были и будут всегда.

Некоторые люди являются ими, но сами этого не знают – их никто не посвящал в эту страшную тайну.

Они всегда воевали с людьми, запугивали их до полусмерти, а затем обгладывали их кости. Казалось бы, странно – всего одно существо на целый город, а все боятся, трепещут перед ним… Потом находят в лесу останки своих родственников или знакомых и в глубине души благодарят бога, что это случилось не с ними самими, а с кем-то другим. Однако от жестокой и на первый взгляд беспричинной расправы никто не застрахован. Нет еще такого человека, который понял бы логику этих убийств и нашел рецепт избавления от жутких существ. Тем не менее известно: они не трогают всех подряд, а загрызают только тех, кто напросился, что называется, сам.

«Не тронь меня, и я тебя не трону» – таков их страшный, но справедливый лозунг.

Но всегда родится кто-то, кто избавит людей от городского проклятия, вдохнет надежду и смелость в их душу. Этот кто-то, этот великий человек скрывается, живет так, как живут все, никто не может выделить его из толпы. Что абсолютно правильно, просто необходимо. Потому что они везде, и до поры до времени силы на их стороне. Но это не всегда… Недолго им пировать людскими косточками.

Готовьтесь к смерти, полулюди!

Охотник вышел на охоту.


Не успел я сообразить, что к чему, как она сделала сальто, ловко прыгнула за мою спину и сзади схватила меня за горло, приставив к нему наконечник серебряной стрелы.

– Что, страшно? – прошипела она мне в ухо.

Не дожидаясь моего ответа, перевертыш завыл жутко и протяжно. Женщина даже вздрогнула и едва не проткнула мне горло своей стрелой. Впрочем, это, кажется, вопрос времени. Через несколько секунд все равно я почувствую, как стрела пронзает мою плоть.

– Вас посадят в тюрьму! – пропищал я.

– Молчать! – Она сильнее сжала мое горло. – Здесь всем командую я! Я и только я!

Напряжение возрастало. Казалось, что разведенный еще в начале разговора костер разгорелся сильнее, и теперь от его света было больно глазам.

Оборотень по-волчьи расхаживал вокруг нас, смотрел в глаза преобразившейся женщины и рычал. Вязкие слюни капали на землю.

– Да что же ты делаешь, сумасшедшая?! – прокричала «таксистка» и на всякий случай заплакала. – Ты его убьешь!

– Отпусти его! – потребовал оборотень. – Ты и я – взрослые люди, не впутывай в наши дела ребенка. Давай сразимся один на один.

– «Взрослые люди»? Да будь ты человеком, ничего этого не случилось бы! И мне без разницы, какой у кого возраст.

Арифметика тут проста: он – оборотень, и я должна его убить. Ты сам напросился, потребовал сражения. Вот и сражайся, зверь! Я уничтожу всех до единого, у кого в крови есть хоть одна капелька крови перевертыша! Уничтожу! Вот увидите!

– Убей лучше меня, а Егора не трогай! – взмолился мужчина, прижав волчьи уши к голове, как делают это собаки.

– И до тебя очередь дойдет, не переживай! – ухмыльнулась родительница популярной рок-группы и решительно занесла надо мной стрелу. Мысленно я просчитал траекторию движения стрелы и с ужасом осознал, что она вонзится прямиком мне в сердце.

Оборотень замер, с ужасом взирая на стрелу. Затем начал нерешительно переминаться с лапы на лапу, принимая какое-то решение.

Я закрыл глаза. Сейчас я умру…

Говорят, что за секунду до смерти перед внутренним взором человека проносится вся его жизнь. Неправда. Кроме страха и тупого ожидания смерти, нет ничего. Ни о чем не думаешь. Только боишься. В голове пусто. Знать, что тебя сейчас убьют, – довольно глупое состояние.

– Не надо, не надо… – повторял перевертыш.

– Что вы делаете? Опомнитесь… – говорила молодая художница.

– Пожалуйста, не делайте этого… – просил я. При всем желании я не мог вырваться. Она держала меня очень крепко. Моя жизнь висела на волоске. Точнее, на кончике стрелы.

– Сделаю. Убью, – услышал я спокойный голос за своей спиной. Значит, она настроена решительно и от своего плана не отступит.

Стрела взметнулась в воздух, намереваясь вонзиться в мое сердце.

Я закрыл глаза.

Глава I
Находка Принца

Историю, которая случилась со мной, я не забуду никогда – настолько она ужасна. Если бы мне кто-то сказал, что такое может случиться в действительности, я бы, наверное, не поверил, но это случилось со мной и не верить просто нельзя. Часто я задаюсь вопросом – действительно ли все это со мной происходило, или, может быть, то был сон, всего лишь плод моей фантазии? Но нет. Это реальность, и поделать тут ничего нельзя.

Я с грустью вспоминаю время, когда все было хорошо: я ходил в школу и не боялся тех, кто там работает, гулял с друзьями, приводил их к себе домой и ходил в гости к ним, – в общем, вел себя как обычный парень. А сейчас… Сейчас сюда никого больше не приведешь. Потому что изменилось абсолютно все. И я изменился, и окружающие. И мои отношения с окружающими тоже изменились.

А началась эта леденящая кровь история с того, что в Холодные Берега пришла осень.

Листья падали с деревьев, небо почти все время было серым и хмурым, и настроение у меня стало таким же – немножко печальным и бесцветным. Каждый осенний день для меня самая настоящая трагедия. Даже не знаю, почему так происходит. Может быть, потому, что я родился осенью и воспринимаю это время года по-особенному, глубже, чем все остальные? Не знаю. Осенью мне совсем без причины хочется плакать, я нахожусь в состоянии уныния, грусти, все меня гнетет, подавляет, а в душе одна пустота. Если бы я был медведем, то непременно впал бы в спячку и проснулся весной, но я не медведь, и даже не любой другой зверь, и в спячку я не впадаю. А очень хотелось бы…

Мы гуляли с Принцем по набережной. Принц – это мой пес породы колли. Он очень добрый, красивый и ласковый. Еще он отличается грациозностью, которая присуща всем собакам-колли. А еще мой принц очень внимательный. Я всегда жалуюсь ему на обидчиков, на погоду, рассказываю о своих друзьях, а он слушает и смотрит мне в глаза. Я чувствую идущие от него понимание и поддержку.

Кроме нескольких рыбаков и нас с Принцем, людей возле реки не было. Холодный ветер гонял по пустынной набережной листья, дул мне в лицо и словно говорил: «Прощай, лето! Прощай, солнце! Скоро зима!» А я и без подсказок ветра знал, что скоро зима. Об этом говорили и серые рваные тучи, все чаще и чаще затягивающие небо, и студеная вода в реке, и полупустые улицы. Летом лавочки на набережной до отказа забиты людьми, в основном молодежью, а сейчас они тоже, как и земля, были засыпаны желтыми листьями.

Я оперся на ограду, сунул озябшие руки в карманы и задумчиво посмотрел на темную воду. Пахло мокрыми листьями. Мне стало холодно. Не знаю, поймете ли вы правильно, но в основном холод меня окутывал не уличный, а душевный. На всякий случай я обмотал шею шарфом, хотя погода еще вполне позволяла обходиться без него, но все равно ощущал холод. Он шел откуда-то изнутри меня и говорил о том, что скоро что-то случится.


Да, меня не покидало навязчивое ощущение страха и тревоги. Но чего я боялся и за что тревожился – вот этого не знал совершенно.

Осень, казалось, царила и в моей душе.

Я тяжело вздохнул. Отвел взгляд от воды и отправился бродить дальше.

– Замерз? – спросил вдруг рядом кто-то.

От неожиданности я вздрогнул. Не сразу понял, что это ко мне кто-то обращается.

– Замерз, парень? – повторил вопрос тот же голос.

– Да, холодновато… – ответил я, повернувшись и увидев рыбака, одетого в синюю куртку. Его голову украшал старомодный «петушок».

– Осень, – расстроенно сказал мужчина. – А это твой пес?

– Да.

– Красивый. Как зовут?

– Кого? Его или меня? – уточнил я.

– И тебя, и его.

– Меня – Егор, а его – Принц.

Рыбак окинул меня оценивающим взглядом. Я поежился.

– Тебе очень подходит твое имя. Да и псу – его. Дать ему рыбы?

– Нет, не надо. Он же не кошка…

– А, ну да. О чем грустишь?

– Сам не знаю. Я осенью всегда грустный, – пожал я плечами безразлично.

Мужчина понимающе кивнул:

– Я тоже. Это время года какое-то особенное, согласись. Таинственное, странное… Да?

– Угу. Именно. Ну, мы пойдем. Нам пора.

– Ага… Если хочешь, приходите сюда еще. Я часто здесь бываю. Даже зимой.

– Ладно. Придем как-нибудь. Принц, за мной! Рядом!

Принц с интересом посмотрел на рыбака, догнал меня и пошел на расстоянии метра.

– Эй, Егор! – услышал я за спиной голос рыбака.

Я обернулся.

А мужчина вдруг очень серьезно сказал:

– Будь осторожен, по ночам не гуляй. Сам знаешь, что в нашем городе творится. Мало ли что… – И он забросил удочку в воду.

– Хорошо. Спасибо, – кивнул я, чуть удивленный.

– Ну, бывай.

Я продолжил прогулку, загребая ногами листья. Конечно, дворники должны листья убирать, но лично я люблю их. В толстом слое опавших листьев тоже есть что-то необычное и таинственное, скрывающее в себе какую-то загадку.

Принц заскулил, забежал вперед и жалобно заглянул мне в глаза.

– Что такое?

– У-у-у, у-у-у, у-у-у…

– Принц, ты что?

Пес преградил мне дорогу.

– Чего ты хочешь? Дай мне пройти. Веди себя как приличный пес.

Я сделал шаг, но Принц вдруг встал передо мной, как статуя, не позволяя идти вперед.

– Ты устал? Сейчас на лавочку сядем и отдохнем.

В глазах Принца появилась паника. Он схватил меня за штанину и потащил назад. Я рассердился.

– Так, в чем дело? Это еще что такое? Немедленно отпусти меня, слышишь?!

Принц был воспитанной собакой, поэтому все-таки отпустил меня.

– Молодец. Идем на лавочку.

Принц заскулил снова. Я, слушая его скулеж, дошел до лавочки и, не стряхивая с нее листья, сел на нее. Листья захрустели подо мной.

– Вон, иди в кустах побегай, – сказал я. – Если мне грустно, это еще не значит, что и ты должен грустить. Гуляй, Принц!

Пес в очередной раз одарил меня необычным взглядом, словно хотел что-то сказать, а потом помахал хвостом и пошел исследовать округу.

– Так-то лучше.

Я снова засмотрелся на воду и предался грустным мыслям. Думал о том, с чего это вдруг рыбак, совершенно незнакомый мне человек, заволновался за меня. И сообразил: конечно же, из-за того случая. Какие же все-таки дружные жители в нашем городе, в котором уже много лет не происходило ни одного громкого происшествия… Да, не происходило. Но в самом начале осени жительница Холодных Берегов некая Карина Зимина отправилась в лес за ягодами и грибами… и не вернулась. Об этом случае писали все местные газеты, даже рассказывали по телевидению. Фотографии пропавшей висели по всему городу, но женщину так и не нашли. Искали ее везде: в лесу – лесничие, в реке – водолазы, и мы, дети, тоже принимали добровольное участие в поисках. Всем было интересно и страшно. Потому что пошли-поползли по городу всякие разговоры. Мы не могли поверить, что он, эта жуткая тварь, действительно существует, и что очередной жертвой может оказаться каждый из нас. По ночам никто не выходил из дома, буквально каждая семья поставила на окна решетки и ставни. Люди защищались, как могли, дорожили своей жизнью и жизнями близких.

Ну, а потом в конце концов все-таки удалось обнаружить… только одежду женщины, зверски разорванную в клочья. Но тела не нашли. Ни в реке, ни в лесу, ни где-либо в городе. Поэтому все стали опасаться темноты еще больше, ведь если не нашли тело Зиминой, то, значит, есть вероятность, что она стала такой же и их прибавилось еще на одно существо. Но это маловероятно. Он любит поедать людей, а не превращать их в сородичей. Ему нравится одиночная жизнь. Жизнь одинокого волка… Такие вот ходили по городу разговоры.

Поэтому рыбак и переживал за меня, ведь неизвестно, кто и когда станет очередной жертвой этого существа.

От размышлений меня отвлек скулеж Принца. Я вынырнул из омута мыслей, встряхнул головой, вздрогнул от холода и посмотрел на собаку.

И увидел… Меня как молнией ударило. Или словно шел я спокойно по лестнице, задумался, оступился на ступеньке и рухнул куда-то вниз…

Принц держал в зубах женскую спортивную куртку фирмы «Adidas» ярко-зеленого цвета с голубыми вставками. Что самое ужасное – она была окровавлена.

Я встал с лавочки, но ощутил дрожь в коленях и рухнул обратно. Листья захрустели, как и десять минут назад. Голова закружилась.

– Принц? Где ты это взял?

Пес выпустил из пасти ворот окровавленной куртки и коротко гавкнул. Куртка упала на землю.

– Где ты это взял? – повторил я с расстановкой.

Колли мотнул головой в сторону кустов, на которых еще сохранилось много листьев.

– В кустах?

– Гав!

Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы привести в нормальное состояние вдруг бешено заколотившееся сердце, я поднялся с лавочки и направился к кустам. Принц затрусил следом за мной.

В то время я не понимал, что делаю, надо ли мне туда идти и видеть то, что непременно обнаружу. Может быть, лучше было сразу вызывать милицию, чтобы она со всем этим разбиралась? Я повиновался только чувствам, а не разуму. А потому я раздвинул трясущимися руками ветки кустов, с которых тут же осыпался ворох подсохших уже листьев, и… Если бы кто-то увидел меня в тот момент, он бы точно сказал, что краски сошли с моего лица. Среди моих чувств грусти места не осталось совершенно.

Мобильного телефона у меня не было, и я со всех ног помчался к рыбаку в надежде, что телефон окажется у него. Тот, выслушав мои сбивчивые объяснения, вытащил из кармана трубку внушительных размеров и вытянул ее далеко перед собой в руке. Затем, дальнозорко присматриваясь к кнопкам, понажимал на них и вызвал милицию. Она приехала через пятнадцать минут.

Никогда не думал, что милиционеры бывают такими отзывчивыми и добрыми. Сначала они накапали мне корвалола, затем принялись успокаивать и говорить, что все хорошо. Тут же уточнили, что все хорошо для меня, а не для хозяйки груды разорванных вещей, которой рядом с ними не было…

Дальше меня начали расспрашивать. Задавать самые разные вопросы, а потом доставили меня домой и сказали, что позже еще несколько раз со мной побеседуют. Я кивал головой, пребывая как бы в прострации, и со всем соглашался.

Позже я узнал, что найденные мной и Принцем вещи принадлежали Наталье Казаченко, которая поздним осенним вечером отправилась встречать своего ребенка из школы. И все. Она не дошла ни до школы, ни до дома. Ее сын простоял возле школы целый час в кромешной темноте под желтым светом фонаря и решил дойти до дома сам. Спортивную куртку Натальи Казаченко, а также ее джинсы, сапожки и свитер нашел Принц в кустах рядом с лавочкой, на которой я сидел. Уж лучше бы, когда Принц тащил меня в другую сторону, я развернулся и ушел домой, но… Не зря же говорят, что животные чувствуют мир тоньше, чем люди.

Одежда пострадавшей находилась в таком же состоянии, что и одежда первой жертвы, Карины Зиминой, которую нашли в лесу. Спортивная куртка мало того, что была окровавлена, так еще и исполосована на лоскуты, буквально «нарезана» в широкую лапшу, сапоги обезображены глубокими царапинами, свитер практически распущен на нитки. Саму Казаченко не нашли.

После того как я отошел от пережитого шока, мне стало еще страшнее жить в нашем городе. Потому что ведь не знаешь, что случится в следующую секунду. Не выскочит ли то жуткое существо, напавшее уже на Зимину и Казаченко, из-за угла? Вдруг оно раздерет на части уже мою одежду и утащит не кого-то, а меня в неизвестном направлении? Вдруг в других кустах какой-нибудь другой мальчишка найдет окровавленную одежду школьника Егора Шатрова? Впрочем, надежда не попасться в лапы чудовища была – милиция выявила тенденцию: исчезают только женщины, и примерно одного возраста. Женщиной я не был. Значит, лично у меня шанс остаться в живых есть. Но слаще от этого не становилось: кто даст гарантии, что гнусная тварь не набросится на мою маму?!

Думаю, теперь любой поймет, что мы, жители Холодных Берегов, пребывали уже в постоянном страхе перед неизвестным и смертельно опасным существом, которое нападает на людей, и ожидали нового потрясения.

Глава II
Утренняя новость

В школе подходила к концу первая четверть, дни уже стали заметно короче, а погода – по-настоящему холодной. Хотелось скорейшего наступления каникул, чтобы провести их дома, лежа под теплым пледом за чтением интересных книг.

Друзьями я не был обделен, врагами тоже. Все у меня, как у всех. Правда, папы у меня нет. Точнее сказать, теоретически он есть, но с нами не живет. Мама говорила, что он бросил нас, когда мне исполнился всего годик. Тогда стояла хмурая осень, как и сейчас. Ничто не предвещало разрыва отношений моих родителей, как рассказывала мама, даже некоторые люди завистливо шептали за их спинами, что они отличная пара, но в один злосчастный день он просто ушел из дома и не вернулся.

Опять же по рассказам мамы я знаю, что она не находила себе места, очень переживала, пила пузырьками валерьянку, обзванивала больницы, отделения милиции и… морги. Даже давала объявления в газету и на телевидение. Но ее поиски остались безрезультатными. В покойниках папа не числился, в преступниках и в больных тоже. А спустя несколько месяцев мама обнаружила в нашем почтовом ящике конверт с запиской такого содержания: «Настя, я очень люблю тебя и Егорку, но жить с вами больше не могу. Надеюсь, вы когда-нибудь сможете простить и… забыть меня. Постарайтесь вычеркнуть меня из своей жизни. Запомни: ВСЯ ВИНА ЛЕЖИТ ТОЛЬКО НА МНЕ. Но все же знай – я сделал это ради вашего счастья. Со мной вам счастья не будет. Не кори себя, любимая моя, и не ищи причину в себе. Надеюсь, ты встретишь достойного тебя человека, а не такого зверя, как я. Я виноват. Даниил».

Маме не нравится, когда я начинаю разговоры о папе, и я ее понимаю. Бросить на произвол судьбы жену и годовалого ребенка – это не по-человечески. Надо быть не кем иным, как зверем, чтобы так поступить. Да, именно зверем, потому что люди так не поступают. Хотя и звери тут – сравнение неудачное. В школе нам говорили, что звери, наоборот, в отличие от людей не бросают своих детенышей.

Но, несмотря на это, мама хранит старую фотографию, где запечатлены мы втроем: я, она и отец. Родители сидят рядом, а я еще совсем маленький, в ползунках и с пустышкой во рту, сижу у папы на коленях. И мы такие радостные, смеемся, буквально светимся счастьем. Такую семью еще поискать! Тогда еще ни мама, ни я не подозревали, что папа от нас уйдет…

Записка, присланная отцом, легла на сердце мамы еще более тяжелым грузом, чем его исчезновение. У нее (а потом уже и у меня) родилось множество вопросов, на которые мы, наверное, никогда так и не получим ответа. Почему папа больше не мог с нами жить? Почему мы должны его забыть? Зачем должны вычеркнуть его из своей жизни? В чем он виноват? Почему он считает, что он – недостойный? Зачем было нас покидать, ведь семья на то и семья, чтобы все проблемы решать вместе и жить дальше? Словом, вопросов хоть отбавляй, а ответов нет.

Мама ни за кого замуж так больше и не вышла. Я видел, я знал, что она все еще сильно любит отца, хоть и тщательно это скрывает. Наверное, ее разум пытался вытолкнуть за пределы организма все воспоминания о Данииле, но сердце не позволяло это делать. На протяжении всей своей жизни я почти каждую ночь слышал, как за соседней стенкой мама то ворочается с боку на бок, то встает с дивана и бродит по комнате, а то и плачет. Я уверен, что это – из-за отца. Да, она до сих пор его любит, хотя прошло ни много ни мало четырнадцать лет. Больше всего в жизни я мечтаю о двух вещах: чтобы мама была счастлива и перестала плакать по ночам, во-первых, а во-вторых, встретить Даниила, чтобы поговорить с ним по-мужски: то есть набить ему морду за все те слезы, которые пролились из маминых глаз.

Мне пришлось так много времени уделить рассказу о трагедии нашей семьи не случайно, потому что эта история неразрывно связана с тем, о чем я поведаю вам далее. По сути, все мое повествование содержит в себе два рассказа. Один – «семейный», другой – «общественный». Но не будем забегать вперед. Все по порядку. Итак…

Всей семьей мы, то есть я и мама, завтракали на кухне. Я собирался в школу, а мама на работу. Мы живем в квартире на первом этаже, комната у нас одна, но она была в свое время (еще когда с нами жил отец) разделена тонкой стенкой на две маленькие комнатушки. А больше нам и не надо. Жизнь сделала нас с мамой очень дружными, и мы совсем друг другу не мешаем. А когда в нашем городе стали происходить те кошмарные события, о которых я упоминал, мама заняла деньги у знакомых, продала кое-что из вещей и поставила на окна решетки. Жизнь дороже, чем несколько хрустальных ваз.

– Ешь, давай, быстрее, а то в школу опоздаешь, – поторопила меня мама, включая телевизор. Она всегда смотрела утренние новости, а я мультфильм «X-men». Больше всех героев мне в нем нравится Циклоп, умеющий взглядом создавать лазерный луч. Я считаю, что это по-настоящему круто.

– Не опоздаю. Мне ж до нее десять минут ходьбы, – ответил я, запивая чаем бутерброд с маслом и сыром.

– Все равно поторопись. У тебя сегодня математика первым уроком, ты вечно на нее опаздываешь. В чем дело? Может, вставать надо пораньше? Вот я, когда в школе училась, приходила за полчаса до начала занятий… – пустилась мама в воспоминания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное