Вадим Петрушин.

Эмиссар с планеты Земля. Книга 1



скачать книгу бесплатно


– Этого мне ещё не хватало … – не веря собственным глазам, пробормотал Влад, обескураженно осматриваясь по сторонам.

Он перевёл свой взгляд от овала лица матери, размытого яркими разноцветными тонами, на стоящий за забором «ЗИЛок», обозначившийся крупной цветистой кляксой.

В передней его части, в районе двигателя, ярко выделялась мерцающая красным цветом тонюсенькая полоска…


Неожиданно им овладело странное чувство покоя – все переживания и тревоги не исчезли, а словно сместившись на задний план, уступили место чему-то совершенно новому, непознанному, только что пробудившемуся внутри него.

Владислав ощутил необычайную лёгкость, тело стало невесомым. Пропала тяжесть в руках, удерживающих маму. Ему показалось что, воспарив над земной поверхностью, он очутился во власти удивительно огромного мира красок и невообразимого множества их цветовых комбинаций.


Пытаясь осознать, что с ним приключилось, Влад никак не мог собраться с мыслями, но когда ему всё же удалось сосредоточиться на ближайших объектах, то они стали приобретать отчётливые, вполне определённые формы.

– Такого не бывает, я же не в зеркало смотрю, – изумился он, увидев себя держащего мать на руках и рыдающую рядом сестрёнку.

Являясь как бы сторонним наблюдателем вершащихся событий, Владислав хорошо рассмотрел, как к нему (стоящему рядом) и телу матери, точно шустрые змейки, отовсюду устремились гибкие энергетические жгутики разной толщины, похожие на вьющиеся, тонкие и нежные стебельки растений.

Некоторые протянулись к ним из земли, начала остальных не было видно – они терялись вдали. Одни пройдя через него шли дальше, в бескрайнее пространство, другие соединяли с матерью…


Ему стало жутковато от необычности обстоятельств и непонимания происходящего.

Его разум устрашившись соприкосновения со свершившейся действительностью, исключающей всякую логику, подкинул вполне здравое объяснение – этот сбой в нервной системе, вероятно повлиявший на мозг, мог случиться в результате полученного стресса.


Успокаивая себя, Влад вспомнил – нечто подобное с ним уже было, в прошедшие выходные на вечеринке, в честь его 18-летия. Когда в тесном кругу друзей он отважился опорожнить на спор бутылку шампанского, но тогда всё списалось на выпитое спиртное…


Наконец, овладев собой, Владислав обнаружил, что окружающие звуки становятся всё более разборчивыми, ясными. Появилась тяжесть тела и твёрдая опора под ногами – он снова стоял на земле.


«Что ж это такое-то?» – пристраивая мать в кабине грузовика, недоумевал он, пытаясь навести порядок в своей голове.


Вскочив за руль Влад приготовился резко рвануть с места и включая передачу нажал на педаль газа…

– Не понял … – медленно протянул он, зациклившись на собственных ощущениях, не сразу сообразив, что автомобиль заглох и всё ещё стоит на месте.

– Ну же … – Влад повернул ключ в замке зажигания, но вместо бодрого урчания, мотор пару раз чихнул и из-под капота раздалось лишь натужное завывание стартера.


«И что теперь? – встрепенувшись засуетился он, злясь на свою как ему казалось минутную слабость, на свой страх перед необъяснимостью ситуации, который липким холодным потом катился по спине. – Как что, ехать надо!».


Выскочив из кабины, Влад метнулся к переднему бамперу, лихорадочно прокручивая в мозгу вероятные причины поломки и вдруг точно прозрел: «А ведь та жилка, возле мотора, мерцающая ярко-красным цветом, не что иное, как…».


– Влад, Влад! – закричала сестра. – Иди скорее сюда.

Мама очнулась, тебя зовёт.

Он подбежал к распахнутой двери:

– Мамочка! Ты как? Где болит?

– Сейчас уже получше, – прошептала мать.

– Никуда ехать не надо, – тихо произнесла она, пытаясь улыбнуться и скашивая глаза постаралась рассмотреть окружающую обстановку…


Грузовик обступали подходившие сельчане:

– Она же вся в крови…

– Скорее вези маму в больницу…

– … и в милицию сообщи, пусть Жорку арестуют…

– Да мы сейчас сами этого хулигана…

– … и дружков его…

– Пусть уж лучше милиция разбирается, знаешь какая шпана у Жорки в друзьях?


– Пропустите! Расступитесь граждане. Да позвольте же пройти…

Сквозь толпу зевак протискивался местный участковый терапевт – худощавый мужчина, чуть выше среднего роста.

В свои 54 года, доктор был одет как студент, вернувшийся из похода: кроссовки, джинсы, брезентовая куртка, за спиной полупустой рюкзак.

– Что случилось? – не получив ответа, он заозирался по сторонам и заметив Влада, стоящего возле окровавленной матери, быстро подошёл к кабине грузовика…


– Леночка, ты меня слышишь? – внимательно вглядываясь в её глаза и нащупывая пульс, спросил врач.

– Да… Только голова сильно кружится.

– Успокойся и полежи спокойненько, мне надо тебя обследовать…


Вдруг оживлённый гомон толпы притих – вдалеке послышался хруст ломаемых веток и невнятные голоса…


– Гляньте, – вновь загалдели собравшиеся возле автомобиля люди, – Жоркины приятели сбегают.

– И впрямь дёру дали. Смотрите, они и Жорку с собой прихватили…

– Во дают, прям через кусты шуруют…


По огороду, мотаясь во все стороны, волочилась пьяная компашка. Несмотря на то, что сами с большим трудом передвигались, собутыльники тянули за руки Жору, еле переставлявшего полусогнутые в коленях ноги. Спотыкаясь на грядках, они спешили добраться до изгороди.


– Надо бы задержать! – возмутился кто-то из толпы.

– Куда они денутся…

– От милиции не убежишь, найдут!


Когда удаляющиеся фигуры скрылись из виду, взгляды сельчан вновь обратились к доктору, производившему осмотр пострадавшей:

– Как там Леночка?

– Что с ней?


Тот, в недоумении пожав плечами, развёл окровавленные руки в стороны:

– Ничего не понимаю… Как будто кости черепа пробиты – затылочная или височная, а где не найду. Крови много натекло, вон, аж волосы все слиплись…

– Несите-ка её в дом, – велел он, ещё раз ощупав голову Лены, – надо рану обработать. Кровь больше не идёт, но её и так пролилось предостаточно.


На Влада навалилась чудовищная усталость. В голове шумело, тело сковала слабость и чувство внутренней опустошённости. Все мышцы ныли, словно после тяжёлой физической нагрузки. Его ноги подкосились, и он опустился на землю.


Перед глазами всё ещё стояла картина произошедшего, а в голове крутились мысли: «Это всё правда было, или привиделось? А если было, я один всё это видел?

Надо Таньку расспросить, может она тоже, что-то успела разглядеть. Только аккуратненько, чтоб не наболтала потом чего лишнего…

Никому нельзя про такое говорить, не поймут ведь».


– Не сиди на земле, простудишься, – услышал Влад.

Обернувшись на голос, он увидел вышедшего из избы доктора, который чуть постояв возле крыльца направился к нему.

– Идём в дом. Расскажешь, как всё было. Лена просила в милицию не заявлять, но разобраться кое в чём надо…

– Да я и не знаю, что тут приключилось, – огрызнулся Влад, понимая, что врач что-то заподозрил, а у него нет времени на раздумье.

«Жаль, с сестрой переговорить не успел … – внутренне сокрушался он. – Как сейчас вести рассказ о случившемся?».

– Когда я приехал всё уже закончилось, – начал объяснять Влад. – Нечего мне сказать, вы медик, вам видней…

– Было бы виднее, я не задавал бы глупых вопросов … – оборвал его врач, рассуждая про себя: «Надо бы с ним полегче, а то замкнётся в себе и всё…».

Видя, как внутри паренька идёт борьба чувств, доктор подошёл к нему и положив руку на плечо, заглянул в глаза:

– Ты же знаешь, что зовут меня Иван Петрович. Для тебя, просто – дядя Ваня… или Петрович. Давай поговорим…

– Теперь-то что говорить … – продолжал гнуть своё хлопец. – И вообще, при чём здесь я?

– Подожди, не ерепенься, – Иван Петрович приобнял парня и увлёк с собой, направляясь в сторону дома. – За мою многолетнюю врачебную практику такое случилось впервые… Всякое видать приходилось, а здесь не пойму…


Возле изгороди ещё толпился народ, не желая сразу расходиться.

По всему было видно, что произошедшее внесло хоть какое-то разнообразие в монотонный ритм жизни сельской глубинки.

– Расходитесь, расходитесь, человеку отлежаться надо, – суетился Прохор Кузьмич – бывший председатель сельсовета, выпроваживая со ступеней крыльца самых любопытных. – Нормально всё с ней. Спит она. Завтра, всё завтра…

В селе его уважали, он пользовался непререкаемым авторитетом, и народ неохотно потянулся к калитке.


Прохор подошёл к Владиславу:

– Говорил я Лене, добром это не кончится. Ей давно бы выгнать Жорку, а она мне всё – в доме мужик нужен, как жить буду одна, с детьми…


– Ладно, пойду я. Ты, если что… Ну, сам знаешь, не маленький.


Он пожал Владу руку и повернулся к Ивану Петровичу:

– Доктор, с Леной точно всё будет хорошо?

– Не переживайте, я присмотрю за ней. Крови она видать много потеряла, а так состояние стабильное. Лене сейчас покой нужен. Я ей укольчик сделаю…


Войдя в дом Влад остановился, в нос шибануло сивухой и запахом кислой капусты – мама солила её на зиму.

В погребе всегда имелся небольшой ассортимент солений и вяленых продуктов – в семье не густо было с деньгами, вот и приходилось делать разные припасы.


Иван Петрович приблизился к окну и распахнул его настежь – помещение было сильно прокурено, и он решил, что приток свежего воздуха не помешает.

Возле мамы, лежащей на кровати, хлопотала сестра, укутывая её пледом.


У стены, рядом с входной дверью, взгляд Влада выхватил валяющийся табурет.

Один из углов сидушки был заляпан кровью. Наверно он и угодил маме в голову…


Иван Петрович приподнял его и внимательно осмотрел окровавленный пол рядом с дверью:

– Видишь ли, дружок, я долго работаю врачом. У меня за плечами огромный опыт… но, чёрт возьми, я ума не приложу, как такое возможно…

– Что возможно?

– Скажи Владислав, что здесь произошло?

«Ну да, так я тебе всё и выложу … – призадумался Влад. – Тогда больным уже буду я, причём на всю голову».

– Вроде всё обошлось … – вяло промямлил он.

– Да, да конечно. Если бы не море крови и подозрение на очень серьёзную травму головы, то я бы сказал, что тут ничего и не было, – надевая очки и начиная сердиться, проворчал Петрович.

– Дядя Ваня, я и правда, не могу ничего объяснить, – коротко бросил Влад и осёкся.

«Ну, вот и прокололся», – спохватился он.

– А объяснять ничего и не надо, ты просто расскажи, – доктор как клещ уцепился за соскочившую с языка Влада фразу. – Я тоже хотел бы объяснить… Многое, очень многое.

– Ты наверно знаешь, что я ушёл с престижной работы … – начал он, присаживаясь за стол на лавку, взглядом приглашая Влада сесть напротив, – … квартиру в Москве брату оставил и сюда переехал чтобы разобраться, кое в чём… Понимаешь, не всё можно объяснить…


Иван Петрович, локтем, аккуратно сдвинул чуть в сторону тарелки с закусками и продолжил:

– После окончания мединститута, поработав врачом-хирургом, я по зову сердца отправился в Афганистан, оказывать помощь дружественному народу. Молодой был, глупый. Романтики, острых ощущений захотелось, да и деньжат подзаработать. Насмотрелся там всякого…

Потом поступил в университет и устроился в элитное заведение, психологом – вправлять мозги солидным бизнесменам. И вот, однажды…


Он вышел из-за стола и заходил по комнате.

– … в общем, попался мне один богатый клиент увлёкшийся, как тогда считалось, «экстравагантным» видом отдыха – турпоходы по аномальным зонам.

Сложный попался случай, такого мне нарассказывал, не поверишь…

Вот и предложил он мне, съездить с ним в «зону». Все расходы, говорит, беру на себя.

Согласился я, интересно стало. Сталкеры там всякие… НЛО, уфологии, зелёные человечки…

Так и оказался в этой местности. Глухой край по сравнению со Столицей.

К вам, в село, я уже потом перебрался… Здесь наверно и доживать придётся.

Понимаешь, много тут есть противоестественного, непознанного…

Вот, например, о «Каменной гряде» слышал?

– Угу, – кивнул Влад. – У нас о ней много чего сказывают. Учёные вроде даже нашли объяснение этому феномену.

– Учёные… нашли … – Иван Петрович поправил очки и пристально уставился на Влада. – Каждый имеет своё мнение на этот счёт. Многие из них предполагают, что весь секрет оного «чуда» заключается в его особом месторасположении – как правило, аномальные зоны обнаруживаются в эпицентре скопления геологических разломов и карстовых пустот.

Они считают, что Земля, как и любое другое физическое тело, имеет как внутренние энергетические поля, так и внешние. Вот и получается, по их мнению, что взаимодействия этих энергополей, в местах глубинных тектонических разломов, приводят к различным, пока необъяснимым современной наукой явлениям.

– Выходит вы думаете иначе?

– Отнюдь, но имею на этот счёт несколько иное суждение и ищу подтверждение своей гипотезы.


– А причём тут, всё это? Зачем вы мне про «гряду» рассказываете? – удивился Влад.

– А притом! Всё, что произошло с твоей матерью, иначе как «чудодейственным» исцелением и не назовёшь. Может это аномалия, как-нибудь повлияла? Недалеко ведь она.

Я и не про такие чудеса наслышан от тех, кто по зонам этим ходит.

– Но… это не с ней, «это» со мной что-то произошло.

– Что произошло? Ничего не понимаю. Расскажи…

– Дядя Ваня, а вы никому не скажете? Может я уже, того… С катушек съехал?

– Ну это брат, ты ещё не видел, что такое – съехал, – рассмеялся Иван Петрович и кивнув на бардак в комнате, перевёл взгляд на Таню: «Надо бы прибраться чуток. Ночь впереди, а разговор у нас с твоим братом долгий предстоит».


– Танюш, а ты ничего необычного не заметила после приезда Влада?

– Я? Нет, ничего не видела. Очень страшно было, за маму … – засуетилась сестра, наводя на столе порядок.


– Сейчас укольчик мамке вашей поставлю и продолжим разговор. Не против, Влад?

– Делайте, что считаете нужным.

– Где я могу сполоснуть руки?

– Тань, проводи доктора…


Вернувшись в комнату, врач положил свой рюкзак на лавку и начал доставать из него какие-то медицинские препараты, выставляя на чисто прибранный стол.

– Значит, говоришь с тобой что-то происходило? – взглянул он на Влада, наполняя шприц лекарством.

– Да, вроде бы…


– … и как это было? – поинтересовался Петрович, сделав укол матери.

Влад, путаясь и сбиваясь, стараясь как можно подробней описать произошедшее, начал рассказ.

Иван Петрович слушал внимательно, иногда останавливая повествование хлопца своими вопросами, чтобы обговорить интересующие его детали.

– Да-а-а … – протянул доктор, выслушав всё до конца. – Ну а, сейчас ты сможешь всё повторить? Конечно, я понимаю, что теперь не тот случай… но попробуй, может получится войти в то состояние, пока не забылось.

– Я и сам не понял, как это случилось. Очень маме помочь хотел.

– Помог ты ей, очень помог. С того света можно сказать вытащил. А мне поможешь?

– Чем?

– Заинтересовал ты меня дружок, – улыбнулся Петрович. – Хотелось бы разобраться в некоторых анатомо-физиологических особенностях твоей личности.

– Да я же говорю, что не знаю, как…

– Успокойся, от тебя многого не потребуется. Завтра, если всё пойдёт нормально, мы с тобой сходим в нашу амбулаторию, где ты сдашь анализы и пройдёшь тест, ответив на несколько несложных вопросов…

– И всё? – подозрительно покосился на врача Влад.

– Посмотрим… Может, проведём сеанс гипноза…

– Дядь Вань вы и гипнозом владеете? А это сложно?

– Не сложнее, чем ты тут всего навыделывал.

– Ты завтра машину на базу отгони и отпросись у начальства на пару деньков. Скажи, что за матерью уход нужен.

– Ладно отпрошусь.

– Мама до утра будет спать, лекарство я ей такое вколол, а вы дверь и ставни покрепче закройте, как бы Жоркины приятели за выпивкой не вернулись.

Я у вас ещё часок-другой побуду. Для верности… Не возражаешь?


– Ну, что вы… Конечно, оставайтесь! Может заночуете?

– Если найдётся свободная кровать, то не откажусь.

– Найдётся!


– 6 —


Утро застало Влада спящим за столом.

Ещё вечером он хотел посидеть возле мамы, подежурить, но глядя как у неё под боком, сладко посапывая, расположилась Таня, решил попить чайку, да видать так за столом и остался.

Разбудило его чьё-то нежное прикосновение…


– Устал Владенька? Поди, и не выспался, толком? Спасибо тебе сынок … – этот голос, он отличил бы от тысячи других…

– Мама! – пробубнил Влад, не спеша гнать дремоту, так и продолжая сидеть, уткнувшись лицом в подложенные под голову руки.

Ласковые ладони продолжали гладить его голову, ероша волосы…

– Вставай сынок, – опять услышав этот нежный мамин голос, Влад окончательно проснулся и открыл глаза…


Перед ним стояла мама, здоровая, помолодевшая на несколько лет и весело улыбалась.

– Как же так, тебе ещё нельзя вставать, что скажет доктор? – резко вскочив, Влад бросился в её объятья.

– Мы с ним уже побеседовали. Он мне уже всё сказал, и рассказал…

– Привет Влад! – из дверного проёма смежной комнаты высунулась взлохмаченная голова Ивана Петровича. Он попытался изобразить улыбку, но по его лицу было видно, что для него эта ночь тоже прошла неспокойно.


Мама присела за стол, поставив на него небольшую, отливающую золотом шкатулку.

– Подходите ближе, садитесь, – тихо сказала она, покосившись на кровать со спящей сестрёнкой. – Хорошо, что Танька ещё спит, маловата она для таких бесед.

Раз уж всем всё известно, то мне остаётся только одно – выполнить поручение… Нет не так, просьбу… Нет, всё не то…


Не зная, как продолжить начатый разговор Лена сильно разволновалась. Не в силах овладеть собой, она придвинула шкатулку поближе к Владу:

– В общем так… Сынок, твой отец поздравляет тебя, с днём 18-ти летия…


Тут мама не сдержалась и глухо зарыдав прикрыла лицо ладонями…


– … он рассказывал… а я не верила … – послышалось сквозь всхлипывания, – … сказал, что когда тебе будет 18-ть, я всё узнаю и пойму…

Я думала, что Эдвард бросил меня… что обманул… а он… он говорил правду!

Это тебе Влад… от отца…


Иван Петрович вышел из-за стола и направился в другую комнату. Оттуда он вернулся, неся в руках мензурку, наполненную лекарством.

– Выпей Леночка, это немного успокоит…


На койке завозилась Таня.

Открыв глаза, она окинула сонным взглядом всех сидящих за столом и увидев слёзы на щеках матери, которые та старательно пыталась скрыть, откинув плед подбежала к ней:

– Мама, ма-а-а… мочка… Почему ты плачешь?

– Успокойся детка, это от радости…


Влад, отказываясь что-либо понимать, тупо глядя на шкатулку, по инерции, начал доставать из неё странные предметы и выкладывать на стол: четыре тонкие металлические полоски с какими-то иероглифами, небольшая пирамидка с четырьмя серебристыми гранями; плоский камешек с дырочкой, в которую была продета бечёвка и пять металлических кругляшек – чуть крупнее нашего металлического рубля.


Когда на дне шкатулки остались три маленьких разноцветных шарика, размером с горошину и один прозрачный, чуть объёмнее других, Влад встряхнул головой и, выходя из охватившего его непонятного состояния, подумал: «Пусть лежат, а то раскатятся, собирай потом…».

С самого дна шкатулки он подцепил ногтями и вынул круглую блямбу массивного вида.

Золотистый диск был наполовину тоньше спичечной коробки и целиком перекрывал ладонь.

– Не гнётся – похоже, металлический, но очень лёгкий … – оценивающе рассматривал Влад, приглянувшийся ему предмет.


На нём барельефом выступало изображение большого ящера, стоящего на задних лапах. Его тело тугими кольцами обвивал огромный змей. Оскаленная пасть змеюки стремилась вверх, к напоминающей крупное яйцо полусфере, расположенной над головой рептилии.

По бокам изображения, на всю длину поверхности медальона, находились два меча, лежащие каждый на своём щите. Остриё одного меча было направлено вверх, а у другого вниз.


– Дай-ка его мне, – доктор резко протянул руку, попытавшись выхватить блестящий кругляк у Влада.

На что тот быстро среагировал и прижимая медальон к груди выпалил:

– Ни фига, это моё.

Но, посмотрев в ошалелые глаза Петровича, аккуратно положил его на стол:

– Только посмотреть.

– Конечно, конечно, я только взгляну … – достав очки, ответил врач. – Где-то я уже видел что-то похожее.

Иван Петрович потёр лоб и сосредоточенно задумался…


– 7 —


Из маминого рассказа стало ясно, что познакомилась она с отцом в городе, куда ездила поступать в институт железнодорожного транспорта.


В селе жизнь несколько однообразна, а когда ты молод хочется побольше всего узнать, попробовать себя в чём-то новом, мир посмотреть. Да всё что угодно только не сидеть на одном месте. Вот и стремилось молодое поколение в город – где, как не там, можно найти применение своим способностям.

Юная Лена не была исключением.


Приехав в город, она подала документы в институт и решила устроиться работу, чтобы было на что жить после поступления.

Экзамены Лена сдала успешно и была зачислена на первый курс, а вот с работой всё обстояло куда хуже – везде, где принимали молодёжь, без необходимой квалификации и профессиональных навыков, зарплата была маленькой. Там, где платили чуть больше, не устраивал сменный график, идущий вразрез с часами учебных занятий.

Привезённый с собой провиант и денежные сбережения быстро таяли…


Совершенно случайно ей на глаза попалось объявление, наклеенное на придорожном столбе, возле остановки рейсового автобуса.

В нём сообщалось, что требуется разнорабочий в городской цирк.


Лена обратилась по указанному адресу и после собеседования была принята на работу, с испытательным сроком – месяц.

Ей, как сельскому жителю, предстоящее занятие было знакомым – убирать за животными, чистить клетки и выносить мусор…

Там она и увидела отца – иллюзиониста цирка.


У Эдварда – так его звали, в программе выступления были фокусы с животными. Частенько по окончании номера он, уходя с арены, лично водил своих любимых питомцев в клетки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное