Вадим Панов.

Зеленый гамбит



скачать книгу бесплатно

Этим воплем Федра вносит первый посильный вклад в разворачивающееся сражение. Почему предлагалось «держать» и кому именно предлагалось, Юрий объяснить не смог ни тогда, в горячке боя, ни потом, за стаканом крепкого. Крикнул, потому что крикнул. И тут же разрядил в неведомую зверушку содержимое боевого перстня с безымянного пальца левой руки. «Эльфийская стрела» с шипением вонзилась в противника, запахло озоном и горелой изоляцией, но других последствий не случилось.

– Голем!

– Гамлет! Фас!

Закончив убиваться по поводу безвозвратной потери горшка, Стальевич выдаёт запоздалый приказ своему голему, которого, во избежание глупых вопросов и затейливого внимания широкой публики и человских правоохранительных органов, скрывал под видом добродушного датского дога. Стальевич приказывает, а настроенная на защиту кукла уже летит спасать. Причём летит – в буквальном смысле слова. Враг появился настолько быстро, что ошеломлённый Гамлет позволил ему нанести первый удар, лишивший старого шаса фарфорового имущества, однако других ошибок не допустил: не успели осколки дорогущего раритета приземлиться на пол, как Гамлет взвился в воздух, уже в движении превращаясь в жуткую помесь обезьяны, пантеры, кобры и немного Брюса Уиллиса – на себе Ежер Хамзи не экономил.

Длинные клыки, твёрдые, как сталь, когти, ядовитые железы – Гамлет вцепился в незваного гостя и врезал всем арсеналом сразу, скромно планируя или загрызть, или разорвать, или отравить, или всё сразу – как получится.

– На помощь!

А этого вопля Федра устыдился едва ли не сразу, как его выдал. Но что ещё он мог выкрикнуть? Он, обыкновенный чел, замерший в кресле с бокалом арманьяка в правой руке и долькой лимона в левой, – что ещё он мог, кроме как звать на помощь и наблюдать за эпическим сражением двух искусственных существ?

Тем временем коренастый оправляется и от потери равновесия при убийстве вазы, и от «Эльфийской стрелы» в грудь, которая хоть и выжгла в искусственном теле дыру, но больше никак не сказалась. Коренастый собирается продолжить бой, но у него не получается, потому что оправиться от Гамлета гораздо труднее, чем кажется на первый взгляд, и вместо того чтобы громить лавку или убивать присутствующих, нападающему приходится заниматься сторожевым големом, который, в свою очередь, планировал не только убить злодея, но и притащить его тушку хозяину. И если ядовитые железы на незваного гостя не действовали, то клыки и когти таили серьёзную угрозу: вошедший в раж Гамлет вознамерился откусить коренастому голову и принялся раздвигать челюсти под нужный размер. Чтобы помешать неПростой собачке исполнить весёлую задумку, злодей пытается оторвать её от себя, предварительно оглушив о стену. Сначала он врезается в ряд полок слева, затем в витрины справа, а в следующий миг – в прилавок, потому что торопился к той стене и его не заметил.

Звон погибающего имущества выводит старого шаса из оцепенения. И если до сих пор он наблюдал за дракой, пребывая в той же прострации, что и Федра, то резко возросшие потери заставляют Ежера позабыть о личной безопасности и выдать вторую, обязательную в подобных случаях реплику.

– Грабят!

И тем привести в действие сложную систему защитных мер, которой так гордился и о которой совершенно позабыл ввиду стремительности кошмарного вторжения.

– Грабят!

И витрину мгновенно закрывает усиленная магией «штора», обе двери – и парадная, и задняя – оказываются заблокированы, в том числе упругим «Щитом», касса проваливается в подвал вместе со всей наличностью, самые ценные из выставленных товаров следуют за ней, а в кармане Стальевича пульсирует готовая к активации «Дырка жизни» – остается лишь хлопнуть по ней, и принудительный портал перенесёт старика в приёмную Московской обители, лучшего госпиталя Тайного Города, а значит – всего мира.

Но бежать торговец не собирался, во всяком случае до тех пор, пока Гамлет удерживал врага на расстоянии.

– Ни о чём не беспокойся, – бормочет Ежер.

То ли себе, то ли Федре. – Через десять секунд прибудет кавалерия. В виде оперативного отряда Тёмного Двора. И мы узнаем, что за тварь меня разоряет.

К этому моменту ничего стеклянного и одновременно целого в магазине уже не остаётся. За исключением бутылки арманьяка и двух хрустальных бокалов.

– Кавалерия – это хорошо, – выдыхает детектив. После чего залпом допивает свою дозу: – Ваше здоровье.

Но насладиться полной победой им, увы, не удаётся. Судя по всему, коренастый не хуже их понимает, что хозяин лавки ожидает помощи, и на слове «Семь!» – Стальевич считает вслух, – он активирует портал и скрывается в нём, едва не прихватив с собой разгорячённого Гамлета.

* * *

База дружины домена Кузьминки

Москва, Ставропольский проезд, 23 июня, четверг, 23:39

– Повторяю ещё раз: вы не должны заниматься челами, это не ваша проблема. Заурду не нужно, чтобы в столь ответственный момент вы оказались под подозрением. Делайте только то, что соответствует плану, не более.

Голос Винсента Шарге изредка прерывался помехами – когда подключалась дополнительная система защиты связи, – однако внимательно слушающие ведьмы прекрасно поняли, о чём говорит мастер големов.

– Челами займёшься ты? – уточнила Всеведа.

– Да, – подтвердил чуд. – И если мне потребуется поддержка, я запрошу её по обычному каналу.

– Ты собираешься в Тайный Город?

– Буду завтра.

А планировал появиться в субботу. И зелёные ведьмы, которые прекрасно об этом знали, обменялись многозначительными взглядами, отметив про себя, что Ярга считает проблему челов из Знающих Выселок куда более важной, чем пытается показать.

Несмотря на то что разговор шёл по телефону, умный Шарге почувствовал настроение ведьм и небрежно бросил:

– Операцию проводит мой протеже. Парень перспективный, однако опыта у него мало, нужен контроль.

– Пока он ни разу не ошибся, – ровно произнесла Всеведа. – Во всяком случае, о массовом истреблении челов никто не говорит.

– И это хорошо, потому что…

Окончанием фразы стали помехи.

Ведьмы общались со злейшим врагом Тайного Города, сидя в одной из крепостей Тайного Города и используя лучшие технологии защиты Тайного Города, что гарантировало высочайший уровень конфиденциальности – ну не смешно ли? Смешно. А ещё – горько. Ярга в очередной раз продемонстрировал блестящее умение находить слабые звенья и превращать их в сильные, но только – другой цепи.

Той, которая призвана уничтожить предыдущую.

– Мы планировали увидеться.

– Учитывая сложившееся положение вещей, у нас вряд ли получится, – мягко отозвался Винсент. – Я буду слишком занят. – Насыщенная помехами пауза. – Но всё, что я должен сделать по нашему плану, я сделаю.

– Договорились.

Всеведа отключила телефон и с улыбкой оглядела своих ближайших помощниц, засидевшихся на невысоких должностях колдуний, обладающих стабильным уровнем «жрица»: в Зелёном Доме всегда рождалось больше сильных ведьм, чем требовала иерархическая структура.

По левую руку расположилась фата Градислава, вице-воевода «секретного» полка, глава приказа «М», занимающегося противодействием мятежным масанам: плотная, энергичная женщина с грубоватым лицом и необычайно тонкими губами. Градислава считалась одним из наиболее перспективных офицеров «секретного», но на примере Всеведы поняла, что высочайший профессионализм далеко не всегда гарантирует высочайшую должность, хотя бы в структуре полка, не смогла усмирить амбиции и так оказалась в руках хитроумной жрицы. Вербовка Градиславы стала для Всеведы огромным успехом.

Справа же утонула в кожаном кресле хрупкая и большеглазая фата Ванда, глава приказа «В», ведающего внутренней безопасностью Великого Дома. Ванда сменила на этом посту Всеведу, под началом которой служила всю карьеру и была предана ей до мозга костей. В отличие от скромной Градиславы, Ванда обожала щеголять нарядами от лучших портных Тайного Города, никогда не появлялась на публике без изумрудного или бриллиантового гарнитура, оставила с носом уже двух мужей и, если верить слухам, следующую семью собиралась создать с кем-то из баронов.

И именно она позволила себе взять первое слово:

– Старый рыжий недоговаривает.

– Согласна, – кивнула Всеведа. – Но так, по всей видимости, ему велел заурд.

– Заурд боится челов?

– Ярга сам помог им вырваться, – проворчала Градислава.

– Все допускают ошибки, – улыбнулась Ванда.

– К сожалению, – вздохнула жрица. Однако в изумрудно-зелёных глазах Всеславы сожаления не было ни капли.

Ярга, допускающий ошибки, устраивал ведьму гораздо больше непогрешимого и победоносного заурда, чётко движущегося к единоличной власти над Землёй, поскольку помощь в свержении нынешней королевы – это одно, а быть вассалом непредсказуемого нава – совсем другое. Первого заговорщица алкала всей душой, ко второму же пункту относилась, мягко говоря, прохладно и считала, что особенной необходимости в нём нет.

– К сожалению, обитатели с Выселок могут быть опасны и для нас, – хмуро напомнила Градислава. – Кто знает, как эти челы относятся к Великим Домам после всех перипетий.

– Убивали их не мы, а наши предки, – тонко напомнила Ванда. – Так что есть возможность договориться.

– И ещё их убивал Сантьяга.

– Вот с ним пусть и разбираются. Надеюсь, никто не против?

В ответ раздался мелодичный женский смех.

В отличие от утренней встречи с Витенегом и Сдемиром, Всеведа разместила сторонниц не вокруг отдающего официозом письменного стола, а в мягких креслах, в которых так удобно вести неспешную, практически дружескую беседу. Приятный антураж дополняли бокалы с белым вином и блюдо с фруктами.

– Не знаю, займутся ли челы Сантьягой, но нам нужно сосредоточиться на своих целях, – негромко произнесла Всеведа, давая понять, что возвращается к делам. – Королева родит со дня на день.

И не воспользоваться этим обстоятельством заговорщицы не имели права.

– Количество встреч и переговоров между Руженой, Мирославой и Любавой в последние дни нарастает, – доложила Ванда. – Но они осторожны: по телефону договариваются о времени, а при личном общении обязательно используют навские обереги.

Артефакты, делающие бессмысленными все виды подслушивания.

– Ружена давно пытается привлечь меня в свою партию, так что скоро я в подробностях узнаю их план, – улыбнулась жрица.

– Вряд ли они пойдут на вооружённый переворот, – покачала головой Ванда. – Учитывая, что Ярина беззаветно предана Всеславе, попытка нападения на дворец станет актом самоубийства.

– Три домена – это сила, – подала голос Градислава.

– Если мы бросим их на Дочерей Журавля, то без труда добьём победителя, – протянула Всеведа. – Осталось лишь разыграть нашу маленькую комбинацию.

– Разыграем, – пообещала Ванда. – Наши оппозиционерки слишком долго мечтали свергнуть Всеславу, чтобы не воспользоваться слабостью королевы. Они затеют драку.

– Которую мы закончим, – подвела итог Всеведа.

– Да, жрица, – склонилась Градислава.

– Это будет здорово, – улыбнулась Ванда.

– Увидимся завтра.

Кивком проводив гостий, Всеведа ещё несколько минут посидела в кресле, в последний раз обдумывая прошедший день и планы на завтра, затем легко поднялась, подхватила сумочку и вышла в коридор. В отличие от других заговорщиц, которые воспользовались для перемещения порталом, жрица собиралась отправиться домой на машине – ей нравилась быстрая езда по ночным московским улицам, нравилось слышать рокот мотора, вручную переключать скорости и буквально сливаться с машиной. И предвкушение поездки выгоняло накопившуюся за день усталость.

«Сейчас погоняю!»

– Ох!

Сладкий выдох раздался в тот момент, когда Всеведа проходила мимо неплотно закрытой двери в комнату переговоров, она же – отдыха. Это небольшое помещение обитательницы третьего, «жреческого», этажа давно превратили в место приёма утреннего кофе и Главного Секретного Форума женских сплетен и болтовни. А во время праздников, как не замедлили сообщить Всеведе, комната превращалась в зону уединения, работающую со скоростью конвейера, однако жрица никак не ожидала наткнуться на подобное сейчас.

– Ох!

На этот раз восклицание сопровождалось протяжным стоном, и Всеведа, поколебавшись, всё-таки приоткрыла дверь.

И сразу же увидела красное лицо феи Далины, довольно молодой ведьмы, которую за глаза называли «весёлой вдовой». Узнать Далину было легче лёгкого: она относилась к числу тех немногих колдуний, которые не только стригли роскошные светлые волосы – позор! – но и красили их! Сейчас, например, перед разгорячённым лицом девушки трепетала кислотно-красная прядь.

Муж феи, десятник Егор, погиб ещё в «Лунную фантазию», и с тех пор Далина пылко искала своё счастье среди дружинников домена. В настоящий момент роль счастья исполнял пристроившийся позади девушки Сдемир. Тоже красный, растрёпанный и очень потный – в приглушённом свете единственного бра его налитые мускулы блестели, словно смазанные маслом.

– Ох! Ох! Ох!

Широко раскрытые глаза Далины ничего не видели, смотрели прямо на жрицу, но не замечали её.

– Мне больно…

– И хорошо? – осведомился Сдемир.

– Очень… хорошо…

Далина почти рыдала от удовольствия, всхлипывала, стонала, продолжала охать и тем вывела Всеведу из себя.

– Мне больно!

– Что?

– Ещё!

«Здесь? При мне?!»

Не помня себя, жрица широко распахнула дверь и громко бросила:

– Потрудитесь доложить, что вы тут делаете?

Чем, естественно, почти мгновенно оборвала поток сладостных вздохов.

Фея смущённо пискнула что-то жалкое. Она почти позволила Всеведе выиграть ситуацию, однако нахальный мальчишка не постеснялся взять удар на себя.

– Всё в порядке, жрица, это называется секс, – произнёс он после картинно-тяжёлого вздоха. – И если им занимаются по обоюдному согласию, в этом нет ничего противозаконного. – Сдемир провёл рукой по обнажённому плечу девушки, чуть сжал его, не позволяя фее отстраниться, и небрежно продолжил: – Могу я теперь узнать, что делаете тут вы?

– А-а…

И впервые за долгое время Всеведа поняла, что её умыли. Нахальный мальчишка, не стесняющийся наготы, не попытавшийся прикрыться и даже не отстранившийся от подруги, выставил её, опытную, умную и красивую, совершеннейшей дурой. Старой дурой, вынужденной подсматривать за молодыми любовниками, поскольку сама лишена плотских радостей.

«Нет!»

Всеведа прекрасно знала, что это не так, что она любима и желанна, но краска стыда всё равно тронула скулы нежно-алым.

А самое противное заключалось в том, что Сдемир и Далина продолжали оставаться в той позе, в какой были застигнуты, ясно давая понять, что продолжат своё занятие, едва жрица закроет дверь.

– У вас всё?

На «ты» Сдемир звал Всеведу исключительно наедине или в присутствии отца, при посторонних использовал официальное «вы», которое сейчас прозвучало предельно издевательски.

– Завтра поговорим, – пообещала жрица.

– Как скажете.

Юноша подался вперёд, и Далина заметно вздрогнула, с трудом сдержав очередной звук.

«Мерзавец!»

Женщина покинула комнату, но далеко не ушла: прислонилась к стене, переживая странную смесь дикой ярости и не менее дикого желания. Хотелось убить наглецов. Хотелось присоединиться. И ещё – просто хотелось, потому что вид обнажённых любовников, их дерзкое и демонстративное нежелание прерываться, а главное – выражение неподдельного наслаждения, промелькнувшее на лице Далины, привели Всеведу в крайнее возбуждение.

«Ладно… с вами поговорю… завтра… – Мысли путались так, будто жрица эти слова произносила. – А сейчас… мне есть чем заняться…»

И она поспешила в комнату переходов, единственное помещение тщательно защищённой крепости, из которого можно было построить портал.

Домой.

Где её ждал Юра…

– Она… меня… убьёт…

Далину трясло, говорила она прерывисто, однако находящийся позади Сдемир прекрасно понял девушку и ответил небрежным:

– Плевать.

– Тебе… легко… говорить… ты… сын…

– Не отвлекайся, оргазм пропустишь.

– Вряд ли…

Юноша неожиданно и резко подался вперёд, заставил партнершу распластаться на диване, и смена позиции немедленно привела к развязке: комнату наполнили протяжные стоны и короткие восклицания. Затем – шумное дыхание. А ещё через полминуты – бульканье наливаемой воды.

– Хорошо, – усмехнулся Сдемир, залпом опрокидывая стакан.

– Она меня убьёт, – задумчиво повторила раскинувшаяся на диване фея.

– Ничего она не сделает. Ты под моей защитой.

– Всеведа злопамятна.

– Откуда знаешь?

– Все говорят.

– Не верь слухам. – Юноша зевнул, с удовольствием оглядел обнажённую подругу, присел рядом и провёл рукой по её груди. – Прекрасно…

– Правда?

– Никогда не вру женщинам.

– Врёшь.

– Только не когда всё очевидно, – рассмеялся Сдемир. – Ты – прекрасна. – Далина томно потянулась под его умелой рукой. – Ты сделала то, что я просил?

Деловой вопрос заставил девушку надуть губы:

– Так и знала, что ты не забудешь о деле.

– Как видишь, сначала забыл.

– Вижу… – Она улыбнулась и доложила: – Я отыскала Федру в «Трёх педалях», поболтала с ним немного, как будто этот кретин мне понравился, а затем подкинула ему в бокал «слабака».

– Прекрасно, – промурлыкал юноша. – Ты даже представить не можешь, насколько всё прекрасно.

Далина не отличалась сильными магическими способностями, зато славилась как великолепная травница, способная составить рецепт любой сложности и любого же предназначения. Сдемир обращался к ней не в первый раз, однако сегодняшнее задание оказалось особенным: юноша велел подкинуть любовнику жрицы Всеведы «слабака», мягко и ненавязчиво лишающего жертву желания и возможности заниматься чем-то, кроме просмотра телевизора. Действие «слабака» было не только временным – через двенадцать часов мужчина вновь возвращался «в строй», – но и незаметным: травки растворялись в организме за каких-то пару часов, и обнаружить их не представлялось возможным даже с помощью магии.

– Похоже, твоя месть удалась: Всеведу ты завёл, а Федру выключил. – Фея прищурилась. – С тобой лучше не связываться.

– Я только выгляжу молодо, – хмыкнул сын барона. – В действительности мне пятьсот лет, и все эти годы я оттачивал умение интриговать.

– Не заметила.

– Мой ум?

– Твой возраст.

– И не заметишь. – Сдемир поцеловал подругу в губы и улёгся рядом. – Продолжим.

Глава 2

«Известный московский ресторатор Чарли Птицын сыграл небольшую роль в телевизионном сериале, фактически – сыграл самого себя, однако в кадре появился с роскошными тёмными кудрями на голове, чем породил волну слухов о смене знаменитого «лысого» имиджа. Наша редакция, естественно, не могла остаться в стороне от происходящего и поспешила получить комментарии из первых рук. «Ощущения странные, но не могу сказать, что неприятные, – поделился впечатлениями господин Птицын. – Голова, конечно, потела, но поскольку думать во время съёмок приходится меньше, чем в жизни, критического перегрева не случилось…» («Московский Комсомолец. Светская жизнь»)


«А может, и правда – случайность? Вчерашний разгром магазина «неПростые подарки» уже оброс слухами. Поговаривают, что через витрину были видны сражающиеся големы, однако уважаемый Ежер Хамзи опроверг эти утверждения, заявив, что в магазине взорвался сложный защитный артефакт. Но следует отметить, что первыми на место происшествия явились навы, и именно после общения с ними уважаемый Ежер выдвинул бытовую версию случившегося…» Тиградком»)

* * *

Берег реки Волга

Ярославская область,

24 июня, пятница, 06:02

– Уверен, ты останешься доволен.

Фраза прозвучала громко, для утреннего леса и вовсе громоподобно, показалось даже, что ветви от неё качнулись, но… Но никто её не услышал и никто не среагировал. В лесу, как, собственно, и положено, было малолюдно, а точнее – не было никого, кроме высокого, и даже высоченного – не менее семи футов ростом, – черноволосого мужчины, одетого в неброскую туристическую одежду: защитного цвета штаны-карго и лёгкие, но прочные походные ботинки. И только: мужчина ходил к реке умываться и возвращался к месту стоянки голым по пояс. И по пояс же мокрым, поскольку забыл прихватить с собой полотенце. Или же специально не взял, решив сполна насладиться замечательной утренней свежестью. И второе предположение, по всей видимости, было правильным, поскольку от реки черноволосый не бежал, торопясь поскорее натянуть сухую тёплую одежду, а медленно шёл, громко перечисляя пункты хранящегося в памяти списка:

– Первое: вода здесь есть. Второе: еду я привёз. Электричество сам откуда-нибудь добудет, не маленький. Да и зачем ему электричество? В Интернет он не верит, телевизора боится, телефон включает раз в неделю, чтобы проверить дату…

Мужчина говорил так, словно общался с невидимкой о ком-то третьем, и даже паузы выдерживал, позволяя собеседнику посмеяться над шутками.

– Главное, место удачное. Как раз такое, как он любит – странное и со странным прошлым. – Последовало несколько секунд тишины, словно здоровяк слушал ответ, после чего продолжил: – Мне даже готовить ничего не пришлось: туземцы сами всё придумали и легенд наплодили. Честно.

И улыбнулся.

Место, о котором говорил черноволосый, куда он привёз продукты и где провёл ночь, действительно было странным. Чем-то красивым, чем-то пугающим, но в основном – странным. Именно таким, как нравилось не названному пока третьему, который не верил в Интернет и боялся телевидения.

Невысокий берег Волги ещё оставался свободен, отчаянно сопротивляясь подступающему лесу, но деревья упрямо лезли к воде, с каждым годом прибывая молодой порослью и набирая всё больше и больше сил. Зимой шумели ветвями, переговаривались, готовясь к наступлению, летом атаковали, перешёптываясь шуршанием листьев. Лес наступал, но когда-то давно получил от реки удивительный ответный удар – старый дебаркадер, влетевший на невысокий берег во время большого половодья, да там и застрявший. А может, специально его сюда загнали, чтобы реку освободить – теперь уж неизвестно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7