Вадим Панов.

Зеленый гамбит



скачать книгу бесплатно

– Когда-то в Тайном Городе случались кризисы, теперь же в нём случаются затишья.

И невозможно было не согласиться с грустной иронией владыки: в последнее время события происходили с калейдоскопической быстротой, едва не накладывались друг на друга, и жизнь, вместо привычной размеренности, поражала горожан рваным и кровавым ритмом. Который нравился далеко не всем. А если быть до конца честным, не нравился никому.

– Я работаю над тем, чтобы вы вновь могли впасть в привычную дрёму, – пробормотал Сантьяга.

– Я никогда не сплю.

– Я выразился образно.

– А я – нет. – Князь выдержал многозначительную паузу и повторил: – Что в городе?

Его интересовало положение у извечных соперников, они же – единственные ныне союзники, у Великих Домов, и комиссар немедленно приступил к докладу:

– Орден видится монолитом. Франц де Гир контролирует подданных и, скорее всего, сумеет удержать власть в случае неурядиц. Он молод, умён, в меру жесток и нравится большинству чудов. Ярга наверняка отыскал среди рыжих предателей – врагов у великого магистра хватает, – однако реальные перспективы для открытого противостояния в Ордене слабые. Согласно закону, бросить Францу вызов может лишь не менее сильный маг, таковые, безусловно, есть, однако никто из них не замечен в строительстве собственной партии.

Тайный Город был свято убеждён в том, что Сантьяга знает всё, а если не знает, то князь посмотрит в Зеркало Нави и расскажет, и базировалось это убеждение не на пустом месте. За сумасшедше долгую карьеру Сантьяга обзавёлся огромным количеством идейных информаторов, платных осведомителей и штатных агентов, достаточно сказать, что во многих семьях высшему магу Тёмного Двора служили поколениями, и потому крайне редко испытывал информационный голод.

– Чуды растеряли амбиции?

– Чуды демонстрируют прагматизм, – уточнил комиссар. – Франц, как я уже говорил, молод, силён, ошибок не допускал, и выступать против него – означает губить карьеру. Возможно, в ближайшее время ситуация изменится, но пока меня гораздо больше беспокоит Людь.

Удивления заявление не вызвало.

– Ведьмы всегда ругаются, – припомнил князь.

– И всегда формировали оппозиционные партии.

– На то они и женщины. – Короткая пауза. – Но в тяжёлые дни они всегда сплачиваются вокруг короны.

– Именно так. – Комиссар заложил руки в карманы брюк. – Появление Мстителя и последовавший за ним кризис Знающих Выселок отвлёк Всеславу от переживаний по поводу гибели барона Мечеслава, ей пришлось вернуться к нормальной, если можно так выразиться, повседневности. Однако вскоре королеве предстоит рожать, и это обстоятельство оказывает на происходящее огромное влияние. Всеслава – очевидное слабое звено. Однако поделать с этим мы, увы, ничего не можем. Воспользоваться происходящим и устранить её с арены не так сложно, как кажется.

– Помоги ей, – предложил князь.

– Любое наше воздействие, даже минимальное, будет названо вмешательством во внутренние дела Зелёного Дома.

Королеву обвинят в связях с нами, а то и в предательстве, что, согласитесь, тоже не в наших интересах.

– Какой ты стал осторожный.

– Что вы имеете в виду? – Комиссар удивлённо поднял брови.

– Однажды ты уже помог королеве справиться с внутренними врагами.

– Жрица Ярослава… – Сантьяга тонко улыбнулся.

Он не гордился тем, что сделал, но и не чувствовал вины: жрица выступила против Всеславы в разгар тяжелейшего кризиса, когда весь Тайный Город, а вместе с ним и весь мир висели на волоске, и у комиссара не было иного выхода, кроме быстрого, хирургически точного вмешательства. И оно осталось без последствий, поскольку о том, что именно нав убил жрицу Зелёного Дома, знали только те, кто лично присутствовал в тронном зале.

И все они правильно оценили тот поступок.

– К сожалению, сейчас всё иначе, – вздохнул Сантьяга. – Вестник собирался лишить жриц власти, отнять у самых амбициозных из них надежду на трон, и только потому они поддержали и Всеславу, и касающееся Ярославы вмешательство. Теперь ситуация принципиально иная: Всеслава слабеет, есть возможность заполучить корону, хотя бы и с помощью Ярги, утешая себя мыслью, что впоследствии можно будет всё переиграть…

– Кто? – коротко каркнул князь.

– Полагаю, жрица Ружена, – тут же ответил комиссар. – Титул ей достался благодаря Всеславе, но королева уже разочаровалась в ставленнице: едва освоившись, Ружена начала демонстрировать серьёзные амбиции, а с полгода назад едва ли не открыто примкнула к Мирославе и Любаве, которые традиционно составляют в Круге оппозицию.

– Почему бы Ярге не поддержать одну из них?

– Ружена моложе, энергичнее… Ей будет проще подмять под себя Зелёный Дом – её точно примут. Две другие слишком давно в оппозиции, и в них не верят.

– Допустим… – Повелитель Нави вновь помолчал, после чего осведомился: – Если Ярга и в самом деле помогает Ружене, что мешает тебе поддержать Любаву или Мирославу?

– Вероятность, что продалась одна из них.

– И ты поможешь врагу…

Князь крайне редко обращался к интригам Тайного Города, полностью перепоручив их Сантьяге, и ему приходилось прикладывать усилия даже для того, чтобы припомнить имена действующих в соседних Великих Домах персонажей.

– Если бы в Зелёном Доме назревал заурядный дворцовый переворот, я обязательно поиграл бы с претендентами, но фактор Ярги требует осторожности, я вынужден стоять на стороне консерваторов, что существенно снижает мои возможности.

– Трудно быть охранителем?

– Ещё как трудно.

Князь неожиданно откинул капюшон, поднял голову и долго, почти минуту, не отрываясь, смотрел на Сантьягу. Убедился, что не заставит его отвести взгляд, и медленно, очень медленно произнёс:

– Так вот какие неприятности предрекает Зеркало Нави… Ты не хочешь помогать Всеславе, чтобы не спугнуть Яргу… Собрался превратить в кусочек сыра весь Тайный Город?

Отрицать очевидное не имело смысла.

– Он всё время повышает ставки и должен высунуться, – спокойно ответил комиссар. И его антрацитово-чёрные глаза сверкнули пламенем Тьмы. – Если не сейчас, то после очередной победы.

Еще немного тишины, во время которой повелитель Нави сосредоточенно просчитывал рискованный план Сантьяги, после чего последовал хмурый вопрос:

– Не боишься, что Ярга поломает мышеловку?

А капюшон вернулся на место.

– В этом случае он сдохнет от отравленного сыра.

– То есть ты готов пожертвовать Всеславой…

– Её величество – не пешка, не надо её обижать, – тонко улыбнулся Сантьяга. – Вы говорите так, словно я лично обязан хранить трон Зелёного Дома, в то время, как королева – умная, сильная и волевая женщина, которая давно находится у власти. У неё есть Дочери Журавля, есть «секретный» полк, есть верные жрицы… Наверное, есть… Я не в состоянии пожертвовать Всеславой, если она сама не пожертвует собой. Я всего лишь тот, кто стоит рядом, но я ей не служу.

– Не всякий гамбит ведёт к победе.

– Я вырежу вашу мудрость на ближайшей скрижали.

Стало понятно, что Сантьяга принял решение и не отступит, а значит, надо или назначать нового комиссара, или положиться на опыт нынешнего.

– Переоденься в чёрное! – пробурчал владыка Нави, откидываясь на неудобную спинку деревянного кресла.

– Только на ваши похороны.

* * *

Зелёный Дом,

штаб-квартира Великого Дома Людь

Москва, Лосиный остров,

23 июня, четверг, 10:23

За тысячи и тысячи лет королевские покои видели многое: и горе, и слёзы, и надежду, и радость, и смех, и стоны – все эмоции, на которые способны люды, от слабых, едва заметных, выраженных движением бровей, до яростных вспышек, в пожаре которых могли дотла сгореть звёзды. Стены королевских покоев Зелёного Дома давно перестали удивляться и разучились чувствовать, смирились с ролью сторонних наблюдателей и равнодушно впитывали и восторги, и переживания, оставаясь при этом невозмутимыми, холодно-безучастными. Дворец всё видел, всё помнил, но молчал. И горе несчастной королевы стало для него лишь очередным эпизодом вечной смены белого и чёрного, не более.

Смерть Мечеслава не поколебала непробиваемое безразличие дворца.

А вот Всеславу она придавила тяжким прессом, и с того времени цвет её покоев стал чёрным. Шторы, гардины, занавесы, драпировка стен, покрывала, ковры, мебель, бельё и даже цветы – вот уже два месяца королевское крыло было горестно-мрачным, как будто несчастная Всеслава щедро поделилась с ним заполонившей душу тьмой. Но это касалось лишь личных покоев Её величества, поскольку остальной дворец давно избавился от траурного убранства, и даже рабочий кабинет, в котором королева принимала наиболее доверенных подданных, выглядел обыкновенно: изящные золотые светильники, игривый, радостно-зелёного цвета шёлк на стенах, элегантная мебель, драгоценные, но при этом очень милые безделушки на полках. И маленькая рамка с портретом любимого на столе. Рамка без траурной ленточки – Всеславе не требовалось дополнительно напоминать себе, что Мечеслава больше нет.

– Звонил Сантьяга. – Ярина помолчала, не удержалась и скривилась, в очередной раз продемонстрировав королеве отношение к самому неугомонному наву. – Не мог дождаться совещания глав Великих Домов.

Невысокая и худенькая Ярина занимала должность воеводы дружины Дочерей Журавля – элитного боевого подразделения Великого Дома Людь, основу его армии и, соответственно, являлась высшим боевым магом Зелёного Дома, коллегой Сантьяги. Именно по этой причине Ярина терпеть не могла комиссара – слишком уж часто приходилось им пересекаться по служебной необходимости. Враждовать, правда, пока не доводилось, но несколько язвительных колкостей воевода уже пропустила.

– Чего хотел Сантьяга?

– В последнее время он хочет только одного: поймать «четвёрку с Выселок». Все его мысли вертятся вокруг них.

– Сантьяга позабыл о Ярге? – притворно удивилась королева.

– Сомнительно, – поддержала шутку воевода. – О Ярге Сантьяга вспоминает каждый раз, когда смотрится в зеркало, а в зеркало он глядит постоянно.

Учитывая отвратительное душевное состояние Всеславы, подданные использовали любую возможность для того, чтобы улучшить её настроение, и на этот раз Ярине удалось чуть-чуть развеселить повелительницу Люди.

– Я слышала другое, – тихонько рассмеялась королева: – Сантьяга принципиально не смотрится в зеркала, поскольку и так уверен, что красивее Спящего.

– Спящий красив?

– Не важно. – Взгляд Всеславы упал на портрет барона, и улыбка соскользнула с её губ. – Мы говорили о четвёрке с Выселок.

– Совершенно верно. – Ярина подобралась. – Как вы помните, Ваше величество, считается, что четверо уже в Тайном Городе и вновь изображают из себя челов.

– Помню, – спокойно подтвердила королева. – Навы считают, что четверо наблюдают за нами.

– Именно.

– За прошедшее время мы получили хотя бы косвенные доказательства в пользу этой теории?

– Нет.

– Но навы в неё верят…

– Полагаю, потому, что лучше нас знают, с кем мы имеем дело. Или догадываются об этом.

Естественно, лучше, ведь многие из тех тёмных, что принимали участие в двенадцатисекундном полуночном истреблении Знающих Выселок, были ещё живы. В частности, Сантьяга, который лично планировал ту атаку.

Навы не просто «лучше знали», они помнили и Выселки, и их обитателей, а потому замечание Ярины было несколько… странным. Даже учитывая её личную неприязнь к Сантьяге.

Однако указывать на это королева не стала.

– Допустим… – кивнула она, поддержав, таким образом, заявление воеводы. – Так что комиссар?

– Сантьяга предлагает возобновить процедуру тотальной проверки челов, которую мы запускали во время поиска Мстителя. Идея такая: объявить, что у Мстителя был напарник, и рассмотреть под микроскопом всех вассальных челов, включая немагов. – Ярина выдержала короткую паузу и с нажимом продолжила: – Особенно немагов, поскольку Сантьяга предполагает, что четвёрка будет скрывать свои способности.

– Комиссар в своём репертуаре. – На губах королевы появилась слабая улыбка. – Взяв след, идёт по нему, не считаясь ни с расходами, ни с потерями.

Комментировать поведение нава воевода Дочерей Журавля не стала, но посчитала нужным донести до повелительницы одно соображение:

– Как раз сегодня утром я читала служебную записку от руководителя приказа «Ч» «секретного» полка. В ней прямым текстом сказано, что принятые во время кризиса Мстителя действия изрядно разозлили челов. Они недовольны.

– Мы должны это учитывать? – удивилась Всеслава.

Представители господствующей на Земле расы своего Источника магической энергии не имели, основать Великий Дом не могли, и полуофициально считались вассалами Люди, поскольку использовали энергию Колодца Дождей. Соответственно, их положение в Тайном Городе было двояким: с одной стороны, как ни крути – представители самой большой на планете популяции, с другой – полностью зависимые от милости Зелёного Дома. Существенной роли челы не играли, и к принятию важных решений их не подпускали.

– Я бы советовала учитывать их раздражение, Ваше величество, – твёрдо произнесла Ярина. – Челы могут стать рассадником шпионов Ярги. А могут не стать. Сейчас нужно действовать осторожно, не давить, дать им возможность отойти от истории с Мстителем, и… – Пауза. – И я действительно рада, что Ризнык не пострадал. Его выходка заслуживала большего наказания, но я рада, что Великие Дома проявили мудрость и позволили Андрею просто отойти в сторону.

– Мы не могли, – поморщилась королева. – Его авторитет среди челов взлетел на невероятную высоту.

– Главное заключается в том, что Ризнык лоялен и искренне считает, что существующее положение вещей не требует пересмотра: Тайный Город и человская цивилизация должны и дальше жить рядом, но не вместе.

Что полностью соответствовало и Кодексу, и стратегическим устремлениям Великих Домов, и здравому смыслу.

Ярина не в первый раз напоминала Всеславе об отправленном в ссылку человском маге, но только сейчас Её величество решила «понять» намёк.

– Ты говоришь о Ризныке так, словно рассматриваешь его на роль человского лидера Тайного Города.

А судя по скорости, ответ был заготовлен заранее:

– Возможно, нам придётся искать такого лидера, – серьёзно заявила Ярина. – Ярга наверняка ищет, он приставляет вожака к каждому стаду, поскольку только так можно превратить его в хорошо организованную и враждебную нам структуру.

– А мы не позволим Ярге организовать челов против нас, организовав челов против него и его агентов.

– Совершенно верно.

– Вопрос лишь в том, что делать с организацией челов после победы? – небрежно осведомилась Всеслава. – Управлять аморфной толпой, которой челы являются сейчас, гораздо проще. Их раздробленность – один из камней в фундаменте безопасности всего Тайного Города.

– Осмелюсь напомнить, Ваше величество, что если план Ярги осуществится…

– Не веришь в нашу победу?

– Пытаюсь приблизить её всеми доступными способами, – немедленно ответила воевода. – И организация челов – один из них.

В принципе идея Ярины звучала весьма логично, но королева видела не только розы, но и шипы.

– Найти лидера не трудно, трудно будет удержать его в рамках, заставить остаться вассалом. – Всеслава вздохнула. – Челы – господствующая на Земле раса, и потому в Тайном Городе они ощущают себя незаслуженно обиженными. Залог же успешного правления заключается в том, чтобы не дать обиженным даже каплю силы. Льготы – пожалуйста, временные преференции – разумеется, силу – никогда. А организация – это сила.

– Да, Ваше величество.

– Хорошо… – Всеслава кивнула, показывая, что услышала воеводу, но согласиться с её доводами пока не может, и тут же поинтересовалась: – Как ты планируешь реагировать на предложение Сантьяги? Четвёрка слишком сильна, чтобы позволить ей оставаться в неизвестности.

– Следует действовать аккуратно и челов пока не трогать. – Ярина хорошо подготовилась к совещанию. – В конце концов, нас интересуют те, чьё прошлое или обстоятельства проникновения в Тайный Город вызывают сомнения. Их можно вычислить удалёнными способами, а затем подвергнуть доскональной проверке. Если результатов не будет – обсудим дальнейшие шаги…

«Молодец!»

Всеслава знала, что воевода Дочерей Журавля ей верна. Знала не потому, что услышала нужные слова – слова лгут, даже самые громкие клятвы могут забыться, – а на уровне чувств. Эмоций. Ощущений. Знала благодаря тому, что чрезвычайно трудно подделать.

Ярина была верной, однако до недавнего времени воевода находилась в тени барона Мечеслава, и королеву волновало, готова ли воевода к самостоятельности? Сумеет ли взвалить на себя груз, который тянул барон? Можно ли будет положиться на неё не только как на верную, но и как на умную? И по всему выходило – да, пока Ярина показывала себя крепким игроком.

– Таково моё мнение, Ваше величество, – скромно закончила воевода.

– Значит, так и будет, – кивнула королева.

– Спасибо.

– Теперь поговорим об Ордене.

Всеслава даже не пыталась скрывать, что эта тема для нее болезненна, и не стала уточнять, что именно интересует её в первую очередь.

– Чуды уверяют, что, несмотря на принятые меры, они всё ещё не в состоянии отыскать Винсента Шарге.

– Несмотря на принятые меры, – тихо повторила королева.

И её тонкая, идеально ухоженная рука машинально сжалась в кулак. Так, словно готовилась ударить или сдавить кого-нибудь до смерти.

– Не могут, – эхом подтвердила Ярина.

Она хорошо знала чувства, что владели сейчас Всеславой.

Ненависть.

Именно Винсент Шарге, гениальный до сумасшествия или же сумасшедший до гениальности мастер големов, потерявший свою семью и отомстившей за неё леденящими кровавыми перформансами, разработал и осуществил апрельское покушение, в результате которого погиб барон Мечеслав. Винсент устроил кровавую бойню на свадьбе и издевательски легко ускользнул от зелёных ведьм. И то, что он до сих пор жив, выводило королеву из себя.

– Ты говорила, в Тайном Городе у Шарге остались родственники?

– Бездетная сестра, – уточнила воевода. – Чуды говорят, что она не поддерживает с Винсентом связь.

– Вопрос в другом, – медленно произнесла Всеслава, глядя на портрет барона. – Испытывает ли Шарге к ней какие-либо чувства? Узнать об этом можно только опытным путем.

– Чуды не выдадут Люси Шарге, – качнула головой Ярина.

– Тебе нужно разрешение чудов? – удивилась королева.

– Они спрятали Люси сразу после покушения, сейчас она живёт в Замке.

– Предусмотрительно… – Всеслава провела ногтем по блестящей столешнице, посмотрела на царапину – за последние пару месяцев их изрядно прибавилось, собственно, только два месяца назад они и начали появляться, и сменила тему: – Ты повторяла поиск по генетическому коду?

– Дежурные операторы ищут Винсента каждые шесть часов, но результата нет. Его скрывает от сканирования необычайно мощное заклинание.

– Что косвенно указывает на поддержку Ярги.

– Винсент – гений, но он не смог бы создать артефакт такой силы. Так что указание не косвенное, а прямое.

– Или же чуды нас обманывают…

С недавних пор эта фраза стала проскальзывать у королевы всё чаще.

Недоверие.

Недоверие, порождённое ненавистью. И страшной потерей.

Горечь, шок, депрессия, невозможность мести – всё порождало недоверие. А недоверие королевы – это не личное дело женщины, это недоверие одного Великого Дома к другому.

– На следующей встрече придётся вернуться к этому вопросу.

– Да, Ваше величество.

– Что-то ещё?

– Если вы уделите мне буквально пару дополнительных минут.

– Уделю.

Ярина уже несколько дней осторожно готовила этот разговор, повторяла про себя аргументы, продумывала и репетировала интонации, пыталась отыскать факты… Но факты, как назло, не находились, вот и приходилось надеяться на эмоции.

– В разговоре с Сантьягой мы… поверьте, тема всплыла совершенно случайно, как-то само собой получилось, что мы обсудили жрицу Всеведу.

– В разговорах с Сантьягой случайно ничего не всплывает, – улыбнулась королева. – Даже скелеты выпадают из шкафов по заранее написанному сценарию.

– Не могу с вами не согласиться, Ваше величество, – склонила голову Ярина. – Теперь вы понимаете степень моего удивления.

– Скорее – твоей радости, – вздохнула Всеслава. – Я знаю, как ты относишься к Всеведе. – И тут же, не позволив воеводе вставить хоть слово, поинтересовалась: – Что сказал Сантьяга?

– Скорее, высказал… В завуалированной, конечно же, форме высказал предположение, что в тот роковой день было совершено не неудачное покушение на вас, Ваше величество, а удачное – на жрицу Томилу, с целью освобождения места в Круге, – осторожно, но твёрдо ответила Ярина.

И замолчала, выжидательно глядя на повелительницу.

Вспышки ярости не последовало. Но не потому, что боль утраты стала тише и упоминание покушения перестало вызывать эмоции, просто Всеслава знала, чего ожидать от воеводы.

– Сантьяга заговорил твоими словами?

– Я сама удивилась, Ваше величество, – со всей возможной искренностью ответила Ярина.

Ее «пунктик» насчёт Всеведы появился сразу после того, как королева огласила намерение присвоить вице-воеводе «секретного» полка титул жрицы. Ярина сопротивлялась до последнего: убеждала, уговаривала и даже умоляла Всеславу поменять решение, а когда не получилось – стала целенаправленно «копать» под ненавистную ведьму, пытаясь раздобыть достаточный для отставки компромат.

– Повторю то, что уже говорила: организовать нападение на меня с целью убить одну из жриц – дурацкая идея.

– Именно так я и ответила Сантьяге.

– И?

– В ответ он сказал, что знает огромное количество замечательных и недурацких идей, которые не приносили результата.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7