Вадим Панов.

Продавцы невозможного



скачать книгу бесплатно

Вместо шутки последовало чертыхание.

– Что случилось?

– Подожди!

Повторная проверка подтвердила первоначальную информацию: скучающие на тротуаре клоуны внесены в список особо охраняемых людей.

«Вот, дьявол!»

– Чем они показались подозрительными?

– Они в «Ламборджини» сидели, – немедленно ответил без и кивнул на припаркованный неподалеку «Ифрит». – Они!

Толстячок и разрисованный действительно не походили на владельцев шикарного спортивного автомобиля. Но ошибка исключалась: Кукушкин успел связаться с Пирамидомом и получить третье подтверждение из уст оператора. VIP-список.

– Что с твоей «балалайкой»?

– Тритон спалил все каналы. Похоже, вирус пустил.

– Теперь понятно.

– Прошу прощения, что понятно?

Кукушкин сплюнул.

– Вы их били?

– Нет.

«Хоть здесь не налажали!»

– Документы у них в порядке?

– С виду – да, мы не успели проверить…

– В таком случае принеси им извинения, сержант, и отпускай на все четыре стороны.

– Но…

– Они из VIP-списка, понял. – Кукушкин поморщился: – Так что извиняйся старательно, их жалоба может стоить тебе должности.

* * *

Анклав: Франкфурт

Территория: Zwielichtsviertel

Клуб виртуальных игр «Эверест»

Если у тебя нет ничего, тебе нужно все


– Мы не пытаемся найти свое место в мире. Мы не гости, мы – хозяева. Мир изменился, он перестал быть таким, каким знают его люди прошлого. Жалкие, слабые трусы, цепляющиеся за обломки ушедшей эпохи. Люди прошлого боятся перемен, они не понимают, что обязаны сделать следующий шаг. Что только в движении – жизнь. Они не понимают, что мы не разрушаем их мир – он уже разрушен, он уже ушел в историю. Они не понимают, что мы не можем спуститься к ним, ибо мы слишком далеко, а даже если и могли бы вернуться, то не захотели бы. Они не понимают, что должны подняться, встать с нами вровень. Они не понимают, но я верю – поймут…

Со стороны могло показаться, что семь человек, сидящие в устланной циновками комнате, медитируют. Что впали в транс, путешествуя по внутреннему космосу, и что в этой экспедиции их, возможно, сопровождает средней тяжести наркотик. Глаза закрыты, головы опущены… и тишина, неестественная тишина, наполнившая комнату-аквариум.

Сорок Два расположился лицом к людям, у стены, прямо под портретом Поэтессы. Свои обращения, свое Слово Сорок Два передавал только по сети, прямо в «балалайки» слушателей, а потому его речам внимало гораздо больше семи человек. По самым скромным подсчетам, Слово Сорок Два он-лайн ловило тридцать миллионов пользователей сети, а в ближайшие сутки запись послушают еще около ста миллионов. По самым скромным подсчетам.

Но даже те, кто собрался в комнате, даже самые преданные сторонники Сорок Два: Красная, Пума, Ян Крюгер, Саймон Хост и другие, даже они, находившиеся подле своего пророка, внимали Слову через сеть – такова была его воля.

– Старый мир боится нас.

Страх заставляет людей прошлого думать, что с нами можно договориться, а когда не получается, они пытаются нас купить. Люди прошлого извлекают на свет замшелые ценности и трясут ими, как дикари – связкой раковин. Останься с нами, твердят они, и у тебя будут власть, богатство, сила. Не иди вперед. Откажись от мечты. Склонись перед лидерами ушедшего в небытие мира, склонись перед прошлым. Раздели с нами страх нового. И некоторые, увы, поддаются искушению. – Тщательно выверенная пауза. – Несколько дней назад меня пытались убить. Братья. Наши братья, души которых затуманило искушение. Я не виню их, ведь человек слаб и способен ошибаться. Мы шагаем вперед, но меняемся не сразу. И как величие нового мира невозможно осознать в одно мгновение, так же и новое Я – оно приходит постепенно. Я прощаю тех, кто поднял на меня руку, – я верю в них. Мое сердце открыто для каждого, даже для того, кто искушает нас. Даже для того, кто уговорил братьев пойти против меня. Неужели он думает, что моя смерть отсрочит Эпоху Цифры? Нет. Тысячу раз нет. Наш новый мир давно реальность, и тот, кто ощутил его, никогда не станет прежним. Им придется убить всех нас. А потом убить всех других, кто познает Мир Цифры. Но им не повернуть время вспять. Не повернуть!

Сорок Два открыл глаза и сразу же встретился взглядом с Красной. Никогда и никому Сорок Два не показывал заранее текст очередного обращения, случалось – обрывал его на полуслове, но всякий раз, открывая глаза, видел, что Роза уже смотрит на него. Остальные еще переживают услышанное, еще погружены в Слово, а она уже поняла, что речь окончена. Порой Сорок Два казалось, что Красная читает его мысли.

– Замечательная речь. Очень сильная.

– Спасибо.

– Не слишком ли ты великодушен? – кашлянув, поинтересовалась Ева.

– Это признак величия, – задумчиво произнесла Красная. – И силы.

– Это слово пророка, – добавил Саймон.

– Лучше быть и великим, и живым, – проворчал Ян.

В отличие от других адептов Сорок Два, Крюгер плохо разбирался в цифре, «поплавок» в голову, разумеется, вставил – кто сейчас без него? – однако машинистом от этого не сделался. Зато Ян был отличным воякой.

– Враги Его пойдут следом и поднимут штандарты Его, – отозвалась Роза. – Так будет.

– Хотел бы я разделить твою уверенность.

– Врага уничтожают! – кивнула Пума и шлепнула по выставленной ладони Яна.

– Согласен, Ева!

Слово закончилось, однако трансляция продолжалась. Так было заведено изначально: Сорок Два всегда отвечал на несколько вопросов почитателей. А уж на этот раз, когда непонимание разделило людей почти напополам, избегать беседы было нельзя.

– Они наши братья.

– Предатели!

– Убийцы!

Сорок Два не просил девушек скрывать случившееся, поэтому о ловушке, которую приготовили в Марселе руководители dd, узнали все. По сети прокатилась волна возмущения, горячие головы предлагали обрушить серверы dd, парализовать работу организации и только после ожесточенных споров решили подождать очередного Слова. А Сорок Два взял да и протянул отступникам руку.

– Ты рискуешь!

– Мы не должны воевать со своими!

– Всему есть предел! Они напали!

– Сорок Два прав – они поймут!

Сеть гудит. Несколько миллионов человек пытаются высказаться. Каждую секунду к разговору присоединяются новые собеседники.

Последователи.

Большинство способно лишь на моральную поддержку. Высказывают мнение о каждом выступлении. Критикуют. Соглашаются. Но много и таких, кто готов что-то сделать, а это уже армия. Это – новый мир.

Новый хрупкий мир.

Сорок Два прекрасно понимал, насколько уязвимо его дело. Дело, ради которого тысячи людей готовы отдать жизни. Несмотря на уверенные заявления пророка, старый мир способен и уничтожить, и взять под контроль нейкистов. Поставки «поплавков» нерегулярны, кто производит «синдин» – неизвестно. Нужна база, опора, а те, кто должен был ею стать, предпочли договориться с властями. Люди внимают Слову, люди готовы принять новую эпоху, готовы измениться, но где брать ресурсы? Нужен «синдин», много «синдина» – очень много. Нужны «поплавки», и отнюдь не за те деньги, которые они стоят сейчас. Нужно…

Нужно найти тех, кто может все это дать, потому что без ресурсов движение умрет.

А тем временем роботы накапливают статистику, делят миллионы высказываний на «за» и «против», погрешность, конечно, велика, но кое-какое представление предварительный подсчет дает. Шестьдесят пять процентов слушателей считает, что лидеров dd необходимо наказать.

– Они продались верхолазам!

– Не верхолазам, а СБА!

– Стали уголовниками!

– Они забыли Поэтессу!

– Ребята! Кто работает на dd! Вы чего молчите?

– А что мы можем?

– Вы все можете!

– Им нужны деньги и власть!

– Давайте послушаем Сорок Два!

– Дайте сказать Сорок Два!

Миллионы людей замолчали почти мгновенно, можно считать, что в сети случилось настоящее чудо.

Сорок Два мягко улыбнулся.

– Я верю в каждого, в чьем сердце живет Поэтесса. Я верю в каждого, кто хоть на мгновение почувствовал новый мир. Я верю в человека, и я готов принять его со всеми слабостями. Я верю.


Франкфуртский Zwielichtsviertel представлял собой типичный для Анклавов район смешения культур, на улицах которого экзотические немецкие пряники соседствовали с традиционным европейским кебабом, китайские лавочки перемежались индийскими заведениями и звучали все языки мира. Чем-то Zwielichtsviertel напоминал московское Болото, однако было и два существенных отличия. Во-первых, Анклав Франкфурт славился сравнительно невысоким уровнем преступности, и даже печально знаменитые албанцы вели себя здесь не столь нагло, как в Эдинбурге или Марселе. Во-вторых, в Zwielichtsviertel не было ни одного храма: молиться богам люди отправлялись на этнические территории. В результате район-смешенье, район-перекресток, район, копии которого в других Анклавах считались самыми взрывоопасными зонами, во Франкфурте был довольно спокоен. Плати дань бандитам и живи.

И жили.

Убежище Сорок Два, его штаб-квартира, находилось в «Эвересте» – самом большом центре виртуальных игр Zwielichtsviertel. Известный на весь Франкфурт и даже в Баварском султанате, клуб занимал старое, но качественно отреставрированное здание в самом центре района, через который ежедневно проходили сотни, если не тысячи людей, затеряться среди них сторонникам Сорок Два не составляло труда. Прекрасное со всех точек зрения убежище, а наличие трехуровневого подвала делало «Эверест» и вовсе идеальной точкой для размещения штаб-квартиры движения.

Именно в подвале, на самом нижнем его уровне, и находился личный кабинет Сорок Два, входить в который запрещалось даже Красной и Пуме. Тайное убежище внутри тайного убежища. Маленькая комната для большого человека. Иногда Сорок Два проводил в ней целые часы, иногда – спускался всего на несколько минут. Чтобы проверить сообщения, приходящие на незарегистрированный коммуникатор. Не тот, о котором знали все и который Сорок Два постоянно носил с собой, а другой, тайный, в который поступали весьма и весьма интересные послания.

«Деньги получены. Ваш информационный пакет находится по адресу…»

Сорок Два активизировал ссылку, ввел пароль и принялся скачивать лежащие на безликом сервере программы. Обновления и новые пакеты для тех, кто вставляет в «балалайки» запретные «поплавки». Программы, авторство которых будут приписывать гению Сорок Два.

* * *

Анклав: Цюрих

Территория: Альпийская Поляна

«Замок Ван Глоссинга»

Белые не всегда выигрывают, но всегда владеют инициативой


– Ремонт взорванного участка железной дороги проводился нашими силами, поэтому график прибытия грузов сбился всего на четыре часа. – Максимилиан Кауфман, директор московского филиала СБА, посмотрел в лежащую перед ним бумажку, помолчал и скучно продолжил: – Отставание было ликвидировано в течение следующего дня, пятницы, и в настоящее время поставки осуществляются в плановом режиме. Пойманные диверсанты не знают заказчиков преступления, их наняли для проведения разовой акции.

– Надеюсь, их допрашивали в соответствии с юридическими нормами? – поинтересовался Моратти.

Совещание высших офицеров СБА – только президент и директора филиалов – проходило в режиме видеоконференции, а потому вопрос Ника долетел до Кауфмана с двухсекундным опозданием.

– Таким образом… Что? Ах, нормы… Разумеется, господин президент, в отношении задержанных диверсантов были применены все подходящие случаю процедуры… – Заканчивая фразу, директор московского филиала сообразил, что прозвучала она несколько двусмысленно, поэтому добавил: – Им был представлен адвокат. – И вновь пришлось поправляться: – В смысле – предоставлен.

Кауфман смотрелся невзрачно на фоне остальных участников совещания, к тому же он довольно далеко отодвинул видеокамеру, отчего на мониторах коллег выглядел совсем маленьким. Тем не менее слушали Максимилиана очень и очень внимательно. Ведь внешность и габариты далеко не всегда правильно указывают на положение человека в обществе.

– Таким образом, можно сказать, что строительство Станции идет по графику. – Резко закончив – можно даже сказать, обрезав доклад, Кауфман откинулся на спинку кресла, подпер подбородок кулаком, затянутым в черную перчатку, и уставился в камеру.

– Вопросы есть? – осведомился президент СБА.

Бонзы выдержали приличествующую моменту паузу, демонстрируя, что люди они серьезные, просто так отвечать не станут, сначала все обдумают, и лишь через несколько секунд начали качать головами. Чего спрашивать-то? О положении дел на Станции Мертвый всегда информировал предельно полно и понятно. Ну а скомканный финал… Все знали, что Кауфман не терпел, когда его перебивали.

– Полагаю, мы можем поблагодарить директора московского филиала СБА за развернутый доклад, – улыбнулся Моратти. – Спасибо, Максимилиан.

– Всегда, пожалуйста, Николо.

На лицах некоторых директоров змеями проскользнули усмешки. Подчеркнутая вежливость, с которой вели себя по отношению друг к другу Моратти и Кауфман, никого не вводила в заблуждение – взаимная ненависть президента и директора московского филиала была секретом Полишинеля.

Ник же, стерев с лица официальную улыбку, серьезно оглядел подчиненных:

– В таком случае, господа, займемся «Проблемой Сорок Два».

Отчет о положении дел на тринадцатом полигоне «Науком» входил в обязательную программу совещаний руководства СБА, показывая, что Моратти, как и все верхолазы планеты, считает Станцию самым важным проектом современности. Однако у встреч высших офицеров всегда была и главная тема. На этот раз ею стали нейкисты.

– Чэнь?

– Это уже не проблема, Ник, – отозвался директор сингапурского филиала. – Это катастрофа. – Чжантин не считался паникером, а потому в его устах слово «катастрофа» прозвучало весомо. – В моем Анклаве число компьютерных преступлений зашкаливает за все мыслимые пределы. Корпоративные сети мы удерживаем, но только потому, что полностью переоснастили машины. О чем говорить, если даже в коммуникатор секретарши я был вынужден вставить «поплавок»? – Китаец помолчал. – А на свободных территориях полный бедлам, ломают все, что могут.

– Половина преступников, которых мы берем, ломает серверы ради развлечения, – мрачно вставил Артур Скотт, директор марсельского филиала СБА. – Сорок Два снабдил хулиганов универсальной отмычкой.

– Предприниматели воют, – поддержал коллег Игнасио де ла Крус. – В Рио теперь предпочитают расплачиваться наличными.

– В Кейптауне тоже.

– И в Сиэтле.

– Нам нужна стратегия!

– Нам нужна другая планета.

Скотт удивленно посмотрел на подавшего голос Кауфмана:

– Извини, Макс, не понял.

Московский директор покосился на Моратти – субординация есть субординация – и, дождавшись разрешительного кивка, любезно объяснил:

– Сорок Два – не проблема. Сорок Два – порождение системы. Нашей системы, прошу заметить. Мы оцифровали все, до чего смогли дотянуться. В головах чипы, в костях наны. Рано или поздно развитие должно было сделать качественный скачок, и вот он, пожалуйста. – Мертвый выдержал паузу. – Вы рады? Я – нет.

– Предлагаешь вырубить, к чертям собачьим, сеть? – осведомился Моратти.

Кауфман улыбнулся:

– Предлагаю действовать предельно жестко.

– Почему-то я не удивлен.

– Мы и так упустили массу времени, – повысил голос Мертвый. – Так что не следует удивляться тому, что усилия не дают результатов.

– С нейкистами можно договориться, – оборвал Кауфмана президент. – Проблема – в Сорок Два.

– Проблема в том, что мы, договорившись с одними бандитами, закрыли глаза на других.

Впервые нейкисты показали силу во время разразившегося почти три года назад «Альпийского кризиса». Подоплека тех событий до сих пор оставалась неясной, однако закончилось скрытое противостояние уничтожением целой группы адептов Поэтессы – сотрудников мюнхенского сервера dd. В ответ нейкисты атаковали Китай и Европейский Исламский Союз, развеяв по ветру сотни миллионов юаней и продемонстрировав СБА и правительствам, что те проморгали появление весьма серьезного игрока. Первая реакция была предсказуема: на dd обрушилась вся мощь полицейского аппарата. Нейкисты в долгу не остались, нанося ответные удары по экономике государств и Анклавов. Ситуация зашла в тупик – никто ведь не собирался уничтожать всех машинистов и ломщиков планеты, а потому Моратти сумел убедить верхолазов пойти на компромисс. Лидерам dd предложили закончить бессмысленную войну и принять существующие правила игры в «полицейские и воры», грубо говоря, впустили в тот же зал казино, где крутили рулетку остальные. Предложение было принято.

Однако остался радикал – Сорок Два. То ли гениальный машинист, то ли просто везунчик. И все пошло наперекосяк.

– Лидеры dd не в состоянии справиться с Сорок Два, – громко произнес Моратти. – Они попытались, но безуспешно. Они просят нашей помощи.

– Если бы мы знали, где он, то давно решили бы проблему, – проворчал Чжантин. – И без всяких просьб.

– А вы уверены, что Сорок Два существует? Что это вообще человек?

– Сорок Два – типичный псих.

– Значит, точно человек.

– Максимилиан, пожалуйста, обойдитесь без привычных шуток.

– Прошу меня извинить, Николо.

– Существует Сорок Два или нет – не важно! Существует проблема с этим именем и поразительное изобретение, которое ему приписывают.

Гений или везунчик? Изобретение существует, получается – гений. Но как Сорок Два создал троицу? Как догадался, какой результат даст сочетание «поплавка», «синдина» и особых нанов? Повезло? Может, и так. Только вот теперь троица вводит в ступор экономику планеты.

– Верхолазы требуют, чтобы мы объявили крестовый поход, – продолжил Ник. – Но я не хочу превращать его в очередную шумиху, которая закончится пшиком. Чэнь назвал происходящее катастрофой. Пока я не склонен с ним соглашаться, однако знаю, что мир на пороге коллапса. Нам нужен не просто крестовый поход, нам нужна победа. Мы должны найти уязвимое место Сорок Два и ударить по нему. – Моратти взмахнул кулаком, выдержал короткую паузу, насупленно изучая директоров, однако продолжил гораздо спокойнее, по-деловому: – Троица Сорок Два известна: наны, «синдин», «поплавок». Формула нанов давно в Сети, создать их не сложно. «Синдин» продается на каждом углу. Поэтому наша единственная крепость, последняя преграда на пути хаоса учения Сорок Два – «поплавки».

Мертвый внимательно посмотрел на президента СБА, но от комментариев воздержался. Только волосы взлохматил, умудрившись тем не менее сохранить серьезный вид.

– Подпольных мастеров, способных производить «поплавки», не так уж много, и большинство из них известны СБА. Кустарное производство процессоров дорого и трудоемко, только поэтому нам удается сдерживать Сорок Два, в противном случае все уже давно полетело бы к черту.

– Процессоры слишком заметны. – Кауфман воспользовался короткой паузой, которую выдержал Моратти, и вставил свое слово: – Наноскопы легко засекают человека, в голове которого жужжит «поплавок».

Президент СБА с трудом удержался от презрительной усмешки.

– Максимилиан, похоже, вы забыли о ?-вирусе?

– С ним можно бороться.

– Это он борется с нами.

– Следует расширить производство полевых наноскопов и оснащать ими все патрульные группы.

– По самым скромным оценкам, численность тритонов Сорок Два в разы превосходит численность сотрудников СБА. Мы просто не успеваем их ловить.

– Мы объявили премию в миллиард юаней тому, кто найдет противоядие против ?-вируса, – напомнил Мертвый. – Тысячи машинистов пытаются стать богатыми, и я уверен, что рано или поздно прикончат заразу.

– Ключевые слова: «рано или поздно», – холодно отрезал Моратти. – Мы должны ударить здесь и сейчас. Это не обсуждается.

– По кому бить-то?

– Наша цель – «поплавки». Мы обязаны сократить их оборот до минимума.

– А как же «синдин»?

– Мы постоянно усиливаем борьбу, но экстренных мер принимать не будем. Аналитики считают, что если в качестве мишени мы выберем «поплавки», то вероятность конечного успеха будет значительно выше, чем в любом другом случае. И я склонен с ними согласиться. – Президент СБА тяжело посмотрел на Кауфмана: – Это понятно?

– Вполне.

– Вот и хорошо. – Моратти удовлетворенно кивнул и перестал обращать на Мертвого внимание. – Сейчас нам предстоит наметить стратегические шаги по локализации «Проблемы Сорок Два». Я уверен, мы с ней справимся.

– Эту проблему нельзя локализовать, – хмуро бросил Кауфман.

Ник тяжело вздохнул и с иронией посмотрел на Мертвого. Именно с иронией – Моратти не мог позволить демонстрацию других чувств, потому что все знали: президент СБА не в силах снять с должности строптивого московского директора.

– Максимилиан, вы победили: выскажитесь, и мы вернемся к делам.

– Не более одной минуты, господин президент.

– Рад слышать.

И Мертвый, неожиданно для всех, подался вперед:

– Идеи Сорок Два привлекают людей тем, что это следующий этап. Следующий шаг. Сорок Два продает не революцию, а эволюцию. Новое строение общества. Новые связи, новые взаимоотношения, новые идеалы. Вот в чем главная угроза, господа. Мы оцифровали мир, полностью его изменили, а теперь Сорок Два продолжает наше дело – он меняет людей. Подгоняет их под новые стандарты мира, который мы с вами, господа, создали. Это естественный процесс, и тем идеи Сорок Два привлекательны. Он продает надежду.

– То есть мы должны сдаться? – тихо спросил Чэнь.

– Нам нужна идея, – ответил Мертвый. – Идея, а не пулеметы.


– Президент Моратти проявил весьма похвальное рвение, – невозмутимо заметил Мишенька сразу после того, как Мертвый отключил коммуникатор.

– Согласен, – кивнул Кауфман.

Совещания высших офицеров СБА считались строго конфиденциальными, их не слышали даже обеспечивающие связь машинисты. Однако Кауфмана запрет не смущал, а потому Мишенька присутствовал почти на всех подобных мероприятиях, деликатно усаживаясь вне поля зрения видеокамеры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

сообщить о нарушении