Вадим Панов.

Аркада. Эпизод первый. kamataYan



скачать книгу бесплатно

– Людей много, ну и что? – продолжил разговор Захар.

– И с каждым днем становится больше, – угрюмо объяснила Рейган.

– И что?

– Планета слишком маленькая.

– Боишься задеть кого-нибудь локтем?

Красноволосая обиженно засопела.

– Мы победили голод и болезни, мы ухитряемся помещаться на Земле, и наши ученые не зря едят свой хлеб – они решат любую проблему, которая встанет перед цивилизацией, – убежденно произнесла Амин.

– Все верно, – подтвердил русский.

– Тогда в чем проблема?

Карифа была не против продолжить обсуждение – ей не понравилось странное настроение Рейган, – но Захар вдруг сказал:

– У меня помехи.

И Амин мгновенно выкинула разговор из головы и машинальным движением поправила smartverre.

Операция началась.

Как и у всех сотрудников GS, smartverre агентов Карифы оснащались намного более мощными процессорами, чем стандартные устройства, и работали не только явно, определяя себя в сети согласно действующей легенде, но и под особым протоколом службы, обеспечивающим широкий доступ к скрытой от обычных пользователей информации. При желании офицеры GS могли подключаться к местным видеокамерам, любым муниципальным дронам, включая полицейские, имели постоянный доступ к глобальной базе данных и обладали целым рядом дополнительных привилегий. И, разумеется, не могли не заметить заработавший неподалеку генератор искажения информационных откликов – робота, который не глушил следящие протоколы, а вносил в них направленные помехи. Использование исказителя считалось грубым способом скрыть свое присутствие – слишком явным, но для Шарлоттенбурга ничего другого не требовалось: агенты GS сюда заглядывали редко, только по важным делам, а оснащение «Sons of Darod» оказалось примитивным и сидящие в пикапе боевики не засекли шумного робота.

– Я его вижу, – тихо сказала Рейган.

– Все видят, – ворчливо отозвался Захар.

– Говорит Амин, – произнесла Карифа. – Объявляю начало операции. Код 1993.

Последняя фраза предназначалась для Паркера и оператора группы прикрытия – пяти боевых дронов, нарезающих круги высоко над городом. Именно боевых – помимо следящей аппаратуры, дроны GS оснащались тяжелыми пулеметами, самонаводящимися ракетами и применяли оружие без колебаний.

– Код 1993 принят, – отозвался оператор. – Удачи, агент.

– Спасибо.

Карифа слезла с мотоцикла, перешла на другую сторону переулка, остановилась, пропуская неспешно ползущий по мостовой уборочный комбайн, и быстро юркнула в распахнувшийся со стороны тротуара люк мусорного бункера, оказавшись внутри двухместного броневика, хитроумно замаскированного под муниципального робота. Хозяина машины звали Ли Хаожень, и он сидел в кресле слева.

– Привет.

– Привет.

Видеокамеры броневика внимательно оглядывали переулок, и, судя по спокойным лицам прохожих, никто из них не заметил маневра агента Амин.

– Ты по-прежнему один? – поинтересовалась Карифа, удобнее располагаясь во втором кресле.

– Недолюбливаю людей, – объяснил китаец.

– Мы только что об этом говорили с коллегами.

– Обо мне?

– Об отношении к людям.

– Неужели вы на меня похожи? – с отлично сыгранным изумлением осведомился Хаожень.

– Один из нас, – сама не зная зачем, уточнила Карифа.

И одновременно призналась себе, что поднятая Рейган тема ее задела.

– Достали? – понимающе уточнил Ли.

– Раздражают фальшивые улыбки.

– Не думали сменить алгоритм программы слежения?

– Считается, что она хорошо работает.

– Тогда лучше не трогать. – Хаожень кивнул на мониторы обзорных видеокамер. – Я людей вижу не часто, но меня от них тошнит.

С роботами проще.

– Особенно с сетевыми, – не удержалась от язвительного укола Амин. – С какими-нибудь устаревшими исказителями.

– Я хотел дать знать, что нахожусь рядом, вот и запустил эту программу, – рассмеялся Ли. – Решил не звонить.

– Нахал.

– А то ты не знала.

Таких, как Хаожень, называли «мушкетерами». Почему? Как обычно, благодаря тому, с кого все началось. Основатель профессии был известен в сети под ником Мушкетер, сумел заявить о себе на весь мир, и кличка приклеилась ко всем последователям. К специалистам, которые взламывали и программировали 3D принтеры. Не дешевые модели, предназначенные для производства простейших деталей, а высокоточные и высокопроизводительные машины, сравнимые со средним конвейерным производством. И если кто-то думает, что это легкое занятие, пусть сам попробует пройти защиту профессионального агрегата, находящегося под постоянным сетевым надзором специального департамента GS. Хаожень мог, все мушкетеры могли, и благодаря им обладатели 3D принтеров обретали возможность печатать на них любые запрещенные устройства. В первую очередь – оружие.

Современные мушкетеры не стреляли сами, а помогали стрелять желающим, создавая для клиентов законченную программу производства любого изделия, и их труд ценился очень высоко. Но была у медали и обратная сторона: все преступные сообщества мечтали заполучить опытного мушкетера в рабство, и потому специалистам приходилось вести себя предельно осторожно. Ли редко покидал убежище, перемещался только в броневиках и подпускал к себе лишь доверенных людей. С Карифой Хаожень познакомился пару лет назад, когда Амин накрыла его лабораторию в Лиссабоне, и в обмен на свободу Ли согласился снабжать GS ценной информацией с самых верхов преступного мира.

– Как дела?

– Процветаю, – не стал скрывать китаец. – Заказов столько, что подумываю приобрести в собственность небольшой остров.

– Не забыл, с кем говоришь? – притворно удивилась Карифа.

– А перед кем еще хвастаться? – развел руками Ли. – Только ты понимаешь истинную глубину моего ответа.

Спорить Амин не стала, поскольку китаец был прав. Помолчала и переспросила:

– Много заказов?

– Очень.

– Где?

– Заявки поступают из всех мегаполисов мира, причем заявки явно превышают разумные потребности кланов, – перешел на деловой тон Хаожень. – Все словно с ума посходили и хотят производить оружие в таких количествах, будто готовятся к Третьей мировой.

А это означало одно: возможно, назревает Третья мировая, поскольку трудно представить, что преступные синдикаты планеты одновременно собрались затеять передел сфер влияния.

– Все ждут чего-то плохого, – подытожил Ли.

– Чего?

– Не знаю.

– Врешь.

– Жаль, что ты сомневаешься в моей искренности, – расстроенно сказал Хаожень и напомнил: – А ведь это я предложил встретиться.

– Чтобы похвастаться большим количеством заказов?

Карифа понимала, что Ли позвал ее для действительно серьезного разговора, но предложение китайца превзошло ее ожидания.

– Я сдам тебе человека, который знает или догадывается, что происходит, – медленно ответил мушкетер, глядя молодой женщине в глаза. – Я сдам тебе одного из больших боссов, одного из тех, которые сейчас тщательно скрываются.

– Кого? – нарочито равнодушно поинтересовалась Амин.

– Сечеле Дога.

– Француз по кличке Крокодил? – прищурилась Карифа.

– Да, – кивнул Хаожень. – Сечеле хочет прикупить огромную партию готового оружия, но его обычные поставщики выжаты досуха. Сечеле вышел на рынок, и я помогу тебе стать продавцом.

На этих словах Карифа с трудом сдержала радостное восклицание: взять с поличным столь крупную рыбу и в обычное время считалось большой удачей, а теперь, когда планета тревожно сопела, готовясь к чему-то страшному, предложение Ли тянуло на полноценный джекпот. Однако прежде следовало прояснить важный вопрос.

– Если ты сделаешь меня продавцом, то через час после ареста Крокодила все узнают, что ты – осведомитель GS, – произнесла Амин. – А еще через двадцать минут тебя выпотрошат.

– Сказав, что сделаю тебя продавцом, я вовсе не имел в виду, что лично организую встречу, – тонко улыбнулся мушкетер. – Я не собираюсь подставляться.

– Тогда все в порядке, – серьезно сказала Карифа. – Сечеле точно приедет на сделку?

– Он покупает так много оружия, что обязательно высунется из норы, – пообещал Хаожень. – Ты его возьмешь, и в твоих ласковых руках он запоет, как соловей.

Как когда-то запел сам Ли.

Впрочем, как вскоре после их знакомства поняла Амин, мушкетер не считал себя частью преступного мира, к уголовникам относился с еще большим презрением, чем агенты GS, и не видел в своем решении стать осведомителем ничего дурного: раз ему все равно приходится прятаться от бандитов, то почему не зарабатывать на них больше?

Предложение Амин устроило, и до завершения сделки оставался всего один вопрос.

– Что взамен? – прохладно осведомилась Карифа.

– Золото, – пожал плечами Ли.

– В смысле – кредиты?

– Нет, кредиты меня больше не интересуют, – китаец вежливо улыбнулся. – Только золото: в монетах или слитках.

* * *

Moscow, Strogino

В начале ХХ века небоскребы казались чудом. Люди специально приезжали в Нью-Йорк и Чикаго, чтобы посмотреть на рукотворные горы, прикоснуться и убедиться, что они настоящие, чтобы подняться на обзорную площадку, вскрикнуть от страха, а потом рассмеяться, восторженно вертя головой, и окончательно поверить в величие человеческого разума. Когда-то давно небоскребы действительно доставали до неба – в воображении людей.

Потом небо стало ниже.

И высоченные дома стали восприниматься как предмет хвастовства, наглядно демонстрируя мощь и богатство своих хозяев, соревнующихся в увлекательной игре «У кого выше». А к 2029 году от былой романтики не осталось и следа, и небоскребы превратились в основные и весьма заурядные городские строения, поскольку только в них можно было разместить неимоверно возросшее число землян. Только гигантские, километровые MRB насчитывали 50 – 100 тысяч жителей, многие из которых годами не выходили на улицу. Да и зачем? В огромных строениях из стекла и стали размещались магазины и развлекательные центры, через них проходили линии метро, подземного и наземного, вагоны которого разбегались по всему мегаполису, соединяя MRB с жилыми и офисными небоскребами. Хочешь загореть – отправляйся в солярий. Искупаться? К твоим услугам аквапарки и бассейны с «настоящей» морской водой. Есть желание совершить романтическую прогулку? Можно зарезервировать лавочку в зимнем саду или пойти в общественный парк.

Людей много, но развлечений еще больше, и жизнь не скучна.

Этажи в MRB условно делились на «свободные» и «семейные», и подавляющее большинство квартир на «свободных» этажах представляли собой студии, идеально подходящие для одиночки или пары, для тех, кто предпочитал легкую, не обремененную проблемами и ответственностью жизнь, полную законных и незаконных удовольствий.

Впрочем, в отношении удовольствий понятие «незаконный» кануло в Лету, поскольку «Всемирный акт толерантности» прямо запрещал властям преследовать за желание стать счастливым. Единственное условие – добровольность, а возраст добровольного согласия определялся местными законами.

Джа любил заглядывать на «свободные» этажи MRB и сегодня оказался в гостях у двух веселых подружек: темненькой шатенки Альбины, худенькой и гибкой, с малюсенькой грудью и тонкими губами, и пышной Лейлы, черноволосой, улыбчивой и страстной. Девчонки занимались артистической рекламой, и Джа приметил их в холле аэровокзала на перформансе картофельных чипсов, проходящем под маркетинговым призывом «Возьми в дорогу часть Москвы!». Альбина танцевала меж пассажиров, угощая желающих чипсами, Лейла снимала подругу на видео и принудительно отправляла трансляцию на все smartverre, зачекиненные в сети аэровокзала. Несмотря на максимально разрешенный уровень маркетинговой агрессии, шестьдесят три процента получателей реагировали на навязанное видео положительно – девчонки им нравились, и столь высокий процент зрителей автоматически удваивал гонорар рекламных художников. Джа чипсами не заинтересовался – он старался не злоупотреблять сомнительной пищей, но контрастные девчонки пришлись ему по вкусу, поэтому Джа выставил трансляции максимальную оценку, а когда она закончилась – завел непринужденный разговор, итогом которого стали ночлег и развлечение. Расходы: ужин на троих в ресторане средней руки, бутылка игристого вина с собой. Бухгалтерский вывод: приемлемо.

Девчонки оказались не только веселыми, но умелыми и опытными: друг другу не мешали и друг другом не увлекались, знали, что нужно делать, чтобы получить максимальное удовольствие для себя и доставить максимальное удовольствие партнерам, и делали все задуманное с озорством и без стеснения, поэтому в три часа ночи окончательно вымотанный Джа поздравил себя с правильным выбором: в Москве ему предстояло провести всего одну ночь, он планировал обратиться к профессионалкам, но рискнул поменять их на Лейлу с Альбиной и не прогадал.

Сейчас Альбина заняла душевую кабинку, а Джа и Лейла валялись на кровати, бездумно глядя в потолок. После бурного веселья накатила блаженная усталость, однако спать не хотелось: вечер получился отличным, и Джа с удовольствием переживал его послевкусие, рассеянно поглаживая полную грудь девушки. Не стараясь вновь возбудить любовницу, а просто лаская.

– Откуда ты? – тихо спросила Лейла, закидывая руку за голову.

– Из Австралии.

– Я помню, ты говорил за ужином…

– И даже шутил насчет кенгуру.

– Что такое кенгуру?

Девочки оказались веселыми, необычайно умелыми, но абсолютно безграмотными: они не видели разницы между Сингапуром и Сиэтлом, между Северным и Южным полушариями, а из животных знали только кошек, собак и слонов. За ужином Джа убедился, что говорить с ними имело смысл лишь о косметике, моде и новостях шоу-бизнеса, перешел на анекдоты и спокойно дотянул до постели. Но сейчас шутить не хотелось, поэтому приходилось слушать и глупости, и глупые вопросы. И отвечать на них соответственно.

– Кенгуру – это страшный дикий зверь, – серьезно поведал Джа.

– Как слон?

– Хуже – как лев, его так и зовут: австралийский носорог.

– Ты же сказал лев? – растерялась девушка.

– У нас в Австралии кролики сумчатые, а львы – рогатые, – спокойно ответил Джа. – Ты разве не знала?

Конечно, не знала, но изумленную Лейлу заинтересовало другое:

– У вас до сих пор есть дикие животные?

– Да, – подтвердил Джа.

– Но это же опасно!

– Мы прячемся от них в MRB.

– У вас их много?

– Очень, поэтому первые десять этажей всегда нежилые.

– Почему?

– Змеи заползают.

– Боже!

– К счастью, они гнездятся в конце весны, а в июне улетают в пустыню.

Диалог стал забавлять мужчину, но девушке неожиданно наскучил разговор о далеком континенте, и она поинтересовалась:

– Ты оттуда прилетел?

– Нет, – помолчав, ответил Джа. – Из Токио.

– Ух ты!

– Не бывала?

– Это в Японии?

– Да.

– Не бывала и даже не мечтаю, – вздохнула Лейла и повернулась, прижавшись к Джа выдающейся грудью. – Ты часто летаешь?

– К сожалению, да, – искренне ответил мужчина. – В последнее время получилось очень много командировок.

– Где ты работаешь?

– Обеспечиваю юридическое сопровождение грузов.

– Круто. Закончил колледж?

Люди, работающие по специальности «международное транспортное право», обычно заканчивают университеты, но, чтобы не развивать тему, Джа кивнул и коротко подтвердил:

– Да.

– А я никогда из Москвы не уезжала, – вздохнула девушка. – У моих родителей не было денег на колледж, поэтому все мои путешествия – здесь. – Она прикоснулась пальцем к smartverre. – Виртуальные и реалистичные, но при этом не требуется скучать в самолете.

– Неплохо, – кивнул мужчина и тут же продолжил: – Скажи честно: кем ты меня представляла?

– Что? – девушка сделала вид, что не понимает вопроса, но лгать она не умела.

– Когда мы занимались любовью, ты не снимала smartverre…

– Ты тоже.

– Я о нем просто забыл, – Джа врал намного лучше, и любовница приняла его слова за чистую монету. – А ты явно меняла реальность.

– Как ты узнал? – Теперь она немного покраснела.

– Я внимательный и видел, что, занимаясь любовью, ты смотрела не на меня, а на экран smartverre.

Выбранные Лейлой умные очки плотно прилегали к лицу, обеспечивая полноценное погружение в виртуальную реальность, но поскольку стекла были прозрачными, опытному человеку не составило труда понять, на чем фокусируется взгляд: на нем или экране.

– Сегодня я хотела секса с гномом, – сдалась девушка. – И ты до сих пор гном.

– То есть ты опять меня хочешь? – поинтересовался Джа, сжимая полную грудь чуть крепче. Лейла рассмеялась, но не отстранилась. – Ты заводная.

– Ты этого еще не понял?

Девушка нежно взяла его за руку и повела чуть ниже, на живот, потянулась, позволив мужчине недолго поиграть с пупком, а затем направила дальше. Усталость усталостью, но столь открытое приглашение Джа игнорировать не стал и поднялся.

– Это будет новый этап наших отношений: мягкий, слегка тантрический секс, – произнес он, усаживаясь и медленно разводя руками полные бедра девушки. Она запустила пальцы в свои кудрявые волосы и закусила губу, когда Джа мягким движением вошел в нее.

И прошептала:

– Действительно, почти тантрический.

– Я все еще гном?

– Да.

– У меня есть борода?

Джа двигался медленно, не торопился, в какие-то моменты даже казалось, что он дразнит Лейлу, но девушке нравилось.

– Черная как смоль, – улыбнулась она, разглядывая изображение на smartverre.

– Я – мультяшка?

– Да.

– Забавный?

– Сексуальный… – она коротко вскрикнула – пальцы Джа надавили на ее лобок. – У тебя большие глаза и крепкие мозолистые руки.

– Есть такое, – улыбнулся мужчина. В отличие от многих коллег, он не стеснялся набитых за долгие годы мозолей. Правда, они у него были не от лопаты или кирки.

– Ты начинаешь распаляться.

– Еще нет.

– Начинаешь… – Лейла попробовала двигаться активнее, но Джа покачал головой и аккуратно перехватил бедра девушки, не позволяя ей ускориться. Вернул прежнюю скорость, чуть поерзал, подбирая удобную позицию, и повернул голову, услышав звук открывшейся двери.

– Не помешаю? – вежливо осведомился вошедший африканец.

– Сильнее, – попросила Лейла, слизывая с губ выступивший пот.

– Не знаю, помешаешь или нет, – спокойно ответил мужчина, вновь поворачиваясь к девушке.

– Джа, пожалуйста… Сильнее!

– Девчонки не предупредили, что в нашем блоке действует правило незапертых дверей? – осведомился африканец.

– У тебя есть имя? – поднял брови Джа, поддерживая Лейлу пальцами. Поддерживая в тонусе.

– Его зовут Мози, он наш друг и философ, – сообщила вышедшая из душа Альбина. И поцеловала африканца в губы: – Привет.

– Привет.

– Ну, раз философ, дело другое, – хмыкнул Джа. После чего шире, почти до шпагата, развел Лейле ноги, приподнялся, навис над ней и резко ускорился. Девушка громко застонала. Альбина отстранилась от Мози, села на кровать и облизнулась. Альбина тоже не снимала smartverre, и оставалось лишь догадываться, кого она видит перед собой. Мози, который надеялся смутить гостя, ухитрился до самого конца сохранять на лице каменное выражение.

И лишь после того, как Лейла закричала, а ее худенькая подруга помогла разрядиться Джа, африканец заметил:

– Ты крут, белый, не всякий может кончить, когда на него смотрят.

– Ничего особенного, – ответил Джа, погладив сидящую перед ним Альбину по волосам. – Вот если бы ты был моей женой, застал меня с этими красавицами, а я бы смог – вот это действительно был бы подвиг.

– Нравится, когда смотрят?

– Не имею ничего против, – широко улыбнулся Джа, разваливаясь на подушках.

Альбина улеглась рядом. Лейла поцеловала его в плечо и направилась к душевой кабине. Мози проводил ее ревнивым взглядом и продолжил расспросы:

– Почему?

– Может, чему научишься.

Альбина прыснула, но тут же стерла с лица улыбку. Африканец поморщился.

– Почему ты грубишь?

– Проверяю, как сильно ты хочешь остаться.

Мози засопел, было видно, что он очень зол, поэтому Альбина попыталась сгладить ситуацию.

– Джа работает юристом на международных грузоперевозках.

– Неужели? – вежливо удивился африканец.

– Именно, – подтвердил Джа.

– И как платят?

– Неприлично много.

– Что же ты забыл среди орков?

– Как ты их назвал? – теперь удивился белый.

– Орками, – повторил Мози. – И не их, а нас: меня и девчонок.

– Почему?

– Потому что эльфы живут в высоких замках под надежной охраной, – объяснил африканец. – В их волшебном лесу гуляют радужные единороги, но нам нельзя на них даже смотреть.

– Откуда ты набрался этих сказок?

– Бабушка рассказала.

– Она что, читала книги?

Мози показалось, что в голосе Джа прозвучали презрительные нотки, поэтому он несколько секунд хмурился, размышляя, устраивать ли расовый скандал, решил повременить и отрицательно покачал головой:

– Нет, ей рассказывала мать. И еще она говорила, что в старых сказках орки часто пытались захватить эльфийский лес.

– Чтобы его растоптать? – всерьез заинтересовался Джа.

– Всем хочется любоваться единорогами, – развел руками Мози.

– Обойдутся.

– Почему? – Альбина приподнялась на локте и с изумлением посмотрела на любовника.

– Почему? – Мози не сдержался и задал вопрос достаточно зло.

Однако Джа остался абсолютно спокоен и вальяжно объяснил:

– Потому что так устроен мир, мои дорогие временные друзья: эльфы гуляют в лесу с единорогами, а мы должны быть счастливы. Ведь счастье – это то, ради чего стоит жить.

– Хорошо сказано, – вздохнула Альбина.

– А если счастье для меня – это прогулка с радужным единорогом по волшебному лесу? – упрямо спросил африканец. – Что мне делать?

– Поверить, что волшебного леса не существует, и найти себе другое счастье, – легко ответил Джа.

– На одну ночь?

– Завтра будет другая.

– Сегодняшняя ночь определенно удалась, – рассмеялась Альбина.

– А у тебя? – неожиданно поинтересовался Джа, глядя на африканца в упор. – Что для тебя счастье, человек, назвавший себя орком? Если забыть о радужном единороге, конечно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8