Вадим Матюганов.

В одно касание



скачать книгу бесплатно


Вадим Матюганов


«В одно касание»


Предисловие

Эта история частично происходила со мной, частично с теми, кого я считаю своими друзьями. Кое-что пришлось позаимствовать из историй других людей. Возможно, в ней больше вымысла, чем правды. И в то же время эмоции и чувства, изложенные в ней не искажены, я постарался их передать как можно выразительнее и доступнее, насколько это позволяет сделать мне текстовый формат повествования.

Сложно писать о том, что тебя беспокоило на протяжении долгого времени, особенно, когда это первое, что ты пишешь в своей жизни. Я не боюсь критики и понимаю, каково это плевать на личные и сокровенные вещи для других людей. Надеюсь, эта книга будет осмеяна и забыта так же легко, как и все самое ценное для миллионов людей.

Именно поэтому я и хотел посвятить эту книгу памяти. И моему верному другу, врагу, палачу и тому, что по сей день заставляет сердце по инерции толкать кровь в моих венах.

Посвящается памяти о прошлом. Памяти о нынешнем, которое непременно станет прошлым, и о будущем, которое неминуемо превратится в прах.


Глава 1. В ванной.

Я медленно попустил ремень на руке. Приятное тепло и блаженство разливались по мне миллионами солнечных курортных городов со своими беззаботными жителями, задача которых была веселить и развлекать мой мозг до тех пор, пока боль в висках не утихнет и не даст мне уснуть. Может быть даже вечным сном.

Встав с унитаза я обнаружил, что мои ноги онемели, были едва ощутимыми. Руки судорожно цеплялись за стены, но тщетно, ни что не могло удержать ноги от дрожи. Приятной дрожи, которую я ощущал каждый раз, когда выигрывал футбольный мачт в детстве или забивал гол. Но все это не имело ни малейшего значения, мои мысли были чисты и спокойны. Подобны океану после шторма. Меня ничего не беспокоило. Был только я и состояние абсолютного блаженства.

Нужно было открутить кран и набрать ванную. Пальцы с этой задачей справлялись не лучшим образом, но все-таки смогли добиться окончательной цели. Ванная задышала паром, кафель на холодных стенах начал покрываться конденсатом. Глаза случайно уставились в зеркало. Напротив меня был человек, которого я когда-то давно видел, может быть, даже знал, но что-то изменило его почти до неузнаваемости. И это был я. Я, которого всегда боялись увидеть мои родители, учителя, близкие друзья и даже я сам. Но и это не имело никакого значения. Какая разница кем я стал, если я стал собой.

Все всегда хотели, чтобы я изменился. Был другим. Удобным, выгодным, нужным. Сделано. Изменился, как все того и хотели. Изменился, как ты того и хотела. Но, наверное, теперь тебе такой вариант не подойдет. Может быть, ты даже сделала бы вид при встрече, что не знаешь этого угрюмого типа с наморщеным лбом и злым взглядом. А ведь я только ради тебя и менялся, или из-за тебя, даже против своего желания.

Я почувствовал, как живот приятно ноет, а сердце стало биться чаще.

Внизу живота появилось чувство, которое я раньше ощущал лишь на высоте или при скорости. Стало щекотно и в паху занемело. Я кончил. Белая жидкость закапала на пол густыми пятнами. Наверное, сейчас мы даже кончаем с тобой вместе. Только в разных местах и не друг с другом. Все как в мечтах за исключением одного – мы просто не вместе. Одно это и важно, но у меня сейчас не то настроение и нет ни малейшего желания думать о тебе. Нет желания делать себе больно, когда так приятно.

Забравшись в ванную, я нащупал телефон. Долгие нудные гудки, как разговоры с другими женщинами. Живот подал звуки жизни, стало тошнить. Немного жидкости вперемешку с желудочным соком вернулось в рот. Мерзко и горько, но пришлось проглотить назад. Звук вибрации.

– Да.

– Алик. Это я.

– Что опять? – спросил интеллигентный, но раздраженный голос.

– Я вколол. Стало легче.

– Сколько?

Во рту пересохло. Я взглотнул и услышал неприятный звук издаваемый собственным горлом.

– Все, что было.

– Ты что, совсем уже поехал?! Окончательно?! – раздраженно кричал Алик в бешенстве. – Я выезжаю. Немедленно. Открой дверь хотя бы, что бы я мог зайти к тебе вдруг чего.

Вдруг чего наступило. В глазах стало темно. В ушах я слышал только звон и собственный пульс. Руки и ноги начали пронзать иголки. Телефон плюхнулся в воду. Меня больше не существовало. Была тьма и дух над бездною, который повторял «вдруг чего».

Меня постигла та же участь, что и многих моих клиентов. Торкнуло. Убрало. Убило. Но не понарошку, а, возможно, с летальным исходом. Торкнуло – пожалуй, самый лучший эпитет для этого. Все дело в касании. В одном касании. Ты либо почувствуешь его, либо же нет. Но мне кажется, что если и есть высшие силы, высшие разумы, вселенные и прочее, то они прикасаются к людям и меняют их судьбу. Одним лишь касанием и ничем больше. Как будто с куклами играясь. Мою судьбу сейчас должно было оборвать.


Глава 2. Маленькие слабости.

В такие моменты в голове должна была проноситься вся жизнь, а может быть я мог увидеть свет в конце тоннеля, голос давно мертвой бабушки, но нет. В голове начали появляться те же моменты и мысли, какие меня беспокоили до этого. Ничего нового. И здесь нужно начать с самого начала, что бы доступно объяснить все, что со мной происходит.

Я родился случайно. Банальный залет родителей, как у большинства людей, которые не собираются жениться, а лишь наслаждаются друг другом на всю катушку. Но ваши родители никогда вам в этом не признаются. Для того чтобы не травмировать психику, скорее всего, вам сказали, что вы плод безумной любви и бесконечной нежности. Но нет. Вы плод дикого желания, пары выпитых стаканов алкоголя и фразы «давай без него, так будет лучше», или «я смогу вовремя остановится».

Рос я самым обычным ребенком, но все всегда ждали от меня чего-то сверхвыдающегося. Я должен был быть лучшим во всем, но как быть лучшим, если никогда не видишь примеров лучших. Все мои родственники скорее были худшими, и я смело решил не отставать от них, но и не перегонять. Больших талантов у меня не было ни в чем. Танцы – мимо. Рисование – мимо. Футбол –мимо. Карате – опять мимо. Последней каплей стал отказ на кастинге в школьный хор. Я осознал свою бездарность и понял, что мне светит скучная серая жизнь обычного человека. Мысленно я уже готовился стать токарем на заводе, пить пиво по вечерам, а по выходным бить жену после рыбалки.

Однажды я себя почувствовал действительно никому не нужным. Мать уехала работать за границу, что бы заработать хоть какие-то деньги в условиях экономического кризиса, а отцу попросту было некогда возиться со мной, у него быль женщины и алкоголь на первом месте. Оставшись с бабушкой и дедушкой мне было тошно, хотелось выть, хотелось жить в полноценной семье с родителями, но нет. Чувство одиночества становилось острее и острее. В результате переросло в нечто большее и стало моим верным спутником на всю жизнь. Если то, что со мной происходило, можно назвать жизнью.

Но в старшей школе вместе с алкоголем и сигаретами, которые есть неотъемлемым атрибутом любого школьника, для меня вдруг открылись радости употребления марихуаны. Тогда я еще не знал, что марихуана может приносить еще большую радость, если ее получать в чистом, не размешанном виде. Но позже я узнал об этом. Получив свой первый кайф от курения чистой марихуаны, я уже не мог довольствоваться тем, что мне продавали раньше. А еще понял, что это слишком для меня и употреблять теперь можно гораздо меньше, а остальное так же размешивать и продавать, причем, не только отбивать затраченные деньги, но еще и выходить в плюс.

В школе я был номер один. Стал знаменитым без спорта, без выступлений на сцене и даже без искрометного юмора. Стоило мне только открыть рот, как все собирались вокруг меня. Все хотели быть крутыми. Я давал то, что могло сделать крутым любого школьника. Они были зависимы и одержимы своим статусом среди сверстников, я был зависим от того, что получал внимание, которого мне никогда не хватало и свои честно заработанные деньги.

В масштабах двора покупать товар для сбыта больше не было ни малейшего смысла. Слишком малы масштабы, слишком велики мои амбиции. Мне не нужен был новый телефон, компьютер, кроссовки. Хотя нет, кроссовки нужны были. Чем лучше кроссовки, тем больше мест можно обойти и тем легче удирать в случае чего. Но все остальное не имело ни малейшего смысла. Я получал то, чего не получал раньше, чего мне не дали родители, то мне дала марихуана. Курил я редко. Когда у тебя дома находится много товара, то интерес к нему отпадает сам собой. Если это, конечно, не что-то посерьезнее.

Тогда я встретил Алика. Он окончил соседнюю школу и был на год старше меня. Начав, так же как и я, еще в школе, он не мог избавиться от этой привычки и по-прежнему толкал дурь школьникам. У него не было друзей, у меня не было друзей. Он хотел расширять клиентскую базу, но не знал как. Ему не хватало амбиций и самоуверенности. Мне не хватало связей. Мы идеально подходили друг другу.

Я подошел к нему просто на улице в одном из дворов. Мы заочно знали друг друга, но не были знакомы. Протянувши ему руку, сказал:

– Закурить не найдется?

Алик с недоумением на меня посмотрел, достал из кармана, не вынимая пачку, сигарету, протянул ее мне и медленно произнес:

– Настоящий раста не курит табак и не пьет.

– Я не настоящий раста. Всего лишь толкаю по мелочи.

– Я тоже. – ответил Алик. – Редко для настроения. Всегда нужно быть внимательным, если не хочешь попасться.

Сигаретный дым успокоил желание легких отравить себя приятным вдохом едкого дыма.

– Может, расслабимся? – спросил я. – Сегодня день и так не задался, почему бы не сделать его выходным?

Алик довольно улыбнулся. Кивнул на дом в дали, и мы пошли туда.

Мы прошли неспешно к дому. Алик резко дернул дверь и она открылась даже без ключа от домофона. Старый способ с копеечками. Облюбовуешь себе подъезд, где можно курить часто, ждешь, пока кто-то откроет дверь, и кладешь на магнит несколько монет, что бы он стал слабее, и двери со временем можно было бы открывать рывком.

Поднялись лифтом на последний девятый этаж, а потом по ступенькам выше, к двери, что вела на крышу. Здесь уже стоял наготовленный бульбулятор, вверх которого был покрыт смолой.

Каждый из нас выкурил по три щепотки. Мне стало легко, но в то же время появилось беспокойство и волнение, что нас непременно кто-то заметит, что сюда непременно придет полиция, и нас задержат. Ощущение чрезмерного страха – это один из минусов употребления марихуаны. Но никуда уходить мы не собирались.

Алик пытался что-то сказать, я даже слышал слова, понимал их значение, но не мог уловить их суть. Как только я цеплялся за что-то одно, тут же забывал что-то другое, а вспомнить мог внезапно только через серьезный промежуток времени. Вести адекватный разговор в таком состоянии просто невозможно. У моего нового приятеля настолько пересохло во рту, что когда он смеялся, губы его прилипали к зубам и он с усилием возвращал их в исходное положение. От этого и его несвязной речи я сам заливался еще сильнее.

В те времена популярности среди школьников набирал рэп как музыкальный жанр. Он был правдив, жесток и плевал на форматы, то что нужно когда тебе нет восемнадцати и ты хочешь нагнуть всю систему.

– Слушай, – сказал я. – А что если приобрести патент на похороны Эминема? Ну, если он умрет, то только мы его сможем похоронить за определенную суму и никто другой.

Алик перестал смеяться и задумался.

– Похороны в стиле сказки о Белоснежке в хрустальном гробу. – продолжил я. – А чего? Нормально. Он же Белоснежка для других рэперов. И черным будет приятно.

Алик начал заливаться в истеричном смехе. Я нашел друга. Остальное было условностями и деталями. Контакт был налажен.


Глава 3. Старые добрые.

Дела пошли вверх. Нам больше не нужно было продавать на улице. Мы покупали у людей, которые сами выращивали и перепродавали дороже тем, кто продавал непосредственно клиентам. Это было еще проще, но не все до этого додумались. Точнее почти никто.

Оказалось, что даже в нашем небольшом городке продажа наркотиков задевала так или иначе чуть ли не половину всего населения. Конечно, марихуана не наркотик, как многие из вас считают. Согласен. Но оказалось, что помимо нее продают и покупают еще множество всякой дряни, которую нам не хотелось ни пробовать, ни продавать.

У нас было свое маленькое предприятие, с которого мы кормились и были этим вполне довольны. Расширять еще наш бизнес не было желания. К тому же мы были преступниками и за нашу деятельность могли получить до пяти лет колонии строго режима. Почему строгого? Не понятно. Наркотики всегда были в опале у властей, но власти их же и крышевали, в результате толкая, ты приравнивал себя к маньякам, серийным убийцам и прочим неадекватным. В случае же расширения бизнеса, или перехода на что-то более серьезное мы могли оказаться за решеткой от десяти лет до пожизненного. Но это не основная причина. Страх всегда присутствовал в нашем деле, но рационализм был на первом месте. Мы любили травку и работали только с травкой. Никакой химии. Никакого вреда для других.

Школу я закончил неплохо. Но и хорошего ничего не было. Пришлось сдавать кучу вступительных экзаменов и по настоятельной просьбе моей мамы поступать в медицинский вуз. Доктором я себя не видел, конечно же. Но для прикрытия и отвода глаз это было в самый раз. Для мамы же это была цель всей ее жизни. Она мечтала сама быть врачом, но из-за собственной лени и слабохарактерности ничего не смогла, даже поступить в медицинское училище и стать медсестрой. Теперь ее мечты передавались мне в наследство. И, конечно, же я не имел права не оправдать надежд возложенных на меня.

Что касается остального, всем было плевать, чем я занимаюсь, а пропадать на улице я стал гораздо реже. Больше не нужно было просить деньги у родителей, и они не задавали вопросов почему. Всем было плевать. Все были довольны. Семейная идиллия.

К своему удивлению, я поступил достаточно легко. Зачисление в ряды студентов-медиков меня особо не порадовало. Ходить в белом халате, сменной обуви и смешной шапке похожей на колпак повара мне было не в радость совершенно. Приходилось терпеть и играть роль ответственного студента. Но дома я учебой не занимался совершенно.

Алик тоже решил, что в будущем образование может пригодится, и поступил на заочную форму обучения по специальности философа. Целыми днями он наверстывал упущенное в школе, читал книги, нет, жадно глотал книгу за книгой, искал научные статьи в интернете и казалось, что хотел сам себе доказать наличие большой силы воли. Сила воли его была соизмерима с моими огромными страданиями в университете.

Мы были молоды. У нас были деньги, время. Весь мир, конечно же, не принадлежал нам, но маленькая его часть была у наших ног. Чего нам еще было желать? Не знаю. Наверное, ничего. Но что-то мне не давало покоя. Я искал чего-то большего, чего-то другого. Что это было? Я сам не знал. Но я должен был это найти, во что бы то ни стало.


Глава 4. Та самая.

Мы учились с ней на одном потоке. Она была отличницей, вела социально активный образ жизни, была старостой всего, руководила всем, чем могла. Ни одно мероприятие не обходилось без нее. Обычно такой тип девушек меня не интересовал. Я был социофобом, человеком без друзей, без особых интересов, без увлечений. Всего хотелось тишины и спокойствия, поэтому суета, в которой оно постоянно крутилась и эпицентром которой всегда и была, меня приводила в настоящий ужас.

Тем не менее, пару раз мы перекинулись взглядами, после чего я поспешно отводил глаза и, даже, заговорили. Внутреннее чувство подсказывало мне, что эта девушка не так уж и проста и лучше от нее держаться подальше. Но что-то во мне тянулось к ней и жаждало быть с ней в эпицентре всеобщего внимания.

Количество ее поклонников впечатляло. От студентов нашего потока до иностранцев и даже преподавателей. И, как мужчина, я понимал их. Большие выразительные серые глаза, в которые хотелось смотреть, хоть я никогда не любил поддерживать в беседе с другими визуальный контакт. Шикарные длинные шелковистые волосы ярко рыжего цвета, конечно, крашенные, но от этого не менее красивы. Милое лицо с неподдельными искренними эмоциями. Нежная кожа, которая манила своей чистотой, не оставляя шансов на то, чтобы удержаться от случайного прикосновения. Восхитительная фигура. Талия с изгибом, как у самых дорогих моделей мира, шикарная грудь, восхитительные длинные ноги и плоский живот. Все это волей-не-волей пробуждало даже в женатых мужчинах желание и похоть. Но она была не для всех. Она не проявляла ни к кому никакой симпатии. Кроме меня. А я всего лишь остерегался ее, считал недоступной и слишком красивой, чтобы быть со мной.

Мы общались пару раз на переменах. Сидела частенько рядом на лекциях. Но ничего большего. Я взял у нее номер телефона потому, что она была в курсе всех событий, а мне с моим отношением к учебе нужен был такой человек. На этом все. Ничего личного. Совершенно.

Но один случай изменил все.

Для того, чтобы как-то развлечься и развеяться от рутинной работы и нудной учебы, мы с Аликом решили найти двух подруг, с которыми можно было бы проводить свободное время и познавать все прелести плотских наслаждений. Так как с последним у нас дела обстояли никак, то и варианты, которые мы рассматривали, были попроще. Глупые девочки, доступные девушки, легкие на подъем хохотушки.

Решение было принято и мы заранее договорились о встрече с моими одногрупницами. Девушки были милы, но необременённые интеллектом и лишены всякого пафоса и блеска. Серые мыши. Идеальный вариант для соблазнения с последующим незамедлительным разрывом отношений. Я выбрал высокую, а Алик выбрал молчаливую.

Воскресным вечером мы вышли в центр города, и я стал звонить одной из них. Как оказалось, вторая не захотела никуда идти, и мы отменили встречу с ними. Но отступать было некуда. У нас были деньги, презервативы и огромное желание общаться с противоположным полом. Я вспомнил о рыжей Лене. Набрал номер. Не прошло и двух гудков как она сняла трубку.

– Да, алло.

– Лена, привет. Это я. Как твои дела?

– Все хорошо, – ответила она своими непритворно нежным голосом. – Готовлюсь к семинару на завтра. Нужно еще кое-что найти и написать. А ты чем занимаешься?

– Да вот вышли с другом прогуляться. Думал, может быть, нам составишь компанию? Только есть один момент. Возьми с собой подружку, чтобы и другу было комфортно в нашей компании.

– Без проблем, – ответила она к моему великому удивлению. – Буду через полчаса в центре. Там и встретимся. Я наберу.

Через полчаса она действительно приехала. Но без подруги. Она быстрым шагом подошла ко мне и обняла меня по-дружески. Потом подала руку Алику и представилась:

– Лена. Моя подруга Алина будет здесь через 15 минут. Она живет на окраине и долго добираться сюда.

Мы стояли и говорили о всякой чуши. Я боялся посмотреть на нее. Она согласись встретится. Девушка моей мечты. Девушка с обложки журнала. Как себя вести? Что говорить? Что не надо говорить? Моему смущению не было предела. Зато Алик трепался языком как настоящий философ.

Через 15 минут подъехала Алина. Это была, откровенно говоря, совершенно не привлекательная девушка из тех, которые общаются с подругами типа Лены для того, что бы казаться лучше, получать часть их внимания себе.

Мы прогулялись. Поговорили пару часов. Девушек проводили домой к Лене. И попрощались.

Когда мы с Аликом стояли на остановке и ждали своего автобуса, он протянул мне сигарету, закурил сам и сказал:

– Знаешь, эта Алина что попало. Совершенно никакая, но что-то из себя строит. А вот Лена хорошая девушка. Очень. Она к тебе хорошо относится. Это сразу видно. Задумайся. С этого может что-то получится.

На следующий день мы больше общались в университете. Я стал вести себя гораздо увереннее. Она переместилась из своей привычной компании в мою тихую и размеренную студенческую жизнь. Но по-настоящему все изменилось через пару дней после этого.

Алина праздновала свой день рождения. Восемнадцатилетие. Лена и две других ее подруги пошли вечером в пиццерию. Я сидел дома играл в ФИФА, пытаясь реанимировать свой любимый футбольный клуб, хотя бы в футбольном симуляторе, что, кстати, мне удавалось весьма неплохо, во всяком случае лучше, чем новому реальному тренеру. На мой телефон пришло СМС: «Приедь, пожалуйста, к пиццерии, что возле академии, мне нужно тебе кое-то передать». Я ответил: «Хорошо. Скоро буду. Позвоню».

Через 20 минут я уже ехал на автобусе к пиццерии. Вышел, позвонил. Телефон вне зоны действия сети. Подождал несколько минут. Покурил. Лена сама перезвонила:

– Да, – я взял трубку.

– Сейчас выйду.

Она вышла из здания с большим плюшевым медведем. Щеки ее были непривычно красными, а глаза блестели.

– Привет, – она подошла ко мне и потянула мишку.

– Привет. А это еще что такое? – спросил я.

– Это подарок Алины. Ей и так много надарили цветов и прочего. Забери его, пожалуйста, домой, пусть побудет у тебя, а потом мне привезешь в университет, а я ей отдам.

– Хорошо. Отвезу его домой.

Я протянул руку, чтобы взять игрушку, но Лена не отдала его мне, а со всей силой обняла меня и прижалась своим воспылавшим лицом к моему плечу. Медведь болтался где-то за спиной. По моему телу разлилось тепло. Я ощущал удовольствие, которое мне ничто и никогда не приносило в жизни. Кажется, сегодня мне больше не понадобятся сигареты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3