Вадим Фадеев.

Легенда. Средь сонма звёзд



скачать книгу бесплатно

– Пап, можно я посмотрю? – спросил Радомир, не в силах сдержать нахлынувшие эмоции.

– Сходи, посмотри, – согласился Дарий.

Прыгнув на месте, мальчуган пулей помчался к театру, не отрывая глаз от мелькавшего меж ветвей представления.

– Идём, потанцуем, – предложила Александра.

За невысокой изгородью из цветущих кустов жасмина искрились всполохи большого костра и в жёлто-красных отблесках танцевали многочисленные пары. Держась за руки, супруги обогнули изгородь и присоединились к танцам.

Прижавшись к мужу, глядя в глаза, она обняла руками шею. Руки Дария скользнули по изгибам, ладони легли на спину. И боги, наблюдая с небес, остановили быстротечное время. Мир и музыка – остались внизу. Дарий утонул в шёлковых прядях волос, в волнительном аромате тела. Закрыв глаза, растворился в ощущениях, чувствуя касание волос и тёплую нежность сладких губ. Трепетная волна накрыла с головой. В такие мгновения, он не мог ничего поделать, чувствуя каждой клеткой дыхание, тепло и биение сердца единственной. Огромную невыразимую любовь, исходящую подобно солнечному свету.

– Опусти, – вдруг прозвучал нежный голос Александры.

Вернувшись в реальность, Дарий не сразу разобрал слов. Нежно глядя в глаза, она улыбнулась, ласково провела рукой по щеке.

– Опусти.

Наконец он понял, что они тихо парят над землёй, прижавшись, друг к другу.

– Но, это не я, – ответил Дарий, смеясь.

Прищурившись, Александра посмотрела вниз.

– Радомир! – твёрдо обратилась к сыну, стоящему неподалёку и сосредоточенно глядевшему на родителей.

– Что?! По-моему, вы о чём-то забыли! Скоро будет фейерверк. Спускайтесь, я хочу посмотреть.

– Он прав, – согласилась она.

– Не спорю, – коснувшись земли, ответил Дарий и выпустил из объятий супругу, – фейерверк, дело святое. Идём.

Обогнув площадку с цирковыми представлениями, где лихо жонглировал скоморох, они вышли к реке и расположились на полянке, в ожидании ежегодного фейерверка. Сидя рядом, Александра прильнула к мужу, склонив голову на плечо. Послышался звонкий женский смех и вторящий громкий бас, с необычным шепелявым акцентом. С визгом промчалась детвора, догоняя друг друга. Зазвучали неторопливые мелодичные песни. По реке поплыл венок, сплетённый из полевых цветов. Подгоняемый слабым ветерком, он тихо плыл по течению, покачиваясь на мелкой ряби. Следом появился ещё один. Затем ещё и ещё. И вот уже более десятка веночков, с мерцающими огоньками разбрелись по реке.

 
            Любовь я в сердце сберегу, для милого,
                      Что ждёт в чужом краю.
                       Веночек для него сплету,
                           И по воде его пущу.
                  Пусть жёлтый огонёк свечи,
                    как мотылёк летит в ночи.
                Через леса, через моря, укажет
                    путь ему сюда…
 

Голос Александры звучал мелодичным журчанием ручейка.

Взглянув на Дария, она улыбнулась и спросила.

– Помнишь?

– Помню, – кивнул он. – Как я могу забыть…

Взлетела пылающая стрела красной ракеты и, дотянувшись до неба, раскрылась разноцветным зонтом. Застыв, он вытянулся полосой, и нескончаемый переливающийся водопад звёздочек обрушился вниз. Следом взлетела новая, заметалась по небу, закружилась со свистом, рисуя огнём бегущего оленя. Громыхнула музыка. Ракеты одна за другой наполнили небеса. Взрыв восторженных криков и смех. В небе чертили огненные переливы. Двигающиеся животные. Огненные цветы, распускающиеся невыразимо красочными бутонами. Бьющие фонтаны. Сверкающие звёздные гроздья бесконечным потоком сыпались вниз.

Дарий видел, как в широко раскрытых глазах Радомира искрятся блики фейерверка. Как застыв, он смотрит на игру красок и всполохи огней. И в этот миг вечности, сердце замерло от счастья. Счастья – столь крохотного для мира, но необъятного огромного для простого человека.

Глава 3
Расставание

Северная белая ночь спустилась в долину. В шепчущей на ветру траве не смолкали цикады. Александра и Дарий молча шли по дорожке, мощённой сиреневой плиткой с белыми крапинками. Устроившись на руках отца, Радомир спал, тихо посапывая. На террасе, в гостиной и на лестнице, ведущей на второй этаж, зажёгся свет. Выскочив из-за угла, подлетел Ар и, выпустив яркий луч, осветил дорогу.

Лёгким жестом, Александра раздвинула стеклянные двери и вошла в дом.

– Совсем забыла о цветах, – протянула она, заметив букет синих роз на бежевом диване. – Уложи Радомира, я сейчас поднимусь. Я быстро.

Посмотрев на супругу, Дарий кивнул и направился к лестнице. Уложив ребёнка в кровать, укрыл одеялом. Тихо погладил и, выходя из комнаты, прикрыл дверь. Притушив свет, прошёл к лестнице, но остановился на ступеньках.

Александра сидела на полу в центре гостиной. В слабом свете и полной тишине, розы кружились хороводом и одна за другой ставились в большую фаянсовую вазу. Неожиданно вздрогнув, она закрыла лицо руками и цветы с шорохом упали на пол. Повисшая тишина показалась беспредельной холодной пустотой. Сердце гулко стукнуло, но почувствовав Дария на лестнице, она выпрямила спину и быстро обернулась. Спустившись в гостиную, он присел рядом, положил руки на плечи.

– Ну, что ты, – шепнул, прижимаясь щекой к волосам. – Всё хорошо, ты просто устала.

– Да, наверное, – вздохнула она, прибывая в растерянной задумчивости.

Поднявшись, собрала разбросанные цветы и поставила в вазу. Небрежным быстрым жестом поправила волосы и села на диван. Вздохнув, усилием воли попыталась успокоить растревоженное сердце. Прикрыла глаза, отогнала мысли. Смутный, леденящий душу страх отступил.

– Что тебя беспокоит? – Дарий присел рядом.

Отодвинувшись, она легла, положив голову на колени.

– Хочешь успокоить?

– Делаю попытки.

Взглядом полным любви и нежности, она посмотрела ему в глаза.

– Ты сам на взводе.

Устало проведя ладонью по лицу, он вздохнул.

– От тебя трудно что-то скрыть.

– Я достаточно хорошо тебя знаю, – задумчиво произнесла она и добавила: – И потом, не забывай, откуда я родом.

Помолчав, Дарий взял её руку.

– Я вижу тревогу в глазах. Можешь даже не пытаться спрятать её от меня… нас учат этому с детства. Ты прекрасно знаешь об этом, но почему-то каждый раз забываешь. Это касается Одира?

Смутная, непонятная тоска закралась в душу. Дарий попытался понять, чем она вызвана, но не смог.

– Нет, не думаю.

– Тогда что?

Посмотрев на супругу, он поправил ей чёлку.

– Не знаю. Что-то смутное, неуловимое.

– Если оно пока смутное, не стоит воспринимать всерьёз. Ни всё имеет шанс проявиться. Думаю, есть способ развеять наши пустые тревоги, – взбодрившись, она поднялась и потянула за руку.

Когда она шагнула на лестницу, Дарий заметил изменившуюся походку: она словно стала легче и плыла по ступенькам. Каждый шаг, каждое движение руки, стали смазанными, медленными, как в застывшем времени.

– Разве можно устоять перед очарованием ведьмы, – заметил он, поднимаясь следом.

Александра обернулась. В зелёных глазах вспыхнул бирюзовый огонёк, и он почувствовал неудержимую волну, пробежавшую по спине. Сердце замерло в предвкушении и захлебнулось ударами.


Вселенная вздрогнула от крика миллиона душ. Крика, что родился и растаял во мраке космоса. Тёмная пустота, шёпот чьих-то голосов. Тающий огонёк, среди сверкающих звёзд…

Вскочив, Дарий испуганно оглядел комнату, где в углах дремали ночные тени. Облокотившись рукой о подушку, ощутил ладонью влажную наволочку. Посмотрел на спящую Александру, поправил одеяло и тихо скользнул с кровати. Приоткрыв глаза, она промолчала, и когда за дверью затихли шаги, поднялась. Не торопясь обернулась одеялом и вышла следом.

Стоя у окна, Дарий смотрел на позолоченный диск месяца, тающий за вершинами гор. Приблизившись бесшумным призраком, она раскрыла одеяло и прижалась к нему, закутавшись вместе. Он вздрогнул, но ощутив нежный бархат тела, успокоился.

– Да, – вдруг с грустью произнесла она, отвечая на никем не заданный вопрос.

– Я ошибся, привезя вас сюда, – с горечью произнёс он, глядя в окно. – Меня просто убивает это бессилие!

– Не вини себя, – шепнула она, прижимаясь, – ты ни в чём не виноват. А бессилие оттого, что пытаешься изменить то, что не под силу. Понимаю, любовь заставляет заботиться о нас и беречь, но ты не можешь укрыть нас в ладонях. Радомир и я, мы всегда с тобой, здесь, сейчас. Мы часть тебя и всегда будем рядом. Но у нас есть свой путь… Именно его ты не можешь изменить, мы сами должны его пройти. Это нужно, для нас. Мы как разные краски на одном холсте, ни один из цветов не меняет друг друга, а только дополняет. Так достигается гармония. Пытаясь уберечь нас от судьбы, ты терзаешь себя.

– Может ты и права, – согласился он. – Но как ты сказала – вы часть меня. От меня ничего не останется, если я вдруг потеряю вас.

– Этого не произойдёт.

– Ты тоже слышала? – немного помолчав, спросил он.

– Да, их больше нет. Они уничтожили свой мир. Скоро тебе нужно будет идти, а я с трудом могу видеть, что будет дальше.

Тишину нарушил мелодичный сигнал.

– Не вздумай включать живую связь, – хихикнула она, прячась в одеяло.

Дарий невольно усмехнулся.

– Думаю, меня поймут. Не каждому выпадает счастье, быть женатым на ве… – он осёкся от лёгкого удара под рёбра.

– Я тебя убедила?

На стекле окна засветился квадрат, покрытый рябью помех.

– Дарий, – прозвучал властный, мужской голос, – что-то я тебя не вижу.

– Да… передатчик барахлит, Ар сейчас как раз занимается, – быстро ответил он, чувствуя на рёбрах маленький кулачок. – Что случилось?

– Дея уничтожена! Орея охвачена огнём и там нужна наша помощь! Идёт эвакуация через порталы, но боюсь у них мало времени: с таким потоком порталы не справятся. Срочный сбор на площадке через десять минут.

– Хорошо, уже собираюсь, – стараясь не развернуть одеяло, неуклюже перебирая ногами, он повернулся.

От взгляда в её глаза, сердце сжалось от смутной боли и тоски. Хотелось кричать. Прижаться, спрятаться и исчезнуть. Как она сказала – скрыть в ладошке от всего мира.

– Собирайся, тебе нужно идти. Мы будем ждать, сколько потребуется.

Он хотел что-то сказать, но приложив пальчик к губам, она не дала. Миллионы раз, он задавался вопросом – почему в тот предрассветный час не остался с теми, кто дорог больше собственной жизни. Почему она отпустила его?

Их губы слились в долгом, нежном поцелуе. Обнявшись, они стали единым монолитом. Она – предчувствуя, что прощается на века. Он – обуреваемый смутной тревогой и беспредельной тоской.

С ужасом Дарий гнал мысли, ползущие в голову. Застёгивая на ходу куртку, прыгнул на скат и обернулся: в жёлтом свете любимый силуэт, укутанный в одеяло. Он замер, словно пытаясь запомнить каждую черту супруги. Не в силах оторвать взгляд, активировал двигатель. Вытащив руку, Александра помахала вслед.

Глава 4
Катастрофа

Огромным фантастическим городом, станция безмолвно плыла в чёрном пространстве космоса. Живая сталь сверкала и переливалась радужными бликами в лучах солнца. Исполинский страж с непередаваемой грацией сторонился спутников Земли, дабы не потревожить мощными энергетическими потоками.

С земли громадина казалась большой яркой звездой, тихо плывущей меж растянутых зигзагов облаков, позолоченных предрассветными всполохами. Наблюдая за её движением на горизонте, невольно рождалась мысль о неугасимой утренней звезде… Возможно, аридийцы знали о подобном сходстве, потому и назвали станцию-крепость, доставленную на орбиту Земли – «Утренняя звезда». Она и несколько малых кораблей взяли миссию по охране системы, и теперь грозный страж обходил дозором владения, шаря в пространстве полями сканеров.

Искрясь призрачным оранжевым светом, луч сканера лёг сотами на пепельно-серую поверхность месяца, покрыв многие волнеры44
  Волнер – единица измерения расстояния. Один волнер приблизительно около 1035 неров. Один нер – сто один сантиметр.


[Закрыть]
. Они волной побежали по неровной пустыне укрытой мелкой пылью. По изломанным краям кратеров, озаряя тенистый сумрак, притаившийся на дне. Скользили по разбросанным причудливым обломкам метеоритов и кривые тени тянулись следом по безмолвному миру. Померкнув, луч исчез. Растворился туманным облаком, оставив спутник в молчаливом извечном одиночестве. Оставив с тайнами, о которых ведали лишь Архитекторы.

Яркая зеленоватая вспышка порвала царившую тьму, оставив лохмотья зыбких теней. Лежащая толстым слоем вековая пыль заискрилась, жадно пожирая свет. Слабея, зарево померкло и угасло. В кромешной тьме мелькнул профиль большого корабля. Зловещим призраком он двинулся над пустыней, изрезанной уродливыми шрамами, оставленными астероидами. Таинственный странник, возникший из пустоты, подобно хищному зверю крался на предельно низкой высоте. Угольно-чёрный, без единого сигнального огня, корабль слился с бесконечной ночью.

В небольшом помещении, расположенном в носовой части и освещённом тусклым желтоватым свечением потолка стояла оглушающая тишина. Стены покрывали непонятные иероглифы, тщательно выдавленные и мерцающие тёплым голубоватым сиянием. В углу прижимаясь к стене, висела причудливая гирлянда, сплетённая из диковинных электронных приборов опутанных многочисленными проводами. Переливаясь сотней мелких огней, изредка клацала, пищала и ухала.

Слабый металлический шорох хлынул раскатом грома в тишине. Появившаяся на стене мозаика мелких пятиугольников зашевелилась. Быстро передвигаясь, частички сложились в некое подобие полукруглой двери. Мгновение – дверь вздрогнула и рухнула вниз. Ворвавшийся свет упал ярким пятном на пол. Пустота помещения отозвалась эхом неторопливых шагов. Чёрная тень вытянулась на гладком зеркале пола. Высокое, человекоподобное существо вошло в комнату и «жидкая» дверь закрылась, обретя вид обычной стены.

Коренастое существо было одето в тёмно-коричневую форму, скроенную из странного материала, что переливаясь, искрился в тусклом освещении. Короткие чёрные волосы на чуть вытянутой в затылке голове. Миндалевидные глаза, лишённые зрачков, зияли бездонными чёрными дырами на мертвецки бледном лице. Потерев небольшой бугорок носа четырёхпалой рукой, существо неторопливо пересекло комнату и застыло у стены.

– Шар ар зан, – едва слышно слетело с тонких, обесцвеченных губ.

Квадрат стены засветился лёгкой дрожащей рябью. Отчётливо проявилась картина: голубой шар планеты, с белыми пятнами облаков, еле заметные нечёткие очертания материков; синева океанов и белые островки заснеженных горных вершин.

– Ранея! – выразительно протянуло существо, щурясь словно прицеливаясь. – Как они её там называют? Хмм, З-е-м-л-я… Какое омерзительное, режущее слух название! Что в ней привлекло Совет? И чего добиваются Наставники…

Тихий шорох за спиной и последовавшие быстрые шаги, прервали монолог. Небрежно обернувшись, он бросил быстрый цепкий взгляд на визитёра.

– Кано55
  Капитан.


[Закрыть]
, знаете ли вы что это?

– Ранея – одна из девяти планет этой звёздной системы, генар66
  Воинское звание.


[Закрыть]
, – ответил гость, приблизившись и вытянувшись тугой струной. – То есть, семи…

Невысокий, нескладно сложенный карлик со странноватым головным убором, посмотрел на экран. Сероватый комбинезон, явно сшитый не по размеру, делал вид ещё более гадким и отталкивающим.

– Нет, Лараун-Ти, – надменно протянул генар, не отрываясь от экрана. – Это богатство и власть! А так же новая территория для великого нафирт77
  Нафирт – объединение различных цивилизаций, планет и звёздных систем. Империя.


[Закрыть]
! Но вам галианцам, выросшим на Йонтого, этой свалке ржавого мусора, этого не понять! Раса скудоумных космических скитальцев! Всё ваше умение пилотировать корабли. Нафирт дал вам шанс выжить, за что вы должны неустанно благодарить!

– Да, саданай88
  Саданай – хозяин, господин. Так в империи царнеанцев обращаются к представителям высшей касты.


[Закрыть]
, мы благодарим, – пролепетал кано, покорно склонив голову.

Скрестив руки на груди, генар высокомерно посмотрел на него.

– Но ты ведь явился не для того, чтобы отдать дань уважения?

– Да, саданай. Комадор Вардер, настойчиво требует связи с вами.

– Ха, требует! – воскликнул генар, взмахнув рукой. – Он что, забыл о режиме тишины в секторе?! Он не пояснил, чем вызвано требование?!

Изменившись в лице, существо отрицательно покачало головой.

– Нет, саданай. Он только сказал, что вопрос касается вашего прибытия на Латею.

– Вардер, разорви тебя свет! – взревел генар, отчего кано съёжился и уменьшился в росте. – Соедини меня!

– Да, саданай, – поспешно ответил кано, быстрыми маленькими шагами пересёк комнату и застыл у гирлянды. – Комадор Вардер на связи. Простите саданай, сильные помехи, – отчитался он, после непродолжительных манипуляций с приборами.

Потускнев, экран свернулся в крохотной центральной точке.

– Приветствую тебя, брат мой! – произнёс генар, когда на развернувшемся экране появилось изображение существа, чью голову скрывал тёмный шлем в форме угловатого, уродливого черепа с раскрытой окровавленной пастью. – Да прибудет твоя тень в вечном покое, а оружие всегда найдёт достойного врага!

– Да не изменит нашу сущность иллюзии света! – ответил Вардер, снял шлем и моргнул крупными, красными глазами.

– Чем вызвано нетерпение, брат?

Посмотрев куда-то в сторону, комадор замешкался.

– Генар, сканеры «Утренней звезды» неустанно шарят по системе. Я опасаюсь, мощности генераторов не хватит, чтобы удерживать поле «тумана». Базу могут обнаружить.

– Комадор, – взорвался громким криком генар, – ты должен сохранить базу, любой ценой! Увеличьте мощность поля!

– Но Арханар, генераторы не выдержат…

Рёв сирены заглушил голос Вардера.

– Проклятье! – генар в бессильной ярости ударил по стене. – Ты был достойным братом ордена, и храбрым воином, Вардер. Твои подвиги и смерть не будут забыты. Я прослежу, чтобы их занесли в нейроскрижали и поместили в зал летописей. Беншасты будут вечность оплакивать саркофаг. Прощай, мой брат.

Отключив связь, он быстро повернулся к мерзкому коротышке.

– Ваш ход, кано! Пусть сгорят двигатели, но выжми всё! Нужно убраться отсюда в течение восьми отсчётов, иначе из нашего праха будут рождены новые звёзды!

Корабль вздрогнул и, сделав плавный левый поворот, начал быстро набирать скорость. Вокруг корпуса появилось неоновое свечение и в следующий миг вспыхнуло ярким заревом.


Вардер застыл в раздумье. Рёв сирены резал слух. Он прекрасно понимал, что произошло: не выдержав нагрузки, генераторы разрушились, началась цепная реакция. Теперь судьба Латеи, а с ней и базы – предрешена. Нет, он не испытывал страха и знал, что Арханар сдержит слово. Комадора переполняло чувство гордости и счастья. Он – Вардер Вал Лахн, потомок Джара, брат ордена Саданаира, будет увековечен для потомков в нейроскрижалях. Он станет символом для них. Благодаря этому, отпрыски смогут покинуть нижние ярусы города Аргах. Получат возможность обучения военному искусству и станут полноправными членами верхнего сословия. Они больше не будут испытывать нужды. Как можно печалиться, зная, что открыл им дверь в другой мир, пусть даже ценой собственного существования. О-о-о, нет! Лучшей доли он и помыслить не мог. Путь великого воина, почитание потомков! На Царнеи, где веками прославлялся культ войны, а воины были основной правящей кастой, занесение имени в зал летописей, стало сродни возведению в ранг богов.

– Нет! – твёрдо произнёс он, сжав тонкие губы. – Я встречу небытие достойно, как подобает воинам братства!

Резко отвернувшись от покрытого чёрными зигзагами помех экрана, он подошёл к стене. С лёгким шорохом образовался проход. Перескакивая ступени, он поднялся по лестнице и оказался посреди безжизненной, каменистой пустыни. Разбросанные всюду валуны и осколки метеоритов покрывали плотные, кристаллические пятна зеленоватой окиси. Порывы ветра гнали мелкую пыль. Кружа смерчами, она ползла зыбкими змеями по поверхности и распадалась.

В лицо пахнуло терпким резким запахом и ледяной стужей. Пройдя немного, Вардер вдохнул полной грудью отравленный воздух. Грудь обожгла острая боль, и он зашёлся бешеным кашлем. Посмотрев на шлем, небрежно отбросил в сторону. Поднял голову к небу, где плясали яркие радужные всполохи, раскинул руки и громко захохотал.

Проникший в кровь яд путал сознание, вызывая эйфорию. В груди бешено билось два сердца. Мир медленно таял в туманных кругах. Далёкий гул ревел в ушах, вызывая боль. Ноги ослабли, комадор осел на колени. Поддерживаясь руками, сквозь пелену застилающую глаза, увидел горизонт, пылающий огненным заревом.

Рука дрогнула, и он рухнул лицом вниз. В тихо закрывающихся глазах последний раз мелькнула приближающаяся стена огня. Зрачки помутнели, лопнули и загорелись. Пустыню наполнил грохот. В следующий миг мир исчез, поглощённый пламенем взрыва. Неведомая сила разорвала спутник изнутри, разметав тысячу обломков. Огненный шар вспыхнул, и погас в космическом вакууме.

Земля съёжилась в предчувствии беды…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6