Вадим Демчог.

Феномен игры



скачать книгу бесплатно

В общем, у этой книги одна единственная цель, и возможно вы слышали эту историю с другим персонажем в главной роли, но в мою копилку она попала как история об Элле Фитцджеральд (кто-то из моего поколения, думаю, помнит эту королеву джазового вокала). Когда она брала ноту, что вступала в гармонический резонанс с атомами, например, хрустального бокала, последние поглощали энергию созданных ею звуковых волн, и, вследствие конструктивной интерференции, начинали вибрировать чуть быстрее. В конце концов, количество поглощенной атомами энергии оказывалось более чем достаточным для разрыва связей, удерживающих атомы вместе, и бокал разлетался вдребезги.

ПРИМЕРНО ТО ЖЕ САМОЕ ЭТА КНИГА СДЕЛАЕТ C ВАШИМИ НЫНЕШНИМИ УБЕЖДЕНИЯМИ!

И я уже готов услышать возглас недоумения: «ОН ЭТО СЕРЬЕЗНО ВООБЩЕ? ЧТО ОН О СЕБЕ ВОЗОМНИЛ?» Говорите, говорите, бурлите, переходите на крик, выхаркайте мне в лицо всё своё негодование, покажите мне моё настоящее место! Но, утеревшись, в лучших традициях голливудских штампов, я, безукоризненно спокойно достану из-за ремня, со спины, легендарный Walteher PPK… или нет, лучше Браунинг Hi-Power и проделаю в вашем черепе аккуратную дырочку на месте Третьего глаза, что взорвет вам мозг восклицанием: ДА, НА 100 % СЕРЬЕЗНО! И об этом парадоксе, собственно, и вся книга! – ТОТАЛЬНАЯ НЕСЕРЬЕЗНОСТЬ ИГРЫ – ЭТО САМАЯ СЕРЬЕЗНАЯ ВЕЩЬ НА СВЕТЕ! И единственное, что вы гарантированно получите по прочтении этой книги – это умение тонко, глубоко, и изуверски – ОБИЖАТЬ ЛЮДЕЙ! Обижать только тем – что не сможете больше принимать их игры всерьез. И глядя в ваши глаза, говорящие сквозь молчание: «Ну хватит, а. Ну сколько можно носить эти безвкусные маски и колпаки с бубенчиками? Сколько можно играть в эти наивные прятки»… и они будут хотеть только одного – РАЗОРВАТЬ ВАС!

И действительно единственное, что вы получите – это невозможность отныне принимать участие в наивных, безвкусных, глупых и тотально бессмысленных постановках «Театра людей». И вместе с тем, это будет только начало. В дальнейшем, если вы не одернете руки, но войдете в контекст развития ещё глубже, вы всё с большей и большей радостью будете возвращаться на Сцену. А ещё чуть позже будете сознательно искать как можно более заплеванную базарную площадь, чтобы выкатиться на неё и, испытывая на прочность своё назревающее мастерство, искусно фокусируя энергию смотрящего пространства, будете прилюдно совершать т. н. возгонку, превращая Энергию глаз в Золото их осознанности. Вы будете называть это Факелом TORUS(а), но об этом ближе к финалу.

В общем, книга эта ни каким боком не касается поверхностных вещей – того, что принято называть духовностью, или чего-либо подобного. Она не уживется на одной полке с книгами Экхарта Толле, например, и иже с ним, и лучше сбросит эту духовную патоку вниз, как мерзавец-кукушонок сбрасывает яйца своих братьев со злорадно-самодовольной улыбкой, чтобы распахнуть свой прожорливый желтый рот для вашего внимания и подачек.

В общем, книга эта касается только самого фундаментального – игры в любые способы объяснить, подчинить, и хоть как-то оседлать фантастическую неопределенность Театра Реальности.

Касается только мотивов и природы этих способов. Природы того, как они, эти игры (например, в духовность или бездуховность) возникают, как достигают пика своего развития, при каких обстоятельствах исчерпывают себя и как аннигилируют за ненадобностью, причем ни на мгновение не оставляя сцену пустой. И почему ни на мгновение не оставляя пустой? – спросит кто-то. А подумайте – отвечу я. Отложите книгу и подумайте.

Ведь несмотря на то, что книга эта прошита целой кучей революционных идей и ответов на самые насущные вопросы человечества, искать их в ней совершенно бессмысленно. И где же здесь, – продолжит недоумевать кто-то из вас – логика?

И при этом слове я тем же самым жестом, опять, очень медленно, достану из-за ремня свой черный Walther PPK… или на чем мы там остановились, Браунинг Hi-Power, и тихо, в стиле Клинта Иствуда (через каждые 5 секунд слово) поцежу сквозь зубы: «Просто они так хитро зашифрованы, детка, что отыскать их сможет только тот, кто готов. Уж извини». И это совсем даже не кокетство. Или чуть иначе – это больше, чем кокетство.

В общем, при всем своем желании, эта книга не сможет быть хорошей. Не сможет понравиться всем. Но только тем, кто уже готов признать, что мир фатально соткан из игровых моделей; что играть он будет во что угодно, с кем угодно, как угодно долго, и обязательно – по экспоненте; что жизнь можно потратить на несметное количество сценариев, убеждений, трактовок, и все они будут правильны, и в высшей степени честны, искренни и убедительны; что на сцене Театра жизни можно разыграть любую постановку, в любом жанре – трагедию, комедию, драму, мелодраму, фарс, фантасмагорию, гиньоль, и пр. пр. пр… и зритель всегда будет оглушать вас аплодисментами и забрасывать цветами. И ему (Зрителю) совершенно плевать какой пьесой вы развлечете его сегодня, завтра, послезавтра, или через 100 000 лет. Ему важна не сама пьеса (не её жанр, смысл, философия или сюжет). Ему важно только одно – ЧТО?

Навигационный план, или четыре правила

Игры непостижима власть – мутит рассудок эта страсть.

Себастьян Брант «Корабль дураков»


Чем ты умнее, тем смешнее для тебя то, что ты видишь.

Я едва сдерживаюсь, чтобы не ржать в голос, курсируя по кругу, состоящему из повседневных игр.

Теренс МакКена

Итак, текст этот более чем провокативен, более чем игрив и пружинист, но он не был задуман таким изначально. Скажу по секрету, задумывался он совсем даже другим. Более структурным, системным, с большим количеством схем и практик. И с искренней мотивацией – всё для всех сделать ясным. И Татьяна Мужицкая, мой большой друг (в чем-то персональный психотерапевт) и маститый (с многолетним стажем психонавтики) НЛП-мастер, тому свидетель.

Дело в том, что я описывал ей свою задумку около года назад. И уверен, она очень удивится, когда возьмет в руки этот текст, так как он представляет собой диаметрально противоположный рассказанному формат. И так всегда в лаборатории Артиста – интеллект задумывает одно, а из подсознания рвется совершенно другое.

И говоря словами Станиславского: «Здесь хочется задать наивно звучащий вопрос: почему чуть ли не самое главное в творчестве (и не только художественном) – уважительно относиться к под-и-сверх-сознанию?» И главное слово здесь, конечно же, – УВАЖИТЕЛЬНО.

В общем, ПРАВИЛО № 1 и самое главное предостережение на минном поле данного текста – ОН ПИШЕТ СЕБЯ САМ! И здесь, говоря словами моих безумных друзей алхимиков: «Аliquis modus ludendi» – возможен любой формат игры! И именно поэтому найти виновных (если с вами после прочтения случится что-то, на что вы не рассчитывали) вам не представится возможным! Дело в том, что психоделическая самодиктуемость этого текста – из разряда природы самой Самоосвобождающейся Игры. Помните? «Я сам себя создал! Сам себе всё подчинил!» Или из египетской классики: «Из собственного семени своего Себя сотворил Я!» И текст этот не может иначе. Он обречен быть свободным от необходимости все делать понятным, ясным, доходчивым. Он прекрасно осведомлен, что может освободить себя только по ходу себя самого, посредством туго закрученного сюжета и барабанной дроби конфликтных последовательностей. И только так есть смысл воспринимать всё, что будет происходить во временной последовательности челночных движений ваших зрачков, слева направо, слева направо. И всё это означает, что если что-то глубоко интуитивное воодушевляет вас сейчас на это действие, то прямо с этого момента вы должны сказать себе следующее – Я ЦЕЛИКОМ И ПОЛНОСТЬЮ БЕРУ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПОСЛЕДСТВИЯ! ТО ЕСТЬ, ОКОНЧАТЕЛЬНО И БЕСПОВОРОТНО, Я ПРИЗНАЮ, ЧТО – ЭТА КНИГА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ!

Переходя к второму правилу, я хочу указать на извращенную игру с пульсирующими сгустками нейронных пучков (что большинство из нас знает как алфавит), в котором перебирая закорючки букв как струны, мы зажимаем необходимые лады и, складывая в пружинистые словесные сочетания, планируем рождать музыку неуловимых, но так возбуждающих мозг смыслов. И буквы, слова, ноты, конечно же, мертвы, это камни, что-то неживое, высохшее до символа, до знака. А вот пьянящая образность самой музыки, порождающая в Театре сознания вакхическую (иного слова и не подобрать) образность, это совсем другое. И фокус этой забавы, конечно же, в том, что игра эта разворачивает свою вакхичность не только внутри наших голов. И именно поэтому (и возможно кому-то это покажется окончательным диагнозом), все персонажи исторического прошлого, к которым я буду обращаться по ходу повествования, как бы далеко и высоко во времени и пространстве они не находились, это будут изначально мои друзья и учителя, с которыми я буду вести прямой диалог здесь и сейчас. И даже более того, я сам перед вами их и сыграю.

Возьмем, к примеру, вот это письмо. Оно от одного моего сердечного друга. Почтальон принес его мне сегодня утром: «Совсем близки те времена, о друг мой, когда ты будешь читать свои стихи самому Гомеру, я же буду обсуждать свои чертежи с самим Архимедом»… Как вы думаете, от кого оно? Этого моего друга зовут Никола Тесла. Мы встречались с ним прошлой зимой, он прекрасно себя чувствует, и передает всем жителям XXI века большой привет.

В общем, когда я говорю, что в каждом атоме моего тела живет злодей или гений, я совсем даже не кокетничаю. И когда вы слышите текст, типа: «Это я построил все эти храмы, написал все эти чудесные песни, открыл все эти восхитительные законы, как механического, так и квантового миров, рождался и умирал миллиарды раз, – то прошу вас быть снисходительными и осторожными, ведь каждый из нас – вершина всей эволюционной пирамиды, и всё человечество работало на это самое мгновение, чтобы дать нам шанс – осветить мир новыми смыслами и, как следствие, обменяться ими друг с другом.

Итак, ПРАВИЛО № 2 – на данное шоу прямо сейчас, работают несметные триллионы ингредиентов, случайных составляющих из прошлого и будущего всех бездн вместе взятых. Всё-всё, что было пережито человечеством за все времена, будучи закодированным в космической пыли, из которой мы все (как биологическая материя) и родом. И эта бесконечно игриво плетущаяся двойная спираль Реальности (соединяющая воедино того, кто смотрит, и то, на что смотрят) как символ космического единства и единовременности, конечно же поразительна, т. к. не говорит на языке слов, цифр и концепций. Не говорит даже на языке химических элементов (рождающих психоделию наиновейших открытий) или на каком-либо другом языке, доступном людской страсти к систематизации. Она говорит на языке, неточность, нелинейность, неструктурность и тотальную хаотичность которого можно представить себе только войдя в контекст глубинного безмолвия и абсолютной свободы от субьект-объектного деления. Языке, что крайне редко, но ещё можно услышать на сценах мира (в его затерянных закоулках), в предельных актах самопожертвования, где уткнув свою козломордую харю в слепящий свет прожекторов, некий оборванец на очень краткое время вспыхивает артикуляцией глубинных воспоминаний, более чем странных гортанных переливов, благодаря пульсации которых, все живое в одно мгновение возвращается к истокам, сливаясь в неделимой пульсации бытия как такового – тотально непознаваемого, непередаваемого, неизмеримого, неопределимого.

Язык этот, проще всего назвать музыкой, или танцем. И если вы решитесь войти в пучину его хаотичности, он потребует от вас гораздо больших усилий, чем изучение скрипки или санскрита, или любого другого инструмента, владение которыми воспевается человечеством как что-то запредельное, вызывая восторг и преклонение, потому что инструмент Игры (главным символом которого, несомненно является человеческий Мозг) творит и развивает себя по ходу своего собственного изучения. И это – ПРАВИЛО № 3, к которому, вступая на территорию этой книги, есть смысл отнестись уважительно. И точно так же, как Самоосвобождающаяся игра никогда не будет освобождена собой от себя самой, просто потому, что у неё нет такой цели, так и Язык Игры никогда не достигнет своей исчерпанности. И здесь, совсем в стиле Джеймса П. Карса, автора бестселлера «Конечные и бесконечные игры», есть смысл просто расслабиться, и понять, наконец, что подобно темной материи, на 98 % пространство всегда будет недоступным для человеческого честолюбия.

Так, более чем осторожно подкрадываясь к этому явлению (а чуть выше мы выяснили, что оно – живое, и относиться к нему следует как к самоформирующему себя же образованию), я выработал стиль т. н. Силовых полей, в которых всему многообразию участвующих в творении явлений дается право проявить свою творческую силу и активность. И несмотря на то, что внутри каждого из нас бурлят космические страсти, и каждый из нас «сам себе автор», тем не менее, даже Вселенная, изначально пребывая в неделимости, в определенный момент создала условия для разделения, чтобы узреть и насладиться безграничной красочностью своей мультиоргазмичности (извините, – мультикатарсичности). Но подробнее об этом чуть дальше, дальше.

И последнее (более чем интригующее) предостережение – ПРАВИЛО № 4 – я начинаю эту книгу с той точки, когда всё изложенное в ней уже не важно. Ни одна из метафор, ни одна из трактовок, ни один из способов объяснить то, что хочется объяснить, уже не имеют смысла. И это делает эту книгу чудовищно бессмысленной. И ваше право читать её или нет. И в такой постановке вопроса, конечно же, кроется мерзкая и более чем циничная провокация. То есть вы с самого начала знаете, что читать эту книгу совершенно бессмысленно, и результатом её прочтения будет тот факт, что вы потратили время зря.

И ЭТО ПОСЛЕДНИЙ ПИРУЭТ ЛОВКОГО ИНТРИГАНА, КОТОРЫЙ ДОСТАТОЧНО (И ДАЖЕ БОЛЕЕ ЧЕМ) ЦЕНИТ ИЗЛОЖЕННЫЙ ЗДЕСЬ МАТЕРИАЛ, И ПРИНЦИПИАЛЬНО НЕ ХОЧЕТ МЕТАТЬ БИСЕР ПЕРЕД ОСОБЯМИ, ДАЛЕКО НЕ ДОСТОЙНЫМИ ТОЙ ИНФОРМАЦИИ, КАКУЮ ОНИ НЕ В СОСТОЯНИИ БУДУТ НИ ПРОЖЕВАТЬ, НИ ПРОГЛОТИТЬ, НИ ПЕРЕВАРИТЬ, НИ, ТЕМ БОЛЕЕ, УСВОИТЬ.

Но возможно… как говорится, чем шут не шутит, оказавшись в той самой финальной точке, вы внезапно осознаете не только бессмысленность потраченного времени, но и что-то ещё, а именно, что самое важное начинается тогда, когда всё остальное останавливается, теряет смысл, замирает, исчезает, и тогда иллюзия реальности обнаруживает свой сияющий всеми красками, в высшей степени созидательный, обман.

Итак, четыре главных правила помогут вам удержать равновесие в восприятии содержания, упакованного под корочку этой книги:

1. ОНА – ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ;

2. ОНА – ЕДИНА СО ВСЕМ, И УРОВЕНЬ ОПАСНОСТИ ЭТОГО – НЕИЗВЕСТЕН;

3. ОНА – МАНИФЕСТИРУЕТ СОВЕРШЕННО НОВЫЙ ЯЗЫК – ЯЗЫК ИГРЫ;

4. ОНА – ЗА ПРЕДЕЛАМИ СМЫСЛА, ТАК ЧТО ИЗНАЧАЛЬНО БЕССМЫСЛЕННО ЕГО ИСКАТЬ.

Теперь же, когда все карты раскрыты и прятаться за интригу уже бессмысленно, ближе к сюжету. А то всё воздушные пузыри и реверансы, а когда же мясо? Когда же настоящая еда?

Перемотка

Прошу у вас прощения, господа, за наглый ум, Что на таких подмостках жалких, как здесь, Где петухам лишь в пору биться, Изобразить решил высокий сей предмет.

Уильям Шекспир


Вам никогда не казалось странным, что ваш мизинец в точности подходит к вашей ноздре?

Теренс МакКена

Итак, история эта началась много лет назад, примерно около 50-ти. Я с мамой живу в городе Нарва. В четыре года она приводит меня во Дворец пионеров и отпускает на волю ветра. Ей всегда было не до меня. Она была очень радостным и более чем любвеобильным человеком – шесть официальных браков, не считая ошибок, как она сама говорила. И вот, оказавшись в воздушных потоках, я уже иду в хор, в танцевальный, в судомодельный, в керамический кружки, но мне нигде не нравится. Везде слишком много муштры и правил. И в итоге, следуя некоему магнетизму, я уже оказываюсь на третьем этаже величественного здания городской ратуши (Дворец пионеров находился тогда в этом здании) и, толкнув ножкой 4-летнего мальчика большую, тяжелую (как мне тогда показалось) дверь, обнаружил себя в темном помещении, где из темноты, как звезды с ночного неба, на меня смотрели тысячи глаз. По крайней мере, так это полное трепета и ужаса переживание сохранила моя детская память. Страх был настолько велик, что я не мог даже пошевелиться. И вот, словно в сказках братьев Гримм (которые мы с мамой очень любили) в глубине комнаты уже раздается скрежещущий звук открывающейся двери, и из глубины этого глазастого мрака появляется старая женщина с копной седых волос на голове. Чуть позже, при ближайшем рассмотрении, я, конечно, разгляжу в ней фею, но в первый момент она, конечно же, показалась мне ведьмой. И вот она уже зажигает свет, и я понимаю, что глаза, смотрящие на меня из темноты, это маленькие человечки, в разнобой висящие по стенам комнаты. Мне на ум опять пришли сказки кровожадных братьев, а вы вероятно знаете, что в их «Золушке», например, дочери злобной мачехи, меряя хрустальную туфельку, совсем даже не поджимали свои пальчики и пяточки, мачеха просто отрезала им их. И вот, заметив маленького гостя, старушка эта совершенно без паузы (вероятно, этот трюк был отработан у неё до деталей) уже снимает со стены одного из человечков и, ловко манипулируя нитями, подводит ко мне, и человечек этот уже протягивает мне свою деревянную ручку. Мое внимание тут же переключается на него, я вижу живое и даже как бы подмигивающее мне, веснушчатое, очень дружелюбное лицо (позже я узнаю, что это был сам Портняжка из сказки «Храбрый портняжка») и слышу насмешливый, скрипучий голос: «Здравствуй, мальчик.» Скажу честно, я чуть не описался от счастья и страха. Через паузу я вспомнил, что нужно что-то ответить и, запинаясь, сказал: «Здравствуйте».

– Как тебя зовут? – спросил Портняжка.

– Егор – ответил я. Я не знаю, почему я соврал. У меня в детском саду был друг Егор. С ним под лестницей мы, тайком от всех, заговорщецки пели матерные частушки и очень гордились своим свободомыслием. Возможно, я считал его чуть смелее себя и, для пущей храбрости, в этот, более чем волнительный момент, решил стать им. Все-таки надежнее, чем собой.

– Пойдем, Егор – сказал Портняжка, – я покажу тебе свою сказку.

Я не знаю, почему я поверил своему проводнику. Но лицо моё расплылось в улыбке, я взял деревянную ручку обеими руками, и мы пошли.

Так я пропал. И более того (как я осознаю это событие спустя годы) именно так много миллиардов лет назад случился Большой взрыв. И все началось. И Вселенная судьбы маленького артиста стала расширяться уже в стартовой вспышке, неся собой эволюционную динамику кодов ДНК и РНК… ну, по крайней мере сейчас мне кажется, что всё было именно так.

Вторая история, какую я не могу не рассказать и которая оказала на меня эпохально-программирующее действие, случится в 12 лет. У нашей дворовой команды был ритуал – каждую весну на великах мы выезжали на карьер купаться. Важно сказать, что на дворе апрель месяц. Всё в снегу. Но вода в карьере теплая за счет того, что в него впадает речушка, протекающая сквозь стоящую поодаль электростанцию, где она остужает какие-то баки. В общем, несмотря на то, что по берегам карьер весь во льду, в центре вода теплая, а в некоторых частях даже горячая (вероятно именно там были проложены сточные трубы). Чтобы плюхнуться в теплую воду, нужно было быстро, чтобы босые ноги не успели примерзнуть, пробежаться по льду. И вот, все мальчишки уже спрыгивают с велосипедов, сбрасывают одежду, быстро бегут к воде, и все уже плещутся. Со мной же происходит что-то невероятное. То ли ещё неведомое мне, но уже дающее о себе знать половое созревание начинало шутить со мной свои шутки. А среди нас уже были девочки. То ли ещё что-то глубоко бессознательное пробивалось к сознанию… но, сбросив одежду, я замер как вкопанный, не имея возможности сделать ни шага. Головой я прекрасно понимаю, что если задержусь, то обязательно примерзну, но решиться сделать шаг не могу. И вот со стороны друзей уже раздаются шутки, в меня летят брызги и снежки, я же стою, испытывая жгучий стыд и какой-то сковывающий меня целиком ужас.

И вдруг на меня находит. В моем сознании вспыхивает образ боцмана из фильма «Максимка» (его роль, возможно, вы видели, блистательно сыграл в этом фильме Борис Андреев, и картина эта очень тронула меня при просмотре). И вот, потрепав ручкой 12-летнего мальчика волосатую грудь бывалого «морского волка» и физически ощущая покрытое шрамами, все в наколках, громадное, мускулистое тело, окладистую бороду, мозолистые, в канатном битуме, руки, этот и не человек даже, но некое богоподобное существо, уже шлепает по снегу, плюхается в воду и начинает плавать как пароход, рассекая воду мощными, пружинистыми взмахами мускулистых рук.

Проходит около часа, и все друзья уже одеты и уже свистят мне. Я же не могу угомониться. Во мне клокочет невероятной силы воодушевление, благодаря которому внутренние и внешние миры (эти определения возникнут в моем сознании гораздо позже) как бы сплелись в некую единую голограмму. От страха прошлого и будущего, сковывавшего меня чуть раньше, не осталось и следа. Я вылетаю из воды как пингвин, прыгаю обратно как нерка, ношусь по карьеру как бешеный и неукротимый, шучу, хохочу, задираю всех и мне так досадно, что все уже одеты и хотят ехать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6