Вадим Бурковский.

Ньюфаундленд



скачать книгу бесплатно

© Вадим Бурковский, 2017


ISBN 978-5-4485-8010-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие. В книге большое количество иллюстраций, поэтому предпочтительными режимами чтения являются «одностраничный» или «одним свитком». В программах для чтения электронных книг лучше использовать бежевый фон, который хорошо сочетается с изображениями. Если вы не являетесь специалистом в области антропологии и медицины, можете пропустить текст, напечатанный мелким шрифтом, без ущерба для понимания основной линии сюжета.

Все, что касается книги и не только, можно обсудить здесь:

twitter

YouTube

facebook

«В контакте»

Сайт vadimburkovsky.com

Часть 1

– Нюйши11
  Госпожа (кит.)


[Закрыть]
Сибольт! Нюйши Сибольт! Проснитесь! Вы слышите меня? – взывал с экрана доктор Лян.

– Да. Что случилось?

– Ни хао, Нюйши Сибольт.

– Ни хао.

– Возникли … (Лян Шоушан подбирал слово) осложнения. Посмотрите новости.



Фоксньюс обсуждали неожиданный визит диктатора на выставку современного искусства.



Ведущие выпуска новостей перешучивались в студии по поводу причины, которая могла привести диктатора на выставку современного искусства, ведь даже детям известно, что классические диктаторы предпочитают традиционное искусство, за исключением, разве что, Муссолини. Изображение сменилось вертикально кадрированной видеозаписью мобильного телефона. Человек в темном костюме подходит к статуе, останавливается, нерешительно оглядывается. Изображение сильно тряхнуло, камера сфокусировалась на блестящей поверхности пола.

– Да что вы тянете кота за хвост! – переключила канал Ольга.

BBC News транслировал профессиональную видеозапись. Телеканал, с комментариями, повторял эпизод, в котором статуя идола, широко размахнувшись, отделяла голову от тела диктатора.



Ольга переключила канал. Рассказывал мужчина в студии CBS:



– Я только что приехал оттуда, был на выставке, видел все своими глазами, купил там этот сувенир за 40 долларов.

Видите, это уменьшенная реплика статуи, которая причинила вред диктатору.

– Как же все произошло?

– Видите ли, это был перформанс. Внутри скульптуры скрыт механизм с пружиной. Вот, верхняя часть поворачивается относительно нижней.

Показывает на фигуре, которую держит в руках.

– Два раза в день, при большом стечении посетителей, глаза идола разгорались красным светом. Он смотрел в пустое пространство, перед собой и начинал задавать свои вопросы, приблизительно так (мужчина изобразил глухой звук в низкой тональности): «Ты Роберт Мугабе?» Публика, собравшаяся вокруг отвечала: «Нет!», статуя продолжала:

– Ты Омар Башир?

– Нет!

– Ты Башар Асад?

– Нет!

– Ты Идрис Деби?

– Нет!

– Статуя перечисляла всех, ныне здравствующих, диктаторов. Когда доходила до имени их почитаемого лидера, публика хором отвечала: «Да!». Голос, доносящийся из бронзового чрева идола, приказывал: «Встань в круг». После этого гигантская статуя начинала медленно замахиваться своей косой. Дойдя до крайней точки, статуя повторяла вопрос. После ответа «Да!», идол взмахивал косой над тем местом, которое отмечено на полу кругом. Мое описание, это лишь бледный оттиск драмы, которая разыгралась в стенах этого выставочного зала. Пока я следил, как медленно движется заточенное лезвие косы, мои ноги ощущали вибрацию пола – электромотор, через гидропривод, загонял энергию в огромную пружину. Вдруг, тугой удар. Острая коса режет воздух. Энергетика мгновенно передается публике.

– А кто автор этой статуи?

В разговор вступил второй гость, художественный критик.

– Это австрийская художница, которая выставляет свои произведения под ником «Аргентум».

На экране, позади ведущих, изображение идола сменилось фотографией Ольги.



– Возможно, она не может насладиться своим триумфом, так как, некоторое время назад, решила заморозить свое тело в какой-то китайской клинике. Наверное, это тоже своеобразный перформанс – усмехнулся знаток искусства.

– Тебе бы такой перформанс – вслух подумала Ольга.

– Вы знаете, что это за клиника?

– Нет.

Ведущий программы закрыл пальцем ухо.

– Нам хочет разъяснить что-то политолог, специалист по Китаю, Томас Бравел.



– Клиника «Кровь дракона» расположена в 1700 километрах от Пекина, в округе Чунцин.



– Эта клиника является мировым лидером в области крионики, что связано с общим уровнем экономического развития, а также с тем, что Китай, отличается либерализмом законов в области генной инженерии и клонировании. Это позволило китайским специалистам намного опередить другие страны в лечении болезней, связанных со старением и в крионике. Несколько лет назад, вы, наверное, слышали, было продемонстрировано животное, лиса, ее звали, если я не ошибаюсь, Шумейен, которая была заморожена при температуре -180 градусов, потом ее вновь вернули к жизни.



– Клиника расположена, как я уже сказал, в округе Чунцин, на месте знаменитого «Объекта 816». «Объект 816» это огромный подземный город.



– Во времена «холодной войны» здесь строился завод по производству ядерных боеголовок. Большая часть бюджета Китая, в течении семнадцати лет, направлялась на строительство этого сооружения. Внутри горы, в толще гранита прорублено более 20 километров тоннелей, комплекс сооружений включает огромные комнаты, высота которых достигает 80 метров. В 1984 году, после того, как произошел крах Советского Союза, строительство прекратили. Вначале в бункере сделали туристический объект, затем комплекс подземных сооружений был перепрофилирован в клинику «Кровь Дракона».

– А почему клиника расположена под землей?

– Под землей, насколько мне известно, располагается хранилище. Считается, что в толще земной коры меньше влияние космической радиации и замороженные клетки человеческого тела лучше сохраняются.


Следующий репортаж вел журналист CBS:

– Я нахожусь возле здания выставки, где произошел несчастный случай. Само здание окружено полицейскими. Мне сказали, что такое количество полиции необходимо, чтобы охранять важные улики. В столице введено особое положение. Тело диктатора увезли в госпиталь.



В следующем репортаже, что-то объясняли на непонятном языке молодые люди в черной одежде, с бородами и суровыми лицами. Один из них ткнул пальцем в экран, прямо в Ольгу, потом медленно провел большим пальцем себе по горлу.

Она отошла к окну.

– Я и в этой стране-то никогда не была. Как же это произошло?



Вспомнился эпизод, в мастерской. Она вылепливала лицо статуи при естественном освещении, из окна. Вечерело, увлеклась и не заметила, что работает почти в темноте. Спустившись с помоста, посмотрела еще раз, снизу, на свою работу. Голова статуи, обычно повернутая в профиль, сейчас смотрела на нее. Ольга вышла из мастерской спиной вперед.

Из оцепенения вывел голос Лян Шоушана.

– Ольга, что вы намерены делать?

– Я уже давно все обдумала, но хотелось еще немного побыть здесь…

Ольга показала в сторону окна. Лян Шоушан слегка улыбнулся.

– Да, это я решил построить здесь водопад. Если вы определились, могу вас немного успокоить, вы будете подвергнуты крионическим процедурам не сразу, сначала пройдете подготовку. А сейчас нужно оформить бумаги. К вам подойдет наш юрист.

Ольга оделась. В дверь постучали.

– Здравствуйте, фрау Сибольт. Я юрист Кан Фанг.

– Здравствуйте, юрист Кан.



Они прошли в гостиную.

– Сначала, относительно сути. Чтобы приступить к лечению, вы должны подписать наш договор. Никакие изменения не допускаются. Все, кто проходят через шлюз, включая персонал, больше не могут покинуть наше лечебное учреждение. Если вы окажетесь на территории клиники, лечение будет проведено, вне зависимости от того, какое решение вы примете после того, как переступите ее порог. Обычно я призываю наших клиентов хорошо подумать и многие изменяют свое решение, когда оказываются перед входом. Но в вашем случае я считаю, что должен сообщить все, что знаю по этому делу, а вы смотрите, как вам лучше поступить. Информацию я получил от одного правительственного чиновника, с которым говорил накануне. Старый диктатор, с которым произошел этот случай, давно всех обременял. С его уходом для многих появляется шанс нажить состояние, сделать карьеру. Но тот, кто расправится с вами, получит преимущество в борьбе за власть в этой стране. По вашему следу уже направили фанатиков и психопатов, которых пестовал старый диктатор. Возможно, потребуют вашей выдачи. Выдать вас означает выказать нашу слабость, а не выдавать, чревато политическими осложнениями. Я знаю, что вы уже согласились, но помните об этом, когда окажетесь перед дверью.

– Юрист Кан. Я твердо решила пройти курс лечения в вашей клинике.

– Тогда подпишите это. Сегодня десятое октября. Учитывая обстоятельства, я указал дату заключения нашего договора – четвертое октября.

Ольга подписала документы.

– Хорошо. По нашей традиции, вы сами должны пройти от вашего номера до двери в клинику. Когда выйдете из лифта, направляйтесь по желтой линии. Прощайте. Я, возможно, тоже заморожу свое тело, но позже, позже.

Кан Фанг сочувственно посмотрел на неё, поклонился и закрыл за собой дверь.



Появилось ощущение, что за ней кто-то наблюдает. Ольга медленно повернула голову. В гостиной, на ковре, сидел черный варан. Он, не мигая, следил за Ольгой, только высовывал и снова убирал, чтобы смочить слюной, свой длинный язык.

– Вот и ты, дружок.



Ольга залезла на кровать, достала из упаковки таблетку, разжевала, заедая яблоком из вазочки. Не выпуская зверя из вида, принялась ждать. Постепенно, варан стал прозрачным, сквозь него проступил рисунок ковра.

Собрав свои вещи в чемодан, одела пальто и вышла в холл, двери лифта уже были открыты.



Кто-то из постояльцев отеля нажимал на ручку своей двери, безуспешно пытаясь выйти на раннюю утреннюю пробежку. Кабина лифта, проехав мимо нулевого этажа, спустилась ниже.

Когда дверь открылась, Ольга вышла в большой зал и направилась, между рядами колонн, по желтой линии, по направлению к каменной арке.




Пока колеса ее чемодана с глухим грохотом катились по раздолбанному асфальту, узнаем, что же произошло на выставке, чтобы больше не возвращаться к этому.

По своим делам к диктатору приехал главный религиозный управляющий. Среди прочего он посетовал: приближается большой религиозный праздник, а у него нет религиозного чуда, чтобы многочисленным культовым клеркам было о чем вещать в культовых зданиях, телевизорах, интернетах, школах и воинских формированиях. Одновременно диктатор вспомнил, ему докладывали, о том, что некая статуя, на выставке, срубает предположительно его, диктаторову, голову. О своей популярности он вообще никогда не забывал. Все эти мысли сошлись и как наяву ему представилось, как он, подтянутый и смелый проходит в зал, под объективами телекамер останавливается перед статуей.



Но идол, порождение леваков – хипстеров не посмеет взмахнуть своей косой. Ведь чтобы убить, нужен человек особой породы… Он вызвал начальника охраны и приказал обездвижить статую, но не ломать, а сделать так, чтобы временно не работала. Весь свой замысел раскрывать, однако, не стал. Начальник поручил это своему заместителю, тот отправился к рабочим, которые занимались монтажом и приказал заблокировать статую. Рабочие установили на место болты, предназначенные для транспортировки и отправились по домам. Только рабочие не слышали таких слов, как текучесть металла и не знали, что поворотный механизм статуи был рассчитан для работы на карьерном экскаваторе. Когда на следующий день мотор гидропривода включился, поворотный механизм легко срезал транспортировочные болты.

Утром диктатор встал в бодром расположении духа, приказал отвезти свое тело на выставку. В сопровождении охраны и многочисленных шпиков, число которых превосходило количество посетителей, он направился прямиком к статуе. Только, взглянув на идола, внезапно понял, что ему совсем не хочется подходить ближе, потянуло назад, в уют лимузина. Но на него смотрели, глупо было бы сейчас развернуться и уйти. Уже рядом с куском зеленой бронзы, его интуиция, десятилетиями помогавшая удерживать власть, нашептывала: «Что-то не так», он не узнавал привычные вещи вокруг. Но тот же голос твердил, что если сейчас не подойдет, будут знать: испугался, ослаб, можно нападать. Еще была возможность постоять поодаль, сказать какую-нибудь шутку и уйти. Но он осознал, что все шутки закончились. А ноги сами переступали: раз, два, раз, два. Вот он уже у подножия статуи. Глаза идола разгораются, он задает какие-то вопросы. Заработал механизм. Вначале статуя не двигалась, но раздался глухой стук и коса стала медленно удаляться, сжимая пружину.

– Не может быть, они же все сделали, точно, как обычно. Это, наверное, так и задумано.

Статуя задала последний вопрос. Ответ застрял у диктатора в горле. Он явственно понял, что не хочет… Что угодно: предательство подельщиков, международный уголовный суд… Диктатор беспомощно оглянулся.

– Зачем я здесь? Что я здесь делаю?

Какой-то скалящийся, прыщавый подросток в толпе крикнул: «Да!». Раздались смешки. Титановая коса, погоняемая мощными пружинами, устремилась вперед. Начиная с этого момента, ни одно существо, состоящее из костей, мышц и нервов не могло избежать встречи с нею. Окна, пол, зеваки, охранники закрутились с невероятной скоростью и так же внезапно все остановилось. Перед ним стояли чьи-то ботинки.

– Господи, прости мне все.



Ольга остановилась перед дверью в бункер. От двери резко пахло растворителем большое пятно свежей краски. Из – под серого цвета проглядывала надпись: «НЕ ВХОДИ СЮДА». Ее одежда стала мокрой. Приказав себе не думать, перешагнула порог. Где-то далеко заработал мотор, пятиметровая железобетонная дверь стала медленно закрываться. После того, как задвинулись стальные ригели за спиной, накрыла вялая безразличность.

Часть 2

1

Через несколько секунд плавно распахнулись вторые ворота, впуская в широкий коридор с овальным сводом. Ее встречала миниатюрная женщина рядом с таким же крохотным автомобильчиком.



Когда Ольга приблизилась, медсестра поклонилась и поздоровалась.

– Ни хао, нюйши Сибольт Агатия. Я старшая медсестра Шэн Тинг. Я отвезу вас к профессору Чан Ксину.

Ольга поклонилась в ответ.

– Ни хао, старшая медсестра Шэн.

– Не заходите, пожалуйста, за эту линию.

– А что будет, если за нее зайти?

Медсестра удивленно посмотрела на Ольгу.

– Не знаю, никто не пробовал.

Потом слегка улыбнувшись, пробормотала, про себя.

– Почти никто.

И принялась укладывать чемодан Ольги в корзиночку позади автомобиля. Они начали усаживаться. Тут произошло небольшое замешательство. Сиденье в машине было достаточно широкое, но одно на двоих и отрегулировано под Шэн. Ольге никак не удавалось засунуть ноги под приборную панель. Тогда Шэн отодвинула сидение назад, а для себя достала подушку, которую положила под…. Наконец они устроились и поехали по огромному коридору, от которого перпендикулярно отходили «улицы» поменьше. Они свернули в один из тоннелей, залитый ярко-синим цветом.



Ольга спросила, почему здесь так необычно.

– Когда «Объект 816» еще был туристической достопримечательностью, здесь проводили выставки современного искусства. Это одна из инсталляций. После того, как здесь открыли клинику, господин Лян решил не убирать инсталляции, в качестве психотерапевтического средства.

– Помогает?

– В сочетании с другими мерами, да. Правда здесь не бывает солнца, но над этим уже работают.

Они несколько раз свернули на перекрестках.

– Медсестра Шэн, как вы ориентируетесь здесь, я уже давно запуталась.



– Я хорошо помню дорогу, а вот навигатор.

Шэн включила экран. На приборной панели засветилась большая карта со схемой тоннелей.

– Посмотрите, вот наша машина.

Ольга нагнулась к экрану. По лабиринту тоннелей медленно передвигался синий треугольник.

– А что это написано: «Уровень – 1»?

– У «Клиники 816» три этажа. Я работаю на первом уровне. Здесь пациенты и вы, в том числе, получают первоначальное, в основном, терапевтическое лечение. Затем их переводят на второй уровень, а потом на третий, в хранилище.

Ольга поежилась при слове «хранилище». Шэн припарковала машину поближе к стене. С правой стороны, по коридору, шел ряд металлических дверей. Шэн с видимым усилием открыла одну из них, жестами предложила войти. Ольга прошла в тамбур с бетонными стенами и офисной деревянной дверью поменьше, за которой открылся большой лекционный зал.

– Подождите здесь, я позову профессора.

Ольга огляделась.



– Здравствуйте, нюйши Сибольт. Я профессор Чан Ксин. Я занимаюсь повышением квалификации медицинского персонала, кроме того, разъясняю пациентам суть нашей методики.

– Здравствуйте профессор Чан.

– Присядьте. Я покажу вам небольшой учебный фильм.

Ольга села на стул, который указал профессор, в аудитории стало почти темно.



Голос за кадром: «Клиника «Кровь Дракона» является мировым лидером в области крионики. В технологии крионика мы используем очень низкую температуру, чтобы сохранить вашу жизнь. При температуре жидкого азота прекращаются все химические процессы, в организме, сохраняя его на долгие годы в неизменном состоянии. В нашей клинике решена главная проблема криоконсервации – повреждение клеток человеческого организма кристаллами льда.



Другая проблема, которую успешно разрешили наши специалисты – быстрое разрушение клеток мозга после остановки кровотока. При осуществлении процедуры криоконсервации, по нашей методике, отсутствует временной промежуток между биологической смертью и началом крионических процедур. В результате, мозг наших пациентов сохраняется в идеальном состоянии. Практическим подтверждением наших разработок стало замораживание, а затем успешное возвращение к жизни лисы Шумейен (переводится «Спящая красавица»). Наша компания берет на себя ответственность надежно, без повреждений на молекулярном уровне, сохранить ваш мозг и другие органы. Развитие науки позволит в будущем, после вашего возвращения к жизни, неограниченно продлять вашу жизнь. Таким образом, вы покупаете намного больше, чем наши скромные усилия и место в хранилище. Вы покупаете вечность!



На начальном этапе лечения пациенту проводится операция по замене печени и почек на электромеханическое устройство, которое устанавливается в брюшной полости. Эта операция безболезненна, так как проводится под общим наркозом. Дальнейшее лечение будет заключаться в терапевтическом воздействии. Мы уверены, что наши усилия и ваше терпение приведут к желанной цели – вашему биологическому бессмертию!»

Фильм закончился.

– Ничего себе, косметические процедуры. А для чего потребовалось заменять мои печень и почки?

– Эти органы быстро разрушаются от препаратов, которые воздействуют на ваш организм, кроме того, они выводят действующие вещества, снижая терапевтический эффект. Ваши печень и почки пройдут отдельную программу криоконсервации, в будущем их можно будет вернуть на место. Итак, каким будет ваше решение?

– Ваш юрист сказал, что дальнейшее лечение будет проведено без моего согласия. Зачем же этот вопрос?

– На самом деле это не так.

– ???

– Насильно в операционную вас никто не потащит. У нас здесь не «Отряд 73122
  Специальный отряд японских вооруженных сил, который ставил биологические опыты на живых людях.


[Закрыть]
». Наш юрист уполномочен говорить это пациентам, чтобы они подходили более ответственно к принятию решения. В Клинике, в настоящее время, проживает девятнадцать человек, которые не решились на проведение операции. Мы считаем их временно неготовыми, но некоторые, однако, уже дожили до своей естественной смерти. Наши специалисты отправили их в криокамеру, согласно контракту. Но без лечения, это фактически замороженные трупы, без возможности восстановления.

– Сколько будет длится «терапевтическое лечение», перед тем, как меня поместят в хранилище?

– Курс длится шесть – восемь месяцев, в зависимости от особенностей вашего организма.

– Значит шесть месяцев… Когда вы можете приступить?

– Пока вы находились в отеле, у вас взяли все необходимые анализы и подготовили к операции. Наши специалисты готовы приступить прямо сейчас.

– Тогда давайте начнем.

Профессор Чан, видимо, не привык к такой решительности и был явно озадачен ее быстрым ответом.

– Вы принимали какие-нибудь лекарства сегодня?

– Принимала, но дело не в этом.

Ольга вспомнила об утреннем хвостатом госте, участь Камиллы33
  Камилла Клодель – французский скульптор, провела 30 лет в психиатрической лечебнице.


[Закрыть]
ее явно не прельщала.

– Пройдемте со мной.

Профессор открыл перед ней дверь, за которой оказался небольшой кабинет с учебными пособиями по медицине и биологии, здесь же ожидала сестра Шэн Тинг.

– Присядьте, пожалуйста.

Профессор развернул лэптоп, чтобы ее лицо попадало в видеокамеру.

– Итак, вы согласны на проведение операции?

– Да – твердо сказала Ольга.



– Прилягте здесь, вам сделают укол.

Ольга легла на жесткую, покрытую простыней, кушетку. Шэн Тинг коснулась прохладным тампоном, уколола, совсем не больно. Ольга почувствовала, как уходит сознание. «Усыпили, как кошку» – почему-то подумалось ей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5