Вадим Агапов.

Талисман



скачать книгу бесплатно

Эта запутанная история, о которой я хочу рассказать, началась с совершенно не связанных между собой событий, неприметных, будничных и произошедших почти в одно и то же время, у нас, в Петербурге. А закончилась кровавой драмой и крушением, не побоюсь этого слова, мирового заговора!

Мы с моим другом сыграли в этой жуткой пьесе ключевую роль, выступив, к счастью, на стороне добра, как сказал бы кто-нибудь из классиков детективного жанра, лет сто назад…

доктор Вадим Агапов

Итак…

Глава 0.

В середине октября, после затянувшегося «бабьего лета», когда все уже привыкли и к солнцу, и к теплу, Петербург накрыло дождями вперемешку со снегом, слякотью и холодом. О лете тут же забыли, доставали из шкафов тёплую одежду, непромокаемую обувь и включали печки в машинах на максимум. Отопление в домах теплилось еле-еле, и только некоторые счастливчики, обладатели собственных каминов или котельных, не замечали осеннего похолодания.

Одним из них был мужчина лет сорока, плотного телосложения, одетый в дорогой костюм и только что прибывший с Московского вокзала в свою городскую квартиру в центре города. Он потрогал батареи и, недолго раздумывая, растопил камин. Затем приоткрыл окно, – всё-таки стало дымно, – и уселся в кресло.

– Надо будет вызвать трубочиста, – сказал он негромко. Собственно, можно было даже кричать, так как в квартире кроме него никого не было. Просто была у него привычка разговаривать с самим собой вполголоса. Это, безусловно, была вредная привычка, гораздо более вредная, чем, скажем, курение! Потому что, если его квартира прослушивалась, то всё, что он рассказывал самому себе… Ну, остальное понятно!

– С другой стороны, – продолжал он мысли вслух, – найти более умного собеседника, чем ты сам, очень сложно!

Итак, задание получено, можно выполнять! День-другой на подготовку, – и пора действовать!

Он обвёл взглядом свою гостиную, напоминавшую музей… Обожал он имперский стиль, золото, бронзу и драгоценные камни.

– Жаль, как мне жаль, что со всей этой красотой придётся расстаться! – эту мысль он вслух не произнёс, но это читалось в его взгляде. – Чувствую, что нужно будет бежать!

И даже несмотря на то, что некоторые драгоценности и картины он уже переправил вслед за своей семьёй, которая обосновалась недалеко от Лондона, большая часть его коллекции будет безвозвратно потеряна!

Согревшись, он вскочил и, подойдя к зеркалу в красивой деревянной раме, уставился на своё изображение. И остался доволен им. На него смотрел уверенный в себе, успешный деловой человек. Волевой, без сомнения, сильный и, как ему говорили женщины, очень привлекательный. Правда, кто-то называл его бездушным, но душевные мужики у него всегда вызывали подозрения, – или слабаки, или геи, – так что Бог с ней, с душой.

Как всё неожиданно и быстро! Сейчас он уже дома, а ещё утром он был на встрече с этим необыкновенным, может, даже великим человеком! (Он, хоть и волновался, но внешне это никак не отразилось на его лице.

Он умеет подавлять эмоции и умеет изображать их, когда это необходимо.)

– Хозяин верит в тебя! – так кратко ему резюмировали их встречу. – Ты понравился.

Несмотря на то, что всё, что он видел и слышал, было враньё и лицемерие, ему стало приятно! Вот ведь, человеческая натура! Лесть, пара пустых обещаний, – и ты «купился».

Однако, он понимал, что всё это игра, причём, по их правилам, и обман. И как только он выполнит своё задание, его уберут. А если не выполнит, – тем более уберут. Даже не раздумывая. На том и стоит мир! Обманул – выиграл. Тебя обманули – проиграл. Ничего личного. Даже с Господом Богом можно договориться. Вот с дьяволом сложнее – он тебе никогда не поверит, потому что сам такой же, как ты.

Заиграл телефон, звонил его партнёр по бизнесу. Но он не стал отвечать, не решил ещё, – может, плюнуть на эти деньги да и оставить всё партнёру? Или всё-таки продать?

– Жадность фраера погубит. – усмехнулся он. – Ладно, подумаю об этом завтра. А сегодня – изучение истории. Девятнадцатый век! Интересное время было…

И он открыл ноутбук.


***

Был первый день ноября. Самый обыкновенный, серый, питерский, ненастный. По Невскому нескончаемым потоком двигались машины, создавая невыносимый для слуха гул и выплёскивая на тротуар брызги темной жижи. Пешеходы уворачивались от брызг и морщились от порывов ветра, шагая по гранитным плитам, покрытым той же грязью, что и дорога. Зонтики ненужным грузом лежали в сумках, портфелях, пакетах: хоть и дождь, а всё равно не раскроешь, – улетит или вывернется наизнанку. А на небо, мутное, как катаракта, никто не смотрел, хоть и висело оно так низко, что ещё немного, и скроет верхние этажи Дома книги, Думу и Елисеевский.

Однако, совсем рядом от Невского хаос ненастья исчезал – в залах Публичной библиотеки стояла рабочая тишина. Шелест страниц, негромкий стук клавиатуры, покашливания, да изредка чей-то телефон начинал трезвонить, вызывая недовольные взгляды окружающих.

В одном из небольших залов один из читателей внимательно просматривал подшивку очень старых петербургских газет. Собственно, этим он занимался уже пару дней, не чувствуя ни раздражения, ни усталости. Приходил в библиотеку рано утром и, с перерывами на еду, заканчивал свое чтение поздно вечером. И вдруг, зацепившись взглядом за какую-то статью, он вернулся в начало, перечитал всё заново, потом вдруг откинулся на спинку стула, прикрыл глаза и очень тихо, но эмоционально произнес:

– Ну, наконец-то! Наконец-то! Нашёл!

И, не в силах сдержать волнения, негромко добавил:

– Знал бы Александр Сергеевич… – и, помолчав: – Гартнер. Какая судьба… Deo gratias!

Он достал небольшой блокнот, на обложке которого был изображен белый крест на красном фоне и надпись на латыни: «Tuitio Fidei et Obsequium Pauperum», и стал записывать красивым каллиграфическим почерком известные и не очень имена и даты.


Глава 1.

Несмотря на то, что была середина рабочего дня, народу в вагоне метро было многовато. Люди ехали всё больше угрюмые, невесёлые. Кто спал, а кто уставился в экраны своих телефонов. И одеты все были одинаково скучно – в куртки, да реже в плащи, серых и чёрных цветов.

В середине вагона стоял мужчина лет 25-30. Пальто его было хоть и темное, да какого-то вида немыслимого – хламида, одним словом. На блошином рынке на Удельной он его купил, что ли? И кепка непривычная, с двумя козырьками – спереди и сзади.

– Под Шерлока Холмса косит, – проворчал сидевший позади необычного пассажира молодой человек. Сам он был в неопределенного цвета джинсах, куртке и кроссовках. И играл в примитивную игру на планшете.

А стилизованный под всех Шерлоков Холмсов разом, мужчина этот ещё и отличался необычным поведением. Видно, что энергия била в нём через край, поэтому он не мог спокойно стоять на месте и ждать прибытия на нужную станцию. Он быстрыми взглядами оценил всех стоявших и сидевших рядом с ним людей. Просмотрел всю доступную взгляду рекламу. Несколько раз доставал сотовый телефон, видимо, ожидая от кого-то сообщения и, поскольку никаких смс не поступало, он ещё и ругнулся вполголоса. Что-то вроде: «Чёртов доктор! Как можно сейчас спать!»

Лицо его было гладко выбрито, симпатичное и весьма подвижное. Руками он похлопывал по поручню, выбивая ритм песни, крутившейся в его голове и иногда вырывавшейся в виде тихого пения.

Однако, петербуржцы привыкли за последнее время и не к таким оригиналам, поэтому все быстро потеряли к нему интерес и продолжали себе ехать.

А мужчина стал изучать стоявшего справа от него человека, также несколько отличавшегося своим внешним видом от остальных. В коротком дорогом пальто, идеально выглаженных брюках, новеньких ботинках, которые, видимо, чистил несколько раз в день (на улице-то грязь и слякоть!), при галстуке, в белой рубашке, с кожаным портфельчиком, висевшем на длинном ремне на плече… Одной рукой он держался за поручень, и из рукава выглядывали позолоченные часы, а в другой держал телефон, на котором что-то увлеченно просматривал.

– Интересно, почему он едет в метро, а не на машине? Вероятно, не женат. Значит, живет с подругой? – неугомонный молодой человек детально рассматривал своего соседа.

В этот момент в вагон вошла среди прочих пассажиров молодая девушка. Не слишком она была привлекательна, но «изучаемый объект» проводил её взглядом, пока она не исчезла за спинами.

– Ага, подруги нет! Судя по рукам – работает головой. Судя по выражению лица, осанке – руководитель. Профессия? Не понимаю! – он разглядывал мужчину с ног до головы, и заглянул к нему в телефон.

– Рыбалка? Почему рыбалка? Владелец магазина «Рыболов»? Нет…

Тот просматривал сайты, посвященные рыбной ловле, фотографии кем-то выловленных рыб, рекламу удилищ и тому подобное.

Наконец, не выдержав, «Шерлок Холмс» кивнул на телефон и напрямую спросил у мужчины:

– Интересуетесь рыбалкой?

Тот, не особо удивившись, заулыбался и ответил:

– Да! Хобби! – пояснил он и стал пробираться к выходу.

– Хобби! – скривился спрашивавший. – Как же я не догадался?

Ему и в голову не пришло, что можно иметь такое хобби. Сидеть часами, смотреть на поплавок, выжидать в полной неподвижности… Нет, такого и врагу не пожелаешь! Хуже самой страшной пытки!

Тут, наконец, ему на телефон пришло смс «абонент находится в зоне действия сети», и он мгновенно отправил сообщение:

«Доктор! Срочно приходите, если можете! Если не можете – всё равно приходите!!!»

Вскоре он получил ответ: «Холмс! Вам помочь?»

Он мгновенно набрал следующее сообщение: «ДА! Я в метро, жду тебя на Невском!»

«Через сколько?»

«Уже!!!»

***

Я проснулся от того, что выспался! Это было непередаваемое ощущение, редкое и приятное. Когда просыпаешься не от будильника, не от других внешних воздействий, чаще всего неприятных, а от потребности проснуться. Вокруг царила тишина, в квартире никого не было. Это тоже бывает нечасто. Было одиннадцать часов утра пятого ноября. Жена ушла на работу, оставив записку с пожеланием доброго утра, дети были на учёбе, а я лежал в кровати и представлял, как буду сейчас завтракать, читать книжку и пить кофе. В полной тишине и одиночестве.

На последнем дежурстве мне удалось поспать минут двадцать, затем, днём, когда я вернулся домой, выспаться не получилось. Поэтому к вечеру я был похож на зомби и, отключившись довольно рано, я проспал до одиннадцати утра. Выключенный телефон этому способствовал. Я потянулся за трубкой и включил её. И от неожиданности чуть не выронил. Множество непринятых звонков, смс сообщения и… Тут же пришло ещё одно: «Ватсон! Срочно приходите, если можете! Если не можете – всё равно приходите!»

Я набрал ответ своему другу Арсению Строганову. Это была наша игра в Холмса и Ватсона. Тем более, что я – доктор. Кстати, почти все звонки были от него. Ещё смс от жены: «Тебя разыскивает Строганов!» и от старшего сына: «Папа, звонил дядя Арсений, спрашивал, когда ты проснёшься». Видимо, телефона младшего сына Арсений не знал.

Я просто позвонил Арсению и, не успев поприветствовать его, услышал:

– Ты уже выехал?

– Нет, – ответил я, – я ещё даже не…

– Приезжай немедленно, и вместе позавтракаем! – перебил он меня. Фоном служил голос, объявляющий об остановке Невский проспект. – Доктор! Дело срочное! Рядом есть отличная пиццерия! С меня пицца, кофе и …

Тут сигнал пропал, и речь хитреца оборвалась. Как и мои мечты о спокойном завтраке. Даже если я сейчас отключу телефон, то не смогу спокойно сидеть за столом и пить кофе. Я буду гадать о том, что же всё-таки произошло, торопиться, потом, не доев бутерброд, лихорадочно одеваться и нестись к этому нарушителю моего покоя на Невский проспект.

Какое счастье, что я успел выспаться!

В метро я отправил сообщение жене, что еду на встречу с Арсением. В ответ получил грустную улыбочку. Написал Арсению, что еду, и не надо звонить, а на своей странице «ВКонтакте», в своей группе «Детектив.спб.ру» оставил запись:

– Едем расследовать убийство! Буду держать в курсе!

Вадим Агапов.

Видимо, народу в сети было невидимо, потому что уже через две станции «лайкнули» мою запись около тридцати человек.

Конечно, я предвосхищал события – вполне возможно, что никакого убийства и в помине нет. И Слава Богу! Но, хорошо зная Строганова…. Боюсь, что его привлекли именно по этому невесёлому поводу.

***

– Почему ты не на машине? – поинтересовался я у него после приветствий.

– Сломалась, – коротко ответил Арсений.

– Ты же только что чинил её? – удивился я. – Что же там сломалось?

– Вот и Глеб спрашивает, что я там мог сломать… – развёл он руками.

Глеб был старшим братом Арсения и полной его противоположностью. Арсений ломал почти всё, что попадалось ему в руки. Глеб чинил самые разные вещи, начиная от телефонов, заканчивая машинами. Арсений был эмоциональный, резкий, увлекающийся, а Глеб отличался спокойствием, невозмутимостью и сентиментальностью.

Мы стояли у выхода из метро. Я терпеть не могу духоту, поэтому был готов выскочить на Невский, под дождь со снегом, но Арсений меня остановил.

– Можно мне твой телефон? – попросил он.

– Ты и телефон сломал? – поинтересовался я у него, протягивая свой.

– Нет, мне нужно посмотреть кое-кого «ВКонтакте» и Фэйсбуке… – и он стал со своей обычной быстротой набирать имена и фамилии. – Доктор, тебе надо срочно менять телефон! Он у тебя слишком медленный!

Новый айфон мне недавно подарили на день рождения.

– Это ты слишком быстрый, – ответил я, – когда ты себе страницу заведешь?

– Уже заводил, три, – не поднимая головы, ответил Арсений, – забыл пароль…

– Врёшь, – усмехнулся я, – просто перессорился с кучей народа, поэтому и не пользуешься…

– Вот, смотри, нашёл! – перебил он меня, кажется, даже не слушая моих слов. – Игорь Ухтомский. Бизнесмен. Страница в Фэйсбуке, «ВКонтакте». Крупная корпорация. Смотри: его друзья, а вот эта… – он нажал на фото девушки лет двадцати пяти, стройной брюнетки, – его любовница!

– Она «отмечена» как любовница?

– Конечно, нет! – не понял мою шутку Строганов. – Они вместе на нескольких фотках. Вот, танцуют… Вот, её комментарии к его фотографиям… Элементарно! Я уверен, что они любовники.

– Это имеет значение? – спросил я, немного озадаченный.

– Уже нет! Смотри – его дочка! У неё своя страница. Ей лет восемь. Ага, общие друзья – его жена! Сейчас посмотрим… Она предпочитает Фэйсбук…

– Только не оставляй, пожалуйста, комментарии от моего имени, как в прошлый раз, – попросил я его.

– Естественно, – кивнул он головой, – никаких комментариев теперь оставлять нельзя!

– Почему теперь?

– Потому что его убили пять дней назад, – как само собой разумеющееся сказал Арсений. – Всё, пошли, нас ждут!

Мы вышли из метро в потоке людей и пошли по направлению к площади Искусств. На углу Невского и Михайловской улицы восковой Фредди Меркюри покрылся мокрым снегом. А на площади, в бронзовой ладони Пушкина грелся одинокий голубь.

– Кстати, – заявил Арсений, – как ты догадался про убийство?

И видя моё изумление, пояснил:

– В твоей дурацкой группе висит надпись, что мы начинаем расследование убийства. И девяносто человек поставили «мне нравится». Им убийства, что ли нравятся? – недовольно поинтересовался он. – Так вот, я тебе про убийство ничего не говорил, а ты пишешь…

– Элементарно, – перебил я его, – интуиция.

– Понятно, – совершенно серьёзно кивнул он, – итак, убит солидный бизнесмен, нас нанимают расследовать это дело!

И так он это серьёзно, даже солидно, сказал, что я не выдержал и усмехнулся.

Арсений понял это по-своему:

– Да, я тоже вначале разозлился, почему не сразу? Зачем нужно было ждать пять дней?! А потом решил, что оно и к лучшему – версий будет меньше. Они, наверняка, накопали кучу фактов и не знают, что с ними делать!

Мы дотопали до музея Этнографии, причём Арсений не замечал ни луж, ни брызг от проезжавших машин. Даже ветер в лицо не причинял ему неудобств…

Оказывается, нас уже ждали. Мерседес с тонированными стеклами гостеприимно распахнул двери, и ветер и непогода остались в воспоминаниях. И в мокрых ботинках.

За рулём Мерседеса сидел мужчина, примерно моего возраста, круглолицый, с прищуренными глазами. С виду – неторопливый и простоватый, но я знал, что Василий Михайлович Громов, он же Михалыч для близких друзей и начальства, был умным, хитроватым и толковым начальником службы безопасности одной большой фирмы. Я подумал, что убитый бизнесмен, скорее всего, в этой фирме и работал. И, как выяснилось вскоре, оказался прав. Я не относил ни себя, ни Арсения к друзьям Михалыча, скорее уж к деловым партнерам. Раза три нам пришлось вместе работать. Он нанимал Арсения, а тот приглашал меня в помощь или для компании. Гонорар Арсений делил пополам. Впрочем, всё это к делу не относилось!

– Опаздываете. – поприветствовал нас Василий Михайлович.

– Доброе утро! – сказал я.

Он посмотрел на нас обоих, словно хотел удостовериться, что это действительно мы, и произнес:

– Нет, дорогие! Утро сегодня совсем не доброе.

Я хотел что-то ответить, но Арсений успел первым.

– Пять дней. Почему? – и забарабанил пальцами по кожаному креслу.

Видно, Громову не понравился или вопрос, или нервный тик моего друга, поскольку он вдруг гаркнул:

– Хватит дёргаться! Значит, были причины! Пять дней мы никого не можем найти! И ФСБ, и органы, и мы… Как будто его невидимка убил! Ты понимаешь, что такого не бывает? Из Москвы приехали.

– И что? – как можно вежливее спросил я.

– Что? – не понял Громов.

– Ты говоришь, что из Москвы приехали…

Василий Михалыч не успел ответить.

– Они зашли в тупик, карьера Михалыча под угрозой, поэтому он так эмоционален, и они призывают нас на помощь, – ровным тоном пояснил Арсений.

Тот набрал воздуха в себя и стал медленно выдыхать. Затем заговорил.

– Ну, чтобы не тратить времени впустую, скажу просто – да! – кивнул начальник безопасности.

– Не будем терять время, – согласился Арсений и стал похлопывать кресло обеими руками. – Мы с Вадимом согласны помочь в расследовании, поэтому слушаем тебя.

– Пять дней назад, первого числа, убили нашего сотрудника Игоря Ухтомского. Причём, он не рядовой работник нашей фирмы, а входил в совет директоров… Хотите, в ресторанчик пройдем? Тут недалеко, – вдруг предложил он.

Я закивал, поскольку хотел есть, но Арсений тут же отказался от заманчивого предложения.

– Нет, только время потеряем, – безапелляционно заявил он, – вот шоколад, хотите?

И он извлек из кармана в спинке сиденья большую швейцарскую шоколадку.

– Мог бы сначала спросить… – начал Громов, но Арсений стал её тут же разворачивать и разламывать на части. Деваться было некуда, и каждый взял свой кусок. Я, признаться, был рад наглости моего друга.

– Итак, – продолжил Громов, – утром Игорь выезжает из дома…

– А где он жил? – спросил Арсений.

– На Жуковского. Звонит с дороги на работу, что немного задержится, такое случалось и раньше, а через некоторое время уходит с обычного маршрута и едет к выезду из города по Савушкина, на Приморское шоссе и останавливается после поста ДПС, вот здесь…

С этими словами Громов извлек бумажную карту города, испещренную линиями и пометками.

– Вот, – он указал на красную точку, сделанную маркером, прямо на шоссе.

– А планшета какого-нибудь у тебя нет? – поинтересовался Арсений.

– Есть, я покажу в Яндекс карте, если понадобится, – пообещал Громов и продолжил: – там безлюдное место, небольшой съезд с дороги. Камер там нет. К сожалению, – добавил он. – Он выходит из машины, закрывает её и идет к другой машине, которая его ждёт.

– А как вы это узнали? – удивился я.

Громов вздохнул, но терпеливо объяснил:

– На машине стоит маячок, и можно проследить весь её маршрут. Пока был включен телефон, тоже можно определить, где был человек. Далее, машина закрыта и поставлена на сигнализацию. Это значит, что он вышел на дорогу. Собака смогла взять след и провела нас метров на десять вперед. Затем след теряется. Следовательно, он сел в другую машину. Телефон ещё работал. В это же время ему звонит с работы по какому-то делу один из помощников, но Игорь говорит, что перезвонит сам. Помощник рассказал, что по звукам, доносившимся из телефона, – Игорь ехал в машине, и играло радио. Это было одиннадцать утра. А затем телефон отключили. Скорее всего, это сделал убийца…

– Или убийца заставил Игоря отключить, – вставил Арсений.

– Возможно, – кивнул Михалыч. – Собственно, что происходит дальше – неизвестно. Но умер он примерно в двенадцать дня. Судебники очень осторожничали, когда определяли время смерти… Возможно, ещё раз говорю – возможно, его убили в каком-то помещении с земляным полом. И там он находился в течении семи – девяти часов. Помещение с температурой, как в холодильнике, плюс пять градусов.

– А причина смерти? – спросил Арсений.

– Ну, – протянул Громов, – там сказано «множественные ножевые ранения, острая сердечная недостаточность» …

Арсений взглянул на меня. Я пожал плечами:

– Надо смотреть заключение целиком. Что за ранения, какая кровопотеря. А ещё бы и поболтать с судебником, который его вскрывал.

– Пожалуйста, – ответил Громов, – все бумаги есть, у вас будет возможность ознакомиться. Кстати, руки у него были связаны скотчем, а ноги его собственным ремнем.

– Скотчем? Вообще-то, сложно связать скотчем и не оставить отпечатков, – хмыкнул Арсений, – я пробовал.

– Отпечатков не было, а были микрочастицы и следы каких-то особенных медицинских перчаток… Забыл, как называются… – Громов вопросительно посмотрел на меня, – сказали, что они какие-то сверхпрочные…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное