Вячеслав Никонов.

1612-й. Как Нижний Новгород Россию спасал



скачать книгу бесплатно

В разгар схватки с нашествием самозванца 13 апреля 1605 года Борис Годунов внезапно умер. Боярская дума и население Москвы принесли присягу на имя 16-летнего наследника Федора Годунова и его матери. Казна раздала людям много денег на помин души Бориса, была объявлена всеобщая амнистия. Но это не добавило Годуновым шансов удержаться на троне. Заполнившая Думу родня Бориса не имела ни авторитета, ни поддержки, а около Федора не оказалось никого, кто мог бы твердой рукой удержать штурвал власти. В семье Годуновых царили страх и растерянность. Она теряла почву под ногами и все больше отступала перед призраком законного царя.

Федор даже не успеет короноваться на царство, а дела самозванца резко пошли в гору. Крестьяне, холопы, посадские люди, бежавшие на южные окраины и пополнявшие казачьи станицы, рассчитывали, вступив в ряды самозванца, вернуться вольными людьми. Восстание казаков и стрельцов в Цареве-Борисове привело к крушению системы обороны южной границы. Власть Лжедмитрия признали Оскол, Воронеж, Белгород, Елец, Ливны. Новый воевода Басманов со всем войском перешел на сторону Дмитрия. Его признавали подлинным царем боярские роды, и самозванец начал триумфальное шествие к Москве.

Первого июня 1605 года в столице объявились посланцы Лжедмитрия – Плещеев и Пушкин – и в одной из слобод зачитали грамоту, где рассказывалась история царевича и его спасения, обещались все мыслимые льготы… Народ привел Плещеева и Пушкина на Красную площадь, где вновь читали грамоту. Люди были в смятении, развеять которое попросили Василия Шуйского, который вел следственное дело об убийстве царевича Дмитрия. Шуйский публично отрекся от прежних выводов собственного следствия и уверил, что Годунов намеревался убить царевича. Чтобы его спасти и спрятать, был убит поповский сын.

Тогда толпа бросилась в Кремль, царя Федора с матерью и сестрой перевели в прежний боярский дом Годуновых. Вскоре появились и новые посланцы от самозванца – князь Голицын и Масальский. Они распорядились сослать патриарха Иова в Старицу, убить царя Федора и его мать. Так произошел первый в истории России случай цареубийства (князей в домонгольское и монгольское время убивали нередко). Впрочем, далеко не последний. В мартирологе жертв цареубийств окажутся имена Василия Шуйского (вряд ли он умер своей смертью в польском застенке), императоров Иоанна Антоновича, Петра III, Павла I, царя-освободителя Александра II, Николая II и всех членов его семьи. Должность самодержавного монарха в России была весьма опасной.

20 июня 1605 года Дмитрий въехал в столицу.

«Немногие из государей бывали столь усердно приветствуемы народом, как Лжедмитрий в день своего торжественного въезда в Москву: рассказы о его мнимом, чудесном спасении, память ужасных естественных бед Годунова времени, и надежда, что Небо, возвратив престол Владимирову потомству, возвратит благоденствие России, влекли сердца в сретение юному монарху, любимцу счастья», – замечал Карамзин.

Через четыре дня был поставлен новый патриарх, грек Игнатий, одним из первых признавший самозванца.

Псевдопатриарх венчал Лжедмитрия I на царство в Успенском соборе Кремля 30 июля. Более того, Лжедмитрий I по иронии судьбы оказался первым, кто короновался как «Божьей милостью император».

Народ и значительная часть элиты приняли нового самодержца. В числе присягнувших был и стольник Дмитрий Михайлович Пожарский. По городам и селениям полетели грамоты, призывавшие к крестному целованию – знаку верности новому государю. Не стал исключением и Нижний Новгород. В венчанном на царство Дмитрии видели законного правителя, волю которого надлежит исполнять.

Руководитель комитета по делам архивов Нижегородской области Борис Моисеевич Пудалов, наиболее глубоко знакомый с ее архивным наследием, установил: «Судя по сохранившимся документам, в 1605 г. при Лжедмитрии I в Нижнем Новгороде не было воевод (распоряжения правительства адресованы губному старосте Андрею Бардину сыну Глядкову), а в Арзамасе прекращение деятельности местной администрации (в лице городового приказчика Юмшана Лобанова) наблюдается между сентябрем 1606 г. и январем 1607 г.». Кузнецов и Морохин добавляют: «Никаких признаков игнорирования или саботажа воли “царя Дмитрия Ивановича” в Нижнем Новгороде не наблюдалось».


Лжедмитрий I за время своего короткого правления оставил по себе долгую память, если считать по числу драматических и исторических произведений, ему посвященных. «На престоле московских государей он был небывалым явлением, – писал Ключевский. – …Он совершенно изменил чопорный порядок жизни старых московских государей и их тяжелое, угнетательное отношение к людям, нарушал заветные обычаи священной московской старины, не спал после обеда, не ходил в баню, со всеми обращался просто, обходительно, не по-царски. Он тотчас показал себя деятельным управителем, чуждался жестокости, сам вникал во все, каждый день бывал в Боярской думе, сам обучал ратных людей. Своим образом действий он приобрел широкую и сильную привязанность в народе, хотя в Москве кое-кто подозревал и открыто обличал его в самозванстве».

Однако не все было столь однозначно. Если Лжедмитрий и был образован и воспитан, то не на московский лад. Он не держал себя в соответствии с царским саном, не признавал традиционный церемониал, мог пешком пройтись по городу. Игнорировал он и многие православные обычаи, не усердствовал с посещением церквей, одевался в соответствии с польской модой и так же одел свою охрану, жаловал «литву», как чаще называли поляков. «От него пахло ненавистным Москве латинством и Польшей», – замечал Платонов.

Прибывшие с Лжедмитрием поляки возмущали москвичей своей наглостью, бесцеремонностью и высокомерием, открытым издевательством над российскими обычаями, над православным духовенством. В Смуту подвергнутся истязаниям и погибнут архиепископы Феоктист Тверской, Иосиф Коломенский, Сергий Смоленский, митрополит Исидор Новгородский.

Но главная причина стремительного падения Лжедмитрия была даже не в этом. В глазах правившего боярства он исполнил свою роль, когда помог убрать Годуновых. И элите уже не нужен был самозванец.

В то самое время, когда мать настоящего царевича Дмитрия инокиня Марфа, возвращенная из ссылки, признав подлинность самозванца, утверждала его на престоле, Василий Шуйский с коллегами уже ему изменил, в очередной раз поменяв показания и фактически объявив его самозванцем. Измена была раскрыта новым царем, и Шуйского с братьями отдали на суд специально собранного Земского собора. Смертный приговор, вынесенный этим собором, Лжедмитрий заменил ссылкой. Но вскоре опрометчиво вернул Шуйских и возвратил им боярство. Лжедмитрий был самоуверен: действительно, какой клеветы от каких-то бояр мог бы бояться настоящий сын Ивана Грозного, за которого выдавал себя самозванец.

В центре заговора против Лжедмитрия I и шляхтичей из его окружения окажутся князья Шуйские, Мстиславский, Голицыны, бояре Романовы, Шереметев, Татищев. На собрании заговорщиков накануне восстания Шуйский откровенно заявил, сообщал Ключевский, что «признал Лжедимитрия только для того, чтобы избавиться от Годунова. Большим боярам нужно было создать самозванца, чтобы низложить Годунова, а потом низложить и самозванца, чтобы открыть дорогу к престолу одному из своей среды. Они так и сделали».

По поводу пышной свадьбы воцарившегося в Кремле Лжедмитрия и Марины Мнишек столицу наводнила ее многочисленная польская свита, это явилось одной из причин острого недовольства москвичей, не оценивших также прозелитского рвения иезуитов, воспринимавшегося как святотатство.

Конрад Буссов справедливо замечал, что Лжедмитрия погубили два порока – беспечность и тщеславие: «Беспечность приняла у него такие размеры, что он даже гневался на тех, кто говорил об измене московитов и о том, что они намереваются убить его вместе с поляками. Тщеславие ежедневно возрастало и у него, и у его царицы, оно проявлялось не только в том, что во всякой роскоши и пышности они превзошли всех других бывших царей, но он приказал даже именовать себя “царем всех царей”».

17 мая 1606 года Василий Шуйский, еще недавно исполнявший самую почетную обязанность тысяцкого на свадьбе царя Дмитрия Ивановича, направил действия толпы. Тем ранним субботним утром на Красную площадь побежали люди с криками:

– В город! В город! Город горит!

Во всех кремлевских храмах ударили в колокола. Стрелецкая охрана у ворот Кремля была сметена. Около двухсот заговорщиков, в основном – дворян, побежали к дворцу, где находилась царская чета. Внутренняя охрана из эффектных немецких алебардщиков оказалась беспомощна перед людьми с саблями и ручными пищалями. Дневавший и ночевавший у царских дверей боярин Петр Басманов был убит вместе с оставшимися верными царю Дмитрию охранниками. Самозванец безуспешно искал свой меч, хранителем которого был мечник князь Михаил Васильевич Шуйский. Схватка у дверей царских покоев позволила самозванцу бежать через другой выход, крикнув в окно Марине Мнишек:

– Сердце мое, измена!

Лжедмитрий выпрыгнул из окна во двор с высоты 7–8 метров и упал, потеряв сознание.

Тем временем в Кремль уже ворвалась толпа, влекомая криками:

– Литва бояр бьет! На помощь боярам!

Лжедмитрий попал в руки стрельцов, которые привели его в чувство, облив водой. Царь умолял защитить его от изменников Шуйских, привести его на Лобное место, где он мог бы обратиться к народу, обещал пожаловать стрельцов за это дворами бояр-предателей и женить на боярских женах. Стрельцы было начали защищать Лжедмитрия от натиска заговорщиков. Но скоро отступили из-за угроз со стороны дворян перебить стрелецких жен и детей. Стрельцы «опустили свои пищали».

«Видно, так угодно было Богу, не хотевшему долее терпеть гордости и надменности этого Дмитрия, который не признавал себе равным ни одного государя в мире и почти равнял себя Богу», – заключили послы Николай Олесницкий и Александр Гонсевский, составившие по горячим следам донесение о госперевороте. Бояре обвинили царя в том, что он «не действительный Дмитрий, а Гришка Отрепьев». Князь Василий Голицын объявил от имени Марфы Нагой, что «она сознается и говорит, что он не ее сын, что ее сын Дмитрий действительно убит, и тело его лежит в Угличе». Лжедмитрий настаивал на своем царском происхождении.

Препирательство могло продолжаться долго, но тут свой приговор вынес дворянин Григорий Валуев. Он протиснулся через толпу и выстрелил «из-под армяка» в царя из ручной пищали. Толпа бросилась терзать мертвое тело.

«Истинный царевич» в момент сделался «расстригой» и «еретиком». Во время переворота был низвергнут патриарх Игнатий и убито от двух до трех тысяч русских и поляков. Марину Мнишек взяли под стражу и выслали в Ярославль. Сдавшихся сторонников Лжедмитрия изгнали из Москвы.

Убийство Лжедмитрия I, считал Карамзин, «имело ужасные следствия для России; могло бы иметь еще и гибельнейшие. Самовластные управы народа бывают для гражданских обществ вреднее личных несправедливостей или заблуждений государя. Мудрость целых веков нужна для утверждения власти: один час народного исступления разрушает основу ее, которая есть уважение нравственное к сану властителей. Московитяне истерзали того, кому недавно присягали в верности: горе его преемнику и народу!»

Глава 2. Под властью Шуйского

Царь не настоящий

Москва осталась без царя. По удачному выражению члена-корреспондента Императорской Санкт-Петербургской академии наук Николая Ивановича Костомарова: «Дмитрий уничтожил Годуновых и сам исчез, как призрак, оставив за собой страшную пропасть, чуть было не поглотившую Московское государство».

После убийства Лжедмитрия I зазвучали требования созыва нового Земского собора для избрания царя. В грамоте, разосланной от имени бояр и «разных чинов людей», было сказано, что, по низложении Гришки Отрепьева, Освященный собор, бояре и всякие люди избирали государя «всем Московским государством» и избрали князя Василия Ивановича Шуйского, всея Руси самодержца. То есть акт говорил о соборном избрании царя, но такого избрания в реальности не было. Василий Шуйский, как писал историк земских соборов Иван Дмитриевич Беляев, «был провозглашен царем всей России только своими ближайшими сторонниками, бывшими при дворе, так что и не все москвичи ведали о его избрании».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении