Вячеслав Лумельский.

Жизнь и любовь (сборник)



скачать книгу бесплатно

После недолгого отдыха, стряхнув снег он, затащил внутрь свою шубу, не без труда тулуп, свою и Светину котомки, Расстелил тулуп, достал из котомки фонарик, посветил кругом, Свете посоветовал не сидеть без движения:

– Нужно хорошо согреться самой здесь, достаточно тепло, когда согреются тулуп и шубы станет жарко, это точно, проверено. И действительно, первые морозы не проникли вглубь стога, а земля под ним отдавала ему летнее тепло.

Дав Свете фонарик, достал из котомки хлеб, отварное мясо и туесок с чаем, Света в свою очередь достала сварённые яйца, домашний сыр и соль, все продукты оказались прилично примороженными. Охотничьим ножом, Вадим, скорее разломал, чем разрезал, на куски хлеб, мясо и сыр, яйца промёрзли насквозь, меньше всех остыл чай, с молоком и мёдом он устоял против мороза. Достав спиртовку, Вадим зажёг её, и налив в большую кружку чай поставил его разогреваться. Пока ели Светлана отогрелась, от выпитого чая, обеих стало клонить ко сну. Убрали еду.

– К утру всё согреется, – молвил Вадим.

– А теперь значит так, с морозом шутки плохи, на теле всё должно быть сухим, поэтому раздеться нужно полностью и одежду разложить так чтобы к утру просохла, на себе оставлять нельзя ничего, в темноте, как слепой, так что стеснятся нечего.

Вадим разделся, и смертельно уставший быстро уснул. Светлана, какое-то время сидела в нерешительности, но, вспомнив, как она мёрзла час назад, медленно разделась, по возможности разложила ещё влажное бельё, трусики положила рядом с головой. Укрывшись своей шубой, легла.

На разложенном во всю ширину тулупе, было просторно, и между ними мог поместиться ещё человек. Засыпая, Света, слышала, как Вадим негромко стонал, «наверно страшный сон видит» подумала она засыпая. У основания лаза стояли котомки, на одной из них, Вадим положил фонарик, о чём сказал Светлане.

Спали оба крепко. Когда стало жарко, во сне сбросили с себя шубы.

Вадима, не особенно беспокоило присутствие сена под собой, Другое дело Светлана: она, как принцесса на горошине, часто ворочалась с боку на бок, стараясь избавиться от причиняющих ей неудобства травинок.

Попавший под неё довольно грубый стебелёк разбудил её, пошарив рукой она не нашла его. Взяла фонарик и включила его, посветив на своё ложе, собрала всё, что ей мешало и, убирая их в сторону, нечаянно навела луч на Вадима. Он лежал на спине и ровно дышал. Её взгляд, остановился на каком то, предмете, торчавшем у него ниже живота. Спросонья она сначала не поняла что это, выключив фонарик, хотела положить его на место, вдруг её бросило в жар, от возникшей догадки по поводу торчавшего предмета. Света, легла, не выпуская фонарика из рук, сон пропал, его место заняло тревожное любопытство, некоторое время она боролась с соблазном разглядеть что там, у Вадима, ей не приходилось раньше видеть мужской член. Наконец она решилась, включила фонарик и, приблизившись к тому, что увидела, мельком, стала рассматривать напряжённый член, его строение наполненная энергией головка, возбудили в ней неизвестное ранее волнение и желание потрогать это творение природы.

Легонько указательным пальчиком дотронулась до головки и провела им вниз, почувствовала исходящий от него жар, так, по крайней мере, ей показалась. Теперь по её телу пробежала мелкая дрожь, она почувствовала, как её тело наливается изнутри теплом, кровь стучала в висках, её соски набухли и вагина, наполнилась влагой желания. Она выключила свет, уронила фонарик и упала на своё место на спину, сунула ладошку между своих ног, прижала её к влажной, напряжённой и слегка набухшей своей прелестнице. Светлана, взбудораженная пережитым, долго не могла уснуть, во сне она негромко стонала и вздрагивала. Её тело не могло найти место и положение на лохматом ложе.

Вадим почувствовал, напряжение своего члена, проснулся, повернулся на правый бок, спиной к девушке, стал засыпать.

Света со спины перевернулась на левый бок, почувствовав прикосновение к ноге Вадима, от неожиданности замерла, щёки её горели, дыхание перехватывало, в голове стучала мысль, «что, делать, что делать?». Страх боролся с всё больше возрастающим желанием, того, что она видела и трогала. Осторожно подняв колено и придвинувшись к Вадиму, медленно положила свою ногу на его ногу.

Вадим слегка вздрогнул и повернулся на другой бок, член упёрся, Свете в нежный мягкий живот. Света замерла, почувствовав как упругий, горячий член давит ей на живот. Теперь они оба не спали. От близости девушки, её прикосновения, Вадимом овладело и расплылось по всему телу желание ещё больше приблизиться к ней, обнять, её и слиться с ней в одно целое. Дыхание его стало прерывистым, дрожь выдавала его напряжение, которое передалось и Свете, невольно она прижалась к нему, прикоснулась, набухшими сосочками к его груди. Дышать стало трудно. Мысли обоих были направлены только на внутреннее их состояние. Оба страстно хотели познать не изведанное ими, оба горели желанием слиться в одно единое целое.

Вадим выпрямился и прижался к девушке. Света слегка отстранилась и подняла правую ножку, пропустив, жаждущего нетерпивца, к своей, не менее жаждущей плоти. Вадим почувствовал, как, головка его члена погружается в тёплую плоть. Света вздрогнула и не громко ойкнула. Оба на мгновение замерли. Молодые люди горели в огне страсти в ожидании чего-то необычного и так желаемого. Вадим слегка отстранился назад, двигая, своего нетерпивца по мягкой и податливой плоти чувствуя всё большее возбуждение. Света притихла. Всё внимание её сосредоточилось на ощущении, которое она испытывала. Всё большая страсть, охватывала их обоих. Вадим полностью отдался новым ощущениям, Света слегка подыгрывала ему, делая встречные движения. Когда в очередной раз Вадим, вошел под самый корень, то почувствовал, что уперся во что то, твердое. Света вздрогнула и, задрожав, застонала, внутри её прорезался огонь, он вырвался, причиняя ей страх и восторг. Вадим, почти одновременно с ней почувствовал, как боль и жжение прорезают его плоть. Прижав Светлану с силой к себе, ощутил радость и облегчение. Светлана, постепенно успокаивалась, почувствовала какое то, новое радостное состояние во всём теле. Они лежали, плотно прижавшись, друг к другу. Не заметно уснули спокойным и крепким сном.

Первой проснулась Света. Вадим спал, откинувшись на спину. Света чувствовала, что её с новой силой разжигает желание повторить пережитое, нащупав живот Вадима, она опустила руку и взяла в неё дремавшего «демона». Вадим проснулся, и тут же проснулся в руке Светы его пенис. Девушка, чувствовала, как он наливается силой, как становится тем, чего она жаждет.

Вадим повернулся к ней, обнял и стал крепко целовать её в губы в шею, опустившись ниже, страстно целовал её груди, набухшие сосочки: страсть с новой силой наполнила всё его тело. Задохнувшись, он почувствовал, как входит в плоть девушки, восторг наполнял его сознание. Светлана обхватила его за шею, прижала к себе, её переполняла радость, она чувствовала его внутри себя, он двигался, там в ней, и ей было очень хорошо. Когда он почти вынул его, Светлана прошептала:

– Так, милый, ещё только совсем не вынимай.

И при каждом таком моменте, она тихонько ойкала и трепетала. Светлана, вскрикнула, затряслась и улыбнулась, слёзы радости текли из её глаз, но Вадим, ни слёз, ни улыбки видеть не мог, почувствовав оргазм Светы и пульсацию внутри её, он ощутил острое жжение и боль, застонал. Света обхватив его за ягодицы, прижала к себе, сказала:

– Милый, не торопись, побудь во мне.

Расслабившись оба лёжа на спине, продолжали переживать сладостные мгновения.

Отдохнув какое-то время Вадим, с трудом проделал не большое отверстие в лазе, через которое было видно, уже настал день.

– Светик, давай собираться, уже светло.

Включив фонарик. Посмотрели друг на друга.

– Ой! Вадька, какая я счастливая, не знаю почему. Запомню теперячи эту ночь на всю мою жизть.

– Мне тоже не забыть первую свою ночь с девушкой.

– Ты чё хош сказать, что я у тебя первая.

– Так оно и есть.

– Тоды я в двойне счастливая.

Разговаривая, они одевались во всё сухое и, это тоже было приятно. Когда они стали вскрывать лаз, снаружи послышались голоса,

– Коли в стогу, значит, живы!

Это их кучер со своим товарищем нашли их по, несильно занесённым следам.

Выбравшись на белый свет, увидели сани лошадей, поздоровались со своими спасателями. Сели в сани и лошадки, понукаемые кучером лениво тронулись. Первой доехала до своего места Света. Пока кучер ходил по своим делам юные создания распрощались ни чего, друг другу не обещая. Вадим оставшуюся дорогу переживал эту ночь в стогу.

Кяхта

Летний не жаркий день. У привязи стоят понурые лошади, лениво помахивая хвостами и тряся головой, отгоняют, оводов и слепней. К дверям трактира «Улан-Кяхта» проложен тротуар из сосновых досок. Над дверью вывеска, сообщающая о кабинках и гостиных номерах, «только для приезжих». Этот, приграничный, захолустный городок, в основном, из деревянных домов, грязных и пыльных улиц, с деревянными тротуарами, расположился на границе России и Монголии. Внутри питейного заведения висит сизый дымок от табака и сигар. Проворные официанты в хромовых, начищенных сапогах, синих шароварах и красных косоворотках с полотенцем на руке ловко бегают между столами. Коих в зале стоит не менее двух десятков. Посетители сидели почти за всеми столиками, и создавали не громкий монотонный шум в котором, слышался звон бокалов и глухие звуки пивных кружек.

В левом, дальнем углу, на небольшой сценке стоя старый рояль, который издавал звуки тоскливого мотива, сухощавый пианист преклонных лет, откинувшись назад и закрыв глаза, лениво перебирал пальцами потёртые от времени клавиши. Вдоль задней стены располагалось несколько кабинок, занавешенных тяжёлыми шторами, меблированные, дубовыми столами, мягкими стульями и диваном. На стене в раме висит картина, на столе, хрустальный графин с четырьмя стаканами. С потолка свисает пяти дюймовая керосиновая лампа, а на противоположных стенах бронзовые бра на две свечи каждая. В одной из таких кабинок сидели напротив друг друга мужчины, лет по тридцати. Старые, Московские, школьные друзья, случайно встретились у входа в это заведение. Поведение их выдавало радость неожиданной встречи в такой далёкой, от родных мест глуши. Александр повыше ростом, геолог по профессии и призванию, направлялся из Верхнеудинска в Монголию. Второй, Павел, по торговой части купечествовал со своим отцом и старшим братом, наоборот, из Монголии в Верхнеудинск. Друзья не виделись много лет, с тех пор, как, закончив, гимназию, разъехались, Александр в Петербург, учиться на геолога, Павел с отцом подались в Сибирь. Заказав комнату на ночь, потребовали у полового отдельную кабинку, которую и заняли, официант появился тут же, не успели они и устроиться. Выпив по стопке, крепкой и закусив, отменного посола байкальским омулем, отдались воспоминаниям прошлых лет. Разговор их разгорался всё больше по мере употребления горячительного напитка. Больше рассказывал Александр о своих походах с геологической партией. А когда услышал от Павла, что тот в скором времени отъезжает в Москву, а потом и в Петроград. Помолчал немного, и обратился с просьбой:

– Павлуша, знаю тебя, сколь себя помню, потому намерен доверить тебе большую, свою тайну, и просить исполнить поручение, важное, и ответственное. Найдёшь ли для меня время?

– Говори чего надо, исполню всё в точности, не пожалею сил ни времени.

– Вот слушай, расскажу тебе вначале не большую, свою историю. Прошлый год задача была пройти по тайге, где человек ещё не ходил, по причине её непроходимости. А причина идти была серьёзная, вот и приняли решение, пуститься по горной реке. В те места охотники зимой, по льду ходили и то только самые отчаянные, но зато пушнины добывали хорошо, У нас же дела можно делать только летом, по тому заказали три хороших лодки, к лету они были готовы. Снарядились, чем необходимо, в двух лодках по два человека сели, третью гружёную продовольствием, инструментом и прочим, на буксире привязали. Местные охотники нам подробно рассказали об этой реке, о её непредсказуемом и опасном нраве. По их приметам составили, как смогли карту, да и отправились в плавание. Карта эта сильно нам помогла, в основном спускаться было не шибко опасно. Только в одном месте, пришлось помучиться. Из-за мелководья и сплошных порогов, пришлось таскать всё на себе. Плохо приходилось, когда попадали в грозу. Однажды чуть было не смыло нас, сильно разлившимся потоком. Где-то, в верховьях прошла сильная гроза. Вот река и вздулась. В соседней кабине в одиночестве коротала, время молодая женщина по причине громкого разговора между друзьями, она невольно слышала предмет их бесед.

– Ну вот, Павлуша, теперь о самом деле, на одной из стоянок, ранним утром, как только солнце начало всходить, мне на газа, попали какие-то отблески между деревьев. Солнечные лучи отражались от чего-то. Когда подошёл, увидел, сквозь мох пробивается родничёк, водица как слеза. Лучик то света и отражается от него. Подставил ладошку, водичка холодная и на вкус отличная. Хотел было уходить. Но тут мой взор привлекло, то место, куда вода родничка падала, там отражалось, что то, желтое. Запустил я туда руку, пальцами чувствую песок, ну достал немного. Глядь, а это золото, золотой, знаешь ли песок. Нагнулся, отогнул мох, так может четверть саженя, да и обмер, там меж камней сплошной жёлтый песок. С собой пробирка была, набрал в неё песочку, чувствую вес. Когда вернулись в Верхнееудинск, сделал анализ, оказалось хорошей чистоты золотишко-то. Про то знаю я один, до тебя ни кому не говорил.

– А дело, Павлуша, складывается, значит, таким образом. Золотишко-то надобно брать, – продолжал Александр. – Прежде всего размах должен быть серьёзный. Для того средства нужны не малые. Да и рука должна быть твёрдой и иметь серьёзную, где надо поддержку. Вот, а у меня значит на всё это кишка, понимаешь, тонка. В Питере-то есть дальний родственник, человек с головой, ума палата. Дела умеет большие делать. У него и на самом верху опереться есть на кого. Я же по долгу службы ехать ни как не могу. Какой-либо отпуск взять, причины нет. Так что остаётся только одно отправить известие ему о находке с оказией. А кому такое дело то можно доверить? Сам знаешь. Получается, значит по всем признакам надежда только на тебя. Возьмешься или как? Твоё участие тоже будет принято во внимание. Войдёшь в дело.

– Дело ответственное, просто так браться за него опрометчиво. В раздумье ответил Павел. – Ты дай мне день, другой подумать.

– Нету, этого дня, Павлуша. Наутро, заказаны экипажи. Отъезд отменить ни как не получится. Давай думать вместе сегодня в номере.

Закончили трапезничать уже поздним вечером. В гостиничном номере обсудили, что да как, Александр подробно рассказал на словах нужные детали дела. Написал своему родственнику письмо. Приложил от руки начерченную карту и протянул Павлу.

– Нет Саша, ты вложи всё в конверт да запечатай, так мне будет спокойнее. Так и сделали. Письмо Павел вложил в потайной карман своего сюртука. Легли спать далеко за полночь. Рано утром Александр попрощавшись, уехал со своими товарищами в Монголию. Встал Павел в одиннадцатом часу утра. Привёл себя, в порядок, и спустился в харчевню. Занял вчерашний номер. Заказал завтрак. Только приступил к еде, как шторы медленно раздвинулись, и перед глазами Павла возникло видение в облике молодой, обаятельной женщины. Лицо её обрамляли кудри светлых волос. Пробивавшийся сквозь них свет создавал не естественную прелесть их свечения. Как будто это был нимф. На бледном лице румянцем розовели щёки. Широко открытые округлые карие глаза, не высокий лоб и припухлые, розовые губы, всё говорило о молодом, здоровом существе в котором кипела жажда к жизни. Не громко мягким приятным голосом, это существо молвило:

– О! Простите, пожалуйста, моё нечаянное вторжение. Я полагала здесь не занято.

Не дав ей договорить, Павел быстро встал и предложил ей скрасить его одиночество. Она помедлила с ответом, как Павел был уже рядом. Взяв её руку, нагнулся и прикоснулся к ней лёгким поцелуем. Сказал:

– Будьте столь великодушны, скрасьте моё унылое одиночество. Мой друг уехал, и тоска не оставляет меня.

Но миловидную девушку не нужно было уговаривать. Её как будто нечаянное появление было продумано ещё с вечера прошлого дня. Слегка, для виду задержавшись на месте, мило улыбнувшись, сказала:

– Вдвоём всегда приятнее, чем в одиночку. Вы такой милый, что я не смею отказать вашей просьбе. Меня зовут Олеся. А ваше имя? Хотя подождите не говорите, я попытаюсь угадать, – она прикрыла свои прелестные глазки, поднесла указательный пальчик к губам. Что-то пошептала, и широко открыв глаза, вкрадчивым, как бы неуверенным голосом произнесла, растягивая слова. – Ваше имя, Павел, – и её щёки зарделись ещё большим румянцем.

За завтраком, который растянулся до самого вечера, молодые люди находили много тем для интересного общения. Их знакомство не казалось им столь случайным. Представление о нём было теперь для них чем-то давним. Со стороны любой наблюдатель подумал бы, что это давно влюблённые и счастливые молодые люди.

Или молодожёны, находящиеся в свадебном путешествии.

Закончив свою, затянувшуюся трапезу, в хорошем настроении они отправились подышать свежим воздухом. И прогуляться по этому неуютному городку, напоминавшем скорее большую деревню. Они шли по дощатым тротуарам, держась под ручку прижавшись друг к другу. Мир казался им прекрасным, и в этом мире, для них ни кого больше не существовало. Молодые люди действительно были влюблены друг в друга. Мысли Олеси сбивались, перебивая одна другую. Теперь, её продуманный план ни как не вязался с её чувствами. Она шла рядом, с горячо полюбившемся ей человеком. Мысленно она обращалась к любимому: «Милый Павлуша, от чего ты ранее не встретился. От чего моя не долгая жизнь идёт кувырком. Вот и теперь, когда встретила, полюбила, так, как ни кого ранее не любила. Не могу распорядиться своей судьбой сполна. Я свободна в своём выборе и в то же время во многом завишу от обстоятельств, в которых нахожусь». Горестные мысли не давали покоя Олесе. В гостиницу они вернулись довольно поздно, поднялись на второй этаж, обнявшись, шли по тускло освещённому не большому коридору, у двери своего номера, Павел прошептал на ушко Олесе:

– Не хочу, что б ты ушла. Пойдём ко мне.

Олеся крепко поцеловала его, и они вошли в номер. Там на столе горела одинокая свеча, скупо освещая пространство номера. Они остановились посередине комнаты, Павел обнял Олесю за талию и прошептал:

– Можно я тебя буду называть Ладушкой?

Олеся, засмеялась. Прижалась к нему всем своим, хрупким, нежным телом. Сказала:

– Как хочешь, милый мой Пашенька.

И они соединились крепким и долгим поцелуем. Павел чувствовал, как в его руках Олеся становилась всё горячее и горячее, как они сливались в одно целое, пылая в страсти любви. Олеся слегка отстранилась от Павла. Медленно, ослабевшими пальцами, расстегнула пуговицы на его сюртуке, и сбросила его на пол. Павел в свою очередь, слегка дрожащими руками расстегнул пуговички на её блузке и тоже сбросил её на пол. Теперь они оба лихорадочно стали снимать с себя одежды. И когда остались без ничего, просто упали на кровать. Целуя и лаская друг друга, они не могли насладиться страстными чувствами, которые, казалось, доведут их до безумия. Олеся, впервые осязала пальцами своих рук, грудью, губами, всем своим существом, молодое, крепкое мускулистое мужское тело. Которое возбуждало в ней не знакомое до сих пор желание, внутреннюю жажду познания, чего-то, того, что она ещё никогда не испытывала. Всё, что было раньше, происходило против её воли, вопреки её желаниям. Она была уверена, что в отношениях мужчины и женщины лежат только обязанности в получении чего-то, необходимого мужчинам, что для них главное в женщине это покорность и самопожертвование.

Павел, своими холёными руками лаская, податливое тело Олеси, ловил себя на мыслях: «Боже мой, какая прелесть как я её люблю» Его губы нежно целовали её лоб, глаза, губы, шею. Опускаясь ниже, ласкали груди, молодые упругие с бархатистой кожей, набухшими сосками. Левая рука ласкала живот, бёдра и легла на мягкий девичий пушок. Олеся медленно раздвинула ножки, пальцы Павла соприкоснулись с самым, чувствительным и самым желанным. Олеся, слегка вздрогнула и выгнулась, прижимая его к себе. Целуя, она шептала: «Я хочу тебя, хочу, что бы ты вошёл в меня». Павел чувствовал напряжение такой силы, которой ни когда раньше у него не возникало. В тот самый момент, когда он был готов повиноваться желанию Олеси, вдруг почувствовал, как силы мужского напряжения покинули его. Что он ни чего далее сделать не в состоянии. В первый момент он не понял, что произошло, но тут же, его охватила паника. И стыд овладел им. Олеся, сразу почувствовала, как тело Павла, ослабло. И он слегка отстранилось от неё. Олеся, поняла причину такой перемены. Она стала осторожно и нежно гладить его лицо, грудь, живот и как бы, ненароком предмет своего вожделения. Шепча на ухо: «Павлуша, голубь, мой, милый, желанный мой Павлуша». Это всё ничего, это всё пройдёт, сейчас немножко отдохнём, и нам будет ещё лучше, чем прежде. Несколько успокоившись ласки их возобновились, но были уже более спокойными, что принесло свой положительный результат. В эту ночь им было не до сна. К утру же силы оставили их. И день застал два разметавшихся на широкой постели, обнажённых спящих крепким сном, тела. Проснулись уже к вечеру, «утренний» сеанс любви, был не столь продолжительным. Приведя себя в порядок, спустились в харчевню. Пока шли через зал к кабинке, некоторые посетители, глядя на них, догадываясь по их виду о проведённой ночи. Мужчины слегка улыбались, у дам же вспыхивали румянцем щёчки, чем выдавали их мысли. Заняв своё место, наши влюблённые утолили жажду голода и отправились прогуляться. Рядом с гостиницей, располагался не большой сквер. Назвать его уютным, пожалуй, нельзя. Но всё же, какая ни наесть, а зелень. Скамейки под деревьями давали возможность отдохнуть на «природе». Наша парочка присела на скамейку затенённую кустарником. Обнявшись, стали о чём-то разговаривать. Вскоре Павел вспомнил, о каком то, деле, которое забыл исполнить.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17