Вячеслав Лешков.

Точка столкновения. Очередное фэнтези



скачать книгу бесплатно

Вышедший из-за деревьев огромный бык, обвешанный броней, в наспинном кузове вез отделение стрелков с луками наготове, сверху следящих за ситуацией вокруг. По бокам биотранспортника тянулись ряды солдат Армидеи. Эти пехотинцы были одеты в новые модели бронекостюмов с нанесенными узорами черных линий поверх золотистой стали. Сзади за транспортером тянулся караван из множества телег до отказа забитых разным добром, закрытых карет, запряженных лошадьми. На телегах, в каретах сидели люди – владельцы грузов, торговцы и их слуги, уставшие не выспавшиеся в дороге. Несколько телег вообще были забиты только людьми, по всей видимости, крестьянами, едущими в город на заработки. Солдаты артэоны растянулись вдоль каравана, с оружием наготове шли по бокам, обеспечивая охрану.

Караван проходил мимо. Гордон по-старчески неспешно поднялся на ноги. Один из двухметровых армидейских громил проявил интерес к странной парочке на обочине. – Старший сержант Тейлор, морская пехота Армидеи – устало, хриплым голосом представился он, ради галочки отдав армейское приветствие. – Кто такие? Предъявите документы.

– Здравствуйте товарищ сержант. Я артэон Армидеи как и вы. Со мной мой друг. Я веду его к нам в гости, показать ему наш город. Но как оказалось я уже слишком стар для лесных прогулок, и нам пришлось остановиться здесь, чтобы дать мне – старику, немного отдышаться. А вы куда следуете? – спросил Гордон. Сержант пронзил Рурхана пристальным взглядом, оглядел его полностью, и не обнаружив в нем ничего подозрительного, положил руку на плечо Гордона, закрыв глаза, ощутил его артэнсферу сияющую внутри. Таким образом, распознав в нем подобного себе артэона.

– У нас здесь старый артэон, сэр. Просит подвезти его до Армидеи, – крикнул сержант куда-то в начало колонны.

– Так найди ему место! – раздался крик в ответ.

– Ладно, старик. Мы идем в Армидею, считай, тебе повезло. Поэтому прыгайте вон в предпоследнюю повозку, там всего один мужик едет, – указывая на нужную повозку, сказал сержант. Рурхан следом за Гордоном запрыгнул в нужную повозку до отказа забитую какими-то сундуками. Мужик возничий, возмущаясь, потеснился, дав этим двум сесть рядом.

Солдаты, охраняющие караван по дороге курили сигареты, в то время как люди на повозках дымили трубками забитыми крепким табаком. Гордон как-то странно замолчал, опустив голову и взгляд, стараясь не смотреть по сторонам. Остальные люди, сидящие в повозках, вели себя примерно также, стараясь, лишний раз не разговаривать. В караване царила напряженная тишина, источником которой были сопровождающие его, дымящие сигаретами артэонские солдаты. Рурхан сразу заметил это, ощутил какой-то негатив, исходивший от них. На лицах солдат застыла ненависть ко всему, недовольство, голоса у них у всех сорванные, они не говорят, а натурально рычат. Друг с другом не общаются, в основном идут молча. Внешне выглядят озлобленно, измотанно, будто их как диких псов гнали плетьми на протяжении нескольких километров. И самое главное их глаза, они безумны и пусты одновременно.

Ведь это артэоны, существа, в которых Духи раскрыли все самое лучшее, что есть в людях, их глаза должны светиться теплом, но в глазах артэонских солдат, будто не было ничего кроме зла. Долгая дорога до такого довести не могла, тут было что-то еще. Стоило Рурхану долго задержаться глазами на ком-нибудь из них, как они недовольно бросали в ответ злобные ненавистные взгляды. «Чего вылупился дятел?» – рявкнул один из солдат почувствовав на себе взгляд Рурхана.

– Не обращайте внимания. Это солдаты – наши странники внешнего мира, грубость им простительна. Просто не смотрите на них. Не обращайте внимания, – Гордон успокаивал Рурхана. Было видно, что этому старому артэону было неудобно и даже стыдно из-за поведения солдат.

– Опусти взгляд, смотри куда угодно, но только не на них. Это артэонские солдаты, здесь они есть чистое зло. Прекрасные и добрые они только там во внутреннем мире, здесь они чудовища, – сквозь густую бороду пояснил управляющий повозкой мужик.

– Задача наших солдат защищать нас от внешнего мира, дикого и ужасного. Поэтому они такие, – все, что сумел сказать в их оправдание Гордон.

Караван двигался не быстро, ориентируясь на скорость шага сопровождающих его солдат. По пути из-за леса появились дома. Обычные сложенные из бревен деревенские избы, по ходу дальнейшего продвижения, переросшие в сплетение улиц. Они проезжали какую-то деревню, где среди серых покосившихся домов простых крестьян возвышались ухоженные украшенные избы местных купцов и прочих зажиточных. Жизнь людей живущих под боком артэонов замерла на уровне средневековья, на них одеты простые, незамысловатые льняные одежды, свойственные средневековым крестьянам. Со всех сторон караван окружили погруженные в суету своего людского быта местные жители. Некоторые, из которых останавливались и глазели на вторгшуюся в их владения вереницу телег, а точнее на сопровождающих ее солдат. Тяжелые, ненавистные взгляды, не обошедшие стороной и Рурхана, начали давить со всех сторон. В массе серых, грязных от трудовых будней деревенских жителей многие были явно не рады появлению артэонов. В то время как другие покорно опускали головы и боялись смотреть. Одна деревня сменяла другую. В промежутках между ними раскинулись аккуратные засеянные поля. Караван вошел в земли Эвалты – страны свободных людей раскинувшейся в самом центре артэонской Арвлады, что казалось немыслимым.

В этом мире, как и любом другом овеянном магией, человечество было диким, существовало без намека на прогресс. Людские общества, погрязшие в своей дикости, были далеки от совершенства, рабство было повсеместной их нормой. Будучи своего рода старшими разумными братьями, официально исходя из благих намерений, желания помочь, артэоны постоянно брали под свою опеку целые общества людей, которым обеспечивали защиту, как от внешнего, так и от внутреннего их зла. Не только защищали, но и учили жить правильно без рабства по справедливым законам. Например, в состав Страны Белого Камня как традиционного артэонского государства входили селения простых людей, которые контролировались и защищались артэонами живущими в городах-крепостях. По статистике в СБК население людей неартэонов составляло где-то около восьмидесяти миллионов, что в четыре раза превышало количество самих артэонов.

Армидейцы тоже решили не отставать от общих тенденций и со временем обзавелись своим подконтрольным людским обществом, объединенным под названием Эвалта – страна свободных людей севера. Эвалта была создана на основе нескольких организованных армидейцами лагерей для беженцев с юга. Несколько лагерей сначала были преобразованы в самоуправляемые общины, которые по мере разрастания были объединены в города и села новой страны.

Разумеется, идея создания Эвалты возникла не сама собой. Автором и архитектором Эвалты, подкинувшим идею ее создания армидейцам был маг Фросрей. Сильный и старый, живущий сотни лет маг, являвшийся одним из трех светлых магов Хранителей Преферии, странником из Межокеании пришедший в земли нового мира. Это странно, но за все время существования Преферии, в ее землях еще не родилось ни одного мага, не светлого, ни темного. Уже давно Фросрей был недоволен политикой СБК, имел с белокаменной артэонской страной личные счеты. Он видел в Армидее единственную силу способную противостоять скрытому диктату СБК. С самого начала он добровольно опекал и защищал встающих на ноги армидейцев, поддерживал их на пути к прогрессу. В последующем неконтролируемо привязавшись к этим артэонам, он согласился стать одним из жителей золотого города, защитником и государственным консультантом которого являлся по сей день. Обезопасив себя, создав свою сильную страну, артэоны Армидеи небезразличные к судьбе окружающего мира естественно обзавелись желанием принесения каких-то благих перемен. Силу своей страны они желали направить во благо, и тут к ним и пришел маг Фросрей с идеей создания Эвалты, креативнее и прогрессивнее которой было не придумать.

На территории Эвалты был отменен прямой контроль и управление людьми, вместо полностью контролируемых общин было создано относительно свободное не допускающее прямого рабства капиталистическое общество. Армидейцы ограничились лишь написание разумных справедливых законов, и отошли в сторону, дав людям почти полностью самим управлять собой. Рабовладельцы сменились собственниками капитала, теоретически взобраться на самый верх стать богачом мог каждый, рабство было запрещено законодательно и в итоге на территории Эвалты возникло относительно свободное людское общество. И все это в центре Арвлады еще вчера кровью и болью от «свободных» людей отчищенной.

К сожалению сегодня «проект Эвалта» испытывал серьезные проблемы. Первой из которых стал сам собой возникший мощный поток контрабанды из-за периметра, насытивший Эвалту оружием и всевозможными запрещенными товарами. Разумеется, что жители Эвалты, большинство из которых вчерашние беженцы с юга не могли не контактировать со своими оставшимися в диких землях сородичами. Для ослабления потока контрабанды демократичные армидейцы разрешили жителям Эвалты официально торговать с югом. Это уже нарушило один из главных принципов, вложенных в Эвалту при ее создании – полная изоляция от оставшихся на юге диких людей, с целью создания основанного на любви к артэонам взгляда на мир у эвалтийцев (граждан Эвалты).

С началом официальной торговли с югом в Эвалту усилился наплыв незарегистрированных беженцев, бродяг и уголовников из-за периметра. Что в свою очередь повлекло вспышки непонятных эпидемий, бродяжничество и усложнение криминальной обстановки. В ответ на попытки армидейцев закрутить гайки и покончить с криминалом в подконтрольной им Эвалте, появились подпольные повстанческие и террористические движения и группировки, в основном созданные из криминальных элементов.

В данное время Эвалта раскинувшаяся противоположно Срединным Землям на восточном берегу Андары, включает в свое население около восьми миллионов человек. В ее городах, а в особенности самом крупном Певенсе идеи свободы ну типа капитализма все-таки получили свое удовлетворительное воплощение. В Певенсе во всю успешно функционировали мануфактуры с использованием наемного, а не рабского труда, был сформирован класс купцов занимающихся торговлей – местная элита, ядро всей капиталистической системы. Можно сказать, что в городах Эвалты расположенных в северной ее части, люди научились самостоятельно жить без рабства и тотального контроля со стороны артэонов. Но вот в деревнях, в особенности на южных окраинах ситуация была плачевной. Сельскую местность повсеместно облюбовала организованная преступность и все осевшее в Эвалте «дно» южных человеческих обществ. Ситуация была настолько критическая что совсем недавно жители одной из деревень на юге после уничтожения армидейского патруля устроили вооруженное восстание требуя освобождения своих друзей и близких из Гванталы – тюрьмы для людей созданной артэонами. После подавления восстания армидейцами были проведены массовые показательные казни также ничего хорошего в сложившуюся тяжелую ситуацию не принесшие. Армидея сейчас замерла перед выбором между уничтожением Эвалты как проекта потерпевшего крах с его последующей реорганизацией и продолжением данного эксперимента ввиду наличия положительных результатов в виде городов и других поселений северной части, собой оправдывающих всю затею. Пока армидейцы все спускали на тормозах, продолжая биться за свою Эвалту, пытаясь научить людей жить самостоятельно и свободно.

Нужно сказать, что многие проблемы Эвалты имели искусственное происхождение, их причиной было вмешательство злой посторонней силы. Так называемая дикость людей, конечно, имела место, но в редких случаях. Речь, конечно, идет о СБК. Естественно, что сам факт наличия также как и сама идея создания Эвалты, была мягко сказать, ненавистна СБК. Эвалта была главной причиной разногласий между консервативной СБК и «креативной» «демократичной» Армидеей. Политики из СБК говорили, что наличие Эвалты оскорбляет и делает бессмысленной пролитую кровь во имя их Арвлады. Эвалта своим наличием убивала идею Арвлады как страны артэонов. И СБК как могли ситуацию внутри Эвалты дестабилизировали. Почти все действующие в Эвалте повстанцы, разные группы недовольных и даже террористические группировки, которые якобы сражаясь за свободу и права людей, периодически убивали армидейских солдат, были выращены при помощи СБК. Страна Белого Камня как могла, вставляла Армидее палки в колеса, не давая довести Эвалту до ума. Процесс приучения людей к азам капитализма путем силового запрета рабства не давал сбоев, просто Армидея в скрытой войне за Эвалту конкретно коварной СБК проигрывала. Поэтому сейчас в условиях постепенно выходящей из-под контроля ситуации в Эвалте власти СБК приближаясь к полной победе, давили на Армидею требуя прекратить ее игры в свободу с людьми, угрожая в случае ее бездействия самим решить эту проблему путем полного уничтожения Эвалты.

На фоне нестабильностей в Эвалте жизнь в подконтрольных СБК людских селениях закрытых от всего казалась идеальной. Власти СБК не желая экспериментировать, в своих человеческих общинах держали ситуацию под контролем, силой и наказаниями, приучая людей к соблюдению и уважению законов. В общинах СБК людям запрещалось свободно торговать и самим управлять собой. Все управленческие вопросы за них решали артэоны. Здесь люди жили только своим трудом, возделывая поля, выращивая скот. Общины СБК собой напоминали города строгого в какой-то мере диктаторского, но справедливого государства, без надобности не нарушающего, а наоборот оберегающего человеческие права, и в тоже время жестоко карающего в случае отступления от правил. Силой в этих общинах людей никто не держал, и тот факт, что в них проживали миллионы человек, говорил о том, что большинство такая жизнь устраивала. И вот сегодня когда ситуация в Эвалте была близка к хаосу СБК требовали от Армидеи прекратить свои эксперименты и преобразовать свою страну свободных людей в систему общин живущих по четким разумным законам. Жить, так как артэоны и люди сосуществовали в этом мире с древних времен.

Тем временем под тихим скрипом колес повозок караван проезжал по центру Дорсинска – последнего городка Эвалты на пути к Армидее. В центре городка появились украшенные куполами административные здания, выстроенные вокруг большой колокольни. Караван окружила толпа местных жителей. Это были старики и женщины, помнящие или хорошо знающие жизнь на юге и поэтому благодарные артэонам. По старым привычкам эти люди одаривали своих «новых хозяев». Женщины опускались на колени и протягивали куски ржаного хлеба. Старики и некоторые мужчины кланялись. Артэонские офицеры культурно отказывались от предложенных даров, поднимая приклонившихся с колен и благодарствуя окружающих за радушный прием. Солдаты принимали из даров только букеты цветов. Следом отовсюду набежали дети возбужденные рассказами этих взрослых, в которых солдаты Армидеи представлялись как герои. Дети шумной толпой в прямом смысле слова облепляли солдат, стараясь потрогать их броню. Один местный сумасшедший, наплевав на робость своих земляков, взял и пошел через строй, попутно пожимая солдатам руки. Рурхан не понимал ничего из происходящего, но детский смех и повсеместные улыбки, разбавляющие пронизанную усталостью от дороги напряженную атмосферу в их караване, заставляли его по-настоящему улыбнуться впервые за долгое время.

На окраине городка на следующих в караване набросилось несколько злобных псов специально для этого отпущенных с цепей и натравленных на солдат каким-то недружелюбным местным. Солдатам собаки, конечно, никакого вреда не нанесли, так просто полаяли немного, единственное только людей с каравана напугали. Снова со всех сторон стали давить недовольные взгляды, которыми все недовольство и ограничивалось. Местное быдло артэонов ненавидящее боялось что-либо сказать открыто, потому, как знало, что с ним церемониться не будут. Даже оскорбление военнослужащего Армидеи это сразу статья, если не казнь на месте.

Солнце вошло в зенит, полностью затмив все прочие небесные тела в небе над этим миром. Рассеялись все облака. Последняя деревня людей осталась позади и караван проехал под золотистой аркой с надписью «Аламфисов лес». Этот лес был искусственным творением Духа Аркея покровителя Армидеи. В окружающем золотой город Аламфисовом лесу под соснами, лиственницами и редкими березами нетронутыми Азурой обычно черная, покрытая мхом и кустарниками лесная почва была устлана разнообразными цветами всех оттенков и высокой яркой зеленой травой. Благодаря вмешательству Духа цветущий и благоухающий наземный ковер этого леса спокойно располагался в тени деревьев, обходясь без солнечного цвета. Наоборот некоторые из здешних цветов в темное время суток сами испускали свет, наполняющий в ночи сиянием эти дремучие дебри. В воздухе над головами, меж сплетения хвойных веток повсюду порхали разнообразные небольшие птицы. Большинство цветов этого леса вырабатывали специальные феромоны оказывающие отпугивающий эффект на лесных животных, без влияния на птиц, скрашивающих здешнюю приятную атмосферу своим пением.

Прекрасный лес неожиданно сменился выжженным мертвым пустырем, тянущимся на километры, подобным резкому обрыву отгораживающему природу от цивилизации. Это была так называемая простреливаемая зона – первая ступень обороны Армидеи. Простреливаемая зона это открытое пространство несколько километров в ширину по периметру окружающее стены города, территория, полностью простреливаемая артиллерийскими системами армидейской обороны. Мертвая земля, усыпанная пеплом сожженных деревьев, покрытая торчащими пнями.

Под светом солнца за мертвой простреливаемой зоной вдалеке вдоль горизонта заблистали золотистыми оттенками стены Армидеи, за которыми возвышались башни ее высоток и верхушки многоэтажных домов. Караван, по проложенной в мертвой земле дороге приближался к городским стенам.

Дорога подошла к стене города и потянулась вдоль нее вправо. Окружающая город по периметру возвышающаяся на двадцать пять метров сложенная из исполинских серых каменных блоков стена была покрыта узорами, выложенными из стальных пластин золотистого цвета. На вершине стены, на высоте где летают птицы по своим маршрутам бродили часовые пограничных войск, наблюдающие за движущимся внизу караваном. Через каждые несколько десятков метров в стене возвышались дозорные башни. Всем своим видом величественные стены Армидеи выдавали свой необычный, сверхъестественный способ постройки, ведь при помощи человеческого труда возвести подобное, было, наверное, невозможно. По пути караван проехал двое из семи наружных врат Армидеи. Первые из попавшихся на пути врат под номером пять, были большими пятнадцатиметровыми, окруженными треугольной аркой при взгляде на которые не верилось, что они вообще открываются и что есть в этом мире силы способные их сдвинуть. Другие ворота – номер шесть, были маленькими и компактными.

Стена начала плавно поворачивать, уходя влево, обрисовывая очертания города. За углом стены стала видна небольшая к ней пристройка, это был Закхал – человеческий квартал Армидеи. Стены окружающие Закхал, на десять метров уступали стенам города, а также не имели дозорных башен. За Закхалом нелепо с южной стороны приросшим к Армидее открывалась Соленая Миля – маленький кусочек мирового океана доставшийся преферийцам. Вдалеке над водным лоном в этот ясный солнечный день была видна белая полоса Стены Тумана, которая отделяла Преферию от всего мира.

Дабы не допустить превращение Преферии в колонию империй соседней Межокеании, дать ей право называться новым светом, ее было решено изолировать от остального мира. От различных колонизаторов молодую Преферию защитили представители эльфийского народа. При помощи своей магии таинственной и мощной эльфы создали Стену Тумана раз и навсегда закрывшую восхитивший их новый свет от окружающего мира. Эта «стена» представляла собой скопление тумана приблизительно десять метров в ширину и пятьдесят в высоту, со стороны действительно казавшееся белой стеной полностью окружающей всю огромную Преферию по периметру. Сквозь эту стену не мог пройти не один корабль, поскольку в ее белом скоплении обитало жуткое зло, воющее по ночам убивающее всех, кто вторгался в его владения. Со временем Стена Тумана окружающая Преферию перестала восприниматься как волшебное оборонительное сооружение, став чем-то вроде природной достопримечательности. И по сей день, жители Преферии глядя в океан, не видели уходящего за горизонт бесконечного водного пространства. Стена Тумана вечной белой полосой ограничивала взор. Располагаясь на расстоянии двадцати четырех морских миль от берега, туманная стена изолировала Преферию от остального мира, оставляя ее жителям только маленький кусочек великого океана, который здесь называли Соленой Милей.

Караван остановился у ворот Закхала. Рурхан привстав в повозке, мог в полной мере разглядеть открывшуюся взору шумящую волнами и криками чаек, обдувающую его соленым ветром водную гладь. Берег Соленой Мили со стороны Закхала был песчаным и с наступлением плавательного сезона превращался в большой пляж, сейчас пустующий в ожидании.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13