Вячеслав Лешков.

Точка столкновения. Очередное фэнтези



скачать книгу бесплатно

– Ивз нарисовался, – зевая, один скупщик сказал другому. Ивз немного сдвинув дорогие яства, оставшиеся от вчерашнего банкета, при виде которых его залитый алкоголем живот начал издавать рычащие звуки, поставил на край стола одну из своих сумок. – Что хорошая добыча? – принялся рассматривать содержимое сумки скупщик.

– Ну, уж точно ни коренья и ни лепестки цветов, – ответил Ивз, сбросив с себя остальные гремящие железом сумки. – Оружие артэонов. Дрянь конечно, много я не прошу.

– Оружие армидейское и белокаменное, ограниченное в обороте, пойдет только на переплавку или на возврат артэонам по условной цене. Сколько еще? Три мешка! За все про все десять золотых, – сказал скупщик нагло глядя на Ивза, который был явно недоволен.

– Напиться тебе точно хватит, – сказал его коллега. – Да и не просыхать несколько суток, при этом, – ожидая реакции, он также уставился на Ивза.

Ивз схватившись за край стола чтобы не потерять равновесие, конечно, расстроился, однако понимая, что после влитого в себя силы для торга у него отсутствуют, махнув рукой, согласился. – По рукам! – полупьяный улыбнулся он.

Торговец высыпал на стол монеты. Затем в комнату из подсобки забежал мальчишка, разом утащивший все сумки Ивза. Второй торговец засмеялся: «Я же тебе говорю, они еще долго будут с Мак-Тауред этот хлам нам переть!». Убирая свои деньги за пазуху, Ивз, посмотрел на шторку, отделяющую еще один столик. «Вы кого-то ждете, мистер Гордон, или вам здесь уже просто нравится?» – крикнул он сидящему за шторкой.

– А мне ты что-нибудь принес Ивз? – послышался из-за шторки спокойный голос пожилого человека.

– Нет, сегодня нет. Извините, – уходя, сказал Ивз, вдруг резко остановившись. – Хотя подождите-ка, кое-что имеется, – сказал он, начав шарить в карманах.

За шторкой сидел разменявший уже седьмой десяток артэон, он здесь, наверное, единственный без бороды, его волосы, пронизанные артэонской сединой, как и положено, были белоснежного цвета. На нем гладкий поблескивающий черный плащ из какой-то уникальной ткани. В глаза сразу бросалась непохожесть этого посетителя на все вокруг. Черты лиц артэонов выверенные Духами хоть официально и должные казаться естественными все равно своей гармоничностью, порой идеальностью резко отличались от людских. Артэоны на фоне людей всегда выглядели как-то не по-настоящему, будто с картинки. То ли артэоны были светлее людей, то ли наоборот люди на их фоне казались тусклыми. На столе у этого пожилого артэона стоит кружка с выдохшимся пивом, взятая им ради приличия, как обычно здесь он коротает время за чтением книги. Ивз положил ему на стол амулет, отнятый у чужеземца. Старик взял амулет, устало нахмурил брови, покрутил его в руках и замер. Его глаза расширились от удивления. Он продолжал разглядывать амулет, при этом на лице у него появилась радостная улыбка.

– Ты хоть понимаешь что это такое Ивз?

– Клык какого-то зверя. Ручная работа я признаю это, но откуда такая радость?

– Нет, друг мой.

Этот амулет изготовлен цивилизацией появившейся и существующей изолировано от всего мира. Это их орнамент, можно сказать ювелирная работа. Можно только догадываться, что вложили в этот амулет его создатели! Что он значил в их локальном мире? Величайшая ценность сугубо с научной точки зрения. Ни думал, что когда-нибудь получу от вас что-нибудь столь редкое и загадочное, – сказал старый артэон, не сводя глаз с амулета.

– Сколько отвалишь за него?

– Десять золотых.

– Опять равняешься на жмотов. Ей богу я не понимаю! Тебе ведь деньги абсолютно не нужны, получается, что ты просто издеваешься над нами несчастными.

– Я должен держать вас на коротком поводке, контролировать и стимулировать. Иначе вы полностью расслабитесь. Хорошо двадцать.

– А если я тебе скажу, где я его взял, а поверь мне, это будет интересно для тебя?

– Тридцать.

– Где же твоя артэонская разумность и сострадание?!

– Я не жмот. Просто не хочу травмировать экономику вливаниями неоправданных ничем крупных денежных сумм, – старый артэон едва сдерживал смех.

– Ни фига не понял о чем ты.

– Главное я понимаю это. Понимаю за нас обоих, а тебе это и ненужно, – он уже больше не мог сдерживать улыбку.

– Хватит умничать! Издеваться надо мной! – злился Ивз, видя, что над ним смеются.

– Хорошо пятьдесят, больше просто нет.

– По рукам!

Ивз, стараясь не смотреть на артэонского старика забрал со стола свои деньги.

– Говоришь, что мне деньги не нужны, ну а так тебе-то они зачем?

– Как обычно пойду, напьюсь до потери пульса и хоть немного посплю, пусть даже и на полу, но хотя бы в тепле! Ладно, я пошел, – Ивз пытался как можно быстрее улизнуть.

– Стой! – не дал ему уйти старик. – Извини, конечно, но позволь мне напомнить, что помимо амулета я купил у тебя информацию о том, где ты его взял. Поэтому сядь, успокойся, расслабься, выпей чего-нибудь и все мне расскажи. Как договорились. Или ты боишься разговаривать со мной? – старик убрал свою книгу в сторону, готовясь к разговору.

Ивз все также стараясь не смотреть на старика, с каким-то недовольством уселся к нему за стол.

– Этот амулет я забрал у одного дикаря. Бродяги, какого-то необычного… Зачем тебе все это надо! Я не понимаю? – Ивз внутри метался, ему было неудобно в компании этого старика. – Опять хочешь заставить меня свои нравоучения слушать? Ты просто издеваешься надо мной! Сидишь тут, весь такой прям лощеный артэон. Смотришь на нас тут как на зверей в клетке. Что это для тебя, развлечение? Глядя на нас отбросов, понимаешь, как ты счастлив, как у тебя все хорошо? Возвращайся в свою артэонскую идиллию и не трогай нас, оставь в покое, – Ивз злился на артэона, ненавидел его, одновременно стеснялся, чувствуя себя в его присутствии уродом.

– Все наоборот. Я здесь, потому что мне не наплевать на вас. Для меня вы люди в независимости от внешнего вида, – тихо и спокойно говорил старик. Ивз, внешне похожий на чудовище, не поднимал взгляд.

– Ты хочешь помочь мне? Но как? Что ты можешь для меня сделать? Я проклят, моя жизнь разрушена. Ты прав, я живу только потому, что у меня мышление крестьянина, я привык выживать. Мне ничто не поможет, ничто не спасет. Тогда зачем весь этот треп?

– Проклятие тебе не снять. Но вопреки ему ты должен сохранить тепло, жизнь внутри себя, остаться человеком вопреки прогнившей от проклятия оболочке. Спасти свою душу. Ты не представляешь насколько это в действительности важно.

– Все как обычно. Вы артэоны любите нас, о нас заботитесь, но помогать себе мы должны сами. Ведь все что вы можете это только удержать нас на правильном пути. Да знаю, тысячу раз уже слышал этот бред.

– Почему мы должны постоянно решать ваши проблемы за вас?

– Вы умнее. Вы во всем лучше, за вами великие Духи.

– Чрезмерная любовь, опека и забота превращают ребенка в морального урода. Процесс воспитания сложная штука, помимо любви здесь нужна дозированная грубость и жесткость. Местами и невмешательство в естественные процессы. Поэтому мы и ведем себя так с вами, с нашими младшими братьями. Ты прав, мы можем только подтолкнуть вас, когда нужно и не дать оступиться.

– Ты специально говоришь так… мудрено, чтобы я считал себя круглым дураком в твоем присутствии?

– Нет, я просто с тобой общаюсь, а ты выдумываешь себе всякие глупости.

– Ты плохо разбираешься в людях старый артэон, напрасно думаешь, что я еще сохранил в себе что-то человеческое и все время нашего знакомства пытаешься меня самого в этом убедить. Напрасно. Свое проклятие я заслужил. Сегодня я силой заставил парня тащить мою добычу, пленил его и просто использовал как раба. Внутри я такой же ужасный как и снаружи. Так что к чему все эти твои посиделки? – сопротивлялся добродушию старика Ивз.

– В этом вся твоя особенность. Ты понимаешь что натворил, фактически раскаиваешься в содеянном. Ведь это все что от вас от несовершенных людей требуется – покаяние, понимание. От вас никто не требует идеальности. Я знаю, что ты натворил, знаю кто ты такой. Смотрел материалы твоего уголовного дела, ведь я должен знать с кем работаю. Твой поступок ужасен, я не оправдываю тебя. В данной ситуации я могу сказать лишь, что все мы не без греха, ведь мы живем в мире грехом пропитанном. И если злодеяние для людей есть повседневная норма, а порой и безысходность то лишь умение каяться в данной ситуации и есть выход, – сказал артэонский старик, мягким и спокойным тоном не сводя с Ивза своего невесомого взгляда.

– Не знаю. По-моему если ты проклятое чудовище и вся твоя жизнь полная помойка, то ничего не остается кроме как деградировать полностью. И чем раньше все людское во мне погаснет, тем лучше. Ведь все равно ничего не исправить.

– Даже на самом краю все можно начать сначала. И из твоего положения есть разумный выход. Просто ты сам опускаешь руки.

– Вечно ты в самую душу залезешь, – опустив голову чувствуя неопределенность и стыд перед собеседником, Ивз разрывался между желанием послать его куда подальше и покаяться. – После разговоров с тобой у меня внутри все клокочет. Хоть понимаешь, сколько мне теперь придется выпить, чтобы успокоиться?

– Хочешь, я закажу тебе что-нибудь?

– Ага, закажешь мне за мой же счет! – попытался пошутить Ивз. Старик заказал пива Ивзу, который так и сидел, молча и напряженно, погрузившись в свои поднятые со дна души переживания.

– А ведь я не в какую «твою душу» не залазил, это все само вспенивается в тебе. Вспомни, с чего начался наш с тобой разговор. Я всего-навсего предложил тебе сесть и выпить.

– Лучше ответь мне, почему домой не идешь? Что сидишь-то здесь? Или и вправду тащишься, ощущая свое превосходство над нами?

Старик, промолчав, вновь принялся рассматривать свой драгоценный амулет. – Ах, каким же счастьем для меня как для ученого стало бы установление контакта с представителем цивилизации создавшей эту вещь, – сказал старик, глядя на амулет.

– Ты что смеешься?! Я присанул его перед входом, припугнул немного. Уж подумал не артэон ли он, а он оказывается из Страны Волка, – Ивз будто издевался над стариком. Чего таращишься?! Вон он этот твой «представитель цивилизации» в баре сидит, иди и устанавливай контакт, сколько хочешь.

Старик подскочил с места, с грохотом уронив стул на котором сидел. – Как так в баре сидит?! И ты все это время молчал? – после этих слов старый артэон пулей вылетел в бар, позабыв на столе свою книгу. Со словами: «Зря только пиво заказал», Ивз встал и пошел следом. Выбежав в помещение бара, не обнаружив «представителя цивилизации» старый артэон недовольно посмотрел на подошедшего сзади Ивза. – Ну и где он? – спросил старик. – Не знаю, я его здесь оставил. За барной стойкой. Далеко уйти он не мог, – оправдывался Ивз. Старик, разочарованно помотав головой, двинулся к выходу.

Чужеземец сидел на крыльце трактира. Все мышцы тела ныли, прошедшая ночь лишила последних сил, его неконтролируемо смаривал сон. Не понимая, куда идти, борясь со сном, он печально опустил взгляд, полностью разочаровавшись в своем путешествии. Окружающее утро наполнялось криками лесных птиц. Из двери трактира вышел старый артэон. Этот «непонятный старикашка» со странной улыбкой оглядел чужеземца с ног до головы, будто экспонат на музейной выставке. Чужеземец, устало поднялся на ноги не понимая чего от него хочет этот непонятный, в его глазах старикашка.

– Не бойтесь меня, я не причиню вам зла. Прежде чем делать поспешные выводы, посмотрите на мой внешний вид. Похожу ли я на одного из здешних постояльцев? Вот именно. Я не один из здешних бандитов, – сказал старый артэон, пытаясь успокоить чужеземца.

– Кто вы такой? – последовал настороженный вопрос.

– Извините, я не представился, – старый артэон прокашлялся и набрал как можно больше воздуха в легкие, – меня зовут Гордон, я куратор армидейского музея культуры и этнографии, член высшего научного совета Армидеи. И да я артэон, поэтому вам нет причин меня бояться. А это я так полагаю ваше, – он протянул амулет его владельцу.

– Спасибо, – чужеземец все еще настороженно глядя на «непонятного старикашку», забрал свой амулет, сжав его в руке.

– Может это слишком резко. Но простите мне мое поведение. Скажите, а вы и вправду из Страны Волка? – спросил старый артэон, с горящими глазами взволновано замерев в ожидании ответа.

– Да.

– Это невероятно. Вот это мне повезло! – заметно обрадовался Гордон.

– И что в этом такого? – недоумевал чужеземец.

– Общение с вами для меня представляет большую ценность. С научной точки зрения. Ведь вы представитель редчайшей культуры, рожденной и существующей полностью автономно, живущей в полной изоляции от остального мира. И если раньше я мог довольствоваться только несколькими энциклопедическими обрывками, оставленными редкими гостями вашего загадочного маленького дома, то благодаря встрече с вами у меня появляется возможность самому все узнать из первых уст. Вы даже не представляете, что наша встреча значит для меня как для ученого, – Гордон остановился, переваривая сказанное в порыве чувств. Чужеземец замялся, не зная, что ответить. – Что-то я разошелся, – сам себя прервал Гордон. – Разумеется, наше общение станет возможным, только если у меня получится заслужить ваше расположение. Наша встреча будет ненапрасной для меня, только если вы сами согласитесь сотрудничать и самостоятельно решите поведать мне тайны своего народа. Но мне сразу хотелось бы заострить ваше внимание на том, что в случае вашего согласия на сотрудничество я обещаю, какие бы дела, не привели вас сюда, я сделаю все от меня возможное, чтобы облегчить ваш путь. Помочь вам. Кстати куда вы идете и зачем? Мне жутко интересно.

– Вообще-то, я сам не знаю, – выдав вялую улыбку, сказал чужеземец.

– Ну, хорошо тогда может, вы представитесь?

– Рурхан… можно просто Рурхан.

– Приятно познакомиться Рурхан, и раз уж я уже все равно представился так может, давайте зайдем внутрь сядем за столик и познакомимся получше?

– Извините, но нет, «внутрь» я больше не хочу. Это какое-то скверное место…

– Да вы правы, тем более денег у меня уже все равно не осталось, а наглеть, нарушая законы мира людей, я не хочу. Ну, тогда давайте присядем прямо здесь! – улыбаясь, Гордон уселся на крыльце, усталый Рурхан плюхнулся рядом. – Так вы говорите, что не знаете куда идете, но тогда позвольте поинтересоваться, зачем же вы тогда ушли?

– В смысле, вы имеете в виду, почему я покинул свой народ? – уточнил Рурхан. – Не знаю… Я не такой дикарь, каким должен быть.

– А подробнее? – ответ чужеземца Гордона рассмешил, он едва удержался, чтобы не рассмеяться открыто.

– Я ушел без цели. Просто сбежал из этого горного плена. Хотел посмотреть мир, – заговорив о причинах своего побега, Рурхан задумался.

– Послушайте Рурхан. Я так понял, вы не знаете куда идете, тогда может, вы согласитесь, стать моим гостем, и отправиться со мной в АРМИДЕЮ? – он сделал акцент на последнем слове. Не увидев особого энтузиазма в глазах Рурхана при упоминании своего города, он добавил: – Возможно, вам Армидея известна как «золотой город артэонов»?

Услышав «золотой город» Рурхан ожил в прямом и переносном смысле. Спустя пару минут они брели по дороге, уходящей с перекрестка на север.

– Я, наверное, просто устал уже позорить своего отца, – Рурхан более подробно рассказывал о причинах своего побега. – Видите ли, по меркам своего племени я не являюсь полноценным мужчиной. Я для них… слишком слаб. Как назло отец у меня первый охотник и старший советник вождя моего народа, сам добившийся своего положения. В общем, он полноценный дикарь. А я один из его троих детей и при этом единственный сын. И вполне логично, что все ожидали, что я пойду по его стопам и, опираясь на его знания, превзойду его, но я не оправдал надежд, к сожалению. Я никогда не стремился к силе, охоту без надобности тоже не принимал, – Гордон не без интереса слушал, Рурхан продолжал.

– Меня всегда влекло тайное знание. За что мне всегда доставалось. Ведь знания это своего рода болезнь для дикарей из моего народа. Ну знаете… Меня влекли звезды и тайное истинное устройство мира. А бредовая, выдуманная, но преподносимая в Стране Волка как истинная «сущность нашего мира» силой натянутая на глаза моим соплеменникам меня всегда смешила! – Рурхан усмехнулся. – Глядя на звезды, я понимал, что это никакие не боги, смотрящие на нас с небес, что мир вовсе не такой как говорили наши жрецы.

Вообще если бы я не был сыном своего отца – уважаемого человека, мои сверстники давно бы убили меня. Но, несмотря на все разногласия, я любил своего отца и поэтому решил положить всему конец, перестать его мучить. Через горы, окружающие наш лес неподготовленному не пройти. Но мой дед был челноком, от него я узнал о весенней тропе, ведущей на север в страну артэонов. В итоге я решился на побег… Так вы спрашиваете меня, почему я покинул свой дом? Я просто устал от этих дикарей, не мог больше оставаться среди них. Хотел увидеть этот мир по-настоящему, узнать, что такое звезды. Как-то так…

– А где вы уже были, и какие места вам удалось повидать? – Гордон продолжал разговор.

– Нигде. Я долго брел через леса. Видел только дороги. И пару городов издалека, но заходить в них побоялся, потому что ничего о них не знаю. Думаю, если бы я увидел золотой город, то узнал бы его сразу. Должен признать, когда убегал я толком сам не понимал что делаю. Это был бунт, знаете… несогласие со своей общиной. Хотел и им и себе что-то доказать. Когда сбежал… Очутился в большом мире. Испугался, понял, что не знаю, как быть дальше. Долгое время не знал что делать, куда идти. Выбирая между смертью и дорогой назад, я… выбрал смерть. Просто брел, куда глаза глядят. Все было как в тумане, даже не знал, где нахожусь и сколько прошел, – он остановился, чтобы перевести дыхание. – Я знал о стране артэонов. Слышал рассказы от челноков о золотом городе-крепости и городе Валгхейме. И о последнем они отзывались плохо, говорили, что из него идут все беды вокруг. Поэтому мой выбор был очевиден. Я целенаправленно пошел на северо-восток, чтобы увидеть лично или поговорить с теми, кто видел золотой город.

– Вот видите, как нам обоим повезло встретиться здесь. В такие моменты и начинаешь верить в судьбу. А челноки это?..

– Это отдельные посвященные, которым известны тайные тропы, им дозволено покидать наш лес. Они набирают наши товары и относят их в большой мир, в большие города. Назад несут всякие диковинные вещи, обрывки знаний и отголоски жизни что вокруг. В Страну Волка очень сложно попасть, поэтому извне к нам никто не приходит. Да и к нам приходить-то не зачем. Поэтому челноки наша единственная связь с большим миром, – ответил Рурхан.

От Рурхана последовал ожидаемый вопрос: «Извините, конечно, но что вы забыли в том скверном месте?». В ответ Гордон рассмеялся. Он пояснил что трактир, который они покинули, был одной из точек скупки куда ребята, именующие себя добытчиками, тащат разную полезную ерунду. Добытчиками трудятся в основном уголовники и прочие темные и странные личности, прячущиеся от мира и правосудия. Вроде Ивза. Они собирают различные травы, коренья, цветы в глуши лесов – одним словом ингредиенты для различных волшебных зелий и ритуалов которые потом скупают в основном артэоны. Также добытчики не брезгуют и любой другой наживой, в общем, тащат все, что можно продать. Если уголовник числится добытчиком на одной из подобных точек скупки, то артэонские правоохранители его не трогают, ведь фактически он работает на их правительство, собирает ингредиенты для алхимической промышленности. Гордон частенько приходит в этот трактир в качестве скупщика. Просматривает товар, который местные добытчики несут отовсюду, и, находя что-то интересное, приобретает это по завышенной цене. Добытчики, приписанные к этой точке, знают про него и про его научный интерес к отдельным предметам, поэтому специально стараются раздобыть что-нибудь интересное. Гордона интересовали вещи, отражающие в себе быт или культурные особенности разных народов, ну и другие интересные безделушки в основном из-за периметра. С юга. Таким образом, он пополнял коллекцию этнографического музея, смотрителем которого являлся. Вчера он как обычно пришел в этот трактир и занял свое место в комнате скупщиков за столиком отделенным шторкой. Никто из обещавших принести что-нибудь интересное добытчиков так и не явился. Зачитавшись книгой, он не заметил, как досидел до утра. Что было странно, ведь обычно он так долго в том трактире не задерживался. Но в этот раз будто что-то заставило его задержаться подольше.

Было начало десятого утра, ночная небесная палитра растворялась в солнечном свете. Только идущий на смену Ирделию очередной ближний планета-спутник Одрис пока противостоял дневному свету, сохраняя свои тусклые белые очертания, видимые в свете солнца. Небесную высь заполонили поодиночке плывущие небольшие облака. За разговором они не заметили, как прошагали пару километров. На обочине дороги лежало несколько валунов. Гордон сел на край одного из них предложив Рурхану сесть рядом. «До Армидеи путь не близкий. Я уже стар для таких прогулок. Поэтому давайте посидим, подождем попутку», – пояснил он.

По дороге мимо периодически проносились одиночные повозки. Из-за деревьев послышался топот, приближалось что-то огромное. Рурхан настороженно замер. «Не бойтесь друг мой. Это свои идут», – успокоил его Гордон

Громоздко топая копытами, из-за деревьев вышел огромный пятиметровый бык. Правительство Армидеи для обеспечения своей армии транспортом прибегало к услугам животных улучшенных при помощи магии. Зверосмешение – так называлась генно-инженерная область алхимии (магической науки). Армидейские военные алхимики изменяли организмы некоторых животных, превращая их в идеальный военный транспорт, или с нуля выращивали новые жуткие виды. Существ получающихся в итоге называли зверосмешенцами или зверосмесями как звали их солдаты. Алхимически модифицированный огромный пятиметровый в высоту буйвол, идущий по дороге, как разновидность живого армидейского оружия относился к классу Б-2—биологический транспортер или биотранспортник. Б-2 был средним по величине из трех классов используемых армидейцами биотранспортеров, за основу которых были взяты быки. Структура тела данного животного была изменена не только в высоту, его ширина также составляла около четырех метров, благодаря чему на его спине могли спокойно закрепляться будки, кузова для перевозки солдат или грузов. В то время как биотранспортники класса Б-3, в два раза превосходящие в размерах, так и вообще могли носить на своей спине целые крепости.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13