Вячеслав Лешков.

Точка столкновения. Очередное фэнтези



скачать книгу бесплатно

Прошло пять минут, никакой лавины стрел не последовало. Не последовало вообще ничего. Из темно-синего строя вышел только один его представитель, который размахивая белым флагом, не спеша направился через поле брани в сторону армидейцев. По мере приближения одиночки вышедшего из вражеского строя, машущего белым флагом, Вэйнон узнал в нем своего «равного соперника». Тот, дойдя до средины, демонстрируя свою безоружность, жестом позвал удивленного Вэйнона к себе. «Что это за урод? Может это ловушка?» – послышалось сзади. «Нет, это мой новый знакомый, мой коллега. Тот, кому я теперь обязан. Он, наверное, окончательно свихнулся, но все-таки сохранил мне жизнь. Пойду, поговорю с ним, узнаю, чего он хочет. Стойте здесь, без меня не начинайте», – уже на ходу договорил Вэйнон.

Стоя посередине меж остатков двух армий, не дождавшись пока Вэйнон подойдет к нему Кэйбл начал кричать издалека. – Ты военный преступник, почему без шлема?! – улыбнулся он.

– Чего разорался, контузило что-ли? – оставался серьезным Вэйнон.

– Да нет. Просто заблаговременно хотел показать тебе свой дружелюбный настрой. А то мало ли. Набросишься не меня еще! – Кэйбл улыбался, было понятно, что он чего-то хочет, специально разбавляет обстановку.

– Я бы и рад надеть шлем, но как-то брезгую с трупов. Да еще лазить искать по размеру себе. Да ну, проще так, – Вэйнон не разделял улыбки собеседника. – Зачем выперся из строя. Чего хотел-то? – истекая потом на жарком солнце, решил перейти к главному Вэйнон.

– Я хотел этой беседы. Ведь ты как я полагаю теперь их старший офицер?

– Да я, – ответил Вэйнон не став упоминать полковника Смидса.

– Отлично. Знаешь Вэйнон… – переходя к самому главному, вдруг забился в нерешительности Кэйбл. – Я ведь такой же, как и ты. Вечно неприкаянный, без цели и смысла. И все по собственной воле. Все как у тебя. Меня никто не ждет, я не знаю, за что воюю. И моя жизнь лежит в руинах, – немного стеснительно говорил он. Но как бы это не звучало, по-иному свою жизнь он описать не мог.

– И сколько у тебя рекорд? – наконец смягчил свой тон Вэйнон. – Я имею в виду пребывание в командировке… за периметром?

– Да какие там рекорды! – засмеялся, отвернув взгляд в сторону Кэйбл. – Я уже пять лет не бывал дома. Шатаюсь по погранзаставам как бродяга. Жду своего часа. В отличие от тебя у меня вообще, вообще ничего нет.

– Твое безумие глубже моего!

– А ты то, как докатился до жизни такой? Скорее всего, все как обычно? Все из-за какой-нибудь там «нее» и этой долбанной несостоявшейся любви?

– Да, скорее всего все, как и у тебя! – смущенно сознался Вэйнон. – Удивительно, почему мы не начали этот разговор раньше, – сказал Вэйнон, посмотрев в глаза собеседнику. Вражеская кровь, которой Кэйбл в бою забрызгал себе лицо, высохла, оставив только красные круги под его глазами. Всю жизнь Вэйнон считал себя одиночкой, которого никто в этом мире не сможет понять. Его сумасшествие было только его ношей. Но тут среди этого мертвого, обезображенного места он вдруг встретил родственную душу, того кто возможно мог бы понять его.

И как ирония судьбы: единственного душевного собеседника он встретил в шкуре врага. Битва должна быть окончена, ради победы, которая ценнее всего Вэйнон должен его убить или умереть сам, по-другому никак.

– Ты имеешь в виду, почему мы не знали друг друга раньше? Почему, я знал тебя. Ты Вэйнон, обладатель Экроса, легенда армидейских спецслужб. Это ты не знал меня. У нас политика совсем другая. Это у вас в Армидее вас прославляют, превращают в легенды при жизни, возвышают в глазах молодежи. Даже небылицы придумывают, только чтобы молодым правильный пример подать. И чтобы вы себя чувствовали значимыми, чтобы чувствовали благодарность страны, которую защищаете. У нас наоборот все держится в тайне. Все имена спецагентов, личные данные, заслуги, все засекречено. Потому что руки у всех по локоть в крови. Кто таким дерьмом гордиться будет? Официально мы никаких спецопераций на юге не проводим, революции не устраиваем, тиранов не свергаем.

– То есть, по-твоему, для нас это как игра, как для младших, глупых братьев, а основную работу делаете вы?

– Я ни в коем случае не принижаю твои заслуги или твоих коллег. Факт что без вас мы бы не справились.

– Так если ты знал обо мне. Почему не начал этот разговор раньше?

– Зачем? Для чего? Сдались мы друг другу. Ведь в этом наша с тобою суть – нам на все и на всех наплевать. Для нас этот мир конченный, – Кэйбл рассмешил Вэйнона.

– Мне тебя теперь даже убивать жалко!

– Да брось! Ведь мы оба ищем смерти, – после этой его фразы Вэйнон согласно тяжело вздохнул.

– Да, – согласился здоровяк Вэйнон на голову превышающий своего собеседника, – избавление от последнего страха. Так ты просто познакомиться хотел?

– Нет, – Кэйбл закивал головой, – разумеется, нет. У меня есть к тебе деловое предложение! Раз мы оба спецы и остались за старших для наших ребят. Я хочу предложить тебе вариант как нам быстро и без особых проблем выйти из этой идиотской ситуации. Пусть исход этой битвы решит наш с тобой поединок. Кто выиграет тот и принесет победу своей армии. Зачем пацанам зря помирать. Ну что скажешь?

– Конечно, давай. Хорошая идея, – без особых раздумий одобрил Вэйнон.

– Ну, значит, договорились, – едва успев договорить, Кэйбл развернулся и пошел обратно.

– Эй, ты куда? Или тебе нужен какой-то особый ритуал? Давай все решим по-быстрому, – окрикнул его Вэйнон.

Кэйбл остановился и с улыбкой посмотрел на Вэйнона. «Ты меня пугаешь Вэйн! А разве с ними, – Кэйбл кивком головы указал в сторону армидейского строя, – тебе поговорить ненужно, ну там спросить у них согласны они или нет?».

– Ах да. Что-то я туплю сегодня. Наверное, это меня по башке так крепко саданули, – оправдавшись Вэйнон направился обратно к своим, пока Кэйбл провожал его взглядом.

– Он просил нас о пощаде? – еще на подходе к своему строю услышал Вэйнон. – Странно слышать это от того кто сам еще мгновение назад стоял на волосок от смерти в облике лавины стрел, – глядя на задавшего вопрос солдата ответил Вэйнон. – Каких еще стрел? – с недоумением снова спросил тот же солдат. От этого вопроса Вэйнон внутренне просто вскипел от злости: «Не надо меня злить», – сквозь зубы процедил он, злобно глядя на ничего непонимающего не умеющего держать язык за зубами рядового. «Значит так! – во весь голос Вэйнон обратился ко всему строю. – Его зовут Кэйбл он мой коллега из СБК. Он предложил мне сразиться с ним, чтобы установить победителя этой битвы. Лишь мы вдвоем сойдемся в схватке, и тот из нас кто победит принесет победу своей армии. Вариант, при котором вам не придется рисковать своими жизнями. Ведь для меня как для офицера главная задача есть достижение победы с наименьшими потерями личного состава… Ла-ла-ла. Бла-бла-бла! Ну, еще можно было добавить что-то типа: и мои погоны обязывают меня, прежде всего, вернуть вас домой живыми. В общем, вы меня поняли. Я хочу спросить: есть ли в этом строю безумцы готовые ответить „нет“ на предложение господина Кэйбла? – В ответ тишина. – Я так и думал», – едва успев не надорвать голосовые связки, закончил Вэйнон.

– Сэр, а они запаслись стрелами для последнего рывка? – неуверенно от осознания собственной «труднодоходимости», спросил ранее неудачно задавший вопрос солдат.

– Не знаю, я не спросил. Не подумал как-то. Тем более это еще один аргумент в пользу принятия предложения от господина Кэйбла, – глядя на этого солдата, улыбаясь взглядом, сказал Вэйнон. Набрав полные легкие воздуха, Вэйнон снова обратился к строю. «НО вы должны пообещать мне, что в случае моего проигрыша, возможно со смертельным исходом вы несмотря ни на что развернетесь и молча, уйдете домой. Подумайте о том кого вы оставили дома в нормальной жизни вне окружающего нас безумия, это мамы, папы, жены, девушки или как там их – вторые половинки, в общем, все кто ждут вас дома. Умрете здесь, поступите как мужики и это круто, но в действительности будете полнейшими идиотами. Понятно? Ну, в смысле обещаете мне? Обещаете не быть идиотами?» – видя понимание, как ему казалось, в лицах своих солдат, надрывал голос Вэйнон. «Да сэр», «Так точно», – дружно кивая с понимающими взглядами, отвечали солдаты. «Ну ладно я пошел», – удовлетворенный положительной реакцией сказал Вэйнон, быстро зашагав в сторону врага. Из строя ему вслед стали доноситься крики: «Порви его!» «Уничтожь его Вэйн!», что вызвало у Вэйнона улыбку. Впереди на темно-синем фоне остатков вражеской армии к нему также выдвинулся Кэйбл.

В Преферии, по сути, маленьком материке с трех сторон окруженном вечными водами океана быстрая смена погоды обычное дело и облака, тянувшиеся с востока, уже добрались до Мак-Тауред, спрятав на время солнце, окрасив поле в мрачно-синие краски под стать его нынешнему состоянию. Стоило Вэйнону отойти от строя метров на десять, как солдаты начали сопровождать его пульс синхронными ударами кулаков, рукоятей мечей по щитам и нагрудным бронепластинам. Чувствующий поддержку своих сослуживцев, Вэйнон пришел в невероятное возбуждение, его сердце забилось как сумасшедшее. Перекрутив в руках меч, взяв его удобнее и крепче, он перешел на бег, постепенно ускоряясь и вскоре, уже летел на противника со всех ног. «Короче если он проиграет никакого домой, никто никуда не пойдет. Плевать есть ли у врагов стрелы, разом бросаемся на них и мочим кого сможем, потому что они сделают также в случае проигрыша своего «Вэйнона», – крикнул окружающим второй после Вэйнона оставшийся офицер, тот самый зам. ком. роты лейтенант Канн. Его слова расползлись по строю, заглушив ликование и звуки поддержки Вэйнона, от чего в рядах армидейцев снова воцарилась жуткая тишина.

Метров за тридцать до столкновения с Вэйноном, Кэйбл перешел на спокойный размеренный шаг, убрав меч в ножны, он демонстративно развел руки по сторонам, показывая отсутствие агрессии, в то время как Вэйнон только набирал обороты. Доведенному до точки кипения здоровяку сейчас было трудно анализировать жесты своего противника. Единственное что до него дошло так это то, что нужно избавиться от оружия по причине безоружности Кэйбла, для чего метрах в пяти от цели Вэйнон набегу воткнул свой меч в землю. Подбежав к Кэйблу, с ходу налетев на него Вэйнон, со всей силы ударил его кулаком по лицу, разбив ему нос. Кэйбл видимо хотел что-то сказать, но снесенный ударом издал лишь нелепый выкрик. Он свалился на четвереньки, из его, в очередной раз сломанного носа, потекла голубая кровь, на воздухе обретающая привычный красный цвет. От такой реакции на удар своего опытного противника Вэйнон остановился в недоумении, не понимая толком, что произошло. Схватившись за нос обеими руками, стоя на коленях Кэйбл начал злобно кричать на Вэйнона: «Какой же ты придурок! Полный дебил! Нужно было и в правду тебя убить, идиот чертов!».

– Ты чего творишь? Тренируешь меня что ли, сам предложил драться и сам же не сопротивляешься. Ты, издеваешься просто?! – Вэйнон искренне пытался понять, что происходит.

– До тебя действительно ничего не доходит, ты и вправду такой тупой?! Все хватит! Эта битва окончена! Нам всем пора уходить отсюда! – продолжал кричать Кэйбл, поднявшись с земли придерживая рукой свой окровавленный нос.

– Ты окончательно свихнулся? Пока мы здесь битва не может быть закончена, – сохраняя недоумение, ответил Вэйнон.

– Оглянись назад посмотри на них, благодаря тебе эти пацаны уже гора трупов, которые останутся здесь навсегда. Ты что действительно думаешь, что если кто-то из нас проиграет, то они просто смирятся с поражением и просто уйдут отсюда? Нет! Они тут же набросятся друг на друга, и тупо, бессмысленно сдохнут. Я знаю тебе плевать на себя, но подумай о них. Не будь дураком уводи их отсюда, – убавив тон, пытался вызвать понимание у своего коллеги Кэйбл.

– Нет, похоже, это ты нечего не понимаешь, дружище! – теперь Вэйнон сорвался криком. – Посмотри по сторонам, посмотри, сколько трупов вокруг, все они погибли ради этой долбанной победы, как мы можем плюнуть на них и вот так просто взять и уйти отсюда? Чтобы их смерти небыли напрасными, да вопросов нет, я готов умереть и лучше остаться тут с ними, чем струсить. И положить, – жестом показав на остатки армидейцев за спиной, продолжал Вэйнон, – их всех, если придется, потому что они тоже не просто так сюда пришли!

– Ты мыслишь слишком примитивно, – отводя взгляд в сторону, уже спокойно говорил Кэйбл, шмыгая кровью в носу. – Если мы сейчас не уйдем, и одни из нас добьются этой, как ты сказал «долбанной победы», в этом сражении то, по сути, победой это не будет, – остановившись, посмотрев на Вэйнона, дав время ему обдумать сказанное, Кэйбл снова продолжил. – Это приведет к затягиванию и разрастанию конфликта. Те из нас что проиграют, будут желать реванша. Ненависть между нашими солдатами разрастется, из-за чего станет невозможным проведение дальнейших совместных боевых операций, а ты сам знаешь, что в последнее время большинство наших действий за периметром являются совместными. Как следствие потеря контроля над ситуацией на юге станет неизбежной, что сделает бессмысленной всю ту кровь, что мы пролили и ту работу, что там проделали. Если мы доведем эту битву до конца, то все безумие что ты видишь вокруг, это будет еще не все, я тебя уверяю, последует новое. Да и вообще как мы можем здесь убивать друг друга, когда столько зла за периметром угрожает нам, ведь мы должны совместно противостоять ему, ради нашего общего будущего. Только мирный исход этой битвы положит конец всему этому идиотизму. И если этих трупов вокруг тебе недостаточно, тогда хорошо мы можем продолжить, – следя за реакцией Вэйнона, говорил Кэйбл.

– Мы все пришли сюда чтобы доказать что наша армия сильнее. Пришли и умирали ради этого. В споре кто сильнее Армидея или СБК должна быть раз и навсегда поставлена кровавая точка. Среди этих трупов вокруг, для нас с тобой это должно быть делом чести.

– Наш конфликт вечен, он вытекает из нашей сущности. У нас сейчас есть возможность не поставить точку, а не допустить обострения. Обе наши армии сильны. Все что мы можем так это оставить вопрос открытым.

– Это сделает все произошедшее бессмысленным.

– Оно и так бессмысленно.

– Ты думаешь, мы можем вот так вот просто уйти несмотря ни на что, якобы ради общего будущего? – приведенный в замешательство словами Кэйбла, сказал Вэйнон.

– Ну конечно, ведь у нас здесь и сейчас не осталось никаких обязательств кроме предрассудков. Всем нам пора проявить мудрость и возвращаться, домой, – наблюдая спокойную реакцию оппонента, успокоившись сам, сказал Кэйбл.

– Конечно, извини за нос, но почему тогда ты мне сразу все это не сказал, когда мы в первый раз встретились, я вот только этого не понимаю. Или ты любишь боль? – расплывшись в улыбке, спросил Вэйнон.

– До последнего колебался, ведь поначалу я действительно хотел сразиться с тобой, – сказал Кэйбл, потирая свой смятый нос. – Потом, только когда увидел бессмысленные глаза своих солдат, понял что без пастуха их оставлять нельзя. Понял хотя и поздно, что надо и тебя переубедить, но когда ты несся на меня как сумасшедший, хотел, уже было передумать. Хорошо, что ты еще свой меч выкинул. А то сейчас неизвестно что уже творилось бы, – сказал Кэйбл и они оба тихо расхохотались.

Сердце Вэйнона медленно успокаивалось он, снова услышал успокаивающий тихий шум ветра в ушах, снова расслабленно смог посмотреть в вечно спокойное для него небо. «Все, тогда нужно уходить от сюда, чего здесь стоять?» – после небольшой паузы сказал Вэйнон. В ответ Кэйбл одобрительно закивал головой, добавив: «Да конечно, уводи их отсюда, пусть в этой битве победит здравый смысл». Уже уходя Вэйнон, остановился, и задал последний вопрос: «Слышь Кэйбл, а вы стрелами хоть запаслись для финальной схватки?». В ответ Кэйбл замер в оцепенении, понимая, что он совершенно упустил этот момент. Вэйнон видя его реакцию, рассмеялся, и сказав: «Ну ладно пока», пошел обратно к своим. «А вы-то запаслись?» – окрикнул его Кэйбл. «Да конечно, я как нормальный офицер проконтролировал этот момент, поэтому можно сказать у вас техническое поражение», – едва сдерживая смех, не оборачиваясь, ответил Вэйнон. «Ну, это еще не факт», – потерянно пробормотал себе под нос Кэйбл. Вэйнон вырвав из земли свой меч, расслабившись, периодически спотыкаясь о трупы, тихо шел обратно к своему строю.

– И что это такое там было? – подойдя к своему строю, услышал Вэйнон.

– Да ладно ребят ну эту войну пойдемте домой, и отметим свое выживание, – проходя сквозь строй, мимо расступающихся солдат натянув улыбку, сказал Вэйнон. «Ты что охренел, мы сюда не погулять пришли, мы не можем так просто уйти!» – преградив Вэйнону дорогу, с гневом произнес один из солдат. «Кто-нибудь долбаните его чем-нибудь тяжелым по башке, чтобы он не говорил всякой ерунды», – обходя этого солдата, с ухмылкой произнес Вэйнон, надеясь на положительную реакцию от остальных. Но оглядевшись по сторонам, увидел только одни злые наполненные претензиями прикованные к нему взгляды, окружающих солдат, от чего сам пришел в ярость. Остановившись, понимая, что они его не пропустят, Вэйнон решил высказаться. «Я своим поступком сейчас, только что превратил вас из кучи ходячих трупов в нормальных людей. Но это была не моя, а его идея. Я вообще-то тоже хотел, чтобы мы все подохли здесь, но да вот только он меня уже переубедил, у меня теперь настрой пропал. А вы хотите битвы? Пожалуйста, вон противник, а я пошел ДОМОЙ!» – выкрикнув последнее слово, закончил Вэйнон и сквозь толпу солдат, двинулся в сторону восточного выхода с долины. Солдаты, постояв немного со словами: «Ну ладно пойдемте пацаны», и последующими выкриками: «Ура мы идем домой!» откуда-то из окраин строя, медленно потянулись за Вэйноном. Хотя некоторые еще долго смотрели в сторону оставшегося врага не в силах смириться с решением Вэйнона.

– Подобрать всех раненных! Своих не бросаем! – раздавались крики сержантов. Послышались крики боли раненых поднимаемых с земли, укладываемых на специальные раскладные носилки. На пути Вэйнона возник полковник Смидс. Он, довольно улыбаясь, похлопал Вэйнона по плечу. Полковник подождал пока пройдут нормальные следующие за Вэйноном уставшие ребята и останется озлобленный сброд из увязших в безумии, те, что желают продолжения битвы. Несколько молодых солдат озлобленно глядя на врага, действительно не желали уходить. В их головах зрели мысли о том, чтобы наброситься на вражеские остатки, без приказа, заставить эту битву продолжиться. «А ну чего встали отморозки!» – крикнул на них полковник Смидс. Перечить или что-то возражать офицеру высшего ранга даже в своем безумии они не решились. «Чего замерли?! Только посмейте мне что-то вякнуть про Малдурум, вы у меня прямо здесь сейчас начнете нормативы по физподготовке сдавать. Выбросили все глупости из головы и убежали следом за остальными. Я по возвращении сам вами займусь, буду гонять вас, пока о смерти молить не начнете! Я вам покажу, что такое безумие. Бегом следом за остальными!» – прокричал полковник, солдаты с лютой злобой в глазах, вынужденно подчинились. «Бегом я сказал!» – полковник заставил их уставших перейти на бег. Положив тяжело раненных на носилки, тех раненых, что были мобильны, взяв под руки, неровной толпой уставшие солдаты с Вэйноном во главе направились к точке эвакуации.


На остывающем после битвы поле где-то среди тел погибших, в себя пришел избавленный от своего проклятия Ользер. В разгаре битвы ему хватило ума встать и, срываясь истерикой начать умолять сражающихся солдат остановиться. Результат был очевиден. В процессе окружающей его схватки ловкий боец СБК перебросил через себя армидейского громилу, который падая, своим огромным укрепленным железом ботинком с шипованной подошвой врезал Ользеру по голове. Уставший и измученный Ользер естественно потерял сознание, очнувшись только сейчас с кровавыми царапинами, саднящими на лице, оставшимися от шипов подошвы, с головой гудящей, будто с похмелья.

После мук проклятия несколько свободных вдохов наполненных радостью и легкостью, какой-то младенческой чистотой, и неизбежно отчищенный снова трезвый разум омрачает осознание всего случившегося и содеянного. Окружающее, еще дымящееся свежее поле брани сковывает его душу неописуемой тяжестью. Оставшиеся повсюду трупы говорят об ответственности. Задавленный чувством вины, желая довести эту битву до логического конца он, схватив с земли первый попавшийся меч, двинулся в сторону врага.

Закованные в темно-синюю броню солдаты белокаменной страны уже уходили. Кэйбл, изрядно потрепавший нервы, но все же сумевший убедить своих в бессмысленности дальнейшего кровопролития, одиноко стоял посреди поля брани. Успокаиваясь от каждого вдоха, видя, как уходят домой его сослуживцы, он решил задержаться немного и своеобразно попрощаться с изуродованной долиной Мак-Тауред. Вопреки наблюдаемому жуткому пейзажу его наполняла странная эйфория. Он не особо любил жизнь и вовсе к ней не тянулся, поэтому только в такие моменты, пройдя через кошмар, мог почувствовать на сердце радость. Инстинктивную подсознательную радость от факта продолжения жизни. Он знал, это скоро улетучиться, все снова станет серым и бессмысленным, поэтому старался как можно больше насладиться убаюкивающей его мертвой тишиной, которую дарует только поле брани. «Душевный отдых безумца» нарушила приближающаяся фигура потрепанного, измученного Ользера, возникновение которого в силу обстановки совершенно не удивляло Кэйбла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13