Вячеслав Лешков.

Точка столкновения. Очередное фэнтези



скачать книгу бесплатно

Битва при Мак-Тауред

События, положившие начало Арвладе позже в народе назовут «Первой Северной Чисткой», первой, поскольку за ней последовала и «Вторая». Оставшиеся после Первой Чистки остатки людских народов севера, не погибли и не вышли сдаваться добровольно, как планировалось. Они укрылись в глубинах лесов, откочевали дальше на север, сумели наладить быт, частично установить контакт друг с другом и фактом своего наличия представляли опасность для жителей Арвлады. В итоге по истечении десяти лет после официального объявления о создании Арвлады, правительство СБК при одобрении Верховного Совета приступило к полной зачистке Северной Половины или заключительной фазе «Создание Арвлады». Зачистка вовсе не подразумевала под собой ликвидацию, оставшихся людей никто не собирался убивать, наоборот солдатам было велено вступить с ними в контакт, подробно разъяснить безвыходность их положения и предложить капитуляцию (т.е. жизнь под контролем и опекой артэонов). Омрачать свою Арвладу кровопролитием не хотелось никому. Ничто не предвещало никакой опасности, но остатки народов севера решили так просто не сдаваться и уйти изрядно нашумев.

Все артэонские племена в основном расселились в Срединных Землях Северной Половины, раскинувшихся от безжизненных северных долин до дремучих лесов южной части; от западного берега реки Андары на востоке, условно до границ Белой Долины на западе. Естественно были и исключения из правил не желавшие следовать общим тенденциям, среди которых было одно племя, у которого поначалу и названия не было, их просто называли артэонами Аркея, в честь их Духа. Они избрали для себя домом живописное местечко на восточном побережье Северной Половины, в месте географически противоположном Белой Долине (цитадели СБК). Благодаря компактному размещению основной части артэонских племен Страна Белого Камня могла без лишней головной боли обеспечить безопасность своих младших братьев. Но артэоны Аркея поселились далеко в стороне, и с обжитого полюбившегося места не собирались уходить. Не желая влиять на их волю, правительство СБК, смирившись с их выбором, было вынуждено специально для их защиты выделять по батальону солдат. Нормальной дороги до места поселения подопечных Духа Аркея не было, они были фактически отрезаны, и как оказалось, недобитым бывшим жителям Северной Половины это было известно.

После того как артэоны преступили к реализации «Второй Чистки» несколько тысяч фанатиков из недобитых людских племен Северной Половины объединившись взяли в осаду деревушку артэонов Аркея. Это было их давним планом на случай когда рано или поздно артэоны все-таки вспомнят о них. Правительство СБК просто не ожидало от людей такой организованности, реально недооценив возможности врага, чем совершило жестокую ошибку.

Осадив деревушку люди знали, что подмога уже в пути и медлить нельзя, поэтому решили биться не на жизнь, а насмерть, не щадя себя устроив не битву, а свою собственную чистку. Сметя белокаменный батальон охраны, эти смертники-мстители устроили бойню мирного артэонского населения.

Спустя полчаса после начала атаки войска СБК на стальных птицах обрушились с небес, быстро перебив кровожадных людских мстителей, взяв ситуацию под контроль.

Деревня, объятая дымом, догорала, спасти удалось лишь чуть больше сотни артэонов Аркея. Из которых больше половины выжили благодаря медлительности и садизму своих палачей, успев обильно подвергнуться насилию и пыткам, остальные благодаря тому, что сумели хорошо спрятаться. От стерегущего деревню батальона солдат СБК даже ни одного раненного не осталось. Здешний хранитель Дух Аркей как обычно не помог, не стал вмешиваться в греховную грызню смертных. В итоге атака на артэонов Аркея оказалась медвежьей услугой другим осевшим в Северной Половине диким людям. Организовавшие нападение, естественно не выражали волю всех людей оставшихся в Северной Половине, остальные укрывшиеся в лесах людские племена об этом и знать не знали. Несмотря ни на что после такой выходки артэоны ответили полной зачисткой, ни о какой капитуляции, предложении сдаться добровольно как планировалось раньше теперь не могло быть и речи, не пожалели никого.

К моменту начала Второй Чистки вот уже десять лет Страна Белого Камня являлась сверхдержавой полностью контролировавшей Арвладу, по мощи превосходящей всех других себе подобных на территории Преферии. Правители гиганта понимали, что так будет не всегда, что рано или поздно другие артэоны Преферии тоже встанут на путь развития. И это было естественно, СБК нужны были мощные союзники для поддержания порядка и обороны Арвлады. Предполагалось, что процесс появления других преферийских артэонских государств будет протекать в контролируемых условиях, что развитие получат артэоны из Срединных Земель, и СБК будут помогать им, будут для них своеобразным старшим братом, чем спасут свое лидерство в Арвладе. Но в действительности все как всегда пошло наперекосяк.

Артэоны Аркея выжившие после атаки на их селение, вновь отвергнув предложения о переселении, решили несмотря ни на что остаться в живописном месте, которое когда-то решили сделать своим домом. Сделав определенные выводы после случившегося эти артэоны, решили не просто остаться на обжитом месте, а стать сильнее и научиться самостоятельно защищать себя. Их целью стало создание мощной непреступной крепости, стены которой могли бы укрыть их от любых врагов. Чтобы в дальнейшем жить самостоятельно, не полагаясь на защиту СБК. Воплощение таких планов естественно потребовало от артэонов Аркея овладения рядом технологий, что в свою очередь привело их к определенному прогрессу. Возведя крепость, восполнив свою численность, артэоны Аркея осознали свое преображение, поняли, что они уже не то маленькое мирное лесное племя, которым они были когда-то, то племя погибло во время свершения кровавой мести остатками народов Северной Половины. Понесшиеся в потоке развития артэоны Аркея в итоге создали второе артэонское государство Преферии – Армидею. Правительство СБК конечно пыталось остановить процесс создания государства подопечными Аркея на ранних стадиях путем уговоров и искусственных преград, но все их попытки оказались тщетны.

Выросшая из крепости на основе идей обороны Армидея являлась городом-полисом – огромным городом-крепостью, являвшим собой целое государство. В настоящее время это был мегаполис с населением свыше десяти миллионов артэонов, дома, в центре которого достигали в высоту шестнадцати этажей и для странников с непривычки казались касавшимися небес. Золотой город – так по-другому называли Армидею, ведь солнечными днями ее улицы в прямом смысле сияли золотом. Стены, окружающие город выстроенные в три ряда, достигали двадцати пяти метров в высоту, и четырех метров в толщину. Разумеется, в наличии появилась армия в миллион солдат.

Так же как и все прочие артэонские общества, отступившие от грани разумности ради безопасности, создав государство, обзаведшись мощной армией, обеспечив свою полную защиту, Армидея стала участником геополитической игры. Как обычно: артэонская общественность, насытившись безопасностью и благополучием вполне естественно начала требовать изменений в окружающем мире, а коварная власть стала использовать это в своих целях. Армидея была втянута в подлую и мерзкую борьбу за лидерство в новом свете, созрела до того чтобы начать силой нести «мир и процветание» в дикие общества на юге.

На севере у артэонов царил мир и покой, а на юге – за периметром начинался хаос и разруха. Разумеется, прекрасный артэонский мир требовал изоляции от дикого юга. Артэонам, в лице армии СБК, неся потери, постоянно приходилось защищать пролегающую посередине Преферии границу с Южной Половиной, отражая реальные атаки или терпя различные провокации. Ведь люди не забыли и не могли простить преферийским артэонам «войны за очищение севера», этот плевок в адрес всего человечества. Общая ненависть к артэонам была единственным, что объединяло разрозненное дикое загнанное на юг человечество, и люди были готовы жертвовать собой, лишь бы нанести ненавистной Арвладе кровавые раны. Поэтому присоединение армии Армидеи к обороне границы было более чем актуальным.

Армия СБК надежно удерживала сухопутную часть границы между преферийскими половинами, открытыми оставались только водные рубежи Арвлады. Защита которых посредствам давления через Верховный Совет была возложена на молодую Армидею. Армидейские власти были вынуждены переориентировать свою армию для защиты водных территорий, обзавестись флотом и переименовать основную ударную часть своих вооруженных сил в морскую пехоту, как бы странно это не выглядело в случае с Преферией.

Противостояние людей и артэонов, юга и севера в Преферии не ограничивалось одними лишь столкновениями на границе. С официальной точки зрения артэоны как якобы разумные существа не могли забыть о простых несчастных людях, оставшихся на юге. Артэонская общественность реально требовала от армий помощи обычным людям Южной Половины, под этим давлением артэонские правители не могли забыть о судьбе юга, вернее делали вид, что им не все равно. Артэоны в лице своих армий под видом миротворцев регулярно вторгались на юг, якобы для того чтобы навести порядок в этих диких землях. Свергали тиранов и диктаторов, поддерживали тех кто, по их мнению, был правым в бесконечных южных войнах. Вот только реальной пользы все это миротворчество не приносило. Наоборот вопреки «помощи» артэонов ситуация на юге становилась все хуже и хуже. Все это от того что артэоны – разумнейшие из смертных плохие миротворцы и артэонские правительства бесконечно совершают ошибки? А может весь этот хаос и ужас наполняющий юг это и есть то самое что реально нужно артэонам, и истинные цели артэонских элит противоположны тем, которые они заявляют публично? Так или иначе, юная армия Армидеи оказалась втянута и во всю эту миротворческую войну тоже.

С момента возникновения Армидеи было понятно, что на такой маленькой территории, которую ей пришлось делить с СБК, двум сверхдержавам ужиться будет сложно. Хотя поначалу все складывалось довольно-таки гладко, официально Армидея подчинялась СБК, не перечила своему старшему брату. Но, чем дольше существовала Армидея тем больше становилось ее своеволие. В итоге конфликт, зародившийся давно, перешел в официальное поле, и правительство СБК официально объявило Армидеи войну. Что стало первым кризисом, обрушившимся на мирные земли Арвлады, до этого не знавшие проблем. Недаром Армидею в шутку называют проклятием, оставленным Арвладе уничтоженными людьми севера.


Сразу после официального объявления войны две наспех сформированные армии численностью по пятнадцать тысяч двинулись навстречу друг другу. Выясняя отношения, артэоны решили остаться культурными, договорились о месте встречи. Местом столкновения двух армий была выбрана долина Мак-Тауред расположенная примерно посередине между враждующими сторонами. Эта украшенная редкими цветами и густой травой с изредка встречающимися деревьями долина раскинулась между двумя стенами холмов, сужающимися по краям и расширяющимися по центру. Идеальное место для битвы уже использовавшееся в этих целях за недолгую преферийскую историю, со всех сторон окруженное дремучими болотистыми лесами, отрезанное крутыми склонами поросших вековыми деревьями холмов. Противник здесь не расползется, не зайдет с флангов и не обойдет с тыла, здесь было возможно только прямое лобовое столкновение.

Было раннее утро, долина только начала избавляться от оков утреннего тумана, все замерло в странной мертвой тишине. Утреннюю идиллию болезненными стонами нарушил человек, спотыкаясь несущийся по долине с восточной стороны. На первый взгляд это был либо бродяга, либо какой-то сумасшедший. Одетый в лохмотья, коротко стриженый, босоногий, измазанный в грязи громила ростом под два метра. Слишком «гладкая» внешность выдавала в нем артэона. В таком виде, в такую рань непонятно для чего он прибежал в место, где вот-вот должна грянуть битва.

Этого артэона сюда привело проклятие точившее душу. К объявленной войне и к тому кровопролитию, которое должно было случиться, он имел прямое отношение, можно сказать, являлся всему причиной. В этом мире подобные деяния не всегда сходят с рук просто так, и как порой бывает здесь, он заработал проклятие, аналогично тому, как в иных мирах заражаются болезнями. Проклятие злого прорицательства – так называлось это мистическое заболевание, синдромами которого являлись видения грядущего зла причиной которого являлся пораженный. Видения также сопровождались переживаниями физической боли от угасания каждой жизни, что в этих видениях являлась. Пораженный этим проклятием в прямом смысле переживал каждую смерть косвенной причиной, которой являлся. Первый приступ проклятого прорицательства у сорока двух летнего армидейского майора Ользера случился трое суток назад, затем мучения стали невыносимы и он, не желая врать, сбежал из города решив пережить заслуженную кару в одиночку где-то в стороне. Мучаясь от ужасной боли Ользер скитался по лесам, мечтая встретить свою смерть, но безуспешно и будучи доведенным до отчаяния своим проклятием он прибежал сюда, в место которое он постоянно видел в своих непрекращающихся кошмарных видениях. Уставший, измученный проклятием заблудившийся в эмоциях артэон, не отдавая отчета своим действиям, он хотел попытаться остановить надвигающееся безумие.

Добежав до середины долины, Ользер рухнул на колени, его ноги подкосились. Усталость и изможденность усиливались болью изрезанных о камни босых ступней. Увидев впереди себя небольшую канаву, заполненную застоявшейся заболоченной водой, он подполз к ней, желая омыть лицо и немного охладиться. Чтобы вода не попала в глаза, ему пришлось закрыть их, лишь на доли секунды, но как только его веки сомкнулись, пришло очередное видение. Он вновь услышал крики раненых и умирающих. С ужасом открыв глаза, в луже перед собой он увидел три мертвых тела, в одном из которых осталось заляпанное кровавыми следами рук копье. Все вокруг было заволочено едким дымом, несущим в себе примесь горелой травы, деревьев и человеческой плоти. Вода в болотистой луже была красной от крови, в воде зачерпнутой его руками плавали черные кровавые сгустки. Ользер с ужасом выплеснул воду обратно, повалился на землю, заткнул уши руками и, закрыв глаза начал кричать и умолять непонятно кого, чтобы все это прекратилось.

Не успев прийти в себя после очередного приступа, Ользер услышал звуки приближающейся с востока армии. «Армидейцы» – подумал он, с ужасом открыв глаза. Поднявшись на ноги, он тяжело посмотрел в сторону восточного входа в долину. Из тумана доносились звуки одновременно ударяющихся о землю пятнадцати тысяч армейских ботинок утяжеленных железным защитным покрытием, а также скрежет железа брони. Туман как будто ожил и расступился перед армидейцами, отдельные его клочки разлетелись как проснувшиеся призраки. Армидейцы шли ровными колоннами, на ходу растягиваясь на ширину долины, демонстрируя свою блестящую строевую подготовку. Над их строем разносились разрывающие голосовые связки офицеров крики: «Раз, раз. Раз, два, три!» – команды, подающиеся под левую ногу, чтобы солдаты не сбивали шаг.

Артэоны особое внимание уделяли экипировке солдат, что вполне естественно, ведь оснащение их армий не зависело от богатства казны. Артэонские солдаты были облачены в стальные костюмы, полностью защищавшие их тела, внешне подобные доспехам – бронекостюмы органического типа как они сами их называли. Бронекостюмы артэонских солдат были достижением алхимических технологий. Под алхимией в этом мире понималась наука, ставящая своей целью создание магических технологий дающих возможность использовать магию без прямого постоянного участия магов. Волшебные руны, знаки были главным орудием алхимии. Маг начертает руну на предмете, и определенные магические свойства, заложенные в руну, переходят предмету. Например, начертание магом определенной руны на молоте кузнеца наделяет этот молот волшебными качествами и кузнец может спокойно ковать какие-нибудь волшебные мечи. Благодаря развитости алхимии в этом мире магия была поставлена на поток. В мире артэонов, за стенами городов развитой артэонской цивилизации в полной мере овладевшей и использующей магические технологии разные волшебные вещи штамповались потоком на конвейерах.

Органические бронекостюмы были сделаны из металла и название свое получили из-за особых свойств. Запитанный от энергии живых тел «Аноромне» выведенной магами, после одевания стальной костюм весом в десятки килограмм вступал в слияние с организмом носителя и буквально становился с ним одним целым. Сталь переставала скрипеть и всячески стеснять движение, покрывающий сверху стальной панцирь, сливаясь с телом, абсолютно не ощущался. Также благодаря внутреннему скелетному каркасу, скрытому под бронепластинами, стандартные бронекостюмы артэонских армий имели ряд экзоскелетных качеств. Например, все носимое на поясе стандартное снаряжение, включая меч, также теряло для носителя свой вес, абсолютно не обременяя его.

Однако металл, из которого был сделан костюм среднестатистического пехотинца, был всего лишь несколько миллиметров в толщину, кроме каски и нескольких основных бронепластин, поэтому при определенных условиях его можно было пробить. Это являлось следствием недостаточной развитости алхимических технологий на данный момент, поскольку при увеличении толщины брони костюм в процессе контакта с носителем начинал больше использовать энергию его тела, что приводило к постепенному обезвоживанию организма носителя.

Как и во всяком неразвитом мире, войны здесь (основная их часть) представляли собой массовые сражения с использованием всевозможного холодного оружия. В отсутствии развития воины рубились на мечах, несмотря на идущие мимо тысячелетия. В условиях массовых сражений, чем ярче, индивидуальней внешне выглядит солдат тем лучше. В разгаре битвы, когда начинается мясорубка, где все машут мечами пытаясь уничтожить все вокруг, очень велика вероятность случайного братоубийства. В таких условиях яркий уникальный внешний вид главное, что может спасти от роковой ошибки.

Армидейцы избрали для своих бронекостюмов яркий золотистый цвет в честь основного тона своего города, позолоченные стальные крыши которого солнечным днем сияли, будто отлитые из золота. На головах армидейских солдат вполне стандартная круглая шлем-каска, с опускающимся треугольным забралом острым верхним углом, защищающим полностью всю переносицу. В остальном их экипировка была вполне стандартной, кроме одного момента к защитным и боевым качествам отношения не имеющим. Армидейцы произошли от дикого племени, взятого под опеку Духом, поэтому им были присущи некоторые традиции, унаследованные от своих далеких предков, одной из которых было нанесение боевого окраса перед битвой. И по сей день уже, будучи солдатами армидейской армии они почитали эту традицию, раскрашивая свои лица черным камуфляжным кремом, сам узор включал в себя обязательную обводку вокруг глаз как у женщин, переборщивших с макияжем, в остальном лицо покрывалось черными линиями по желанию. В их рядах царила железная дисциплина на лицах никаких бород, ничего лишнего, в строю здесь царит мертвая тишина.

Армидейский строй растянулся по ширине долины от края до края. От командира полка шедшего посередине, от остальных отличающегося только полковничьими звездами на наплечных бронепластинах, послышалась команда: «Бойцы! На месте! Стой!», разносимая эхом по всему строю дублирующими ее командирами от вышестоящего к нижестоящему. После чего все армада разом остановилась, подравнявшись, замерла в ожидании. Серые висящие в небе облака расступились, армидейский строй озарили лучи света, в которых их золотистая броня, в это утро начищенная до блеска буквально засияла. Расступившийся туман, лучи света эффектно озарившие замерший в боевой готовности строй, все это говорило о присутствии боевых магов в составе армидейской сборной.

Боевой маг, в данном случае это просто разновидность солдата артэонской армии, использующего магию как оружие, с естестворожденными магами данный субъект не имел ничего общего.

Все маги делились на естестворожденных и обращенных. Естестворожденные маги это понятно те немногие избранные, наделенные магической силой с самого рождения (от природы). Как и любые великие из людей, возвышающиеся над обществом естестворожденные маги, для облегчения своей жизни окружали себя верными слугами, учениками. Каждый второй маг создавал себе магический орден своего имени, в который входили те самые отобранные им верные слуги и ученики. С вошедшими в орден маги делились своей силой в прямом смысле. Маг – глава ордена становился магом-источником для своих учеников и слуг, становившимися магами-пользователями его силы или обращенными магами. Магическая сила и способности магов-пользователей (обращенных) были ограничены силой своего мага-источника и не могли превышать их. Эти маги не могли свободно познавать магию, поскольку не имели к ней прямого доступа, не могли сами создавать заклинания, они могли лишь пользоваться известной магией раскрытой истинными магами в пределах ограниченных способностями мага-источника.

Существовало два способа передачи силы мага-источника (естестворожденного) магам-пользователям. Первый это ритуал прямого обращения. Когда маг-источник через прикосновение пронизывал магией тело будущего пользователя своей силы, напрямую передавая ему свои способности. Прямого обращения удостаивались лишь единицы – самые верные и преданные магу слуги, в которых он был уверен на сто процентов. Второй способ обращения, более распространенный, это наделение мага-пользователя предметом проводником магической силы. Предметом проводником могло быть все что угодно, чаще всего какой-то носимый атрибут постоянно присутствующий на теле: волшебное кольцо, ожерелье и т. д. Ограничений не было. Естестворожденные маги сами создавали предметы проводники, пронизывали их своей силой и даровали их своим будущим магам-пользователям. Надевая предмет-проводник, произнося активирующее его заклинание, маги-пользователи получали доступ к силе своего источника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное