Вячеслав Кумин.

Рой



скачать книгу бесплатно

– Вперед! – приказал Эрген. – А то сейчас сами провалимся…

Никто медлить не стал, и сталкеры шаг за шагом продолжили спуск, выходя из непроглядного задымления.

Насекомые, после первых понесенных массовых потерь, словно осознав своим коллективным разумом, что чужаки им не по их жвалам с кислотой и надо спастись хоть кому-нибудь для продолжения рода, раз уж прежние кладки не отстоять, стали разбегаться и прятаться.

12

– Вперед! Сейчас, пока они не очухались, главное как можно быстрее пробиться к следующей переборке! – скорее, для Роева как новичка скомандовал Эрген.

Владислав кивнул. С тактикой он был ознакомлен и помнил из пояснений, что возможна новая волна атаки, гораздо более массированная, ведь отряд прошел едва ли пятую часть пути, а значит, там до черта всяких тварей.

И бойцы пошли на прорыв, реагируя только на серьезные атаки. К счастью. их было не слишком много, и сталкеры справлялись с ними ружейным огнем, перемалывая мелких насекомых в фарш дробью, это помимо воздействия на противника огнем и кислотой.

Где-то на полпути перед сталкерами встал монстр полутораметровой высоты, отдаленно напоминавший краба. Очень сильно отдаленно. Стоял он на шести остроконечных лапах, четырех опорных коротких и двух длинных – боевых. Из его тулова, покрытого прочным серым панцирем, вверх вытягивалось полуметровое тело с приплюснутой башкой. Из этого тела росли две короткие, но очень мощные клешни. И тело с головой также было забронировано. Выглядел он очень массивно и из-за своей брони даже на вид тяжело. Весил монстр действительно немало, кило под пятьсот.

Опасаться, как Роев уже знал, требовалось двух длинных четырехсуставчатых боевых лап, коими этот краб мог действовать точно копьями. Ну и под остальные конечности тоже попадать не стоило. Тем более подставлять шею в зону действия клешни.

Этакий мини-босс сектора.

– Видз!!! – заорал огнеметчик Хэш, отскакивая назад и в сторону, после того как выдал длинную струю пламени. – Твой выход!

Пламя не только не причинило этому монстру вреда, но только разозлило его, и он, пылая праведным гневом, довольно резво, несмотря на кажущуюся неуклюжесть и излишнюю массивность, понесся по ступенькам навстречу врагам.

Кислотник в данном случае тоже ничем не мог помочь, пока кислота разъест панцирь, эта тварь всех собьет с ног и истыкает насквозь своими боевыми конечностями, а потом расчленит на мелкие кусочки клешнями.

Видз не подкачал, и его пулемет выдал длинную очередь.

Роев увидел, как монстр с первыми попаданиями в корпус прижал конечности и голову к туловищу, и они буквально состыковались с грудью, образуя сплошную покатую бронепластину, при этом глаза – самая уязвимая часть монстра – оказались скрыты броней. Но даже потеряв обзор, мутантный краб-переросток продолжил движение вперед, и не сказать, что он при этом сильно замедлился.

Впрочем, пулеметчик и не думал палить по башке – сотрясение головного мозга все равно не вызвать, только пули тратить, ведь они буквально рикошетили от брони монстра, его целью стали как раз длинные боевые конечности.

«Тут кумулятивная граната нужна! – подумал Роев в легком оцепенении, но оно и понятно, одно дело видеть эту тварь на картинке и читать ее характеристики и совсем другое наблюдать вживую, да еще когда она тебя атакует. – Залепить в грудину из РПГ, и все дела!»

Но чего не было, того не было, и это Владислава удивило.

Он сильно сомневался, что тут не додумались до такого эффективного боеприпаса, оставалось только выяснить, почему они не используются в борьбе с такими серьезными тварями.

Мутант после первых попаданий в основание боевых конечностей осознал опасность для себя и стал маневрировать, разворачиваясь всем корпусом то влево, то вправо, пытаясь закрыть наиболее уязвимые части своей броней, и может быть, ему удалась бы его тактика, но из-за этих маневров он еще больше замедлился, и все его танцы не спасли от закономерного результата пулеметной снайперской стрельбы. Вэтом Видз был дока.

В конце концов, монстр лишился правой конечности, и, видимо, приступ боли оказался столь силен, что он приподнял голову, и из его пасти вырвался резкий, бьющий по ушам крик. Роева даже слегка качнуло от болезненного ощущения, что охватило его…

«А был ли крик в действительности? – вдруг подумалось Владиславу, так как он не заметил, чтобы остальные члены отряда как-то на него отреагировали. – Разве что они ожидали чего-то подобного и были готовы…»

Впрочем, в следующую секунду ему стало не до анализа произошедшего.

Мгновения раскрытия монстром хватило бойцам, чтобы разрядить в него свои дробовики, и тот лишился одного глаза, получил пару дополнительных ранений в район стыка головы и тулова, ибо шеи как таковой у него не имелось, после чего монстр вновь закрылся и продолжил атаку в более резвом темпе.

Тут у пулеметчика кончились патроны, и он принялся спешно перезаряжаться.

– Стреляйте! Бейте ему под опорные лапы!!! Заставьте его споткнуться!!! – кричал командир, сам в бешеном темпе долбя из своего дробовика.

Все, у кого были дробовики, в том числе Роев, принялись бить по лапам монстра. Снопы картечи подсекали лапы, и тот таки споткнулся. Плюхнувшись на брюхо, он даже скатился на несколько метров вниз. Этим сталкеры выиграли дополнительное время, в течение которого Видз закончил перезарядку своего оружия и вновь вышел вперед. Он начал долбить вторую боевую лапу монстру, что успел встать и вновь начать подъем навстречу врагам, вторгшимся в его угодья.

Со второй конечностью пулеметчик расправился еще быстрее, ведь монстр сократил дистанцию так, что промахнуться в принципе было сложно, но даже отсутствие длинных боевых лап не значило, что монстр стал безопасен. Остались еще две бритвенно-острые клешни, ну и четыре короткие ходовые лапы, которыми он также мог драться, пусть и не столь ловко, как боевыми, но вот «потанцевать» на раненом он мог вполне резво.

А выбить клешни по принципу боевых лап пулеметчик не мог, так как монстр эти конечности прижал к телу, создавая монолитную броню, что почти не поддавалась бронебойным пулям.

Впрочем, дистанция сократилась настолько, что бронебойные пули все же начали оправдывать свое название, и, если пуля попадала в стык, то она словно отжимала конечность от тела и проникала внутрь, нанося болезненную рану. Другое дело, что таких попаданий было немного.

К тому же пулеметчик вновь вынужден был отойти за спины своих товарищей – на очередную перезарядку.

Монстр, что подобрался уже вплотную, почувствовал снижение активности противника и стремительно, неожиданным прыжком сократив дистанцию, резво атаковал.

Сталкеры суматошно палили по нему из дробовиков, постоянно отступая, но монстр словно не обращал на это внимание, атакуя то одного, то другого, но пока бойцам удавалось избегать клинча.

В какой-то момент Владислав оказался на переднем краю, пока остальные отскочили назад и быстро перезаряжались.

Выстрел, выстрел, выстрел…

Монстр кинулся на Роева, и он уже хотел отскочить в сторону, но чертовы джунгли сказали свое слово. Лиана обхватила его ногу, резко дернула, и Роев рухнул на спину.

Крабовидный мутант оказался тут как тут и попытался растоптать свою добычу, так что Владиславу пришлось хорошенько покрутиться, чтобы не быть пронзенным острыми лапами, чему очень мешала лиана и из-за чего несколько раз лапы монстра все же били по телу Роева, но пока по броневым накладкам соскальзывая с них.

Видимо, крабу это надоело, и он попытался откусить голову своей жертве. Клешня буквально выстрелила вперед, чтобы перекусить шею Роева, но ему удалось подставить на ее пути дробовик.

И быть бы Владиславу растоптанным, тем более что хищное растение обвило не только ногу, но второй лианой схватило еще и за руку, практически полностью лишая подвижности, но Видз вместе с остальными бойцами закончили перезарядку и открыли ураганную стрельбу в упор.

– Получай, тварь!!!

Броня монстра все же не выдержала такого напора, и ее стало рвать на куски. Еще пара секунд стрельбы, и она оказалась окончательно пробита. Из образовавшейся дыры стала выплескиваться темная бурая жидкость.

Роев все же несколько раз получил от краба-мутанта ходулями, пока тот топтался на месте под огнем сталкеров, но, несмотря на лианы, он смог извернуться, и удары вышли касательными, хоть и болезненными.

Монстр наконец пал, судорожно дергая лапами.

Владислава тем временем «индейцы» освободили от лиан, перерубив их клинками.

– Ну как ты? – спросил командир, помогая подняться.

– Вроде цел…

Роева после пережитого изрядно потряхивало, хотелось сесть и успокоиться, но рассиживаться было некогда. Следовало воспользоваться плодами победы.

– Тогда вперед!

И отряд сталкеров снова с максимальной скоростью продолжил спуск. Стреляли, жгли огнем и кислотой попадавшихся на пути тварей, что не только не сбегали, но, наоборот, продолжали атаковать пришельцев.

В конце концов, отряд достиг своей цели.

– Плохо дело, – со вздохом заметил Эрген, закрывая дверь в коридор, для чего сначала пришлось хорошенько поработать мачете, обрубая всю растительность, что сковала собой дверь и густо росла через проем.

При этом регулярно приходилось хвататься за оружие и отражать массированные атаки тварей из соседнего сектора.

– Почему?

Владислав после произошедшего откровенно тупил. Затянувшаяся схватка его изрядно вымотала, и он все еще находился под впечатлением атаки краба-мутанта, ведь еще немного – и монстр его растоптал бы. Жизнь висела на волоске…

«А сколько таких опасных моментов будет еще?» – думалось ему.

– Будь коридор перекрыт, мы бы их тут всех передавили, и все дела. Заблокировали бы дыры, из которых они сюда набились, и не было бы никаких проблем при следующем продвижении.

– Не догоняю, – признался Роев, действительно что-то не очень хорошо соображая после первой стычки с бункерной живностью. В голове странно шумело, сильно отвлекая. – Чем плохо-то? Сбежали, и фиг с ними…

– А если подумать?

Владислав взял себя под контроль, сосредоточив все внимание на осмыслении обстановки, а поняв, чертыхнулся.

– Ну и? – невесело усмехнулся Эрген, требуя ответа.

– Туда свалила куча раненых тварей разной степени готовности, от крови с мясом до хорошо прожаренных, и их аппетитный запах привлечет тех, кто покрупнее, с кем нам связываться не желательно как можно дольше.

– Молодец, можешь, когда хочешь. Ладно, за работу, парни. И не зеваем…

Да, то, что бойцы добрались до дверей и закрыли ее, не заканчивало их работу. Теперь сталкерам требовалось уничтожить всю живность, что обитала в данном секторе. По крайней мере, самую крупную и опасную ее часть. После этого пришлют чистильщиков, не столь резвых бойцов, типа стариков, что уже смогут самостоятельно разобраться со всякой почти неопасной мелочью, а потом рабы-уборщики начнут очищать сектор от биомассы.

Отряд начал восхождение наверх. Собственно, большой активности бойцы сейчас не проявляли, в данный момент их целью было добраться до «желтой зоны» и отдохнуть. На сегодня для сталкеров все завершилось.

13

Восхождение заняло раза в три больше времени, чем спуск, но оно и понятно, подниматься вверх – это вам не спускаться вниз, тяжело, да и вымотались во время спуска. Опять же то и дело приходилось задерживаться для того, чтобы зачистить какое-нибудь гнездо, пропущенное во время спешки при спуске вниз.

Роев с особой жестокостью расправился с хищным кустом, что чуть не подвел его под монастырь во время схватки с крамбом – так звали это крабовидное чудовище.

Эрген как командир продолжал жестко контролировать ситуацию.

– Не расслабляться! А то до трети потерь приходится как раз на такой вот момент, когда, казалось бы, основное дело сделано и осталось только провести окончательную зачистку.

Бойцы действительно немного расслабились, из-за чего чуть не поплатились. Точнее, Владислав потерял концентрацию и, не обратив внимания на пару особенностей, подошел, дабы добить особенно большого жука, и тут его обстрелял шиповник.

– Вот гад… – ошалело пробормотал он, вытаскивая из одежды длинные ядовитые шипы.

– Как он нас в прошлый раз не обстрелял? – удивился Роев. – Мы же точно тут проходили! Если не ближе…

– Тогда мы тут плотной толпой перлись, а сейчас ты в одиночку сунулся. Вот он и решил, что ты вполне годишься на удобрение…

– А не слишком ли умно для растения?! – чуть истерично выкрикнул Владислав, чья психика уже не выдерживала всего, что тут происходило. – Этот куст что, считать умеет?!

– Для растения – слишком, – спокойно согласился командир и добавил: – Для обычного. Только не забывай, что это бункер Древних, а они те еще выдумщики были. Ну и чего только нет в этой вселенной? Может, где-то есть разумные растения? Или вот этот куст как раз на пути к разуму эволюционирует… считать уже научился.

– Ну, этот уже никуда эволюционировать не станет, – сказал огнеметчик и окатил куст шиповника длинной струей пламени.

Куст начал извиваться, и во все стороны хаотично полетели иголки, словно ракеты, оставлявшие за собой дымный шлейф.

Шли сталкеры не просто так, помимо добивания тварей и разорения кладок занимались поиском неизвестных видов или подвидов уже хорошо знакомых тварей. Но ничего оригинального не нашли. Не сказать, чтобы сталкеры в каждом выходе обнаруживали новые виды или подвиды тварей, но эволюционировали и видоизменялись они, по утверждению бывалых, очень быстро.

– Слушай, командир, а почему используются только пули, огонь и кислота? – задал давно вертящийся на языке вопрос Роев, когда они добрались до краба-мутанта, а сам он разделался с хищными лианами.

– А что еще?

– Кумулятивная граната вот для такого гада была бы в самый раз! Один выстрел, и его бы разнесло на мелкие кусочки. И не пришлось бы с ним столько возиться.

– Это да… – согласился Эрген. – Кумулятивный боеприпас сделал бы его на раз. Вот только если хоть один раз промажешь, а точнее он уйдет после попадания живым, то… следующего, где-нибудь через полгода, уже не факт что пробьешь. По крайней мере, пулями его уже точно будет не взять. А пока справляемся. Эти сволочи даже на моей памяти были похлипче. Собственно, этот монстр следующее звено эволюции. Раньше Видз такого на полпути бы раздербанил.

– Вот блин… Надо тогда теперь сети с собой таскать, чтобы он своими конечностями в ней путался…

– Хорошая мысль, – кивнул Эрген. – Действительно не помешает, причем не только против крамбов, но и еще против пары подобных гадов. Другое дело, что на все случаи жизни средствами все равно не напасешься, так что лучше таскать с собой побольше патронов и смеси для огнеметчика и кислотника. Но для крамба, если они теперь все такие стали, действительно стоит заказать. Хотя не думаю, что заказ удовлетворят…

– Почему?

– С таким вооружением мы станем опасны уже для хозяев, если вдруг решим взбунтоваться, чтобы если не завоевать свободу, то по крайней мере попытаться убить своих поработителей. Ведь данными гранатами уже вполне можем подбить боевого дрона, что для нашего пулевого оружия практически неуязвим.

– Ясно.

Владислав получил возможность посмотреть на обитателей бункера вживую, а точнее в данном случае вмертвую, более пристально, а то до сего момента было как-то не до разглядывания. Насекомовидные твари выглядели отвратно, какие-то белесые с отчетливо виденными прожилками кровеносных сосудов, или что там у насекомых течет вместо крови… Глаза у разных видов разные, у кого-то темные бусинки, у кого-то белые с красными точками зрачков. У иных вообще глаза атрофированы и затянуты кожицей.

Роев вообще был удивлен, что они у всех не атрофировались и не исчезли при жизни в полной темноте. Впрочем, что-то подсказывало ему, что некоторые виды перешли на иной диапазон зрения, тот же инфракрасный или вовсе аналог «прибора ночного видения».

Впрочем, осмотром на предмет обнаружения новых видов, скорее, занимались краснокожие. Более того, особенно хорошо прожаренные тушки они с удовольствием жрали прямо на месте, благо большая часть удушливого дыма куда-то рассосалась, хотя, как Роев уже знал, вентиляция здесь не работала – плотно забита биомассой. Так что вполне вероятно, что дым и прочие продукты горения уже переработаны растительностью.

– А ты местную живность пробовал когда-нибудь? – поинтересовался Владислав у Эргена, кивнув на «индейцев», как он их окончательно прозвал для себя, что увлеченно хрустели чем-то словно чипсами.

Эрген кивнул.

– И как?

– Смотря что. Потом проведу ликбез о вкусовых качествах местной флоры и фауны, что можно жрать, а что не стоит даже при угрозе голодной смерти. Сейчас не до кулинарии…

Может, и не до кулинарии, а бойцы все же то и дело подбирали и складывали в тачки тушки различных тварей, больше похожих на скорпионов. Тараканьими лапками баловались только краснокожие. От крамба тоже оторвали ноги, как и подобрали отстреленные пулеметчиком боевые лапы. Значит, на ужин обещали быть местные деликатесы.

В туше этого мини-босса уровня уже кто-то копошился, не то поедая, не то откладывая яйца с личинками, так что туда щедро плеснули кислотой, а то оглянуться не успеешь, как оттуда полезет всякая пакость, так и норовящая тебя укусить, причем уже эволюционировавшая и более приспособленная в ответ на агрессивные действия огнем и кислотой. Сталкерам такого счастья не надо. Чем позже появятся более защищенные особи, тем лучше.

Так что понятно неудовольствие бойцов, когда выяснилось, что дверь сектора была открыта и туда смылась куча этих тварей разной степени поджаренности и изъеденности кислотой. Это значит, что если их сразу не сожрут, как слабых и из-за искалеченности не способных дать отпор, другие твари и они смогут в каком-нибудь закутке немного восстановиться, то дадут более продвинутое в плане защищенности потомство. Так что вся надежда, что их там все-таки захавают.

Это тут, где сталкеры выбили почти всех монстров и у оставшихся хищников есть более доступная еда просто в гигантских количествах, так что не нужно отвлекаться на охоту даже за ослабшими особями, у них был гораздо более весомый шанс на передачу потомству, скажем так, технического задания на свое генетическое усовершенствование. А потому им нельзя было дать вырасти и разбежаться.

14

Ужин получился просто высший класс, особенно если сравнивать с тошнотворными сухпайками. Прихваченную с собой живность варили, запекали в углях и жарили на огне. Все это сдабривали различными соусами – от тривиального, томатного, до каких-то навороченных: кислых, сладких, острых… Дешевыми, конечно, типа тех, что выдают в самолетах, но по здешним реалиям это ценилось как ресторанное блюдо высшего класса.

– Откуда богатство? – кивнул Владислав Роев на эти пакетики.

– Да выдают нам в качестве поощрения, – криво усмехнулся Эрген. – Вообще, это излишки из каких-то пайков, которыми не воспользовались. В иных офицерских комплектах сразу несколько на выбор кладется. Вот нам и скидывают, что остались неупотребленными.

Роев понятливо кивнул.

– А чего тогда обычные сухпаи ими не сдабриваете?

– Так говорю же, что поощрение. Можно устроить пару-тройку таких вот ужинов, а на большее не хватает. И потом, солдатский сухпай сколько ни улучшай – лучше он почему-то почти не становится, только добро впустую переводишь. Такие вот дела.

– Ясно…

– Эх, сейчас бы под такое дело чего покрепче выпить, – с тяжелым вздохом посетовал пулеметчик.

«Это да, – мысленно согласился Владислав. – Под такие деликатесы действительно неплохо было бы хлебнуть хорошего винца, да и вообще после такого выхода неплохо бы стресс снять».

Вкус у местной живности был специфический, но весьма недурной, особенно если с приправами. Бокал вина под такой деликатес действительно бы не помешал, но увы, ничего спиртосодержащего хозяева в принципе не давали. Потом по возращению желающим дадут какого-нибудь дешевого пойла или наркоты, а на задании это только лишние потери спровоцирует. Ведь кто-то обязательно употребит для храбрости до, а не после рейда для расслабона.

– А что по растительному миру? – спросил Роев с прицелом на будущее.

Все-таки, несмотря на все местные ужасы, он все еще не оставлял возможность побега именно внутри бункера Древних. Никаких конкретных планов не было, но и оставаться рабом не собирался по определению, так сказать, лучше умереть свободным, чем таскать для хозяев каштаны из огня.

А что до его интереса по растительной пище, так общеизвестно, что одним мясом питаться нельзя. Нужна и растительная еда. Клетчатка. Если нет в достаточном количестве хорошо усвояемой растительной пищи, то побег становится бессмысленным.

Хотя, как заметил Роев, «индейцы» ели что-то растительное: какие-то стручки, корешки, листики… Но как-то у него доверия это не вызывало, и потому их съедобность хотелось бы уточнить у людей привычного вида. А то, как говорится, что хорошо индейцу, то бледнолицему – смерть.

– С этим намного хуже. Сам понимаешь, большого желания жрать местную траву, мох или, тем более, плесень ни у кого нет. Тут живность стали употреблять только в виде дополнения к пайкам в качестве приправы.

– Что, совсем ничего нет? Аборигены же что-то едят…

– На то они и аборигены, – кивнул Эрген, – находят какую-то растительность, похожую на ту, что потребляли в естественных условиях наверху, мы не едим.

– Что, неужели совсем не интересовались?

– Нет. По большому счету это никому не нужно. Другое дело мясо. А растительность… Выглядит очень уж неприглядно, особенно когда они что-то с потолка срывают.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении