Вячеслав Кумин.

Рой



скачать книгу бесплатно

– Вот черт… – Роева аж передернуло всего от отвращения. Он, если честно сказать, до ужаса боялся змей, и ему хватило лишь на мгновение представить, что находится в яме с этими шипящими пресмыкающимися, как захотелось немедленно прибавить скорости.

Желание поделиться своей задумкой по поводу изготовления ключа-дубликата с Эргеном, дабы он помог с материалом для ключа и инструментом, у Роева также пропало.

«Может ведь под сывороткой правды и сболтнуть, – подумал он озабоченно. – А хуже всего то, что я сам на себя могу легко стукануть. Только в том и спасение, что человек под сывороткой правды теряет силу воли, где-то даже тупеет и отвечает только на четко поставленные вопросы. Остается лишь надеяться, что вопросами побегов хозяева давно не интересуются. Понятно, что все рабы хотят получить свободу, но не выяснять же каждый раз, что нового придумал тот или иной раб?»

Владислав поморщился из-за того, что если действовать в одиночку, то создание дубликата изрядно затянется. Рисковать же в таком деле не хотелось.

«Все равно надолго задерживаться нельзя, – подумал он озабоченно. – Надо подготовиться и уходить в рывок».

На бег с остановкой у первого препятствия – новой двери – пришлось затратить примерно час.

«Это примерно пятнадцать километров», – оценил Роев расстояние.

– За этой дверью начинается непосредственно бункер, сейчас будет так называемая «желтая зона» – очищенные от живности и растительности сектора. Но клювом щелкать все равно не стоит. Мало ли какая пакость пробралась и свила гнездо? Такое иногда случается. Особенно всякая плесень быстро разрастается, некоторые виды… точнее, практически все так или иначе опасны. Впрочем, ты об этом уже в курсе.

Роев кивнул. В методичке довольно много было посвящено именно плесени. Некоторые виды были настолько агрессивны, что за несколько недель могли разъесть стальной клинок, создавалось впечатление, что тот побывал в кислоте, а через несколько месяцев от него и вовсе ничего не оставалось…

Так что оставалось лишь удивляться тому, что в бункере за много тысячелетий уцелели двери, отсекающие один сектор от другого. Да, их довольно сильно «поело», где-то почти насквозь, но они все еще исправно исполняли свои обязанности, отделяя один сектор от другого, и не их вина, что сектора все же оказались «заражены», просто «зараза» пробралась другими путями. Не иначе был использован какой-то особо стойкий и даже ядовитый для плесени сплав.

Скрипнула дверь, и пулеметчик с огнеметчиком нацелили свое оружие в проем, но стрелять не пришлось.

– Норма… – глухо пробормотал кто-то из них.

Когда вошли непосредственно на территорию бункера, Роева вдруг начало ощутимо потряхивать. Такое с ним было во время первых боевых вылетов во время второй чеченской. Все-таки время от времени самолеты сбивали, не так часто, как вертушки, но случалось. У боевиков имелся внушительный арсенал из «стрел» и «игл», даже, говорят, «стингеры» были – типа американская гуманитарная помощь.

Опять же никто не застрахован от серьезной поломки… Но на войне Владиславу повезло, даже ни разу не пеленговали, а из артзениток если и стреляли, то он об этом был не в курсе, так как ни одной пробоины в его «граче» не было.

Эрген заметил его мандражное состояние, но ничего не сказал.

– Заходим…

Первыми внутрь юркнули краснокожие аборигены, двигавшиеся налегке без тачек. А то мало ли, вдруг какой сектор заполнили твари, пробравшись из глубин бункера по какому-нибудь не выявленному и не перекрытому дублирующему техническому лазу или вентиляции. Такое, как Роев уже знал, тоже случалось, и не раз.

А следом в так называемую «желтую зону» вошли остальные и закрыли дверь.

Владислав оказался в коридоре так называемого блока – изолированной группы лабораторных помещений в пять этажей. Каждый этаж делился на пять коридоров, с одним поперечным коридором в центре. Этажи соединялись двумя сквозными лестничными пролетами с лифтами. Один находился в центре блока, а второй у выхода из блока.

Коридор проникновения в бункер вышел на третьем этаже блока, прямо напротив «предбанника», ведущего из блока в центральный ствол с лестничными пролетами, уходящий на несколько километров в глубь горной породы.

Владислав, когда проходили по коридору блока, поинтересовался, кивнув на закрытые двери:

– А в помещениях, куда ведут эти двери, чисто, или…

– Каждый раз проверять ни у кого желания как-то не возникает, – ответил командир. – Теоретически чисто, ведь весь этот блок был зачищен еще в самом начале, как от живности, так и от артефактов. Главное, что не лезет оттуда ничего, и ладно.

– Понятно…

Прошли предбанник, вновь закрывая за собой двери.

Лестницы здесь были оригинальными. То есть по внутреннему радиусу шли обычные ступеньки, а по внешнему широкий ровный пандус, видимо для ездящей колесной и гусеничной техники. Вот по этому пандусу сталкеры и стали спускаться и тоже бегом. Тут уже пришлось притормаживать, так как спуск был все же излишне крутым, но проблем это не представляло, так как на тачках имелись ручные тормозы сродни тем, что ставятся на рули велосипедов и мотоциклов.

Один пролет сменялся другим, этаж оставался за этажом, сектор за сектором. Ничего опасного тут не было, все давно хорошо зачистили огнем и кислотой, о чем свидетельствовали черные нагары. Но при этом все двери, ведущие в другие блоки, были наглухо закрыты.

Где-то на полпути встретились с несколькими сотнями поднимающихся, до предела уставших чистильщиков – рабов, занимавшихся полной зачисткой помещения от всей органики.

Если сталкеры выбивали большую часть агрессивных и опасных тварей, то чистильщики добивали оставшуюся мелочь и очищали сектора от трупов монстров, растительности и «почвы». Делали это они с помощью специального растворителя, который действовал медленно, из-за чего его нельзя было использовать в качестве основного оружия, но зато верно. Растворитель превращал всю органику практически в угольную труху, и потом уже эту труху собирали и забрасывали в ближайший блок, который также приходилось зачищать сталкерам, в первую очередь в поисках артефактов и новых видов флоры с фауной.

– А планировка бункера хоть известна? Точнее, мы знаем, куда точно нужно идти?

– Нет. Как я понял, каждая база Древних строилась по индивидуальному проекту. Известна лишь примерная архитектура данного сооружения. Представь себе дерево: ствол и отходящие от него ветви. Этот блок, который мы прошли, – ветка. Лестница, по которой спускаемся, – основной ствол. Какова его протяженность и сколько он имеет уровней-веток, неизвестно. Наша задача спуститься как можно глубже и достичь «корней», не отвлекаясь на «ветви». Иначе можно потратить десятилетия на их зачистку. Так вот, где-то там, в «корнях», как считают наши хозяева, и должен находиться пункт управления, стоит его вырубить – и все, эту базу с помощью дронов зачистят в считаные месяцы. Хотя время от времени хозяева посылают нас в эти блоки для того, чтобы набрать артефактов или поискать новые виды тварей с растениями, как в прошлый раз, например…

За разговором отряд преодолел очередной сектор.

Снова открытие дверей с самыми высокими мерами предосторожностями. К счастью, и на этот раз ничего опасного не произошло.

И снова краснокожая парочка умчалась вперед, точнее вниз. Начали спуск остальные члены отряда.

– Каждый уровень состоит из пяти этажей, – продолжил ликбез Эрген. – По крайней мере мы пока ни больше, ни меньше не встречали. Уровни разделены между собой примерно пятьюдесятью метрами пустой породы.

– Я смотрю, Древние вообще любили цифру «пять». А сколько веток-блоков на уровне?

– Пять. Тут ты верно заметил, на пятерке они просто помешаны… Имеется и пять лестниц, как и лифтов, – похлопал Эрген по стенке, за которой находилась лифтовая шахта.

В целом Роеву архитектура данной базы Древних была ясна.

На спуск отряд затратил остаток дня. Причем сталкеры спускались не только по «своей» лестнице, а время от времени переходили из одного сектора в другой.

– Почему так? – поинтересовался он.

– В свое время пробиться дальше не смогли. Слишком там сопротивление жесткое было, либо двери из блоков не обеспечивали герметичности и из глубин бункера сплошным потоком ломились твари, либо стенка лифтовой шахты повреждена и оттуда также лезла всякая дрянь. Так что легче пойти в обход.

– Ясно…

Уровни, кстати, тоже отсекались дверями, и приходилось тратить время, чтобы открыть их и закрыть за собой. Всего отряд спустился на двенадцать уровней. Владислав, когда это понял, несколько нервно хихикнул, ведь ему предстояло штурмовать тринадцатый.

А вообще, масштаб базы его впечатлял. Ведь они уже спустились примерно на километр, а сколько еще надо пройти до этих самых «корней»?! Хотя могло статься, что этот тринадцатый уровень последний и дальше будут «корни» базы.

«Но это вряд ли, если учитывать любовь древних к цифре пять, – подумал Роев. – Как бы ни все пятьдесят уровней будет…»

Бойцы стали располагаться на ночлег.

– Больше всего я боюсь, что там внизу все затоплено… – признался Эрген.

Даже Роева, еще не встречавшегося с местными тварями, всего передернуло. Хватило описаний и фотографий, чтобы понять, что в воде могут обитать совсем уж кошмарные существа. Фантазией Владислав природой обделен не был.

«И ведь нас все равно пошлют туда, под воду», – понял он.

– Будем надеяться, что это не так.

Командир только кивнул.

11

На ночевку сталкеры расположились прямо у дверей, за которыми начиналась «красная зона», в которую завтра надо будет войти, чтобы продолжить зачистку бункера.

Огнеметчик отрегулировал свое сопло так, что подавался небольшой факел огня, на котором при желании можно было приготовить ужин, только для начала надо что-то поймать, чтобы можно было что-то приготовить. Сухпаи в этом отношении были бесполезны, как-то их улучшать с помощью готовки только безвозвратно испортить, потому съели без извращения с готовкой. А так просто вскипятили воды и попили горячего чаю.

Распределили дежурства. Роеву – как новичку – досталась первая смена. Время отмеряли по обыкновенным заводным механическим часам, что вделывали в наручи и закрывали защитными пластинами.

Первое дежурство далось Владиславу откровенно нелегко. Когда бойцы отряда практически мгновенно отрубились, наступила полная тишина и произошло обострение и без того усиленного стимулятором слуха. Стал слышен какой-то шум, шелест, гул, писк и далекое эхо криков, доносившееся из короба вентиляции. На нервы давило изрядно.

Временами ему казалось, что наверху мелькают чьи-то тени, того и гляди на тебя бросится какой-нибудь страхолюдный монстр типа Чужого из одноименного фильма. Владислав временами едва сдерживался, чтобы не начать стрелять, хотя свой дробовик несколько раз приводил в боевое положение.

Но, к большому облегчению, ночь прошла без эксцессов. Отстояв на посту свой час, Роев передал дежурство следующему бойцу.

«Да… надо иметь неимоверно крепкие яйца, чтобы остаться здесь одному, и это в зачищенной от монстров территории, – подумал он, потому как во время дежурства, когда психологическое напряжение отпускало, всерьез размышлял на тему, что можно остаться здесь, если удастся как-то сладить с замком и взводить его самостоятельно. – А что будет в „красной зоне“? В общем, идея явно нежизнеспособна… по крайней мере пока».

Проснувшись, отряд после легкого завтрака стал готовиться к рейду.

Проверил свою амуницию и Владислав. Все было в порядке.

Его снова начало потряхивать, но, к его удивлению, мандраж довольно быстро прошел, и, когда начали открывать дверь в «красную зону», Роев был почти спокоен.

Каждый сталкер из своих шлемов выдвинул небольшие антенны десяти сантиметров длиной со специальными держателями, в которые вставили карандаши осветительных шашек с палец толщиной и длиной в десять сантиметров. Чиркнули по ним специальными черкашами, и шашки ярко зажглись, заливая все вокруг белым светом.

Роев поступил аналогично. Он уже знал, что такая шашка горит примерно час, причем, что удивительно, дыма шашка при горении почти не давала.

– Давай, – прошептал Эрген, кивая головой, и один из бойцов потянул за рычаг в специальной стенной нише, открывая замки.

Еще один боец потянул на себя саму дверь, потому как чистая механика уже не срабатывала.

Стоило только двери чуть приоткрыться, как в образовавшуюся щель, снизу доверху шурша хитином, жужжа крыльями и щелкая жвалами, тут же полезла всякая насекомовидная мелочь, – если можно назвать мелочью тварей размером с ладонь, – всякие тараканы, многоножки, еще какая-то мерзость. Но Хэш сработал оперативно, и из сопла его огнемета с воем и ревом вылетела струя пламени, сжигавшая всю эту дрянь.

Владислав при виде этих насекомых испытал чувство отвращения. Вживую они выглядели еще более мерзостно.

Хватило нескольких огненных атак, чтобы обожженные твари ломанулись прочь.

– Отлично, – удовлетворенно произнес Эрген. – А то бывает наоборот – атакуют.

Как только дверь окончательно отворилась, к дверному проему подскочили «индейцы» и быстро заработали мачете, рубя какие-то заросли. Как только они закончили махать клинками, вперед снова пошел огнеметчик, продавливая в зарослях проход, и продолжил давить на гашетку, продолжая очищать коридор огнем.

Тамбур зачистили и открыли вторую дверь. Тут вновь пришлось поработать «индейцам», ибо заросло все очень основательно.

И вот открылась дверь в тринадцатый сектор. На этот раз насекомые не спешили вваливаться толпой в открывшийся проем, оно и понятно, ибо из проема повалил густой дым, смешанный с запахом опаленных собратьев, так что своим заменителем мозга они четко ощутили угрозу для себя. Но и далеко не уходили, угрожающе шипя и щелкая жвалами.

Следом за огнеметчиком в сектор вошел кислотник Дрис, угрожающе поводя стволом своего «разбрызгивателя», но в дело пока не вступая из-за отсутствия противника его уровня. Разве что изредка пшикал то туда, то сюда в особенно крупные стаи жужжащих тварей.

Третьим в опасную зону ввалился пулеметчик, ну а за ним уже все остальные, втащив тачки с баллонами и боеприпасами, после чего сразу схватились за свое оружие, контролируя стены и потолок, что сейчас густо заволокло дымом, чем вполне мог воспользоваться противник и внезапно атаковать из дымовой завесы. Кто-то из «индейцев» поспешно закрыл дверь, чтобы в «желтую зону» не набежали разные твари.

Владислав даже слегка опешил от развернувшейся, можно сказать, красочной картины, если бы не блеклые цвета. Уж очень резким оказался контраст. В коридоре находились настоящие джунгли. В основном царствовал белый цвет, что понятно, ибо солнечного света нет, но все же если присмотреться, то растения были словно чуть подкрашены в иные цвета: зеленый, желтый, сиреневый, красный…

Живность, кстати, тоже была в основном белого цвета. Лишь глаза четко выделялись на этом белом фоне темными бусинками.

Нет, Роев прекрасно знал, что его там ждет, – по тем же фотографиям, но фотографии не передавали всей той гаммы, что можно наблюдать вживую. Мозг как-то не воспринимал плоскую картинку. Видимо, в тот момент Владиславу было просто не до бункерной биосферы, других впечатлений хватало, тем более что он тогда еще не отошел от шока путешествия через звездные врата, можно сказать – спасения с одновременным попаданием в рабство…

Почти все пространство заросло кустарником. Хотя по центру имелся чуть извилистый ход, а это значит, что в секторе обитает какое-то крупное существо, для которого и требуется столько свободного пространства.

Кустарник оплетали различные вьюны и лианы. Лианы пытались тянуться выше, клеясь голыми листьями, выделяющими какую-то клейкую субстанцию. За лианы уже цеплялись усиками вьюны, и все это вместе образовывало сплошной растительный ковер.

Под ногами росла трава и мох. Ноги не проваливались только за счет того, что пружинящим каркасом служила павшая растительность, тот же кустарник, вьюны и лианы.

На потолке закрепилась пышная белая плесень. При этом свисали какие-то нити, на которых скапливалась влага.

И всюду ползала различная насекомовидная мелочь, какие-то улитки, рачки, тараканы, червячки, мушки и так далее и тому подобное. Кто-то жрет растения, кто-то жрет того, кто жрет растения, другие жрут друг друга… Роеву окружающее напомнило кадры из юмористического фильма «Эволюция» с Дэвидом Духовны.

– Работаем…

В проход с воем пошел вал огня.

Сначала живность спешно отступала, собственно, насекомые поступили так, как должны были поступить обычные живые существа, ведомые инстинктом самосохранения, когда их начали в массовом порядке геноцидить путем поджаривания живьем, а именно: стали бежать прочь от огня.

Кстати, вся эта растительность по большей части отказывалась гореть, лишь тлела, источая густой сизый дым. Слишком много влаги содержала в себе флора. Но оно и к лучшему, потому как, если бы эти джунгли воспламенились, то сталкеры сами тут зажарились бы, как куры-гриль.

Теперь и Роев в полной мере понял, почему Эрген боится, что нижние уровни базы затоплены, влажность реально зашкаливала, ну а раз так, то внизу должно быть действительно много воды, чтобы испарять ее в таких объемах.

«Вряд ли она полностью „связана“ растительностью, – подумал он. – Хотя кто знает?»

Отвоевав плацдарм перед дверью, сталкеры пошли вперед. Иногда заросли становились плотной стеной – и приходилось работать мачете, прорубая себе проход. Благо растительность не отличалась особой прочностью и хорошо заточенная сталь легко ее брала. Ну а если вдруг возникнет серьезное препятствие, то бензопилой поработает пулеметчик, потому как настоящей бензопилы в наличии не имелось.

«Кстати, почему нет такого полезного инструмента? – озадачился Владислав. – Видать, не додумались до такого решения местные умники. Все-то у них на электричестве работает…»

За стенами растительности встречались настоящие поляны. И если судить по следам, оставленным на растительности, и свежим побегам, то кто-то их методично выедает для получения как раз такой вот нежной поросли…

Сталкеры преодолели два пролета, когда ситуация стала быстро меняться. Коллективный разум осознал, что бегство не приведет к спасению, а значит, чужаков нужно уничтожить любой ценой, не столько для того, чтобы спастись самим, сколько чтобы спасти будущие поколения, что сейчас вызревают в гнездах, а это еще более сильный инстинкт, чем самосохранение, и твари, развернувшись, не считаясь с потерями и перейдя в режим камикадзе, ринулись на людей сквозь всепожирающее пламя. Хотя если уж на то пошло, то в этих зарослях лиан и моховой подстилке имелось полно ходов, до которых огонь или кислота физически не могли добраться.

– Началось… – обронил Эрген, на лету отбивая одно из насекомых, что бросилось на него откуда-то из зарослей. – Рой, подмечай норы, из которых они будут выскакивать…

Владислав понятливо кивнул. Хотя если уж на то пошло, то в этих зарослях да еще с непривычки мало что можно было рассмотреть. Норы в этой траве и мху почти не видно, тем более это не открытые лунки, а прикрытые словно клапанами ходы. К тому же обнаружению мест появления насекомых сильно мешал дым от сожженных растений. Насекомые выскакивали из этой сизой пелены, что твои призраки из тьмы.

Одна из таких тварей атаковала Роева, на лету плюясь кислотной краской и метя в лицо. Спасло забрало шлема, но стекло все же закрасило, так что он на несколько мгновений ослеп, а в следующий миг в район плевка приземлился атаковавший человека таракан и попытался дотянуться до желанных глаз огромными зазубренными жвалами. Эту тварь Роев раздавил в кулаке, а потом отер стекло забрала.

В какой-то момент тварей стало так много, что отряд вскоре встал, и бойцы занимались только тем, что отбивались от них.

Хэш отчаянно водил стволом своего огнемета из стороны в сторону, но это не сильно помогало, вот первые особи стали прорываться сквозь заслон и, объятые пламенем, из последних сил продолжали кидаться на людей.

Правую сторону коридора практически в момент очистил Дрис, облив все разъедающей кислотой, а вот левой стенкой, полом и потолком пришлось заняться остальным, открыв массированный огонь из дробовиков. Но по большому счету стрелять из дробовиков по такой многочисленной мелочи это только зря переводить боеприпас, несмотря на наносимый урон.

Один из бойцов, провалившись ногой в яму, упал, и в следующий миг его буквально погребло под хитиновыми телами.

– Хэш! – крикнул командир, указывая на оступившегося бойца.

Огнеметчик понятливо кивнул и окатил товарища огнем. Насекомые стали опадать, и бойца оттащили чуть в сторону и стали опрыскивать специальными спреями, чтобы нивелировать действие кислоты, а количество кислоты, что насекомые на него выдавили, было опасно для обмундирования, если быстро не нейтрализовать.

Как только бойца оттащили чуть в сторону, огнеметчик сунул сопло своего оружия в эту нору, из которой сплошным потоком продолжали вылезать насекомые, и нажал на гашетку.

– Получайте, гады!!! – прорычал он, все давя и давя на гашетку, окончательно опустошая баллон с огнесмесью.

Пламя ринулось в обнаруженный ход, сжигая насекомых. Прошло несколько секунд, и вот из пола и настенных зарослей то тут, то там сначала стали вырываться дымные струи с бегущими сплошным потоком насекомыми, а потом взвились языки пламени.

Все окончательно заволокло дымом.

Огнеметчику быстро поменяли стремительно опустевший баллон. Но оно того стоило, атака насекомых-камикадзе была отбита.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении