Вячеслав Кумин.

Рой



скачать книгу бесплатно

– Во всем нужно искать положительные стороны, – невесело усмехнулся Эрген, узрев скривившееся от отвращения лицо подчиненного.

– Например?

– Здесь нет куркуля завхоза и можно брать все, что душе угодно, а не то, что ему вздумается тебе выдать. Главное – найти и подогнать друг к другу подходящие элементы.

– Тоже верно. Другое дело, что это будет явно непросто…

– Верно, но ведь для себя будешь стараться.

– Ну да…

И они стали выбирать подходящие элементы, перебирая горы этого хлама. Мудрить Владислав не стал и, поскольку не разбирался в этом хламе, то подобрал себе обновку по тому же типу, что носил Эрген и остальные бойцы, что называется, проверено временем и опытом.

Несмотря на то что имелись элементы доспехов самого разного класса, от легкого до тяжелого, соответственно практически непробиваемого, все сталкеры брали за основу средний доспех, как компромисс между защитой и массой.

Основой служил довольно тяжелый комбинезон черного цвета. И его тяжесть легко объяснялась, так как он состоял из местного аналога кевлара и соответственно сам по себе являлся достаточно хорошей защитой.

– Хорошо держит выстрелы шиповника… – комментировал Эрген. – Пробивать начинает с трех шагов, но так близко мы к нему, естественно, не подходим и сжигаем раньше.

– Э-э… в смысле шиповника?

– Да это одна из гадостей подземелья. Как можно догадаться из разговорного названия, это растение стреляет шипами. Естественно, что они, почти как и все в этом чертовом подземелье, ядовиты. Так же хорошо держит укусы тварей вроде мелких насекомых, ящериц и змей. Хотя тоже не рекомендую оставлять их без внимания. Стоит им только в тебя вцепиться, тут же их сбрасывай. Зубы у них острые, сила укуса впечатляет, так что они вполне могут ткань и прокусить или проткнуть жалами. Так что давай к комбинезону подберем поножи и поручи.

Подобрали, конечно. Как и легкий бронежилет со шлемом. Ну и обувка, само собой. Все со следами повреждения, что по возможности надо устранить.

Уже выходя из ангара, Роев заметил в углу свой сваленный кучей скафандр, смотревшийся здесь дико и чужеродно.

«Интересно, что с моей „Молнией“ сделали? – подумал он. – Разобрали до винтика или, оценив низкий уровень развития, выбросили в открытый космос, словно мусор, и она сгорела при падении в атмосферу?»

– Теперь пошли в оружейку. Подберем тебе подходящий ствол.

Так называемая оружейка мало чем отличалась от склада запчастей с доспехами и одеждой. Внавалку да еще на полу оружие, конечно, не лежало, а покоилось на стеллажах, но в таком состоянии его тоже держать нельзя. Оружие было не чищено не то что от пороховой гари, но и от грязи.

– Тут в основном крупнокалиберные дробовики, – сказал Эрген. – Лучше оружие в наших условиях представить сложно.

– Понятно.

Владислав стал перебирать предлагаемые образцы. Тут были все возможные системы от стрелялок с передергиваемым цевьем – помповики, каким любит пользоваться американские копы, до автоматических систем, этакий автомат-дробовик.

Калибры также разнились.

Но с выбором калибра Эрген Роева обломал.

– Бери что-то из тридцатого. Мы все им вооружены, чтобы если что, то можно было воспользоваться боекомплектом товарища.

– Разумно.

Владислав выбрал полуавтоматическую систему, что-то вроде «Сайги». Также под единый девятимиллиметровый калибр подобрали оружие последнего шанса, то есть пистолет.

– Хотя если уж на то пошло, то он нужен исключительно для того, чтобы застрелиться и избавиться от мучений в случае серьезного и болезненного ранения. Вроде обширного ожога ядовитой кислотой, когда плоть разъедает до костей, или если внутренности в кашу и туда еще всякие личинки проберутся и будут жрать тебя живьем… в общем, вариантов много. Серьезного монстра им замучаешься убивать, разве что сразу в мозг попадешь, но бошки у тварей, как правило, хорошо бронированы и слабых мест там почти нет. Разве что глаза, но в них еще попасть нужно…

Роев понятливо кивнул, при этом находясь в легкой прострации от описанных ужасов. А вот своего пистолета, в отличие от скафандра, он здесь не нашел.

«Не иначе начальник себе в коллекцию захапал», – подумалось ему.

Тут же и постреляли от души в импровизированном тире, проверяя оружие и нового стрелка. В патронах недостатка не было, пали сколько влезет.

– А неплохо ты двигаешься, – выказал удивление Эрген, после того как Владислав показал ему все, на что он был способен. – Я думал тебя придется натаскивать, ты ведь просто пилот, а ты, похоже, сам можешь меня многому научить.

На это Роев просто показал командиру то, чему его учили в свое время, на тот случай, если придется отстреливаться от погони, если вдруг собьют над вражеской территорией. Тут и стрельба из различных положений, тут и стрельба в движении, организация засады… Не бог весь что, все же не спецназовец какой, но и не откровенный лох.

– Не проблема, расскажу и покажу, что знаю и умею.

Следующие пару часов Владислав занимался обучением Эргена. Командиру это тоже было выгодно, по той же причине, что и Роеву.

– Спасибо. Я узнал пару новых финтов, – поблагодарил Эрген.

– Раз так, то надо бы тогда и остальных погонять, – заметил Владислав.

– Бесполезно, – скривился Эрген. – Они уже окончательно сломались. Чистые биороботы, делают то, что им скажут… отсюда и потери, которых могло бы и не быть. Тем более, будучи на отдыхе, они уже закинулись дурью по самые брови, так что парни сейчас где угодно, но только не здесь. Разве что краснокожие могли бы нас чему-нибудь обучить, но они не станут, как не станут и учиться, потому как их учить только портить.

– Как же ты с ними в подземелье ладишь при их такой показательной независимости? Или они хоть там слушаются?

– Да какой там слушаются! Они сами по себе, мы сами по себе. Но надо признать, у них неплохо получается выживать. Взаимодействие у них о-го-го! Они еще до меня в бункер ходили, а я тут уже полгода… Не удивлюсь, если они вообще тут с самого начала из первых партий, все-таки монстры, что живут во внешнем мире, тоже не подарок. Единственное, о чем удалось договориться, что они работают разведчиками, иначе я пообещал их пристрелить нахрен. Вот так и живем.

– Ясно.

Остаток дня Роев потратил на приведение оружия и обновок в порядок, чистил, стирал и смазывал. Параллельно с этим Эрген рассказывал об основных тактических схемах действия в бункере Древних и принципе охоты на тех или иных тварей, одновременно демонстрируя их фотографии. В принципе, ничего сложного.

– Основной ударной силой отряда являются огнеметчик и кислотник, Хэш и Дрис соответственно, – показал он на крупных мужиков под сто восемьдесят – сто девяносто сантиметров ростом, коим по своей мощной комплекции было суждено таскать тяжелое вооружение, главным образом из-за объемных емкостей с боевым веществом. – Первый все сжигает из огнемета, особенно это против всякой мелочи и агрессивных растений эффективно, второй из подобного же оружия поливает кислотой, потому как далеко не все горит и соответственно не все поддается кислоте. Что не берется ни огнем, ни кислотой, это монстры побольше в различной хитиновой или роговой броне, расстреливается нами из дробовиков.

– А есть, что не берется дробовиком? – поинтересовался Роев, на секунду отвлекшись от чистки дробовика.

– Да до хрена! – засмеялся Эрген. – Иногда такие бронированные твари из глубин выползают размером с человека, а то и больше, что их ничто не берет. Но на этот случай есть пулеметчик с бронебойными и разрывными патронами, они в ленте попеременно заряжаются. Пулеметчиком у нас является Видз. Он сейчас в госпитале, руку себе сломал, его одна такая бронированная сволочь протаранила, но это пустяк – быстро залатают. Легко отделался, полежит пару часиков в капсуле, они хоть и старье полное – в лучшем случае пятого поколения, но такие простые травмы и болезни лечат вполне себе успешно. Против пулемета уже мало что может выстоять, а если и может, но не переживет либо огня, либо кислоты.

– Замкнутый круг.

– Ага.

Объяснив тактику взаимодействия бойцов, Эрген стал рассказывать, каким препаратом пользоваться из аптечки, если все же кто-то укусит и ты при этом умудришься не только остаться в живых, но еще и способен при этом шевелить руками, и более того, останешься во вменяемом состоянии, чтобы осознанно воспользоваться нужными антидотами. Благо что наименований препаратов было немного, всего полудюжина.

– Такое, конечно, редкость, я имею в виду, что ты сам сможешь себе помочь после укуса, но вдруг?! В крайнем случае напарнику вколешь, авось выкарабкается и его уже тут в капсуле подлатают, если донесем, конечно.

– Весело…

– Ага, просто обхохочешься.

9

Пулеметчик Видз появился вечером и без гипса. Да и рукой он орудовал без проблем. Единственное, чем пока восхищала местная цивилизация Роева, так это медициной: если тебя не убили сразу и при этом смогли донести до медкапсулы, то считай, выжил и даже вновь стал здоровым. Медкапсулы последних поколений могли вырастить потерянные конечности и поврежденные внутренние органы, так что перелом является не стоящим внимания пустяком.

Владислав ожидал, что пулеметчик окажется по комплекции таким же громилой, что и Хэш с Дрисом, ведь нужно таскать тяжелый пулемет и кучу патронов, но нет, Видз был чуть выше среднего роста, но коренастый. К слову сказать, остальные бойцы оказались невеликого роста, то есть метр семьдесят, плюс-минус пара-тройка сантиметров, что было довольно странно. Краснокожие и того ниже, в районе ста шестидесяти сантиметров и щуплые, но жилистые, как гончие псы, а значит, быстрые, юркие и выносливые.

«Может, потому и не откинули копыта до сих пор, прирожденные охотники, опять же опыта набрались неимоверно. Так что им и впрямь нет резона сливаться с чужаками. Мы для них обуза», – подумал он.

Группе Эргена дали три дня отдыха, все это время Роев усиленно тренировался с оружием в тире и привыкал к доспехам.

Когда стрелять уже становилось невмоготу, изучал бункерных тварей по каталогу.

– Ну и уроды…

Живность действительно впечатляла, словно произведения больного на всю голову художника, достойные образчики для всяких фильмов ужасов. Растения тоже не отличались безобидностью, помимо шиповника, стреляющего ядовитыми шипами, были и другие смертельно опасные травки и кустики. Есть плоские лианы, что укутывают свою жертву в кокон, образуя своеобразный желудок, в котором и переваривают добычу, есть такие, кто использует животных как ходячий горшок, то есть попавшее в тело семечко прорастает в еще живом организме…

– Ужас и мрак…

Через три дня отдохнувших сталкеров снова погнали в данж Древних пробиваться к пункту управления.

Ни с кем из группы кроме Эргена за все это время Владислав не перекинулся больше чем парой слов. Люди все три дня пластом валялись на своих койках, уставившись в потолок с дебильными улыбками на лицах, и неудивительно, ведь все закинулись колесами и находились под кайфом. Отвлекались только на прием пищи да на поход в сортир. Хотя не всегда успевали или вообще не реагировали на процесс собственной дефекации, из-за чего, собственно, и пованивало мочой. По этой причине он предпочитал ночевать в оружейке.

Собственно даже Эрген на третий день не выдержал и закинулся слегонца…

Роев его не осуждал даже в мыслях. Попробуй, выдержи такой психологический прессинг бесконечной череды ходок в темноту с монстрами, когда каждый рейд может стать последним.

«Неизвестно, как я сам себя поведу через полгода, если, конечно, выживу», – с тоской подумал он, по поведению командира окончательно осознав, что там, в бункере, все очень и очень серьезно.

Краснокожие не кайфовали, хотя не факт, но и общаться не желали, хотя язык безусловно понимали. Даже между собой они не столько разговаривали, сколько общались на языке жестов, дополняя его мимикой, словно глухонемые. Но оно и понятно, в этом мире монстров лишние звуки и даже движения, способные выдать твое местоположение для опасного хищника, ни к чему.

– Подъем!

Процедура приведения сталкеров в работоспособное состояние была хозяевами отработана до автоматизма. Первым делом вкативший в комнату медицинский дроид протрезвил кайфующих, что-то им вколов в шею, потом зашедший медик заставил выпить несколько таблеток, и сталкеры уже через десять минут, сбегав в туалет, были вменяемыми и бодрыми. Правда, на их лицах читалась нечеловеческая мука. Оно и понятно, вырвали из розовых грез в жестокий мир реальности.

– Мне не надо, я в норме, – отбился сначала от дроида, а потом от медика Владислав.

Потом завалившийся жирдяй Ломбунд взвел таймеры ошейников ключом. Роев смог более внимательно рассмотреть ключ. Ключ как ключ, видал и посложнее – полоска металла с зубчиками по одному краю, без каких бы то ни было хитростей вроде ямок, дырочек, а также всевозможных штырьков. Канавок и то не было, в общем, простейшая ерунда.

«Ну что же, шансы есть, если как-то удастся получить слепок. Главное найти подходящую по размерам железку и инструмент, а также некоторое количество времени, и как минимум можно будет этот ошейник взводить до бесконечности, – подумал Владислав оптимистично. – Но надо как-то узнать, как же его все-таки снять… Делается это явно не заводным ключом. Или все же им?»

Проблема заключалась в том, что других отверстий в ошейнике не имелось. Даже закралась мыслишка, что возможность снятия ошейников вообще не предусмотрена конструктивно. И это было логично. А что? Зачем снимать ошейники, если рабы изначально записаны в мертвецы? Таких. как они, свидетелей в живых не оставляют.

– У вас пять суток, – сказал взводящий, делая каждому по пять оборотов в замке ключом.

Вслед за взводом ошейников сталкерам что-то вкололи в шею.

Владислав снова попытался отбиться от инъекций, но не вышло.

– Не дергайся. Тебе это тоже нужно, – сказал медик.

– Что это? – спросил Роев.

– Стимулятор, чтобы двигался резче, слышал и видел лучше, а то вас – таких сонных – там сожрут уже через пять минут, ха-ха-ха!

Владислав и вправду почувствовал прилив сил, даже ощущение невесомости появилось. Казалось, еще немного и он взлетит, надо только посильнее оттолкнуться ногами, или запросто поднимет машину и завяжет узлом стальную трубу. Наверное, именно для острастки, чтобы сталкеры не выкинули какой крендель под действием стимулятора, напротив стояла пара бойцов в глухой броне и с оружием наготове. Не иначе случались различные эксцессы.

Затем сталкеров погрузили в бронированный фургон и отвезли к пирамидальной горе, что располагалась в пяти километрах от базы пиратов. Здесь сталкеры под прицелом охраны вооружились, забивая ранцы патронами, ибо, как известно, их много не бывает. Более того, каждый из них взял обыкновенную с виду тачку, груженную дополнительными сменными баллонами боевого вещества для огнеметчика и кислотника.

К патронам взяли по пять плиток сухпайка, аптечку и химические осветительные шашки. Также им дали по небольшому контейнеру для образцов новых встреченных видов флоры и фауны, для изучения, ну и, конечно, пеналы для артефактов Древних, если вдруг попадутся.

– Зачем им это? – удивился Владислав, имея в виду сбор образцов животного и растительного мира, причем образцы фауны желательно в живом виде.

Он уже знал, что главная ценность – это всяческие артефакты Древних технического характера: инструменты, оборудование и прочие фиговинки самых разнообразных форм и размеров, с которыми его ознакомили в виде фотографий. Некоторые вещи являлись вещами в себе, то есть их предназначение до сих пор оставалось неясно.

– Изучают, – пожал плечами Эрген.

– Странные какие-то пираты… Как-то у меня не вяжется пиратство и научная деятельность. Напасть на кого-то или тишком по-быстрому разграбить базу Древних, это мне понятно. Даже наладка производства чего-то запрещенного и работорговля с наркоторговлей не выбиваются из образа, но вот научные изыскания…

– Скорее, это какой-то клан, основанный на родственных связях, а не тривиальная пиратская банда, собранная из криминальных отбросов. Им интересно все, что может принести деньги. А из этих растений и животных много чего можно вытянуть, учитывая, какие они имеют характеристики устойчивости и иммунитет к различным видам воздействия. Если разгадать их иммунитет, то можно изготовить универсальное лекарство, стоящее бешеных денег, или, наоборот, боевое отравляющее вещество. Так что научная деятельность вполне вписывается в канву поведения, особенно если у кого-то высокопоставленного родился одаренный ребенок и он пожелал заняться именно наукой. Случается и такое. Среди богатых не только прожигатели жизни бывают.

Роев понятливо кивнул.

«Ну вот втемяшилось мне стать космонавтом – стал, хотя я и не из богатой семьи, – подумал он. – А кому-то могло втемяшиться изучать бабочек да цветочки… Вполне могли пойти навстречу дитятке, особенно если оно, когда вырастет, может применить свои знания на благо клана, ну, скажем, синтезировать новый вид наркотика, от которого будет наступать совершенно улетный кайф, но не возникнет привыкания или, наоборот, возникнет такое привыкание, что и не излечить даже самой продвинутой медициной. Это же какие баблосы! Так что учись, дитятко, учись и еще раз учись. Вот тебе специализированная нейросеть „Ученый“ последнего поколения, самые мощные импланты на интеллект, бери самые современные и высокоуровневые базы знаний. Ну и что, что все это стоит сотни миллионов?! Все окупится с лихвой!»

– Ну а то, что они ведут себя как пираты…

Эрген снова пожал плечами. Дескать, ничего необычного, такова жизнь.

– Понятно.

«А чего тут непонятного? – снова подумал Роев. – Все закрытые общества, тем более живущие на периферии или в чужой среде, это всегда полукриминальные структуры, те же цыгане или кавказцы. Да, у них есть легальный бизнес, но это, скорее, для отвода глаз, основную прибыль приносят именно нелегальные виды деятельности».

10

Вход в подземелье закрывали раздвижные ворота где-то пять на три метра, даже на вид толстые и мощные. А прямо напротив ворот стоял натуральный дот на две амбразуры. Из одной амбразуры выглядывал сдвоенный ствол: понятно, что один служил огнеметом, а второй являлся кислотометом. Из второй амбразуры торчал роторный шестиствольный крупнокалиберный пулемет.

Меры предосторожности на тот случай, если при открытии из подземелий базы рванет вся ее агрессивная живность.

– И часто им приходится работать? – поинтересовался Владислав.

– При мне – ни разу, – ответил Эрген. – Может, на начальных этапах, когда только-только проникали в бункер, было актуально, а сейчас это уже не требуется.

– Открывай! – крикнул в сторону дота сопровождающий сталкеров.

Тяжелые ворота медленно раздвинулись, ровно настолько, чтобы в образовавшуюся щель могли пройти люди, и, как только они проникли внутрь, створки тут же начали сходиться.

Оказалось, что пропускная система устроена умнее и за внешними толстыми воротами обнаружилась еще одна аналогичная преграда, образовывающая «предбанник».

Вторые ворота требовалось открывать уже вручную самим сталкерам. Они тоже были сдвижными и открывались оттягиванием в сторону длинного рычага.

А вот за вторыми воротами начинался забетонированный арочный коридор, в котором легко могли разъехаться пара машин, освещаемый фосфоресцирующими панелями, дававшими голубовато-зеленоватый свет. Точнее, это оказались емкости из прозрачного материала, а в них плавали светящиеся микроорганизмы.

– Неплохо придумано… – оценил Роев техническое, хотя, скорее, биологическое решение по освещению подземелья, в условиях, когда пользоваться электричеством проблематично, ибо хоть до бункера, где вырубалась электроника, было далеко, но работа РЭБ добивала и досюда.

Света панели давали немного, но его вполне хватало, чтобы отчетливо разбирать дорогу. Более того, создавалось впечатление, что панели начинали светить ярче при приближении к ним людей. Впрочем, Роев не удивился, если бы это было так, ведь даже на земле некоторые микроорганизмы начинали светиться сильнее, если их потревожить.

– Побежали!

И сталкеры побежали трусцой, толкая тачки с грузом. Благо коридор шел с небольшим отрицательным уклоном и тяжесть после набора скорости не ощущалась.

– А чего, собственно, бежим? – через минуту спросил Роев.

Не то чтобы он быстро устал, все-таки физическая форма у космонавтов на уровне спортсменов-профессионалов, и атрофии мышц из-за длительного космического полета не наступило благодаря серьезным и регулярным тренировкам, да еще стимулятор действовал, но эта торопливость ему была не совсем понятна.

– Таково требование наших хозяев, чтобы мы двигались по «зеленой зоне» на максимальной скорости и продвигались по «желтой зоне» тоже не особо задерживаясь. Тем более что идти до «красной зоны» не близко, и затратим мы при неспешной прогулке часов десять минимум.

– Ничего себе, – слегка обалдел Владислав от расстояния в пересчете на пять километров в час «неспешной прогулки». – Да как они узнают, особенно последнее?! Неужели осведомители есть?

– Все проще, – усмехнулся Эрген. – Мы сами на себя стучим. Возьмут любого из нас, вколют сыворотку правды, и мы расскажем, двигались ли с максимально возможной скоростью или же сачковали, оттягивая время.

– Ясно. И какое наказание?

– Вечер кошмаров. Выясняют под сывороткой все твои страхи, потом колют тебе специальный препарат, провоцирующий галлюцинации, сажают под колпак, и тот как-то генерирует все то, чего ты больше всего боишься. Некоторые сходили с ума.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении