Вячеслав Кумин.

Рой



скачать книгу бесплатно

– И неизвестно, что хуже в моем случае… Это я про наличие или отсутствие аборигенов. Лучше бы, конечно, чтобы были, хоть с кем-то можно будет пообщаться, но не на высоком уровне развития. Тут уже можно посмотреть. Как минимум объявить себя сошедшим с небес богом…

В том, что аборигены есть и даже атмосфера будет пригодной для дыхания, Владислав почему-то практически не сомневался… или просто очень хотел в это верить, ибо остаться в одиночестве на целой планете кошмарнее ужаса не придумать.

– В конце концов, кто-то же создал это чертово колечко, из-за которого он оказался в… том, чем думают недальновидные люди. Другое дело, что раз это сломавшееся колечко не ремонтируют, то… в общем, вариантов много.

«Но да фиг с этими аборигенами. Как быть с биологической угрозой? – осенило его осознание наличия еще одной угрозы. – Вирусы всякие, микроорганизмы… Вот это действительно серьезная проблема. С бактерией точно не договориться. А в скафандре всю жизнь не проживешь. Остается только надеяться, что я сам окажусь чужим для местных вирусов настолько, что они меня не распознают. Но тогда встает вопрос с местной пищей, ее съедобностью…»

Роев досадливо скривился, слишком много было неизвестных и опасных факторов. Хоть действительно сразу стреляйся.

В общем, выбора у него действительно не было, и он, с надеждой на лучшее, задавив в себе сомнения, направился к планете.

Вот только летел он недолго и недалеко…

3

Сигнал боевой тревоги прозвучал так резко и неожиданно, что Исфах, методично пережевывавший зашан – жвачку с легким наркотическим эффектом, что делать на посту было категорически запрещено, – ибо снижает реакцию и внимание, – подавился во время сглатывания слюны, вместе с ней проглотил жвачку, и та попала в дыхательные пути, вызвав у Исфаха надсадный кашель.

Хуже того, тревога была явно не учебной, да и не помнил он, когда в последний раз вообще объявляли учебные тревоги, а реальных боевых и вовсе никогда в данной забытой всеми богами вселенной системе не было.

– Что происходит?! – дал запрос по связи командир патрульного крейсера «Ашам» капитан Басх ос Дасар. – Ну?!

Справившись с кашлем и выплюнув жвачку, Исфах наконец смог осмыслить поступающие данные и ответить на вызов командира:

– Неясно, амсар…

– Что значит «неясно», кретин?!

– Компьютер не может однозначно идентифицировать явление, амсар…

– Что значит «не может»?

– Пишет, что это похоже на формирование зоны гиперперехода…

– Проклятье! – взревел командир корабля, зная, что – согласно графику – очередное судно должно прибыть только через неделю. Раньше судно прибыть не могло просто физически. Возможно, это внеплановое прибытие, но смущали характеристики гиперперехода, а значит, это мог быть кто угодно, начиная от случайно заглянувших в систему каких-нибудь поисковиков-шахтеров и заканчивая каким-нибудь разведчиком из числа конкурентов, заинтересовавшихся деятельностью клана, что, кстати, подтверждало бы странные характеристики гиперперехода.

И еще лучше эти характеристики ложились в канву, если предположить, что в систему заглянули разведчики из числа чужих… причем неизвестной расы, ибо характеристики гиперпереходов всех известных рас также хорошо изучены, взять тех же аграфов.

Но ведь они для своих разведчиков могли придумать что-то новенькое…

В следующую секунду в боевую рубку влетел разъяренный командир корабля, занимая свое место. Вслед за ним в рубку влетели остальные члены экипажа.

– Выдвигаемся!

Крейсер резко стартовал с орбиты, навстречу возможному врагу.

– Ясно, что ничего не ясно… – пробормотал Басх ос Дасар, считывая показания.

Тут уже ему пришел вызов с планеты.

– Что происходит?! У нас вторжение?!

– Не похоже, господин…

– То есть?!

– Какая-то гравитационная аномалия… отдаленно напоминающая формирование зоны гиперперехода… Но если это все же именно гиперпереход, то он какой-то странный…

Тут гравитационная аномалия стремительно вышла на пик активности, а в следующий момент все закончилось, только запищал радар, сообщая о появившейся метке.

– Гиперпереход завершен, у нас есть объект…

– Сколько их?! Каков класс?! – продолжали сыпаться панические запросы с планеты.

– Одна единица, господин, класс – легкий истребитель… или спасательная капсула.

– Что? Один?! Легкий истребитель?! Спасательная капсула?!!

– Так точно, господин. Транслирую данные…

Абонент озадаченно замолчал, получая данные с крейсера. Оно и понятно, легкий истребитель и тем более спасательная капсула в принципе не могли совершить гиперпереход. Если это не какая-нибудь секретная разработка не пойми кого. Даже самый маленький гипердвигатель по размеру больше истребителя раза в три, так что их ставят на корабли более-менее крупного тоннажа.

– Идите на перехват! – наконец прозвучал чуть запоздавший приказ. – Брать только живьем! Мне нужно знать, кто и как узнал об этом месте! Не говоря уже о том, что нужно узнать технические детали возможности гиперперехода столь малым объектом.

– Слушаюсь, господин.

Крейсер «Ашам» уже давно двигался навстречу непонятному объекту, не отвечающему на запросы, да и вообще молчащему и продолжавшему двигаться по инерции с очень незначительной скоростью. Следом за ним по направлению угрозы летели три фрегата типа «сари».

Наконец объект начал маневрировать, но как-то вяло, более того, создавалось впечатление, что он не видел несущиеся к нему боевые корабли, а потом и вовсе после дерганых маневров полетел навстречу…

«Атакует?!» – удивился Басх ос Дасар.

– Сбросить истребители!

От крейсера отстыковалось четыре средних истребителя «тхар» и еще по два от фрегатов. Неизвестный никак не отреагировал на изменение ситуации и продолжил полет к планете.

4

Стоило только Роеву – после разгона «Молнии» и передачи управления автопилоту – протиснуться в «гроб» жилого отсека по своим делам: поесть да заняться физупражнениями, как запищал радар, сигнализируя о сближении с каким-то объектом. Владислав тут же рванул обратно в кабину, а то сейчас прилетит какой-нибудь астероид… и ага. Автоматика, конечно, сама может сделать маневр уклонения, но… лучше проконтролировать и перехватить управление, человеческая реакция в данном случае понадежнее будет.

Вот только приближался никакой не астероид, а… космический корабль. Формой он чем-то напоминал ската, скрещенного с акулой. Размеры корабля впечатляли. Минимум двести метров длиной, ширина «ската» метров пятьдесят, а «акулья» часть около тридцати, и высота где-то под двадцать.

Электроника вдруг начала сбоить и в конечном итоге вовсе вышла из строя.

– Приехали…

Владислава немного затрясло от увиденного, что и неудивительно. Хотя и не сказать, что увиденное для него стало так уж неожиданным, все-таки на что-то подобное он в глубине души надеялся и даже желал увидеть. Теперь его только беспокоило то, как все повернется в дальнейшем. Хотелось бы, конечно, рассчитывать на теплую встречу, но… опять что-то подсказало ему, чтобы он не раскатывал губу в этом плане.

Роев в целом доверял своей интуиции, она редко когда его подводила, другое дело, что в данный момент он в принципе ничего не мог изменить, ибо не имел для этого никаких средств. Ему только и оставалось, что сидеть и смотреть, как «Молнию» «пожирает» этот гигант. Было, мягко говоря, неуютно, то и дело его пробивала мелкая дрожь.

О том, чтобы сбежать на ручном управлении, Владислав даже не помыслил. Все равно догонят ведь, и это в лучшем случае, в худшем – тупо расстреляют. Происходи все на орбите планеты, наверное, еще имело смысл подергаться, хотя и очень сомнительно, противник явно на многие порядки превосходит его в техническом отношении, но не в открытом космосе.

Но вот «Молния» оказалась в небольшом, ярко освещенном ангаре, с жуткого вида явно вооруженными крупнокалиберными стволами паукообразными механизмами, что окружили космический самолет со всех сторон. В помещение подали атмосферу, и вскоре появились закованные в разномастную броню инопланетяне с тонированными стеклами забрал, и эти точно были вооружены.

Радовало только то, что по пропорциям инопланетяне очень походили на людей. Те же две руки, две ноги, хвостов нет…

– Значит, шансы договориться существенно повышаются, – пробормотал Владислав, скорее для того, чтобы убедить в этом самого себя.

Один из бойцов, видимо командир, заметив Роева в кабине, требовательно махнул рукой, дескать – выходи, и Владислав, чтобы не нагнетать лишний раз ситуацию, к тому же выбора у него не было, подчинился. Открыл люк и, глубоко, чуть судорожно вдохнув, вышел, подняв руки.

Его тут же грубо скрутили подскочившие со всех сторон бойцы, повалили на пол и сноровисто обыскали, после чего отошли, продолжая держать на прицеле.

Владиславу что-то сказали повелительным тоном, но он, естественно, ничего не понял. Но по жестикуляции догадался, что от него требуют снять шлем скафандра, а то и вовсе полностью разоблачиться.

– А если ваш воздух для меня не пригоден для дыхания?!

Но его слушать и не думали. Все тот же громила, что его обыскивал, достал нож, видимо решив срезать с пленника скафандр. При этом он снял тонировку с забрала, и Роев просто очумел, увидев обычное человеческое лицо, перекошенное гневом. Хотя, с другой стороны, и очень хотел, чтобы встречающие были людьми.

«В каком-то смысле это даже логично, учитывая звездные врата», – подумал он отстраненно.

Долго в ступоре находиться ему не дали, нож уже почти проткнул ткань, и Владислав, отшатнувшись, поспешно забормотал:

– Хорошо-хорошо, сейчас сниму!

Находясь под прицелом нервничающих бойцов, Роев осторожно отсоединил шлем и с опаской вдохнул воздух в ангаре. По первому впечатлению, воздух как воздух. Запах, правда, специфический, но тут ведь не лес и не берег моря, а космический корабль, так что ничего удивительного.

«У меня наверняка воняет еще хуже, уж точно не утренней свежестью после грозы, просто принюхался», – подумал он.

Далее Владислав полностью снял скафандр, оставшись в одном комбинезоне, и его снова тщательно обыскали, естественно, опять ничего не найдя. Даже удивились.

«А я что, дурак, что ли, с оружием выходить против такой толпы?» – нашел в себе силы усмехнуться Роев.

Командир этих боевиков снова что-то стал требовать от пленника, показывая на его корабль, но Роев ему ничего ответить не мог, разве что ответить «я не понимаю» на языке австралийских аборигенов:

– Кенгуру…

Тут командир боевиков, словно осененный догадкой, схватил голову пленника, так, что чуть шею ему не свернул, и стал смотреть в затылок, проводя пальцем в основании черепа, для надежности отгибая короткие волосы.

Теперь в его голосе слышалось откровенное удивление. Видимо, чего-то не нашли, что должно было быть, как у всех нормальных людей. Потом он что-то сказал остальным, словно поставив диагноз, и окружающие люди переглянулись между собой.

Тем временем в «Молнию» сунулся один из встречающих, но много времени он там не провел. Просто пренебрежительно махнул рукой и, фыркнув, повторил «диагноз» командира.

Роева под конвоем вывели из ангара и, проведя по коридору, посадили в тесное помещение, видимо карцер. Из всей обстановки только лежанка да сортиро-раковина.

– Ну и дела…

Что думать по этому поводу он даже не знал. Как-то все не так…

– А что ты хотел? Чтобы тебя встречали с оркестром и букетами цветов?…

5

В карцере Владислав просидел недолго. По внутренним ощущениям не больше получаса. Корабль явно вернулся к месту прежней дислокации у той самой планеты, на которую он уже собрался высаживаться.

Роева под конвоем, предварительно сковав руки магнитными наручниками, проводили в какой-то кубрик, пристегнули к креслу, и после резкого толчка он понял, что оказался в посадочном модуле, который только что отстыковался от носителя. Начавшаяся через минуту тряска и навалившаяся легкая перегрузка подтвердили этот вывод.

Путешествие длилось минут десять, после чего челнок мягко приземлился в вертикальном режиме, то есть без пробежки, и пленника, опять-таки под конвоем вытащив из шаттла, повели к приземистому зданию серого цвета, одному из трех, что стояли неподалеку от посадочной площадки.

Здание было в форме усеченной пирамиды. Высотой всего в три-четыре этажа, по площади лишь немногим больше основания обычной земной девятиэтажки. Сразу стало ясно, что это как у айсберга, лишь видимая часть строения, большая часть помещений находится под землей.

На крыше зданий стояли небольшие башенки со спаренными стволами довольно крупного калибра, глядящими в сторону леса, образуя общий периметр безопасности.

«Видать, обитателей донимает время от времени агрессивная живность, – подумал Роев. – И если для защиты от местных хищников требуются стволы с таким пушечным калибром, то я даже боюсь представить, как выглядят местные цари зверей. Приземлись я тут самостоятельно, если бы вообще нашел место для нормальной посадки, скорее всего, пришлось бы катапультироваться, и в этом случае меня схавали бы в первую же ночь, и пистолетик бы мне мой не помог…»

Владислав с интересом крутил головой. Все-таки оказался на другой планете, и, несмотря на непростую ситуацию, ему было очень любопытно. Ну и он все еще был оптимистично настроен, по крайней мере старался мысленно подбадривать себя и гнал прочь плохие мысли, хотя получалось откровенно плохо, ибо уже понял, что планета эта явно не является сосредоточием цивилизации, да и база, скорее всего, секретная, а значит, он вляпался в неприятности по самые ноздри…

Если пользоваться земными аналогиями, то здешняя база находилась в тропиках. Об этом говорили удушливая влажность атмосферы, густые запахи и высокие деревья, видневшиеся за полосой безопасности. В общем, типичные «дождевые» джунгли, как в Южной Америке или Индии.

А деревья меж тем имели совсем не зеленую листву, а какую-то фиолетовую. Впрочем, там было много всяких оттенков, в том числе и зеленых. Окрас атмосферы, кстати, тоже был скорее сиреневатым, чем голубым.

В отдалении в небе колыхалась разноцветная, можно даже сказать – радужная, туча. Похожую картину Роев наблюдал по телевизору, когда показывали Африку, как там кружат огромной стаей мелкие птички или летучие мыши. И птичек этих многие десятки, а то и сотни тысяч. Здесь имело место схожее явление, не иначе шаттл вспугнул птичек.

Но долго любоваться окружающими красотами Владиславу не дали. Вскоре процессия оказалась в здании, и его проводили в помещение, чем-то напоминающее лазарет с какими-то саркофагами, а-ля хрустальные гробы.

Сопровождающие конвоиры о чем-то побеседовали с доктором, если судить по тому, что он был облачен в светлый комбинезон с какой-то эмблемой, и «доктор» провел ту же процедуру, что и закованный в доспех боевик, то есть тщательно обследовал затылок «пациента». Наверное, не поверил сказанному. А потом, не доверяя себе, еще и приборчиком каким-то поводил.

Чему-то кивнув, он махнул рукой в сторону кресла с агрегатом в изголовье, чем-то напоминающее прибор для сушки волос в парикмахерской.

Конвоиры, не обращая внимания на возражения пленника, приковали Роева к креслу, сноровисто зафиксировав руки, ноги и торс ремнями. На голову надвинули этот агрегат, и «доктор» что-то вколол Владиславу в шею пневматическим шприцом, отчего он тут же расслабился, а все окружающие люди стали для него лучшими друзьями.

«Доктор», поглядывая в какой-то планшет, несколько раз чему-то удивился и переговорил с конвоиром. У того даже глаза, что называется, на лоб полезли.

После проведенной процедуры Роев приходил в себя достаточно долго, в голове шумело, создавалось впечатление, что в голове кто-то лазит и чешет ему мозг. Под воздействием химии чувство времени Владиславу отказало, тем более что он вроде как даже отключился. Но в какой-то момент колпак с его головы сняли, и «доктор», склонившись, что-то раздельно, четко сказал. Потом повторил вопрос, и – о чудо! – Владислав его понял!

– Ты понимаешь меня? – настойчиво спросил доктор в третий раз.

– Да… понимаю… – на автомате ответил Роев, и – о дважды чудо! – он ответил ему явно не по-русски.

Это обстоятельство его даже выбило из колеи, так что он не стал задавать лишних вопросов, хотя у него их было великое множество.

А еще, благодаря тому, что у Роева с детства отличная память, кою дополнительно натренировали сначала в летном училище, а потом еще в отряде космонавтов, где необходимо запоминать просто гигантский объем информации, он понял, о чем говорил доктор с командиром конвоя между собой до момента процедуры принудительной закачки знания языка. Тут, наверное, наложился еще и тот фактор, что сказывалось воздействие прибора на мозг, и недавние воспоминания были особенно четкими. Владислав словно прокручивал запись на повторе.

– Значит, это и есть тот тип, что устроил нам тут неслабый переполох? – спросил доктор.

– Да. Причем, по ходу, он дикий.

– Почему? Он ведь на космическом корабле прилетел…

– Да какой там корабль! Примитив жуткий… Как прилетел, это еще нужно узнать, для того тебе его и привели, чтобы язык ему загрузил. А что дикий, так у него нейросети нет.

– Вот как?

После этого доктор и заинтересовался головой «пациента».

– Действительно. Что ж, сажайте его в кресло, сейчас посмотрим его данные и загрузим… О! – вглядываясь в планшет, удивился доктор, когда Роева посадили в кресло и прибор, маскирующийся под фен, заработал.

– Что там, док?

– Очень любопытные показатели. Интеллект в районе двухсот тридцати пунктов…

– Круто!

«Ну, это тоже понятно, в космонавты дураков не берут, время „обезьянок“ давно прошло», – подумал Владислав.

– Активная память под сто семьдесят пунктов, – продолжил зачитывать данные доктор.

– Ого!

– Скорость восприятия больше девяносто.

– Супер!

– Но главное, это его ранг ментоактивности!

– Какой, док?

– Прибор не может определить точно, сами понимаете, техника у меня тут стоит устаревшая, так что показатели плавают, но твердо ранг «С» минимум второй категории, а то и единичка.

– А максимум?

– Ранг «В» девятой категории. Потом в капсуле уточним, она точнее скажет.

– Да в любом случае очуметь можно! – воскликнул один из конвоиров.

– Тоже верно…

«Что еще за ментоактивность? – удивился Роев. – Хотя по смыслу догадаться не сложно…»

Роеву вдруг вспомнилось его беззаботное детство. Ему тогда на десятилетие подарили щенка овчарки, которого он давно просил у родителей после того, как посмотрел фильм «Ко мне, Мухтар!» с Юрием Никулиным. Так вот они отлично друг друга понимали, и Тузик выполнял все команды своего хозяина. Причем Владислав его особо ничему не учил.

«Может, все благодаря этим самым пси-способностям?» – подумалось ему.

Вывод подтверждался еще и тем фактом, что питомцы других собачников также выполняли его команды, хотя хозяева их этому тоже почти не учили, чему владельцы собак очень удивлялись, потому как сами добивались послушности своих питомцев через пень-колоду.

К примеру, Владислав подходил к какому-нибудь псу и просил его: «Дай, друг, на счастье лапу мне…», и тот протягивал свою конечность. А на других людей, кто также подходил с такой же просьбой, только недоуменно смотрели в глаза, дескать, чего тебе надобно от меня, убогий?

«Это ж какими тогда пси-способностями должен обладать Куклачев?!» – невольно подумал Владислав о знаменитом дрессировщике кошек, так как с кошками находить взаимопонимание у Роева выходило значительно хуже.

– Это если ему специализированную сетку поставить, да специальными базами загрузить, да имплантами усилить, то из него может получиться псион «В»-ранга довольно высокой категории – третьей, а то и второй! – подхватил второй. – Это же сколько он стоить может?!

– Да уж не мало… Нам столько за всю жизнь не заработать… Причем всем вместе взятым, – хмыкнул доктор.

«А чего это они там про скорость реакции говорили? – размышлял он. – Что-то я не могу о себе сказать, что я какой-то суперреактивный, но и не тормоз. В пилотировании тормозить нельзя. Или этот показатель отвечает не за мышечную реакцию?»

Что касается памяти, то на нее Роев никогда не жаловался, а потом еще дополнительно ее раскачивали различными методиками.

Так что в школе он учился на четыре и пять, стихотворения запоминал влет, формулы тоже его не смущали, так что ничего удивительного в том, что закончил школу с золотой медалью. На фоне таких результатов ему пророчили отменное будущее в профессии, связанной с финансами, или на худой конец в науке, но… его жизнь изначально и безраздельно принадлежала космосу.

Когда, идя по стопам Гагарина, Владислав поступал в летное, его, мягко говоря, никто не понял, и разве что не крутили пальцем у виска. Кажется, даже приемная комиссия была изумлена его желанием. Но это понятно при тех обстоятельствах, что переживало государство в лихих девяностых, и при разочаровании во всем и вся.

В общем, его путь к космосу был долог и тернист. В какой-то момент Роеву казалось, что и впрямь все безнадежно. Самолеты стояли на приколе, и, чтобы подняться в небо и набрать хоть какие-то часы налета, пилоты просились в «горячую точку», что тогда полыхала на юге России.

Станция «Мир» разваливалась прямо на глазах. Государству, трещавшему по швам, стало явно не до космоса. Трехпалый правитель всея Руси Бориска Первый, сместивший с трона Меченого, бухал по-черному и дирижировал военными немецкими оркестрами… В общем, чувство безнадеги и унижения было очень сильным.

Владислав даже чуть тряхнул головой, чтобы избавиться от горьких воспоминаний, потому как сейчас будущее ему светило еще более плохое. А все потому, что эта парочка, на тот момент пользуясь незнанием языка своего пленника, откровенно оценивала его умную голову в случае ее продажи какой-нибудь корпорации. Дескать, он очень редкий экземпляр, особенно в плане пси-способностей, а значит, очень дорогой. Цены начинались от трехсот миллионов и вскоре дошли до миллиарда…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное