Вячеслав Кумин.

Рой



скачать книгу бесплатно

© Вячеслав Кумин, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Пролог

Владислав Роев пришел в сознание рывком, даже резко подался грудью вперед, но поменять положение тела не позволили ремни безопасности, надежно удерживающие его в ложементе, и первое, что он подумал, это: «Ты круто попал…»

Мысль не отличалась особой оригинальностью, можно даже сказать, была до предела заезженной и затертой, но в данном конкретном случае являлась верной и как никогда всеобъемлющей.

Чувствовал себя Роев далеко от нормы, и дело было не столько в физическом дискомфорте, сколько в психологическом. Нет, это не результат «после вчерашнего». Будучи космонавтом, Владислав вел здоровый образ жизни, иначе о возможности полетов в космос можно сразу забыть. Не говоря уже о том, что не может быть даже мысли, чтобы надраться во время миссии, да еще такой важной. Это ведь не просто по орбите Земли крутиться, где бывает, что и употребляют что покрепче в терапевтических целях (говорят, на орбите еще на станции «Мир» самогон гнали), это рейд в глубокий космос.

Но состояние здоровья в принципе ничем не отличалось от определения «после вчерашнего»: острая головная боль, тошнота и прочие прелести дикого бодуна. И опохмелиться нечем. Впрочем, пара таблеточек для снятия подобных симптомов в аптечке имелась, вот Роев их незамедлительно и употребил.

К его счастью, космический самолет «Молния» после случившегося происшествия шел в стабильном положении, что удивительно, пусть и сикось-накось, а именно с легким отрицательным креном на нос и дифферентом на правый борт, да при этом еще и хвостом вперед.

Но, по мнению Владислава, это все ерунда, главное, что челнок не закрутило по всем возможным осям в этом тоннеле-трубе, а то бы его можно было соскребать с поверхности кабины. Более того, вокруг сияли звезды, а значит, он оказался прав – и неизвестная система помимо входа имеет еще и выход.

Роев чуть истерично усмехнулся, вспомнив один телесериал на космическую тему, где главный герой оказался примерно в схожей ситуации, правда тот сразу попал в гущу схватки, а в его случае вокруг тишина и пустота. Кроме того, герой киносериала истерично вопил в радиоэфир, зачем-то пытаясь докричаться до Хьюстона…

«Кто же, оказавшись в такой заднице, начинает орать на всю округу, привлекая к себе внимание?» Вот и Владислав пока не собирался сообщать о себе окружающим во всех диапазонах. Благо все электронные системы были выключены еще задолго до происшествия, а включить их можно только вручную, но делать это он не спешил.

Для начала следовало тщательно осмотреться, самому послушать эфир, а уже потом начинать взывать о помощи на всех частотах, если это вообще будет иметь хоть какой-то смысл.

Но обо всем по порядку…

1

Началось все с того, что в точке Лагранжа номер один системы Земля-Солнце, это той, что находится как раз между Землей и Солнцем в полутора миллионах километров от планеты, обнаружили пульсирующую аномалию неясного происхождения.

На природный феномен это ну никак не тянуло, как ни пытались подвести космофизики хоть какую-то удобоваримую теорию на этот счет, а значит… А значит, это могло быть все что угодно, вплоть до… самых фантастических вариантов.

Следовательно, требовалось на это что-то, что бы там ни было, как можно быстрее наложить свои загребущие лапки, пока кто-то другой не прихватизировал, уведя из-под самого носа своими потными ручонками. Те же американцы, чтоб им пусто было, а то и вовсе китайцы, что отнюдь не лучше, а то и хуже. Все-таки украсть секреты у америкосов на порядок легче, чем у китайцев, исторических примеров тому масса, взять ту же историю с ядерной бомбой…

Проблема заключалась в том, что в автоматическом режиме задача упорно не желала решаться. Все посланные к аномалии зонды-разведчики, а их посылали все, у кого только имелись ракетоносители подходящего класса, глохли еще на подлете, слепли и замолкали, а потом и вовсе исчезали… Собственно, может, и не исчезали, а летели себе дальше кусками мертвого железа, но попробуй что-то разглядеть на фоне Солнца.

Так что к аномалии требовалось послать живого человека, что не подвержен влиянию… неизвестно чего (а может, подвержен, кто ж знает? Вот и узнаем заодно), что убивает электронику. Ну и кораблик для такой миссии требовался под стать условиям, с простой, можно даже сказать примитивной, системой управления, где просто нечему ломаться, в общем требовалось исключительно ручное управление с полным отсутствием электроники, точнее, чтобы она в условиях помех не влияла на систему маневрирования в полностью ручном режиме.

Так вот, к счастью, такой кораблик у наших ВКС имелся. В каком-то смысле даже надо сказать спасибо американцам. Дали своими экспериментами живительного пинка российскому руководству, и те в свою очередь зашевелились, дабы окончательно не отстать от жизни.

Дело в том, что, когда штатовцы поставили на прикол свои многоразовые челноки, они на их замену стали разрабатывать космический беспилотник многоразового использования, в частности, широко известный в узких кругах боинговский Х-37В, что недавно совершил свой успешный полет.

Наши, как водится, в режиме «клюнутые в жопу жареным петухом» тоже подорвались и реанимировали один из ранее замороженных проектов схожей тематики еще советских времен, а именно программу «Молния», следующий шаг широко известной уже в широких кругах программы МАКС.

Только наши изначально заточили проект под ручное управление, но и автоматическое никуда не делось, как было у «Бурана». Такую примитивную систему управления сделали на случай противодействия противника сродни тому, как мы в свое время по шаттлу, когда тот летел над Москвой, пальнули не то лазером, не то еще чем, и тот почти потерял управление.

Вот этот кораблик и пригодился. Его в экстренном режиме вытащили из заваленного околокосмическим хламом ангара, очистили от паутины и пыли, подшаманили под условия миссии, переоборудовав грузовой отсек, а также добавив туда дополнительные баки с топливом и всунув крохотный жилой блок.

Торопились, ибо тот, кто захапает себе это аномальное нечто (все, понятное дело, надеялись, что это вышедший из строя космический корабль пришельцев, точнее их наблюдательная станция), получит ну очень большие дивиденды технологического, финансового и политического характера. Потому как в одну харю окучивать трофей не дадут, особенно нам, ни американцы, ни наши лепшие друзья китайцы. Будут напирать на то, что объект принадлежит всему человечеству в целом, или еще что-нибудь придумают в том же роде, очередные санкции наложат, чтобы заполучить доступ. Но заплатить за право поковыряться в потрохах в любом случае придется, и немало, так что упускать такую золотую жилу никто не собирался.

Когда Роева вызвали и сказали, куда и зачем ему предстоит лететь, честно предупредив, что миссия будет крайне опасной и есть значительный шанс не вернуться, Владислав раздумывал недолго. МКС – это как-то уже обыденно (да и не факт, что включат в экипаж в обозримом будущем, а там глядишь, когда очередь наконец подойдет, станции буль-буль в Тихом океане устроят), а тут такой полет, да еще с элементом тайны!

Не то чтобы Владислав по жизни был большим авантюристом, таких вопреки сложившемуся мнению в космонавты как раз не берут, ибо слишком большой риск, что такие люди начнут «забивать болт» на руководство, что чревато во время полета, но мечта есть мечта.

Запустили Владислава Роева с военного космодрома Плесецк на тяжелом варианте только что пошедшей в серию «Ангары», хотя по проекту «Молнию» должен был поднимать сначала реактивный сверхзвуковой самолет на высоту в пятнадцать-двадцать километров, а уже с него стартовать на орбиту на дополнительных ускорителях. Но самолета-носителя не было даже в проекте, если не считать за таковой проектный эскиз сорокалетней давности.

«Ангара» сработала как надо, хоть этот пуск и считался тестовым, и спустя девять минут «Молния» вышла в космос. Вперед по орбите улетел надувшийся шар с передатчиком, ему предстояло некоторое время изображать макет полезной нагрузки для отвода глаз наблюдателям, а сам космический самолет, включив ускорители, рванул в открытый космос. Для начала «Молния» пошла к Луне, чтобы использовать ее гравитацию для дополнительного разгона, благо на данный момент ее расположение относительно точки Лагранжа номер один позволяло это сделать.

На данном этапе рулить самому космонавту не требовалось, автоматика доведет «Молнию» до границы области пространства, где происходила потеря связи с зондами, после чего ему предстояло перейти на ручное управление и ориентироваться при этом придется только по звездам.

О комфорте Владиславу оставалось только мечтать. Ведь жилой модуль сделали размером с лифтовую кабину – натуральный гроб. В этот «гроб» конструкторы впихнули все, что необходимо для поддержания жизнедеятельности, начиная от сортира и заканчивая прибором для приготовления пищи, а также простенький тренажер для поддержания физической формы, ну и спал он, естественно, тут же, в кабине в этом плане вообще не развернуться. Надо ли говорить о минимальности рационов питания и воды?

Впрочем, клаустрофобией Роев никогда не страдал и переносил непростые условия достаточно легко, большую часть времени проводя в кабине за чтением книг, прослушиванием музыки и просмотром фильмов. Делать в полете было нечего, ибо никакими дополнительными научными задачами его не загрузили.

«А американцев на Луне все же не было», – усмехнулся он через три дня, самым внимательным образом изучив поверхность спутника Земли в зоне их предполагаемых посадок.

А потом начался затяжной полет в полтора миллиона километров… в надежде, что Солнце в это время не выкинет какой-нибудь фортель со вспышкой, а то поджариться до золотистой хрустящей корочки будет крайне неприятно. Но специалисты обещали, что в ближайшее время звезда должна оставаться спокойной. Хотя веры им почти не было, учитывая, что Солнце в последнее время вело себя как-то слишком непредсказуемо, выбившись из одиннадцатилетнего цикла. Кто-то грешил на зеленых человечков и в качестве доказательства показывал фотографии, на которых некие сферические объекты тянут из Солнца водород.

Через неделю ожил бортовой компьютер, сообщая, что «Молния» подходит к границе опасной зоны, где начинали сбоить автоматические зонды и запустился обратный отсчет, когда все электронные системы будут отключены автоматически. Вот на дисплее появился «ноль», и все индикаторы в следующий миг погасли. Стало неуютно.

От Роева по-прежнему пока ничего не требовалось. «Молния» шла по инерции на достаточной скорости прямо к цели, даже подправлять курс не требовалось. Владислав же осматривал вычисленный объем пространства в обычный телескоп, сопряженный с пленочной фотокамерой. Но, кроме Солнца и Земли, позади ничего в объективе не появлялось. Чтобы что-то увидеть, потребуется пройти чуть в стороне и дальше.

Впрочем, и аномалия действовала не постоянно, а проявлялась с некой периодичностью, так что до следующего «сеанса» оставалось еще несколько часов. Тем не менее что-то же должно было эти самые аномалии генерировать?! Предполагалось все что угодно, вплоть до… маяка зеленых человечков. Но сколько Роев ни всматривался, какие фильтры ни использовал, ничего обнаружить не удавалось. Тем не менее он продолжал добросовестно фотографировать заданный объем пространства, благо пленки завались. Потом ее пропустят через мощный комп, и возможно, он чего-нибудь да выудит.

Время тянулось просто неимоверно тягуче. Но вот один электронный прибор, что все же оставался включен и использовался как контрольный маркер, чтобы по нему определить, что аномалия заработала, «задергался», на экране появились помехи, и вскоре он накрылся медным тазом. Владислав снова приник к телескопу и стал щелкать фотоаппаратом.

– Вот оно! – с радостным азартом воскликнул он, увидев эту самую аномалию, и защелкал фотоаппаратом еще активнее, не забывая при этом менять фильтры, чтобы зафиксировать объект в различных диапазонах.

Аномалия представляла собой линзу искаженного пространства. Проявлялось это визуально, как если бы некий объект попал под увеличительное стекло. То есть в центре объект, в данном случае Солнце, увеличивался в размерах, его окружало темное кольцо, а это темное кольцо в свою очередь стискивало светящееся.

– Что за черт?…

Гироскоп вдруг сошел с ума, его показания стали хаотичны, и Владиславу это, естественно, не понравилось. А в следующий момент – по поведению окружающих звезд – он понял, что эта чертова аномалия его быстро притягивает к себе, хотя как такового движения его тело совсем не ощущало, то есть не было никаких перегрузок или инерции.

Роев, естественно, тут же отстранился от телескопа и схватился за штурвал, лихорадочно запуская химические ускорители. Обычная электрическая цепь зажигания, к счастью, функционировала, а потому совсем простые приборы, в которых нечему перегорать, работали. Двигатели послушно включились, исторгая снопы пламени.

Развернуться к аномалии кормой удалось без проблем, маневровые движки не подвели, а вот вырваться из ее цепких объятий не получалось. «Молнии» всего лишь на несколько мгновений удалось застыть на месте, а потом аномалия словно прибавила мощности, и космический кораблик вновь начало затягивать.

– Проклятье! Ну же!!!

Включились маршевые движки, но и они не могли преодолеть силы притяжения аномалии.

Внезапно Владислав почувствовал ухудшение самочувствия, начал сбоить вестибулярный аппарат, замутило в глазах, затошнило, и вообще возникло ощущение, что его сейчас вырубит.

Осознав, что ему не вырваться ни в техническом плане, ни по стремительно ухудшающемуся здоровью, Роев вновь развернулся к аномалии носом и вырубил маршевые движки. Химические ускорители давно прогорели.

«Зачем тратить топливо? Авось еще пригодится. Не в черную же дыру меня затягивает… А раз так, то в любой системе, согласно народной мудрости, в которой наличествует вход, должен иметься и выход», – решил он. По крайней мере он на это очень надеялся в тот момент, когда «Молния», все ускоряясь, влетала в аномалию.

Страшно Владиславу не было. Ему сейчас было дико жутко.

Роев впоследствии даже не помнил, орал он в тот момент или же сидел как пришибленный. Может, и орал, только в мыслях, а наяву же он замер, не в силах шелохнуться.

На какой-то миг он почувствовал себя мухой, попавшей в густой сироп, полностью в нем утонувшей. Владислав даже видел своеобразные волны, расходящиеся от своего кораблика. А еще за гранью этой пленки Роев увидел гигантское кольцо несколько километров в диаметре, по которому хаотично пробегали электрические разряды… Даже в таком полуобморочном состоянии в его голове мелькнула мысль, что этого быть не должно, а стало быть, колечко неисправно, но оно и понятно, раз срабатывает в самопроизвольном режиме.

Роев, находясь даже в таком состоянии, хотел до последнего момента выполнить свой долг и сфотографировать кольцо, но не успел. В следующий момент его словно выстрелило из пушки, размазывая по пространству. И тут его откровенно начало выворачивать наизнанку… Последнее, что запомнил Роев, так это то, как он летит в какой-то светящейся трубе, а потом его накрыла спасительная темнота беспамятства…

2

Владиславу очень хотелось, чтобы его кораблик выбросило у Земли, ведь этих точек Лагранжа еще целая куча, помимо злосчастной за номером один между Землей и Солнцем, есть та, что за Землей относительно Солнца за номером два, спереди и сзади Земли по орбите движения – за номером три и четыре, и даже за Солнцем относительно Земли за номером пять, хотя это совсем поганый вариант… но в теории продержаться можно, если вышлют «Прогресс» с топливом и кислородом, да едой. Но что-то подсказывало, что надеяться даже на такой плохой исход не стоит. Ведь, сам того не желая, он явно воспользовался какой-то транспортной системой звездных путешествий.

– А-ля звездные врата…

Сразу вспомнились все легенды о якобы присутствии в древности инопланетян на Земле, начиная от сине– и зеленокожих пришельцев в мифологии Индии с их виманами, и как они друг друга крошили почем зря ядрен-батонами и прочими лучами смерти, а заодно доставалось человеческим городам, и заканчивая историями шумеров, древних египтян, а также индейцев майя и прочих ацтеков.

Лично Владислава очень потрясла надгробная плита одного индейского вождя, где тот был запечатлен в качестве пилота, сидящего в кресле с ногами на педалях, с рычагами управления в руках и факелом огня из сопла…

В общем, косвенных свидетельств о том, что когда-то пришельцы на Земле присутствовали, хватало с лихвой, как в виде записей в древних трактатах, так и в виде артефактов вроде тех же золотых самолетиков…

– Теперь понятно, почему пришельцы по Земле больше не разгуливают – врата сломались… Вот только чего не починили? Не до того стало?

Как ни странно, после всего произошедшего особо сильной паники Роев не ощущал. В принципе первое, от чего отучают кандидатов в космонавты, так это от того, чтобы в критических ситуациях поддаваться панике, паникеров вообще в отряд не берут. Ну а потом, как говорится, поздно пить боржоми… лучше сразу застрелиться, благо пистолет имеется, или скушать таблеточку с ядом, но это всегда успеется.

Тщательный осмотр ничего не дал. Роев в первую очередь, конечно, хотел найти звездные врата, ведь улететь от них он должен был не так уж и далеко, но нет, не нашел.

– Может, они подо мной? – предположил он. – Надо маневрировать…

Владислав понимал, что любое маневрирование «Молнии» может его выдать с головой, но дальше выжидать чего-то было бессмысленно.

Можно, конечно, было сработать в чисто ручном режиме, но Роев не видел смысла в подобном извращении.

«Глупо думать, что мой выход из врат не был зафиксирован, если у гипотетического наблюдателя вообще есть чем фиксировать подобные аномалии. Ведь наверняка врата выдали такую засветку, что только держись… – подумал он. – А если нечем и работу врат не засекли, то и мои манипуляции и работу аппаратуры тем более не засекут, так что нечего извращаться».

Так что Роев включил и проверил бортовую систему «Молнии». Она оказалась в норме, все компьютеры работали как швейцарские часы, зажглись приборы, экраны, зашуршала вентиляция… а то воздух действительно стал несколько спертым, пользоваться химическими шашками, что поглощают углекислоту и вырабатывают кислород, не хотелось. Они не слишком безопасны, чего только стоит пожар на «Мире» в свое время…

Как только все заработало, Роев сманеврировал, так, чтобы можно было осмотреться по всем направлениям.

Но и сейчас врат он не нашел, сколько ни всматривался в телескоп.

– Ну и куда делось это долбаное кольцо?!

Впрочем, особо отсутствию врат он не огорчился, так как прекрасно понимал, что даже обнаружь он их, то вряд ли сумел бы ими воспользоваться, ведь нужно вводить какие-то коды, потом адреса. И даже если бы он знал адрес Земли и имел бы технические возможности ввода, то вернуться все равно не смог бы, ведь там-то врата сбоят…

Плюнув на врата, поискал близлежащие планеты, ведь выбросило его в какой-то звездной системе, если судить по палящей звезде, а не в открытом космосе, что есть зер гуд.

«Если рассуждать логически, то по аналогии с Землей меня также должно было выбросить в точке Лагранжа, а значит, поблизости должна быть планета», – напряженно размышлял Владислав Роев.

И таковая достаточно быстро отыскалась. Оставалось только выяснить, пригодна ли она для жизни. Для этого нужно было лететь к ней. Но что-то подсказывало Владиславу, что планета в принципе для жизни пригодна.

Почему?

А какой смысл связывать явно недешевой транспортной системой безжизненные миры?

– Хотя, может, и связаны… черт этих инопланетян разберет, – вслух подумал он. – Но опять же, что-то говорит мне, что поскольку я вошел в систему не штатно… следовательно, должен быть задействован какой-то протокол безопасности, как раз на такой случай, а значит, по протоколу безопасности в аварийном режиме меня должно было выбросить либо в ближайшую систему с пригодной для жизни планетой, либо по последнему использованному адресу, где я как путешественник могу дождаться спасателей. Или что-то в этом роде…

Выводы в части протокола безопасности, если подумать, притянуты за уши, Роев это ясно осознавал, все зависит от степени повреждения врат, если в них вообще изначально имелась такая программа безопасности, но они давали ему хоть какую-то надежду на спасение.

– Вопрос в том, обитаема ли планета? А если точнее, то имеются ли на ней разумные формы жизни?

Впрочем, выбора не было. Лететь так или иначе придется, и не важно, есть там разумные обитатели или нет. Не висеть же тут до исчерпания ресурсов? Смысл?

Но и лететь на чужую планету Роеву тоже было откровенно стремно. Он ведь для аборигенов, если они там имеются, будет инопланетянином. А что земляне с «зелеными человечками» сделают, если поймают?… То-то и оно. И не надо думать, что сами «зеленые человечки» поступят иначе.

Кстати, каких-то радиосигналов аппаратура не фиксировала. Владислав специально запустил поиск, но слышен был лишь треск помех. Впрочем, он прекрасно понимал, что это ничего не значит и может означать хотя бы то, что аборигены пользуются иным принципом беспроводной связи. Или здесь дикари, еще не допершие до радио…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7