Вячеслав Кумин.

Цербер. Легион Цербера. Атака на мир Цербера (сборник)



скачать книгу бесплатно

Правда, при виде света он сжался и сиганул прочь в спасительную темноту.

А в соседнем загоне творилось что-то ужасное. Люди метались, кричали, звали на помощь. В страхе они налетали на проволоку с пропущенным по ней электрическим током, они были готовы на все, лишь бы убежать от чудовища, проникшего к ним. И этот зверь метался в поисках добычи, цапая всех, до кого мог дотянуться. Наконец схватил ранее разодранную жертву и, перепрыгнув через ограждение, помчался прочь.

Опомнилась охрана и начала стрелять из пулеметов. Дорожки фонтанчиков витиевато плясали по земле, заскакивая на территорию загонов. Видимо, охранники после одного-двух выкуренных косячков не могли сфокусировать взгляд на цели.

Наконец зверя достали почти на вершине холма. На нем сошлись сразу две пулеметные очереди, разорвав цель почти пополам. Но стоило им замолчать, как на вершине появилось еще несколько стремительных монстров, и они, грозно рыкнув, схватили не только жертву своего неудачливого собрата, но и его самого. Разорвав и то, и другое пополам, умчались в ночь еще до того, как пулеметчики снова успели нажать на гашетки.

– Не врали… – прошептал Джек.

Вдвоем под шумок, пока все оставались под впечатлением увиденного, они быстренько забросали вырытый проход своими выработками, так что их преступления никто не заметил.

Остаток ночи хоть и прошел спокойно, но заснуть все равно никто не смог. Жители благоденственных планет с почти истребленными кровожадными флорой и фауной еще долго находились под впечатлением от увиденного.

– Хана беглецам, – снова прошептал Джек. – Не избежать им с ними встречи.

– Вот уж точно, – согласился Рон. Он уже не чаял когда-либо увидеть беглецов. – И мы сами чуть добровольным ужином не стали…

25

Жертвами нападения нубисов стали пятнадцать человек, и только трое пострадали собственно от их клыков. Остальных расстреляли обкуренные пулеметчики. Еще человек двадцать, раненных когтями, клыками и пулями, отправили к рабам. Лечить их никто не думал.

Между загонов ехала огромная ассенизаторская машина, даже надпись соответствующая на большом баке осталась, такие машины используются на космодромах для откачки фекалий с малых челноков, не приспособленных для сброса накопившегося «добра» за борт.

– Жрать!

– Дерьмо, что ли?.. – недовольно пробурчал Джек, и Рон с ним согласился.

– Дерьмо я жрать не буду…

– Баки сюда, а то голодными останетесь! – между тем кричали с машины, и несколько человек, подхватив опустевший бак из-под воды, поставили его у самой ограды.

Оператор «ассенизаторской машины» направил в него раструб, и в бак хлынуло месиво, соответствующее дерьму как по консистенции, так и по цвету. Ближайшие к баку люди начали жадно черпать месиво руками и заглатывать.

– Бобовая каша… – догадался Жак, когда до них дошел запах содержимого. – Только очень плохого качества…

– Ну, дык, ясен пень, не ресторан… – резонно заметил Джек.

Друзья начали пробиваться к баку.

Они все хотели есть. Рону и Джеку удалось-таки вдвоем пропихнуться и загрести немного в руки. Финист даже умудрился зачерпнуть для Жака и вывалить ему в ладони.

Каша на вкус действительно оказалась дрянной. К тому же из бобов она состояла лишь наполовину. Остальное – какая-то кожура и до отвращения знакомый вкус пайков, которыми их кормили в трюме, пока добирались до Цербера.

Тем не менее, живот немного отпустило. Даже эта еда все же лучше, чем просроченные концентраты.

Тем временем невдалеке раздался рев. Он усиливался, пока не превратился во все заполняющий гул. Даже земля стала дрожать, а над холмами поднялось облако пыли. Не сразу до всех дошло, что это взлетают шаттлы. Вскоре это подтвердилось, в небо один за другим поднимались огромные туши кораблей.

– Вот и улетает наша надежда на спасение, – пробурчал Джек.

После того как все поели, а шаттлы скрылись в вышине, на холме в окружении многочисленной охраны появился их мучитель.

– Пожрали? – раздался над полем его голос. – Пожрали… А помыться хотите?

Толпа понуро молчала, глядя на истязателя.

– Что-то я не пойму? То ли я оглох? То ли вы не хотите помыться? Ну?

– Хотим! – прокричало несколько голосов.

Потом пошел целый вал, подтверждающий, что все хотят мыться. Рон от напоминания о помывке весь зачесался. Оно и понятно, месяц в корке засохшего дерьма и рвоты…

– Вы плохо учитесь… – горестно покачал головой Кэрби Морфеус и, обратившись к охране, произнес: – Напомните им, парни, как нужно обращаться ко мне…

Охрана, вооруженная крупнокалиберными ружьями, начала стрелять по загонам в самую гущу людей. Расстреляв по рожку, они остановились, и другой голос произнес:

– Как нужно обращаться к своему Повелителю, скоты?! Ну?!!

Секунд через десять на колени упал первый человек, за ним опустились остальные.

– Итак, хотите помыться?! – еще раз спросил Морфеус.

– Хотим, Повелитель.

– Не верю…

– Хотим, Повелитель!

– Уже верю, но плохо слышу.

– Хотим, Повелитель!!!

– А хотите, чтобы на вас больше не нападали ночные монстры?

– Хотим, Повелитель!!!

– Что ж, тогда вы построите для себя казармы, которые станут вашими крепостями! Сейчас вас разделят на сотни. Запомните своих командиров! Теперь они ваши отцы и матери! Хочу вас обрадовать! Помоетесь сегодня все, но вот поесть удастся только лучшим. Сотня, закончившая строительство позже всех и хуже всех, этой радости лишится! А теперь строиться в шеренги по правую руку от своих командиров! – прокричал Кэрби, указав на сорок человек, стоящих в линию.

– Нужно держаться вместе! – проговорил Джек, когда люди поспешили прочь от загонов.

– Нужно еще выбрать командира получше, – добавил Рон.

– Как их тут выберешь? – спросил Жак.

– По лицу! Мы на подсознательном уровне по чертам лица можем определить характер человека… Добрый… Злой…

– Мы поняли, – кивнул Джек, вытягивая голову и пытаясь рассмотреть хоть кого-то из командиров.

– Только это невозможно, – плаксиво заметил Жак, вертя головой.

Рои согласился с выводом. Толпа не позволяла рассмотреть хоть кого-нибудь из предложенных Морфеусом сотников. А линии сотен начали расти, точно ленточные черви.

Тут уже стало не до выбора сотника, лишь бы куда приткнуться. Когда шеренги выровнялись, вдоль них пошли сотники, отсчитывая количество. Лишних они безжалостно отпихивали, но то тут, то там звучали голоса сотников о нехватке, и отверженные, точно загнанные звери, чувствуя во всем этом какой-то подвох, спешили занять свободные места.

Не повезло и друзьям. Они стали лишними в одной из шеренг и в куче других метались по поляне, выискивая сотников с поднятыми руками, именно они кричали о недоборе.

– Туда! – указывал в одну сторону Рон.

– Сюда! – кричал Джек, показывая в противоположную сторону.

Не получилось. Стоило им только метнуться, «туда» или «сюда», как сотник уже опускал руку и кричал: «Сотня!» В итоге в стороне от ровных шеренг осталось стоять человек шестьдесят.

– Что ж, Гром, это твои… – кивнул на толпу Морфеус. – И сдается мне, что они вечные доходяги.

– Посмотрим… – криво усмехнувшись, прогудел громила.

Действительно, очень большой человек по кличке Гром приблизился к «лишним» и с таким презрением, которое только можно выказать взглядом и голосом, сказал:

– Теперь вы моя Хромая сотня, а я ваш сотник Гром! Повелитель выразил мнение, что вы вечные доходяги, отребье, которое ничего не стоит и скоро откинет копыта, став кормежкой для нубисов. Но я его заверил, что это не так, и я сделаю все от меня зависящее, чтобы это действительно стало не так. Более того – моими стараниями вы станете первыми! Лучшими в Легионе!

Рон и Джек понятливо переглянулись. Для Хромой сотни это означало только одно: их будут гонять в хвост и в гриву на порядок больше, чем остальных.

– Вот и выбрали лучшего командира… – в пустоту, ни на кого не глядя, произнес Жак, до которого тоже дошла эта очевидная мысль.

26

– За мной, вонючие животные! – махнул рукой сотник Гром и побежал за полнокровными сотнями, уходящими за холмы под руководством сотников.

Рона удивило, что теперь при них нет никакой охраны. Лишь у сотников пояс с пистолетом и дополнительными обоймами к нему. Возникла мысль, что если они набросятся на него всем скопом (да хотя бы сейчас!), то запросто одержат верх.

«А что потом?! – подумал Финист. – С одним пистолетом против этого психа с десятками вооруженных охранников?! Или бежать?! Куда? Шаттлы улетели, неизвестно, когда прилетят. Так что этот пистолетик не поможет отбиться от нубисов ночью, даже если мы каким-то чудом сумеем выжить, не сдохнув от жажды и голода».

Потому и бежали сотники так уверенно, не боясь нападения, и их отпустили, не боясь, что пленники разбегутся. Все хотят жить, повинуясь инстинкту самосохранения, и никто не уйдет от источника воды и еды, даже если для этого придется что-то делать и терпеть унижения.

«Да и пистолеты эти, как и колючая проволока, скорее всего, для защиты не от нас, а от нубисов», – подумал Рон.

Хромая сотня, двигавшаяся за легко бегущим сотником Громом, догнала остальных лишь в самом конце путешествия. По пути от сотника они получили красные ленточки с указанием завязать их на локте правой руки.

– На первое время, – пояснил сотник. – Так вам будет легче запомнить друг друга и не смешаться по дурости с остальными.

Люди остановились на границе еще одной большой площади. По всему полю на равном удалении друг от друга лежало несколько десятков больших баллонов коричневого цвета. В центре стоял вкопанный в землю шест, а на нем какой-то плакат.

– Итак, тощие крысы, – произнес сотник Гром, повернувшись. – Вам предстоит построить себе казарму. Вон в тех баллонах строительная пена. На шесте – с одной стороны план казармы, что вам предстоит соорудить, с другой – план всего городка. Баллоны лежат на территории, где вы должны построить казармы. Пены на все строение не хватит, потому технология строительства такая: делаете кирпичи пополам из строительной пены и песка, последнего здесь навалом, – топнул ногой сотник. – Вас всего шестьдесят человек против полных сотен конкурентов, так что придется постараться, чтобы не стать последними или худшими строителями, иначе очень пожалеете… Вы лишитесь еды, но я вас накормлю… Песком. Уверяю вас, вы будете жрать его, точно манну небесную… Будете жрать и еще чавкать от удовольствия. Помяните мое слово, – нахмурившись и уперев кулаки в бока, пообещал сотник, и Рон легко поверил его угрозе.

– Вы должны сделать все, я повторяю: все! – чтобы стать лучшими! Выбор расположения казармы за вами… – многозначительно оглядев подопечных, добавил сотник Гром.

– На старт! Внимание! Марш! – раздался чей-то возглас, и грохнул выстрел.

– Ну, чего застыли, курицы ощипанные?! – рявкнул сотник Гром, в ярости брызгая слюной. – Выбирайте лучшее место для казармы!

Хромая сотня понеслась вниз с холма вслед за остальными многочисленными сотнями.

– К краю! К краю! – кричал Финист в общем гвалте.

Они стартовали слишком поздно, поэтому все первые баллоны оказались заняты в один момент. К дальним не представлялось возможным пробраться из-за сильного отставания от ушедших вперед. Но и к боковым пробиться не получалось. Полнокровные сотни оттесняли их от флангов. И так уж получилось, что Хромая сотня оказалась почти в самом центре поля. Их оттеснили от тех баллонов, которые были ближе всего к холмам, имевшим у подножий большое количество драгоценного песка.

Хромая сотня заметалась, понимая, что построить казарму быстро никак не получится. Песка под ногами мало, и его придется таскать с окраин. А их мало, и бегать далеко.

«Песок жрать не очень-то хочется», – подумал Рон и, вспомнив об угрозе, взглянул в сторону сотника Грома. Финист его легко узнал среди десятков остальных сотников, наблюдавших за действиями своих отрядов с холма, по грозной стойке: широко расставленные ноги и руки, упертые в бока. О том, какое у него было злое выражение лица, даже думать не хотелось.

– Хромая сотня!!! – неожиданно для самого себя закричал Финист, встав на двухсотлитровый баллон и замахав руками, чтобы его лучше увидели товарищи по несчастью.

Люди с красными повязками на руках устремили на него свои взоры.

– Люди, нам здесь не успеть построить строение раньше кого бы то ни было!..

– Что же ты предлагаешь, парень?

– Нужно отбить место на границе сектора!

– Но их больше! А нас всего шестьдесят человек! – резонно возразил мужчина-ботаник.

– Да, но на нашей стороне эффект неожиданности!

Люди стали переглядываться, явно не собираясь слушать какого-то пацана, и Финист решил добить:

– Нам нужно сравнять шансы! Или вы решили нажраться песка?!

– Нет…

– Тогда вперед! Хватайте камни, и за мной!

Рон спрыгнул с баллона и поднял довольно увесистый камешек граммов на сто.

– Жак!

– Что?

– У тебя хорошая память на мелочи. Дуй к плану и изучи его со всей доскональностью, пока мы будем отбивать себе место под солнцем!

– Понял! – сразу повеселел Жак, которому не улыбалась перспектива драки.

– Вперед!!! – во все горло заорал Финист, ослепленный собственной яростью.

– А-а-а!!! – ломанулась за ним толпа, которой нечего терять.

Финист вел их к самому крайнему баллону, и неспроста. Мало того что это одно из выгодных мест, так и сотня с желтыми повязками, занявшая это место, уже успела немного рассредоточиться.

– Бросай! – скомандовал Рон и бросил свой первый камень в какого-то громилу, который однажды отобрал у него брикет с концентратами, и потому Рон не почувствовал к нему никакой жалости.

Камень попал удачно, и здоровяк рухнул как подкошенный, схватившись за голову. Полетели камни остальных, метнул последний снаряд Рон, и еще несколько десятков человек попадали на жесткую землю, держась за ушибленные места.

Потом в эту толпу вломилась Хромая сотня, начав колошматить всех направо и налево. Атакованные люди в желтых повязках опешили и отступили под диким натиском.

– Проваливайте! Это наша территория!

– Но!.. – попытался кто-то возразить, и в него полетел очередной камень Рона, успевшего поднять еще несколько снарядов.

Его примеру последовали остальные. И «желтым» не осталось ничего, кроме как отступить.

27

– Соберите камни в кучу у баллона, – распорядился Рон. – Вдруг они захотят вернуться или другие попробуют напасть…

В одну минуту у баллона вырос небольшой курган метровой высоты.

– А теперь за песком!

– Но в чем его нести? – спросил кто-то.

– В том же, в чем и остальные, – указал Финист на многочисленные караваны спешащих к холмам и обратно людей. – В куртках, рубашках…

– Точно.

Большая часть людей убежала к холмам за строительным материалом.

Рон с Джеком и еще десятком людей в качестве охраны остались у баллона. Разобраться с емкостью оказалось несложно – нажимаешь рычаг, и из раструба под давлением буквально выстреливает гель, на глазах увеличивающийся в объеме раз в десять. С этим гелем, пока он не успел застыть, и нужно мешать песок, а потом вылепливать из него кирпичи. Соседи уже начали делать первые блоки.

– Да где там Жак?! – занервничал Рон, оглядываясь. – Уж не прибили ли его желтые в отместку за наше нападение?

– Нет, вон бежит, – показал на друга Джек.

– Отлично. Разобрался с планом, Жак?

– Ага!

– Тогда разметь границы.

Жак начал суетиться, бегать по площадке, смотреть какие-то ориентиры, сверяться с соседями, и наконец, сориентировавшись, принялся чертить каблуком своего ботинка по земле устрашающе длинные линии.

– Парень, ты ничего не напутал? – спросил его какой-то мужик.

– Нет, а в чем дело?

– Нас всего шестьдесят, а ты расчертил как все остальные – на сотню…

– Он прав, нужно делать на сотню, – заступился Рон за Жака.

– Почему?

– Потому что нам никаких других указаний этот Гром не давал. Значит, нужно делать как все.

– А ты чего вообще раскомандовался?..

– Хочешь оспорить?!! – взвился Финист, которого бесило, что в такой ответственный момент, когда под угрозой перспектива нажраться песка, кто-то начинает бузить и оспаривать старшинство. – Может, сначала построим, пожрем и помоемся, а уже потом начнем выяснять отношения, а?!

Мужик отступил, может, от лихорадочного блеска в глазах паренька, неодобрительных взглядов остальных «красных» из Хромой сотни, а может, просто внял голосу разума…

– Ладно…

– Тогда за работу!

Тут как раз подоспели первые партии песка, и Рон, Джек и Жак начали месить первые кирпичи. Когда уставали, сменялись с охраной строительного объекта или с носильщиками песка. Потом снова месить…

Жак, запомнивший все параметры, поправлял, если кто-то выбивался из стандарта, то и дело приговаривая:

– Берегите пену… Нам еще крышу из нее делать… и как цементирующий раствор использовать…

Сразу же начали расти груды пеноблоков. Их сначала тоже решили складировать в одной куче, а не укладывать сразу на землю, торопясь возвести казарму. И Рон скоро похвалил себя за такое решение, когда на другом конце стройки возникла масштабная драка – кто-то у кого-то решил украсть кирпичи, лежащие соблазнительно близко.

Свое богатство все же пришлось защищать от воров. Группа «зеленых», когда солнце уже было в зените, решила напасть на малочисленную Хромую сотню и отбить у них все, что они успели налепить. Но не тут-то было. «Красные», спрятавшись за выставленной стеной кирпичей, обстреляли нападавших заблаговременно запасенными камнями, в то время как снаряды «зеленых» не доставали цели, отлетая от кирпичей.

В схватку тут же вмешивались приходившие с грузом песка другие члены Хромой сотни, и вероломным мародерам не осталось ничего другого, кроме как отступить с позором и продолжать возводить казарму своими силами.

Пришло время возведения стен. Тут уже пришлось схватиться с «белыми». Они держались дольше и прорвались под обстрелом, так что даже пришлось схватиться врукопашную. Рон бился, кусался, пинался. Отчаянно защищали свое добро и остальные, но все равно без потерь не обошлось. После минутной свалки, которая показалась долгой, «белые» ушли с десятью кирпичами, что, по-любому, немало.

Люди работали без устали, строя, меся и лепя кирпичи, таская песок, охраняя. Мало-помалу здание росло. Хромая сотня сильно отставала от лидеров. Это все хорошо видели чисто визуально, но, к счастью для них, они не являлись последними. Кто-то много потерял в результате схваток всех со всеми, которые были не редки. К счастью для Хромой сотни, она не стала жертвой сговора, когда две сотни нападали на одну…

Начали лепить крышу. Вот где пригодилась интуиция Жака. На крышу пошла почти чистая строительная цена, лишь с небольшим количеством песка. В то время как у некоторых соседей крыша сильно прогибалась под собственным весом, и все понимали, что она так продержится недолго и рано или поздно обрушится.

Наступил вечер, и изможденные тяжелой и очень нервной работой, все в кровоподтеках и синяках, расселись возле казармы. К ним с холма, все это время наблюдавшие за работой, лениво попивая воду из фляжек, спускались сотники.

– Неплохо, – кивал сотник Гром, обходя казарму и побывав внутри.

Приехало несколько машин, и с них свалили пластиковые конструкции, оказавшиеся элементами двухъярусных кроватей. А также мешки спальников вместо матрасов, одеял и подушек. Но и это лучше, чем ничего.

Собрали их по пятьдесят штук на казарму.

Посмотреть результат работы приехал сам Кэрби Морфеус в легком открытом джипе. Он обходил казармы, бил ногой по стенам, осматривал внутреннее пространство и давал свою оценку. После его обхода определились штрафники, которым сегодня предстояло остаться без ужина. Впрочем, последних определить было проще всего – это те, кто даже не достроил свои казармы. Таких сотен насчиталось три. Сейчас они ходили по всей территории и выжимали последние остатки строительной пены из валявшихся баллонов, чтобы доделать недостающие кирпичи.

– А твои как управились, Гром?

– Весьма похвально, Командор, сначала их, правда, загнали в центр, где им ничего не светило, но потом один паренек их в атаку повел.

– Тот, что в рваной рубашке?

– Так точно.

– Я так и думал…

– Как вы догадались, Командор?

Морфеус лишь усмехнулся, ничего не ответив.

– Давай их на помывку и все такое… Там уже все готово.

– Слушаюсь.

Гром отбежал к своей Хромой сотне.

– Эй, облезлые собаки! За мной на помывку и жрачку!

28

Чтобы добежать от казарм до основного лагеря, потребовалось раза в четыре больше времени, чем утром. Уставшие на изнурительном строительстве, без капли воды, люди постоянно падали, чем заслуживали от сотника весьма нелестные замечания и болезненные тумаки. Тем не менее, все добежали, сотник никого не пристрелил, хотя не раз это обещал.

Люди оказались в другой части разбойничьего лагеря за складами. Здесь они увидели большущий бак, возможно, топливный и множество трубок от него с душевыми набалдашниками на конце.

– Сбрасывайте свое барахло, больше вы его не увидите, и мыться!

Люди начали раздеваться.

– Получить шампунь! – закричал седой старичок, потрясая бутылочками без этикеток.

Люди с готовностью подставляли руки и спешили под душевой распределитель. Наконец пошла вода. Рон немного расслабился. Теплая вода, нагревшаяся за день от солнца, словно снимала усталость. Все начали ожесточенно мыться, шоркаться выплеснутым в руки шампунем.

Тут кто-то дико заорал. Рон быстро протер глаза от пены, стараясь как можно быстрее заметить возможную опасность, и увидел, как кто-то скачет на месте, а в руках у него волосы. Потом закричали еще несколько человек.

Финист с большим подозрением потрогал свою голову и понял, что облысел. Шампунь оказался с подвохом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20