Вячеслав Кумин.

Цербер. Легион Цербера. Атака на мир Цербера (сборник)



скачать книгу бесплатно

Финист раньше никогда не видел таких людей вживую, только по фильмам. Из тридцати человек только десять – привычные загорелые европеоиды, бородатые или просто небритые. Половина – негры разной степени черноты. Часть, возможно, мулаты. Еще пятеро – невысокие обладатели раскосых глаз, известные как монголоиды, а кто они там: китайцы или еще какие азиаты, – в этом Рон не разбирался. Еще пятерка – какие-то смуглые бородачи…

От их вида у Рона затряслись коленки. Рядом засуетился Жак. На него чуть раздраженно шикнул Джек, и тот присмирел.

Полминуты спустя после того, как эти вооруженные люди встали полукругом между креслом и толпой, на вершине холма появился одинокий человек. Он неспешно спустился вниз, к навесу, и чинно уселся в кресло, взяв перед этим в руку микрофон.

Финист затруднился определить его расовую принадлежность. Было в нем всего понемногу. Несколько темноватая кожа, не от сильного загара, а врожденно.

Разрез глаз несколько уже обычного. Хотя, возможно, он просто щурился на солнце, потому что солнцезащитных очков, как и большинство его бойцов, не носил.

Это, несомненно, главарь, но, к удивлению Финиста, он не обладал чертами вожака. Человек невысокого роста в расстегнутом до груди френче цвета хаки, длина которого едва дотягивала до средней, с чуть крючковатым носом, не имел развитой мускулатуры, более того, был склонен к полноте. На голове его проглядывала залысина.

Почему-то перед глазами Рона калейдоскопом стали мелькать различные лица исторических деятелей прошлого.

– Он мне кого-то напоминает… – пробубнил Джек, видимо, мучившийся схожими догадками.

– На Наполеона похож, – прошептал Жак, обладавший лучшей зрительной памятью благодаря своему увлечению фотографией.

– Точно, – согласился Финист, в сознании которого тут же всплыл образ древнего полководца и императора. – Есть что-то общее. Знать бы только, зачем он все это безобразие затеял…

– Думаю, он нам сейчас сам все расскажет, – кивнул в сторону холма Джек.

Предводитель пиратов действительно, осмотрев толпу, поднес микрофон, раскрыл рот и глубоко вдохнул, чтобы произнести речь.

22

Командор еще раз оглядел своих пленников и заговорил в микрофон:

– Меня зовут Кэрби Морфеус, дамы и господа… но вы должны звать меня Повелителем. Любой, кто обратится ко мне как-то иначе и без должного почтения во взгляде, голосе и позе, будет жестоко наказан. Вам, наверное, интересно узнать, для чего я вас здесь всех собрал? Я отвечу. Вы станете моей армией, моим Легионом. Вы – его первые когорты. Гордитесь этой оказанной вам честью!

Толпа зашушукалась, явно не испытывая восторга от оказанной им чести. Чтобы заставить ее замолчать, Кэрби выхватил пистолет и несколько раз выстрелил в воздух.

– Молчать, когда я с вами говорю, низшие! – закричал он, и динамики передали всю его ярость в сто крат сильнее. Толпа тут же притихла, не зная, чего ожидать от этого психа.

– Так-то лучше… Впрочем, этой чести удостоятся немногие из вас.

Только лучшие: молодые, крепкие и сильные. Остальным также найдется работа… Что касается планеты, на которой вы находитесь. Это, как вы уже могли понять, очень далекий от вашего мир, пустынный и малопригодный для жизни. Его официальное название скучно, лишь ничего не значащий набор букв и цифр. Я назвал его Цербером. Кто-то из моих соратников предлагал мне назвать его Дюной, но это все же не совсем песчаная пустыня, не то же самое, что ваша Пустыня на Ра-Мире… Скорее, песчано-каменистое плато… без гор, но с большими каньонами. Да и «дюновцы» как-то не звучит, а вот «церберы» – да. К тому же вы действительно станете церберами, если кто знает, что означает это слово.

От перспективы стать цербером у Финиста скрутило живот. Рон знал истинный смысл этого слова.

«Безоговорочно верный своему хозяину, не помнящий своего прошлого воин-раб. Готовый по первому приказу хозяина отдать свою жизнь или отнять ее даже у собственной матери…» – вспоминал он.

В толпе кто-то застонал. Не только Рон знал, что такое быть цербером.

– Бежать не советую, – меж тем продолжал Кэрби Морфеус Повелитель. – Никто вам тут не поможет, потому как дальше пятисот метров в округе на всей планете нет ни единой живой души. Разве что к какому-нибудь мохнатому зверю или ящеру попадетесь. Тут такие водятся. Иногда даже к лагерю совсем близко подходят, так и норовя кого-нибудь утащить… Кроме этой лужи, – указал Морфеус на озерце на территории лагеря, – воды на Цербере вы не найдете, а без нее под палящим солнцем вы умрете на пятые сутки. Даже эта вода испарится завтра к утру и не появится добрую неделю. А знаете почему? Все из-за нашего Берсеркера, – указал Кэрби пальцем в небо.

Рон, как и все прочие пленники, точно по приказу посмотрел наверх и увидел на небосклоне большой белесый диск естественного спутника планеты. Очень большой и очень близко…

«Ну и названия он выбирает, – невольно подумал Рон. – Как он солнце назвал? Не удивлюсь если Корсар или еще что-то в этом роде…»

– Ученые говорят, что через пару-тройку тысяч лет Берсеркер свалится на Цербер… – с легким смешком продолжил повествование Кэрби, когда все успели полюбоваться зрелищем. – Но пока не свалился, он очень сильно влияет на своего хозяина, создавая приливные волны земной коры, поднимая воду аж с пятисотметровой глубины. Вы поняли? С полукилометровой глубины! Так что выкопать колодец, да еще голыми руками, беглецу, чтобы утолить жажду, явно не удастся. Впрочем, у вас есть одна возможность, один шанс сбежать. Сделать это прямо сейчас…

Морфеус осмотрел собравшихся.

– Ну, есть желающие? Не бойтесь, в первый раз никакого наказания по возвращении вы не получите. Ваша попытка и станет для вас самым суровым наказанием.

Взгляд психа дернулся в сторону, и Рон взглянул по его направлению влево. Там из толпы метнулось несколько теней, и десять человек начали быстро взбираться на холм.

– Не стреляйте, пусть бегут, – остановил Морфеус своих людей, вскинувших к плечу ружья.

Беглецы, не желавшие стать почти бездумными машинами для убийства, убежали, перевалив за холм. Толпа загудела, явно не зная, как поступить, но больше желающих убежать не появилось. Каждый чувствовал, что человек под тентом не врет. Здесь действительно не выжить, не имея воды, хоть каких-то инструментов и оружия.

– Они вернутся, – развалившись в кресле, сказал Кэрби. – Более того, будут в ногах у меня валяться и пятки лизать, прося, моля только об одном, чтобы я принял их. Вот увидите.

Финист невольно вздрогнул, точно от холодного ветра, хотя жара стояла такая, что пот высыхал, как только появлялся на коже. Он понял, что так и будет. Поняли это остальные и еще больше приуныли.

– Ну а теперь я проведу отбор. Подходите ко мне по одному…

Толпа не шелохнулась, добровольно вперед никто не вышел, и тогда по ее краю пробежали конвоиры с ружьями, одаривая ударами дубинок всех, до кого могли дотянуться, и к Морфеусу потянулся живой ручеек из претендентов в церберы.

23

Позади люди снова заволновались, и еще несколько человек предприняли попытку бегства. Их Морфеус тоже отпустил, махнув своим охранникам, дескать, пускай бегут.

Рон с друзьями остался. Не только потому, что им пришлось бы преодолеть людское море, для того чтобы выбраться на его край и совершить попытку, но и потому, что они отлично понимали, у них ничего не выйдет, они смогут лишь умереть, а это не выход, ведь надежда есть всегда. Она умирает последней. Кроме того, они слишком слабы для подобного экстрима. Ведь, как Финист заметил, убежали крепкие, здоровые парни – хищники, отбиравшие еду у своих более слабых товарищей по несчастью. У них есть силы, и они думают, что смогут продержаться…

«Глупцы… – подумал Рон. – Отчаянные глупцы».

Отбор между тем проходил полным ходом. Морфеус не тратил много времени на определение, куда кого отправить, и у его навеса образовались два ручейка, точно река напоролась на непреодолимый гранитный утес, и образовалось два рукава.

Финист сразу отметил, что в одном – вполовину меньшем, шли лишь парни и мужчины от двадцати до тридцати пяти лет. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Кого еще можно определить в солдаты?

В другом ручейке, уходящем в другую сторону за холм, шли мужчины старше тридцати пяти и женщины.

Иногда перед навесом разыгрывались душераздирающие сцены, когда с плачем, криками и проклятиями разлучали семейные пары и просто влюбленных. Но охрана, окружившая своего хозяина, знала свое дело и ударами прикладов разнимала намертво вцепившихся друг в друга людей.

Один раз им этого сделать не удалось, и Кэрби пристрелил какую-то женщину. После этого сцены расставания проходили несколько спокойнее, хотя слез все равно хватало.

Настала очередь друзей. Они влились в людской ручей и медленно, под хмурыми взглядами охранников, готовых растерзать всех из своих стволов при любом намеке на бунт, продвигались наверх по холму в сторону Морфеуса.

– Солдат… Раб… Солдат… Раб… Раб… Раб… Солдат… – слышалось ленивое перечисление с секундной или двухсекундной задержкой по мере приближения к креслу с восседающим на нем, объявившим себя ни много ни мало как Повелителем, человеком.

«А что лучше? – вдруг пронеслась мысль в голове Финиста. – Солдат или раб?!»

Рон не смог прийти ни к какому выводу, когда подошла его очередь предстать перед Морфеусом.

– Оп-па… – непритворно удивился Кэрби, взглянув на Рона Финиста. – А эта малышня здесь откуда?

Морфеусу было от чего удивляться. До этого перед ним представали люди не моложе двадцати лет. Ведь набирали их по кабакам, а на этих планетах закон чтили ревностно, и наливать лицам моложе двадцати запрещалось. Но даже двадцатилетние зачастую выглядели так, как будто им семнадцать. Что уж говорить о реальных семнадцати-восемнадцатилетних ребятах? Дети, у которых молоко еще на губах не обсохло!

На Земле же, как помнил Кэрби, дети, наоборот, взрослели очень быстро. В пятнадцать лет им уже можно дать все двадцать пять. Цепкие глаза выдавали в них уже познавших жестокость мира взрослых людей.

– С Ра-Мира? – решил уточнить Кэрби, хотя и так уже видел, что прав, как по расовой принадлежности, так и по стилю одежды.

– Да, – ответил Рон и тут же распластался на горячем песке от сильнейшего удара прикладом автомата по спине.

– На колени, и прояви должное уважение, низший! – прогремело сверху.

Финист с трудом поднялся, с хрустом расправляя плечи, и припал на колени.

– А теперь отвечай! – потребовал грубый голос одного из охранников.

– Да… Повелитель, я с Ра-Мира… – ответил Финист, склонив голову, преодолевая сильное желание скривиться и сплюнуть. Так противно ему было это произносить.

– Как же вы оказались у меня?

– Случайно… Повелитель, – поспешил добавить Рон, когда краем глаза заметил очередной замах охранника, грозившего проломить ему череп. – Мы хотели сфотографироваться на фоне шаттла, но пилоты поймали нас…

– Ясно, – остановил пояснения Морфеус.

– В рабы? – попытался угадать стоявший с предводителем пиратов его помощник.

– Да… – кивнул Кэрби.

И когда тройку ребят толкнули влево, Морфеус остановил их:

– Нет. В солдаты.

– Но они совсем хлипкие…

– Ничего, Гарпун. Когда подойдет время, они будут в самом соку. Даже больше того…

Морфеус вынул из кармана блокнот и принялся в нем что-то быстро записывать, видимо, какую-то свежую мысль, чтобы не забыть.

– Но это потом… Сейчас разберемся с остальными претендентами.

Тройку толкнули вправо, и пока они шли вслед за ушедшими вперед, слышался этот безразличный голос Повелителя, приговаривающего людей к той или иной участи:

– Раб… Раб… Солдат… Раб… Солдат…

Сортировка шла несколько часов. Толпа «солдат» росла. «Рабов» уводили куда-то на другую сторону холма.

Морфеус закончил свою работу, когда солнце уже начало клониться к горизонту.

– Сколько получилось солдат? – обратился он к счетчику, одному из помощников, производивших подсчет пленников.

– Четыре тысячи девяносто пять человек, Командор. Это без бежавших…

– Неплохо. А рабов?

– Почти шесть тысяч, Командор. Если не лечить, то несколько сотен долго не протянут. Переломы, раны… у некоторых уже нагноения начались.

– Нормально, – отмахнулся от ужасов Кэрби. – Лечить не будем, потому как их даже больше, чем нужно. Выживут сильнейшие, а именно они нам и нужны. Если что – проведем добор из рабов.

Кэрби замолчал, нахмурившись, уперся взглядом себе под ноги.

– Я что-то хотел сделать… – напомнил он самому себе, пытаясь вспомнить, что именно.

– Блокнот, Командор.

– Спасибо, Гарпун, – благодарно кивнул Кэрби, доставая записную книжку из нагрудного кармана френча.

Подозвав к себе капитанов кораблей, он продолжил:

– Слушайте новое задание. Завтра утром вы отправитесь в новый рейс за новым грузом.

– Но, Командор…

– Барон… ты хоть и отличился, но все же не перебивай меня.

– Прости, Командор…

– Итак. На Земле, да и на остальных планетах о нашем прошлом рейде узнают еще не скоро. Пока на Ра-Мир и окученные вами две планеты подойдет ближайший корабль, пока он разнесет страшную весть о пиратах, пока отправят корабли для защиты… Хвала богу, что других способов связи не существует и радиосигналы идут так долго, что быстрее доставлять новости курьерскими уиндерами. Так что для выполнения следующего задания у вас есть некоторый оперативный простор. Вы все трое отправитесь на одну планету – Карстон. Ты, Гарпун, поведешь «Эллин», я останусь на Цербере.

– Командор… – снова не выдержал капитан «Эгиды».

– Да, Барон, знаю… Там недавно пронеслось какое – то поветрие и уничтожило половину населения планеты, причем, что интересно, хорошо прокосило именно взрослую ее часть, так что сирот там навалом. Тем легче вам будет внедриться и выполнить поставленную задачу. Вы придете под видом кораблей, нанятых «Красным Крестом» как гуманитарный транспорт, для чего заскочите в Доржет и закупите необходимый груз. Ваша цель – именно подростки тринадцати-восемнадцати лет. Ясно?

Капитаны согласно кивнули головами.

«Жаль, что я раньше не додумался до этого. Не пришлось бы гонять транспорты по двадцать раз… – подумал Морфеус. – Что ж, и на старуху бывает проруха».

– Мне нужны именно парни. Заедете в эти лагеря, Дома-интернаты и, выгрузив груз, загрузите машины нужным грузом. Девчонок не брать. Мне нужны солдаты, а не балласт, непригодный даже для работ. Рабов у нас и так достаточно.

Капитаны кивнули на этот раз сами.

– Хорошо. А теперь идите веселиться… кроме экипажа Слона.

– Командор… – обиженно прогудел капитан «Вымпела».

– Да, Слон, да. Это твое наказание за провал. Каких-то жалких полторы тысячи… Но я не злой, а справедливый. Потому повеселиться сможешь, когда все сделаешь как надо на обратном пути с девочками, которых стибришь на Карстоне, и то исключительно для утехи. Ясно?

– Так точно, Командор… – понуро кивнул Слон.

– Гарпун…

– Да, Командор?

– Приведи и мне какую-нибудь покрасивее и почище. Помнишь ту, с Ра-Мира? Официантку из «Медной подковы»? Если с ней случилась какая-нибудь неприятность, то приведи другую, в том же роде…

– Будет сделано, Командор! – радостно заулыбался Гарпун.

– Ну, тогда все свободны! И не забудьте про вахтовый экипаж…

Капитаны, кроме Слона, поспешили к своим экипажам с радостной вестью. Взревело несколько сотен глоток, и эти люди понеслись в сторону загона из колючей проволоки, предназначенного для рабов.

Вскоре там послышался дикий визг, и даже выстрелы из ружей с электрическими пулями. Видимо, мужчины пытались заступаться за женщин, которых не могли спасти от истосковавшихся по женским прелестям пиратов.

24

Всех, кого отрядил предводитель разбойников, под охраной полусотни вооруженных людей повели в противоположную от рабов сторону. Они успели отойти на порядочное расстояние от основного лагеря, когда послышались отчаянные женские крики.

Несколько парней не выдержали и бросились обратно на выручку своим подругам и женам. Но не тут-то было. Раздались гулкие выстрелы, и смельчаки повалились на землю в уже знакомом друзьям припадке.

– Если кто дернется еще, того я накажу по-настоящему, – предупредил один из главарей конвоиров, – так, что мало не покажется!

Вскоре показалась цель их путешествия – окруженный колючей проволокой десяток загонов на расстоянии ста метров друг от друга. По периметру колючки стояли прожекторы, но светил только один из трех-четырех, освещая всю площадь.

Кроме того, на холмах стояли невысокие вышки из железной арматуры с будками. В лучах заходящего солнца Рон заметил там настоящие пулеметы.

Толпу умело разделили примерно на равные группы и направили в сторону загонов. Впрочем, люди сами охотно тянулись внутрь, словно почувствовав, что в большой пластиковой бочке с неровно обрезанным верхом – вода.

Так и оказалось. Возле бочки под смех конвоиров началась новая свара. Все хотели напиться после нескольких часов, проведенных на иссушающем солнцепеке.

– Заходите и не вздумайте касаться проволоки.

Почему этого делать не следовало, стало ясно сразу после того, как такие же проволочные двери закрыли. Раздался едва слышный специфический треск разрываемой ткани, и на песок упало несколько крупных искр.

– Зачем же нас охранять, если, как нас уверяли, бежать бессмысленно? – набравшись смелости, спросил Финист, проходя вдоль загона у еще не успевшего отойти конвоира.

– Поговори еще, – осклабился разбойник в усмешке. – Но отвечу. Это не столько препятствие для предотвращения вашего необдуманного и бессмысленного побега, сколько для вашей же защиты. Вам же уже сказали, что к лагерю иногда подходят местные хищники, мы их называем нубисами. Поверь, парень, они довольно большие и очень опасные. А теперь все заткнулись и спать! Завтра вас ждет очень трудный день!!! – обернувшись вполоборота, заржал разбойник, спешащий за своими товарищами.

В каждую вышку засели по два человека, а остальные поспешили обратно – веселиться. Товарищи провожали их завистливыми взглядами. Впрочем, они знали, что завтра наступит их черед, и не шибко расстраивались.

Ночь опустилась сразу, как только погас последний луч ушедшего за горизонт солнца. Усилился поднявшийся полчаса назад ветер, и с холмов в сторону загонов горстями сыпался песок. Уставшие люди мало-помалу успокаивались и ложились на еще горячую землю. Все чувствовали, что завтра действительно будет трудный день.

Разлегся и Рон Финист, выгребая из-под себя мелкие камешки. Лампочка на фонаре потускнела раза в два, больше не тревожа глаза, погружая поле в еще большую мглу.

Рона все не покидало ощущение, что все это лишь какой-то затянувшийся ночной кошмар. Нужно лишь попытаться проснуться и оказаться в своей уютной постели, в собственной комнате бревенчатого особняка.

Но нет, не получалось…

– Рон…

– Что, Джек?

– Греби сюда…

Рон, посмотрев в сторону ближайшей вышки, где в темноте тлел огонек сигареты, убедился, что охрана не обращает на них внимания. Осторожно, ползком он приблизился к другу, устроившемуся возле самой ограды из колючки под напряжением.

Большинство же народу после рассказанных ужасов предпочло держаться как можно дальше от ограды, так что подслушать и ненароком выдать их никто не мог.

– В чем дело?

– Смотри…

Рон посмотрел в указанную сторону, на землю в метре от себя, но ничего интересного не увидел.

– И что?

– Да ты совсем отупел, друг… Ложбинку в земле видишь?

И только теперь Финист понял, о чем ему говорил Вильямс. Площадка, на которой поставили загоны, была весьма ровной, но кое-где случались вот такие провалы, над которыми проволока проходила чуть выше, чем в любом другом месте, в сантиметрах пятнадцати – двадцати от земли.

Но чтобы покинуть периметр, нужно прокопать еще довольно много. Минимум пять сантиметров в глубину и метр в длину. А земля под легким налетом песка довольно твердая. Рон ковырнул ее ногтем, и у него осталось ощущение, что он ковырял хорошо наезженную почву, почти бетон.

– Думаешь, сможем? – усомнился Финист.

– Если постараемся… И если будем осторожны, то часа за четыре управимся.

Рон кивнул. Он определил примерно такое же время.

– Но что потом? Куда пойдем?

– К шаттлам… Они здесь чувствуют себя хозяевами и вряд ли особо сторожат их.

Рон снова кивнул.

– Да… это единственный шанс. Если сбежим, то подумают, что мы, как и остальные идиоты, убежали в пустыню, и в шаттлах нас искать никто не будет. В этом наш единственный шанс…

Заметив шевеление друзей, приступивших к работе, к ним подгреб Жак.

– Что вы делаете?

– Роем себе проход к свободе…

– А вдруг нас застукают?!

– Вот и смотри, чтобы нас не застукали, – огрызнулся Джек.

– Может, не надо, а? Вдруг застукают? – заскулил Жак.

– Не застукают, – попытался успокоить его Финист. – Им сейчас вообще не до нас. Они плавают в своих мирах грез…

Друзья, обдирая пальцы до крови, продолжали копать, как могли, размягчая почву острыми гранями камней. Жак, суетясь, во все глаза смотрел в сторону охранной вышки, пытаясь определить, не засекли ли их еще?

– Ну? Долго еще? – то и дело повторял он.

Неизвестно, как долго они копали, проделали уже половину пути до выхода, но в какой-то момент Рон остановился.

– Ты чего встал? – зашептал Джек Вильямс.

Финист не отвечал, боясь даже шевельнуться. Он явственно чувствовал чье-то присутствие. Очень близко, так, что даже начал слышать шум дыхания и запах…

Легкий ветерок чуть сменил направление, и запах буквально шибанул в нос. Резкий, какой-то мускусный и смрадный одновременно. И эти два белесых огонька напротив…

И тут над территорией зажегся свет. Сразу все лампы над всеми загонами. Рон резко отпрянул назад. Зверь выглядел ужасно! Слюнявые клыки, когти! Высотой с большую свинью, а в длину даже две! Покрытый накладками брони, точно вымерший на Земле броненосец.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20