Вячеслав Кумин.

Цербер. Легион Цербера. Атака на мир Цербера (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Да уж…

– Так что передайте им, что у нас все в порядке… неполадку удалось устранить собственными силами. И на время отключите наш маяк…

– Так точно…

Почтовик оказался довольно нудным, и пришлось еще раз подтвердить на его запрос: «Точно ли они не нуждаются в помощи», что все в полном ажуре и не стоит беспокоиться.

– Вот из-за таких мелочей иногда все рушится, – пробурчал Морфеус, наблюдая тусклую вспышку уходящего в прыжок почтового грузовика. – Включайте маяк…

И снова в космос с антенн «Эллина» сорвался сигнал SOS! Просим экстренной помощи!

– Да где же этот чертов лайнер?.. – негодовал Кэрби, разглядывая черноту вселенной.

57

– Командор… кажется, что-то есть… – привлек общее внимание навигатор.

– Опять грузовик?

– Нет… фиксируется близкое гравитационное возмущение… сильное… Удаление десять!

– Лайнер… – понял Морфеус.

– Так точно…

В этот момент комсостав «Эллина» увидел редчайшее зрелище – выход огромного лайнера из прыжка, в опасной близости от грузовика.

Пространство перед «Эллином» словно сгустилось, начало светиться. Лучи словно пробивались сквозь преграду, как лава сквозь трещину ломающейся под внутренним давлением корки. Огромный сгусток зажегся, и из этой вспышки выскочил белый корабль, за которым тянулся длинный, медленно тающий световой хвост.

– Красиво… – пробурчал Гарпун, к удивлению Морфеуса, еще и не лишенный чувства прекрасного.

– Да… но мы чуть было не вошли в историю, – усмехнулся Кэрби.

– В смысле?

– В смысле, что во всей бесконечной огромности вселенной два кораблика чуть не нашли друг друга и не столкнулись. Всего в десяти километрах разошлись…

Гарпуна от такой перспективы передернуло.

– Ну и что? Они уже дали ответ на наши крики? – поинтересовался у связиста Морфеус.

– Так точно. Подтвердили получение…

– И все? – удивился Кэрби. – Они не придут на помощь? Эти скоты уже совсем оборзели?! Передай, что мы подадим жалобу в MKT, если они нам немедленно не помогут!

– Слушаюсь…

– Командор…

– Что еще? – уставился Кэрби на навигатора.

– Еще одно сильное гравитационное возмущение! Удаление пятнадцать!

– Да что же это такое! То месяцы никого нет, то сразу трое в один день!

Второй корабль выскочил гораздо дальше, и после того как компьютер смог наконец его описать, Морфеус разразился хриплым смехом.

– Хорошо, что с нами нет Слона! – сквозь смех выдавил из себя Кэрби, не в силах остановиться. – А то он сейчас сиганул бы в открытый космос без скафандра! Даже если бы мог напялить на себя хоть один!

Остальные сидели подавленные, без малейшего намека даже на улыбку. Гарпун, например, ничего не видел смешного в том, что третьим кораблем за день оказался линкор флота Земли. Слон оказался прав, и богачи наняли настоящий боевой корабль для собственной защиты.

– Но что нам теперь делать, Командор?..

– Разберемся, – сказал Морфеус, перестав смеяться. – Соедините меня лучше с лайнером…

Связист переключил все переговоры на своего капитана.

– Эй, на «Саллимании»! Вы меня слышите?! – буквально закричал Кэрби в микрофон, подпустив в голос раздражение и панику.

– Говорит капитан лайнера «Саллимания».

Что у вас случилось?

– Нам срочно требуется помощь!

– Увы, «Эллин», мы очень спешим. У нас и без того сильное отставание от графика. Как только прибудем в место назначения, мы сразу же вышлем к вам полноценное ремонтное судно…

– Да вы чё! Совсем офонарели там?! Это пока вы доберетесь туда! Пока ремонтник соизволит добраться до нас, мы уже копыта откинем! У нас воздуха на три дня осталось! Едва добрались до узловой точки через пень-колоду с этим долбанным синхронизатором! Нам всего-то несколько деталей надо, чтобы его починить, провести тестирование и все дела! Это займет максимум три часа! Снабдите нас небольшим запасом кислорода, регенерационных шашек, а дальше мы уже сами доберемся до нужного нам сектора. Мы заплатим за все по высшему разряду, не беспокойтесь!

– Одну минуту, «Эллин»…

«Саллимания» отключилась, и Кэрби заинтересованно спросил у связиста:

– Чего они там?

– Фиксирую интенсивные переговоры между «Саллиманией» и линкором, Командор.

– Ясно. Решают, кто из них займется нами… Но, зная спесь флотских, ставлю десять против одного, что заниматься нашей починкой придется штатским.

Экипаж полностью согласился с Командором. Флотские не любят, когда их заставляют заниматься не свойственными им делами, как, например, сейчас – сопровождать лайнер с богачами до курорта. И хотя старший офицерский состав получит неплохие бонусы за подобную командировку, они не преминут воспользоваться случаем подложить свинью этим самым богатеям, чтобы те опоздали еще на несколько часов. Мелочь, а приятно…

Сам Морфеус не мог окончательно решить для себя, что же для него лучше: чтобы ими занялся линкор или лайнер?

Линкор, конечно, предпочтительнее как боевая единица, хоть и размерами в четыре раза меньше, чем «Саллимания». Но зато сколько пушек! Две батареи по три пушки сто пятидесятого калибра, три трехствольные батареи восьмидесятого калибра! И куча зенитных точек. Один залп, и все, на что ни укажи, разлетится в пыль! В то время как на лайнере всего две одноствольные сотки по бортам для уничтожения опасно приблизившихся астероидов.

С другой стороны, линкор взять на абордаж значительно сложнее, чем лайнер. Как бы ни был расхлябан экипаж от недостатка учений и просто отсутствия реальных случаев опасности, они все же военные. Где-то на краю сознания каждый матрос из двух тысяч членов экипажа готов взять в руки оружие и обороняться. Сам корабль также имеет необходимые устройства для отражения атаки, в том числе и внутренние системы обороны: задраивание переборок захваченных отсеков, газы…

«Придется изрядно потрудиться, – подумал Морфеус. – Но это возможно, пусть и большой кровью. Главное, что возможно».

А лайнер? Лайнер – это лакомый, неспособный защитить себя ожиревший кусок свинины. Бери – не хочу. Хотя там экипажа на десять тысяч человек больше, чем на линкоре. Но их отражению пиратского абордажа даже не учили.

Морфеус так и не пришел к какому-либо решению, тем более что необходимость выбирать пропала сама. Флотские, как он и предполагал, отказались от каких бы то ни было лишних телодвижений и ремонтом грузовика пришлось заняться «Саллимании».

«Наверное, командир линкора сказал что-то вроде того, что мы подрядились только защищать вас, а со всем остальным разбирайтесь сами», – с усмешкой решил Кэрби.

– «Эллин», это «Саллимания»…

– На связи, «Саллимания»! Вы поможете нам?! – включился в игру Морфеус.

– Да… ждите ремонтную бригаду…

– Сэр!

– Что еще?

– Вы сказали, что вы опаздываете?

– Ну и?

– Так давайте мы пристыкуемся к вам! – предложил Кэрби Морфеус, которому идея стыковки пришлась не по вкусу. – А то будем гонять шаттлы туда-сюда двадцать раз. Вдруг чего-то не подойдет, мороки столько…

– Хм-м… Давайте, «Эллин», стыкуйтесь по правому борту. Шлюзовой отсек пять… он подсвечен. Видите?

На борту лайнера замигали четыре красных фонаря, обозначая нужный стыковочный отсек.

– Видим, «Саллимания»! Идем на стыковку!

Морфеус передал ведение дальнейших переговоров своему связисту, едва слышно пробормотав:

– Вот вы и попались… Гарпун!

– Да, Командор?

– Объявить абордажникам готовность один!

– Слушаюсь!

Гарпун убежал, а Морфеус продолжил наблюдать за маневрами кораблей. Лайнер выглядел потрясающе. Конструкторы придали ему черты древних морских круизных кораблей, когда-то бороздивших океаны Земли. Такие же обводы, заостренная приподнятая носовая часть, ярко выраженная килевая форма, борта… Разве что труб нет. Да и в корме не винты и машины, а сопла гипердвигателей.

На носовой части «оранжерея» смотровой площадки. Кэрби даже показалось, что он видит этих путешествующих толстосумов во фраках и женщин в роскошных и рисковых вечерних платьях, видит, как они тыкают в их сторону своими жирными пальчиками, попивая шампанское из высоких бокалов. Для них это лишь дополнительный незапланированный аттракцион. В то время как боевые корабли выглядели совсем по-другому. Им ни к чему эта сентиментальная вычурность обводов и эта световая визуальная демаскировка. Боевые корабли чем-то напоминали черных черепах: сверху и снизу броневые пластины, а по бортам пушки.

– Внимание! Стыковка! – объявил штурман, и «Эллин» чувствительно тряхнуло.

– Шлюзовые камеры готовы к открытию, – раздался из динамика голос Гарпуна. – Все готово, Командор! Штурмовое подразделение ждет ваших приказаний!

– Тогда вперед!

58

– Абордажникам приготовиться! – раздалось в динамиках.

Рон удивленно поднял голову.

«Началось», – с удивившим его облегчением подумал он.

Хотя удивляться здесь по большому счету было нечему. Порадуешься любой работе за три месяца почти неподвижного сидения на не шибко удобных стальных скамьях. Седалищное место болело так, что уже не помогали никакие массажи во время похода в туалет и обратно…

– Получить боеприпасы! И строиться на выход! Гранат нет! Только пули! Нам не нужно, чтобы вы разнесли корабль вдребезги!

Легионеры начали оживленно облачаться в доспехи. Наконец они покинут этот темный удушливый трюм!

Единственным развлечением за все время пути и ожидания стало пришивание красных флажков с белым ромбиком и черным символом внутри на рукав правой руки. Десятники в дополнение к флажкам получили на левый рукав нашивку в виде серебряного венка. Сотники, идущие на штурм вместе со своими подопечными, нашили себе по два венка. А тысячник, несмотря на то, что имелось всего пять сотен солдат – три нашивки.

Каждый день солдаты, готовясь к штурму, ухаживали за оружием, разбирали-собирали автоматы при полной темноте, при выключенных и без того не слишком ярких лампах, и неудачники выносили переполненные за день баки с фекалиями.

Рон ни разу не ошибался, у него не оставалось лишних деталей, потому о том, куда носили эти баки, он не знал и знать не хотел.

Сущим наказанием для всех стало изучение плана какого-то огромного корабля. Если верить размерным цифрам, то выходило, что он длиной полкилометра (это без топливно-двигательной системы!), шириной – сто, высотой – двести! Два десятка палуб, тысячи различных помещений от крохотных кубриков экипажа до шикарных кают пассажиров. Сотни коридоров, ходов, лестниц, поворотов, лифтов…

Все это требовалось выучить практически наизусть, по крайней мере, свой сектор. Знание проверяли сотники, завязывая бойцу глаза и заставляя его перечислить всевозможные ходы до цели, то и дело, перекрывая то один, то другой ход. В итоге в головах солдат сформировалась трехмерная проекция судна.

Весь состав штурмового подразделения поделили на несколько групп с собственной задачей. Двум группам по двадцать человек предстояло перекрыть все пути, ведущие к бортовым коридорам, и тем самым пресечь возможные попытки побега с помощью спасательных капсул, еще двум – важнейшие узлы машинного отделения. Но большей части – тремстам бойцам шестью группами по пятьдесят человек, действуя разными путями, предстояло захватить мозговой центр – капитанский мостик.

Финист попал в одну из групп, целью которой стал капитанский мостик. Хотя он вообще удивлялся тому, что его не только оставили в живых после попытки покушения на самого Повелителя, его даже не отдали в рабы гнуть спину на плантациях по выращиванию бобов, более того – доверили оружие и вот сейчас выдадут боеприпасы!

А удивляться было чему! Ведь он хотел убить не кого-нибудь, а самого Повелителя! Но не смог… Руки в самый ответственный момент отказались повиноваться. Палец, готовый вот-вот нажать на курок АК-407 и вышибить мозги подонку, вдруг одеревенел. Рон прилагал максимум усилий, пытаясь сдавить его, но чем больше пытался, тем больше его тело выходило из-под контроля, вплоть до судорог.

Он даже не смог покончить с собой. Автомат выбили мастерским выстрелом. Финист тогда подумал, что это сделали для того, чтобы казнить его самым извращенным способом, уже однажды озвученным Морфеусом – отрезать от тела по кусочку, а раны пихать в муравейник… Но нет, не казнили, и это немало удивляло.

Вот и его очередь. Рон протянув руку, и все еще думая, что в этом есть какой-то подвох, получил две пачки патронов от раздатчика и начал быстро заряжать рожок «колуна».

Несколько бойцов получили газовые резаки с тяжелыми баллонами.

Встряска и пронесшийся вслед за ней по всему кораблю гул обеспокоили сидящих в трюме людей. Финист, конечно же, без особого труда узнал его, ведь именно в нем его, как и еще несколько тысяч человек, привезли на Цербер в нечеловеческих условиях. Правда, сейчас его значительно перепланировали, и церберы находились в подобии хоть какого-то комфорта. По крайней мере, не приходилось бороться за еду, те же брикеты водорослей, на этот раз, правда, не просроченные, так что все чувствовали вкус свинины, грибов, курицы, говядины, фруктов и прочих вкусовых добавок. Питание развозили так же, как сейчас боеприпасы, на тележках, а не сыпали на головы градом.

– Стройся!

Церберы поспешили к выходу. Впрочем, далеко продвинуться не удалось, но как только раздалась команда «Вперед!» и прозвучали короткие автоматные очереди, они начали двигаться, проникая на борт чужого корабля, точно вода в воронку.

– Расходимся! Расходимся! – кричали сотники, и десятники подгоняли своих подчиненных, уходя по нужным, предписанным им планом штурма галереям лайнера.

59

Рон понимал, что не случайно оказался в подразделении, ведомом лично сотником Громом. И не просто в его подразделении, а на его переднем крае, в головной группе.

Финист шел уверенно, точно по разработанному маршруту. Им предстояло пройти с правого борта на левый, подняться на пять ярусов, миновав чисто технические палубы и начать движение в сторону капитанского мостика.

Встречающиеся на пути матросы разбегались кто куда, едва завидев вооруженных людей, так что никто в них не успевал даже стрельнуть. К тому же действовала установка на сбережение боеприпасов, их выдали не так уж и много. Видимо, планировавшие операцию не считали, что им станет кто-то противостоять. И действительно, пока их продвижению никто не препятствовал.

Завыла сирена. Комсостав лайнера, наконец, понял, что на корабль совершено дерзкое нападение. Вслед за сиреной явно паникующий голос объявил:

– Внимание! На корабль совершено нападение! Это не шутка!!! Пассажирам укрыться в своих каютах… Членам экипажа занять свои места… и действовать согласно директиве Эйс-семь-А…

Догадавшись, что члены экипажа в панике могут не вспомнить, что означает сия директива, голос, дав петуха, уточнил:

– Закрыть все двери!!! Повторяю…

Финист начал подъем по лестнице, понимая, что все эти меры не спасут ни экипаж, ни тем более пассажиров.

Вот, наконец, и нужная палуба третьего класса. Здесь обитал не самый богатый народ, но, тем не менее, смогший позволить себе оплатить билет на роскошном лайнере и отпуск на райской планете… Хотя часть пассажиров выиграли путевку на Гвинею в различных конкурсах и лотереях.

Пассажиры с криками метались по коридору, разбегаясь по своим и вламываясь в чужие каюты, не успевшие закрыться вслед за хозяевами, лишь бы не оказаться на пути вооруженных людей. Но не всем посчастливилось скрыться.

Отряд добежал до конца коридора и остановился. Путь легионерам и не успевшим сбежать пассажирам преграждала дверь. Оставшиеся в коридоре пассажиры молотили по ней, плакали, молили открыть, но их никто не слышал.

– Разойтись! – кричали церберы, с силой припечатывая людей к стенам.

Люди продолжали метаться, молили пощадить их, совали драгоценности…

– Возьмите, только не убивайте!..

– Заткнитесь все! – закричал не выдержавший слезного гама сотник. – А то порешу!

Пассажиры притихли, рассевшись на полу, точно псы, поджавшие хвосты, закрыв лица руками, продолжая что-то тихонько скулить.

– Что там с дверью?!

– Закрыта, господин сотник! – прокричал десятник, обернувшись назад.

– Попробуй выбить!

– Слушаюсь, господин сотник!

Десятник выстрелил из АК-407 в кодовый замок. Панель с кнопками разлетелась в стороны, густо сыпанули искры, дверь со скрежетом чуть дернулась, приподнявшись сантиметров на десять. Несколько солдат попытались ее поднять. Но ничего не вышло. Поднять не удалось даже на сантиметр. А в такую щель, естественно, не пролезть.

– Заперто, господин сотник…

Гром, обернувшись, с сомнением посмотрел на бойца с газовым резаком, размышляя: пустить агрегат в дело сейчас или попробовать другой ход? Сотник решил использовать второй вариант. Дверей впереди еще много, а газа в баллоне мало, хватит, чтобы вырезать полудюжины отверстий, так что лучше сэкономить.

– Возвращаемся…

Солдаты бросились обратно.

– Пятнадцатый… иди вперед, – махнул сотник Гром.

– Слушаюсь, господин сотник…

Рон снова оказался в первой линии. Отряд поднялся сразу на три палубы выше, оказавшись на нижнем уровне второго класса, где потолки чуть выше, коридор пошире и каюты побольше. Здесь дверь закрыть не успели. От пассажиров в коридоре уже и след простыл, точнее одни следы и остались в виде разбросанных тут и там дамских сумочек, дамских же туфель, мужских ботинок, разорванных украшений, париков и прочего плохо опознаваемого хлама…

Не успевших закрыться людей не наблюдалось, тем не менее, дверь на выходе также оказалась запертой. Только на этот раз, помня прошлый опыт, стрелять в кодовый замок не стали. Сотник Гром, без особого труда отколупав ножом панель и сорвав ее со стены, уставился на внутренности, какие-то схемы и перемигивающие лампочки.

– Кто-нибудь из вас, тупых черепах, разбирается в электронике? – спросил сотник своих солдат. – Ну?

Ответом ему послужила тишина.

– Я так и думал…

Сотник снова обратил свой взор на схемы. Тут он обнаружил силовой кабель. Несколькими выстрелами он перебил его, не повредив схемы открытия дверей, и, смело взяв в руки этот икрящийся жгут с разноцветными проводками, вытянул рывком на себя и ткнул его в зеленые с белыми прожилками схемы, затем начал медленно шевелить, надеясь, что хоть один проводок да замкнет нужную цепь.

Дверь задергалась, реагируя на электрический ток, платы задымились от перенапряжения, дверь с визгом, но все же открылась на одну четверть. Гром поспешно убрал пучок проводов от панели, когда она вновь начала закрываться, получая взаимоисключающие друг друга команды.

– Учитесь, вонючие скунсы… Вперед!

Рон первым перекатился под дверью и, пробежав немного вперед, встал на колено, взяв под прицел коридор, ожидая, пока под дверью пройдут остальные бойцы группы.

Так они и двигались вперед, преодолевая один участок за другим и не встречая сопротивления. Время от времени все же приходилось вырезать в стальных дверях овалы.

Корабль был большим, невероятно большим. Попав в его центральную часть, они оказались на настоящих улицах с электромобилями, витринами магазинов, торговавших всем, чего только душа пожелает – от необходимых на курорте вещей до никчемных сувениров. Тут и там мелькали маленькие кафе. В этой части лайнера даже стояли самые настоящие фонтаны, а в них плавали какие-то большие, длинношеие птицы, которые при виде церберов пронзительно закричали.

Но и здесь царило запустение и грязь. Не было видно ни единой живой души. Все попрятались так глубоко, как смогли. Продолжала звучать сирена, дублируясь световой сигнализацией, мигая тревожным красным цветом.

Все это время Финиста не покидали нехорошие мысли. Как ему поступить, когда прикажут кого-нибудь убить? Рон почему-то считал, что сотник Гром обязательно прикажет ему это сделать, и непременно в особо жестокой форме.

Да, он уже дважды убивал, и один из им убитых его лучший друг Джек Вильямс. Но эти случаи Рон не принимал во внимание. Тогда все произошло само собой, не но его вине. В первый раз он защищался, а потом их чем-то накачали. В этом Рон был уверен на все сто.

«А как поступить, когда передо мной поставят группу людей, этих несчастных пассажиров, и прикажут их расстрелять?» – вертелась в голове не дававшая ему покоя мысль.

«Если убью, это сломает меня, как тогда… искушение женским телом. Но тогда я устоял, существовал хоть какой-то выбор, – продолжал размышлять Финист. – Впрочем, выбор есть и сейчас… но в этом случае они меня точно убьют. Тогда я заберу побольше этих ублюдков с собой, и, возможно, на этот раз мне все же удастся спустить курок и шлепнуть этого ненормального. А он непременно пожелает присутствовать при казни…»

60

Сзади раздался шум. Солдаты резко развернулись, не зная, чего ожидать. Замыкающие так вообще рассредоточивались на местности, занимая места кто где: за мусорными урнами, скамейками, клумбами с цветами…

Но тревога оказалась ложной. Это были свои. К Грому поспешил сотник пришедшего на «Торговую улицу» отряда.

– В чем дело, Кнехт? Почему вы пришли сюда? А не идете поверху, как приказано?

– Там все закрыто… Мы не смогли проникнуть внутрь и пройти по палубам первого класса.

– А резаки на что?

Кнехт поморщился и ответил:

– На последнюю дверь газа не хватило… Прорезали пятидесятисантиметровую линию, тут резак и выдохся…

– Ясно, но это серьезное изменение плана. Мне нужно связаться с Командором…

– Это одобрено Командором…

– И все же я удостоверюсь, – недоверчиво пробурчал Гром и связался с командиром: – Командор, это сотник Гром, у нас большие подвижки. Кнехт со своим отрядом…

– Я знаю, Гром. Я запретил пользоваться взрывчаткой для пробоя проходов и отправил их за тобой.

– Но…

– Более того, жди остальных… У них те же проблемы, что и у Кнехта.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20