Вячеслав Коротин.

«Флоту – побеждать!»



скачать книгу бесплатно

– А «Хатсусе» с «Ясимой» невезуха? А то, что «Кассуга» «Иосино» в борт тараном приласкал?..

– С гибелью Макарова несравнимо. И минус «Петропавловск» до кучи. Да и «Богатырь» на камнях… Вспомни: японцы просто чемпионы по навигационным авариям, но именно за эту войну – ни разу. Только до или после. А когда еще русский крупный корабль, кроме именно этой войны, вылезал на рифы? А тут и «Богатырь», и «Громобой», и «Изумруд»…

– «Рюрик»-два, – не полез за словом в карман Ковалевский.

– Да и пес с ним – это было некритично. А тот лакишот, когда убило Витгефта и вывело из строя «Цесаревича»? Сражение было уже почти выиграно…

И далее в том же ключе.

– …Ведь не погибни тогда Макаров, – вторая бутылка уже подходила к концу, – все сложилось бы иначе. Все!! Все!!!

– Ага! И «Хатсусе» с «Ясимой» тоже не подорвались бы.

– Ну нет, хоть один подорвался бы обязательно – регулярно ползать в ближайших окрестностях Артура по практически одному и тому же маршруту, обстреливать крепость и не быть за это наказанными – фантастика.

– Кстати, о фантастике: а не хочешь «порулить» за Макарова?

– Валер, я в эти компьютерные стрелялки не играю.

– А я про реал. Хочешь стать реальным Макаровым, например, за пару часов до подрыва «Петропавловска»?

– Ковалевский, у тебя что, в туалете заначка какая-то спрятана? Наравне ведь пили…

– Прекратите ваши грязные инсинуации! Я серьезно.

– Вот сейчас все брошу и начну верить!

– Степка, я повторяю: серьезно! Ну ты же знаешь, что я не самый фиговый физик. В общем, придумал я одну штуковину, с помощью которой можно сканировать сознание человека и перекладывать его во времени на кого-то другого.

– Да? Я что-то пропустил? Ты получил нобелевку, а я не в курсах?

– Какая, к едреням, нобелевка? В науке аргументом является только воспроизводимый эксперимент. А «оттуда» еще никто не возвращался… И не вернется.

– Ну, раз мы родились и продолжаем жить, вероятно, что ты ошибаешься.

– Ничего подобного, просто пойдет параллельная ветка в истории – нас не заденет.

– Да ерунда все это. Не верю.

– Тогда ничем не рискуешь. Попробуем?

– Нетушки! Бред, конечно, но вдруг ты не ошибаешься. Мне и здесь хорошо. Нафиг-нафиг в начало двадцатого. Да еще на войну. Да и вообще – ни телевизора, ни Интернета…

– Во дурак! Я же объясняю – ты так здесь и останешься. «Туда» отправится только матрица твоего сознания.

– Да? И как мы узнаем о результатах?

– Пока никак. – Валерий наполнял очередными порциями водки пару рюмок. – Но в перспективе надеюсь придумать, как отслеживать параллельные исторические ветки. Ну что? За эксперимент?

– А и хрен с тобой – давай! – Марков уже прилично захмелел, а другу доверял полностью. – Обещаешь, что я в порядке останусь?

Рюмки звякнули одна о другую, и очередная порция алкоголя заструилась по пищеводам.

– Нет, блин! Я тебя потом болгаркой на куски разделаю и в лесу закопаю!

– Ладно, тащи свою похерень.

Только сначала руки помой! – Степану вспомнился классический уже сюжет из «Операции «С Новым годом!».

– Не беспокойтесь, у меня все стерильно! – Ковалевский немедля процитировал фразу из не менее известного фильма того же режиссера. – А дело не пятиминутное – я тебе шлемчик надену, когда ты баиньки пойдешь. Лады?

– Не вопрос. Нас с «баиньки» разделяют всего-то двести граммов.

Через час, когда Степан укладывался в кровать, Ковалевский принес нечто, напоминающее мотоциклетный шлем.

– А где провода?

– Чай, в двадцать первом веке живем. Где провода у твоего мобильника? В общем, надевай и спи спокойно, дорогой товарищ. А мне еще у компа повозиться надо, чтобы ты попал куда надо и когда надо.

– Шиза какая-то! Мы ведь так и не узнаем, получилось или нет.

– Не будь таким пессимистом и верь в талант своего друга, – усмехнулся Валерий. – Глядишь, через пару лет еще посмотрим киношку о том, что ты наворочаешь в прошлом. Спи давай!

Несмотря на нестандартность ситуации, уснул Марков довольно быстро, ну а о его пробуждении уже сказано…

* * *

– И что теперь, Степан Осипович?

– Теперь, Степан Осипович, придется как-то соответствовать реальному Степану Осиповичу. – Несмотря на тяжелый день, командующему категорически не хотелось спать.

Проблемы рисовались одна за другой, и их необходимо решать. А как?

Это «там» легко рассуждалось о том, как хорошо быть «богатым, но здоровым». Ага! Оставшиеся целыми «Петропавловск» и «Победа» могут сильно поуменьшить наглость Того, и он запросто не решится фланировать своими броненосцами возле крепости столь нахально, как это случилось в реале. Заминировать все привлекательные места очень хочется, но только в наличии имеется весьма ограниченный запас мин заграждения. Пушек не хватает. Снаряды тоже не бесконечные. Писать в Главный Морской Штаб: «Дай! Дай!! Дай!!!» практически бесполезно.

Отряд Вирениуса возвращается на Балтику, и его уже не развернуть обратно. А ведь сколько головной боли японцам могли доставить действующие в океане броненосец и крейсера! Ведь для поисков такого отряда японскому флоту пришлось бы выделить как минимум новый броненосец, броненосный крейсер и пару бронепалубных. И далеко не факт, что им удалось бы найти Вирениуса. Который к тому же со временем вполне мог «просочиться» во Владивосток. Но что уж теперь мечтать о несбыточном…

Глава 3 Первый блин не всегда комом

Чтобы представить себе «пятьдесят оттенков серого», достаточно было посмотреть сейчас на Желтое море. И небо над ним.

Утро выдалось на редкость хмурым. Эскадра уже привычными темпами выбралась на внешний рейд за одну высокую воду.

Пошли.

«Новик», как обычно, убежал вперед, броненосцы и крейсера без происшествий вышли на «чистую» воду.

– Передайте мое удовольствие лейтенанту Иванову за работу его тралящего каравана, – благодушно распорядился Макаров.

– Есть, ваше превосходительство!

– Константин Федорович, – обернулся адмирал к своему флагманскому минеру.

– Да, Степан Осипович, – немедленно подошел капитан второго ранга Шульц.

– Считаю, что мины заграждения на броненосцах и крейсерах совершенно не нужны. По возращении озаботьтесь, пожалуйста, чтобы их сдали в порт со всех кораблей первого ранга. Считаю, что на судах они не только бесполезны, но еще и создают дополнительную опасность при возможном подрыве на мине или минной же атаке. А применение мы им найдем – того, что находится на борту «Амура» и в порту, явно недостаточно для заграждений, которые я планирую.

– Есть! – Флагмин был слегка удивлен, но возражать не стал.

– Константин Федорович, – добавил проблем Шульцу командующий, – если у вас имеются контраргументы – обязательно выскажетесь. Но не сейчас. Подумайте.

«Петропавловск» рассекал форштевнем волны, «Полтава» следовала в его кильватере, чуть поотстав шли «Пересвет» под флагом контр-адмирала князя Ухтомского и «Победа». Правее держались крейсера: «Баян», «Аскольд» и «Диана». Слева – миноносцы Первого отряда.

– Броненосцам: «Поворот все вдруг на восемь румбов влево». – Макаров не стал зря тратить время и уголь, поход и тренировка в маневрировании вполне себе могли быть «два в одном».

– Все ответили «Ясно вижу»! – гаркнул сигнальщик через двадцать секунд.

– Исполнять!

Броненосцы достаточно дружно стали разворачиваться в указанном направлении и минуты через две уже шли строем фронта. «Пересвет», правда, в начале поворота слишком лихо взял влево и нацелился было на курс «Победы», но Бойсман достаточно быстро сориентировался, и броненосец нормально вписался в общий строй.

Через двадцать минут снова дружно повернулись и пошли строем кильватера. На этот раз получилось еще менее гладко. Потребовалось приличное количество времени, чтобы корабли смогли выровняться в линию.

– Да уж, господа, – мрачно выдохнул Макаров. – Учиться нам еще и учиться… А ведь в линии всего четыре броненосца.

– Ваше превосходительство! – взлетел на мостик лейтенант Шереметьев.

– Что такое?

– С «Новика» передают, что наблюдают на норде множество дымов. Курсом к нам.

Тааак! Ну и что это значит?

Того решил вернуться к Артуру?

Японцы решили высаживать десант у Квантуна раньше?

Идут очередные брандеры?..

– Радируйте Шульцу, чтобы приблизился сколько возможно и выяснил состав вражеского (а Макаров-Марков не сомневался, что отряд именно вражеский) отряда. Эскадре пока курс не менять.

Особого риска не было – броненосцы артурской эскадры не настолько далеко оторвались от родного порта, а превосходство в эскадренной скорости у Того имелось минимальное – пара узлов.

Сам же «Новик» вообще почти не рисковал – один из самых быстроходных, если не самый быстроходный крейсер в мире, вполне мог себе позволить приблизиться к любому противнику на расстояние, с которого его, во-первых, было не поразить, а во-вторых, с этой дистанции можно было выяснить все. Состав вражеской эскадры, во всяком случае – без проблем.

Оставалось ждать донесений от нового командира «истребителя истребителей».

Ну что же, новому командиру «Новика», капитану второго ранга Максимилиану Шульцу, приходилось в первом же выходе в море держать экзамен и доказывать, что он достоин занять место любимца всей эскадры Эссена, которого Макаров назначил командовать «Севастополем».

– Но аллярм все-таки по эскадре объявите, заодно и мы с вами, Андрей Константинович, пока посетим носовую башню и батарею шестидюймовых пушек. Посмотрим, насколько готовы к бою комендоры.

– Есть, ваше превосходительство! – немедленно отозвался флагманский артиллерист лейтенант Мякишев.

Пока спускались с мостика и шли в носовую башню, с командующего порывом ветра чуть не сорвало фуражку, но Степан успел цапнуть улетающий головной убор за козырек и потуже натянул его на голову.

– Здравия желаем вашему превосходительству! – Перед Макаровым вытянулись как командир башни мичман Окунев, так и все матросы, входившие в состав боевого расчета.

– Здравствуйте, мичман! Здравствуйте, братцы! Ну что, готовы японцам морду набить?

– Так точно, ваше превосходительство! – Матросы дружно и не сговариваясь выдохнули ответ практически хором.

– Поскорее бы только, ваше превосходительство! – продолжил уже сольно дюжий комендор.

– Дьяченко! – прикрикнул на него командир башни.

– Оставьте, мичман, – улыбнулся сквозь бороду адмирал. – Вам же и самому в бой не терпится. Покажите-ка мне лучше ваши пушки.

Степан изначально ставил себе совершенно конкретную цель при посещении башни, поэтому и прихватил с собой флагарта.

– На скольких болтах держится контршток?

– На шести, ваше превосходительство.

– Андрей Константинович, какой запас прочности по сравнению с давлением внутри компрессора это дает?

– Прошу простить, ваше превосходительство, – ошарашенно посмотрел на адмирала Мякишев, – я не выяснял. Думаю, что около двадцати процентов запаса прочности мы имеем.

– «Около» меня не устраивает. А если один из болтов отдастся?

– Ну… – замялся артиллерист.

– Контршток может вырвать, не так ли?

– Маловероятно, ваше превосходительство.

– А мы обязаны учесть и самую малую вероятность. Могу, кстати, описать последствия: контршток вырвало, жидкость из компрессора вытекла, орудие, уже ничем не сдерживаемое при откате, ударило в связное кольцо, лопнула параллель рамы… Ну и еще россыпь всевозможных больших и малых неприятностей. В результате пушка не просто вышла из строя в бою, но и вообще невосстановима в условиях Артура, не так ли?

– Вы сгущаете краски, ваше превосходительство.

Степан знал, что ничего он не сгущает – именно по такому сценарию и вышла из строя двенадцатидюймовка «Севастополя» в реальной истории.

– Может, и так. Но подстраховаться необходимо. Распорядитесь, чтобы артиллерийские офицеры на всех судах, во-первых, проверили затяжку всех болтов, а во-вторых, озаботились более надежным креплением. Думаю, стоит увеличить их количество до двенадцати.

– Ваше превосходительство! – В башню зашел еще один флаг-офицер, лейтенант Азарьев. – Сообщение с «Новика».

– Читайте!

– Вижу три броненосца, за ними еще большие корабли. Меня преследуют четыре бронепалубных крейсера противника. Возвращаюсь к эскадре.

– Ясно. Идемте на мостик, господа.

Значит, Того все-таки не ушел к месту базирования на севере Кореи. Значит, планирует еще что-то возле Артура в ближайшее время. Что? Очередную попытку закупорить выход брандерами? Еще раз обстрелять город и порт? Прикрывает высадку десанта?

Последнее с негодованием можно было отмести – даже после гибели «Петропавловска» и выхода из строя «Победы» японцы далеко не сразу посмели высаживаться в Бицзыво.

По этой же причине маловероятно, что противник станет столь опрометчиво пережигать уголь и расходовать ресурс механизмов, чтобы лишний раз пострелять по Артуру…

Почти наверняка идут брандеры…

– Что «Новик»? – немедленно по прибытии на мостик обратился адмирал к командиру броненосца.

– Идет к нам, ваше превосходительство, неприятель у него в сорока кабельтовых за кормой. Удерживает это расстояние.

– Сколько от него до нас?

– Трудно сказать. Миль пятнадцать-двадцать.

– Поднять сигнал: «Баяну» и «Аскольду» идти на помощь». «Диане»: «Оставаться при эскадре». Эскадре: «Приготовиться взять курс на Артур в строе фронта», – чеканил распоряжения командующий флотом, вглядываясь в горизонт.

Рейценштейн, командующий крейсерским отрядом, отреагировал практически немедленно: названные командующим корабли, густо задымив, стали быстро набирать ход и устремились на помощь «Новику».

– Сколько до Артура, Александр Александрович? – обратился Макаров к своему флагманскому штурману.

– Около сорока пяти миль, – немедленно отозвался подполковник Коробицын.

– То есть практически ничем не рискуем – четыре часа хода. А пока Того, или кто там у него командует отрядом, достанет нас до дистанции действительного огня… Нет, вообще ничем не рискуем. А вот он – серьезно, если, конечно, осмелится нас решительно преследовать.

Через некоторое время от горизонта донеслись звуки канонады – большие крейсера порт-артурской эскадры открыли огонь по японцам. Те, разумеется, ответили.

– Ваше превосходительство, Рейценштейн передал, что преследуют «собачки».

«Собачками» артурские моряки называли Третий боевой отряд вице-адмирала Дева – «Такасаго», «Кассаги», «Читосе» и «Иосино». Это были лучшие бронепалубные крейсера японского флота, самые быстроходные и весьма серьезно вооруженные – первые три несли по два только восьмидюймовых орудия. У русских подобным мог похвастаться лишь броненосный «Баян», который почти в два раза превосходил каждого из своих японских визави по водоизмещению.

Но за все приходится платить: тип «Такасаго» при весьма приличной скорости и мощном вооружении отличался отвратительной мореходностью и недостаточной прочностью корпуса. Да и пушки среднего калибра стояли на них столь тесно, что одним попаданием можно вывести из строя сразу несколько стволов. И бой с тройкой «Баян», «Аскольд», «Новик» мог закончиться весьма плачевно для крейсеров страны Ямато. Понятно, что подходящие броненосцы вице-адмирала Насиба не дадут русским достаточно времени, чтобы затоптать в пучину хотя бы один из японских крейсеров, но на таком расстоянии от ремонтной базы каждая пробоина может стать фатальной.

* * *

Шустрый «Новик» в сложившейся ситуации мог легко и непринужденно уйти от преследовавших его крейсеров, но брат флагманского минного офицера, командир крейсера кавторанг Максимилиан фон Шульц справедливо решил, что не будет особого риска, если увлечь преследователей подальше от их главных сил. Тем более что было видно, как с зюйда подходят, и весьма быстро подходят, «большие братья» – «Баян» и «Аскольд».

За кормой стали подниматься всплески от падений восьмидюймовых снарядов, но попасть на имевшемся расстоянии в столь скоростную, относительно небольшую и постоянно меняющую курс цель, как «Новик», шансы имелись минимальные.

А вот крейсера Рейценштейна, как только сблизились на расстояние ведения действительного огня, немедленно обозначили, кто здесь и сейчас является «хозяином пространства»: «обрезав корму» «Новику», они взяли надвигающиеся крейсера Дева в анфиладный огонь. Всей артиллерией своих правых бортов.

Дева прекрасно понял, чем чревато для его отряда продолжение погони. На фок-мачту «Такасаго» взлетели сигнальные флаги, и японцы стали поворачивать, ложась на параллельный курс. А вот это уже грозило неприятностями русским: пусть и «Баян», и «Аскольд» каждый были значительно сильнее любого из кораблей противника, но вдвоем против четверых… Шесть только восьмидюймовых орудий в бортовом залпе Третьего боевого отряда – это серьезно. Не говоря уже о более чем полутора десятках скорострелок калибром в сто двадцать миллиметров и трех шестидюймовках.

К этому моменту русские крейсера успели добиться трех попаданий: на «Такасаго» разворотило взрывом вентилятор, а у «Кассаги» дважды рвануло в середине борта. Но теперь Рейценштейну приходилось «уносить ноги», чтобы не получить какое-нибудь серьезное повреждение, которое ввиду приближающихся японских броненосцев могло стать фатальным. А попадания уже начались – разгорелся небольшой пожар на шканцах «Аскольда» и два снаряда разорвались на броневом поясе «Баяна». Броня выдержала, и никаких сколько-нибудь серьезных проблем на крейсере не возникло.

– Однако пора отворачивать, Роберт Николаевич, – обеспокоенно произнес Рейценштейн. – Сейчас эти макаки пристреляются, и у нас могут возникнуть серьезные проблемы.

– Полностью согласен, ваше превосходительство, – кивнул Вирен. – Считаю разумным не поворачивать «вдруг» с «Аскольдом», а склониться на три румба влево.

– Одобряю! Командуйте!

– Ух ты! – Старший артиллерист «Баяна» лейтенант Деливрон не постеснялся прервать диалог своего командира с адмиралом. – Смотрите: второй японец!

Действительно, на «Кассаги» за несколько секунд обозначилось аж четыре взрыва: рвануло на баке, на первой трубе, посередине борта и в палубной батарее.

– Вот это чешет «Аскольд», – восхищенно выдохнул Рейценштейн. – Грамматчиков вошел в азарт. Может, погодим отворачивать, а?

– Вам решать, ваше превосходительство, – мрачно процедил сквозь зубы командир крейсера. – Но я не стал бы обольщаться результатами удачного залпа, такой же может случиться и у японцев.

– Разумно. Я, пожалуй, действительно увлекся. Командуйте к повороту!

Русские крейсера отвернули, Дева активно преследовать тоже не стал и просто «сел на хвост», чтобы продолжать разведку для адмирала Насибы.

* * *

– С «Баяна» передают: «Три броненосца, два броненосных крейсера, четыре малых – «собачки», ваше превосходительство, – доложил Шульц. – Ход броненосцев около двенадцати узлов.

– Расстояние?

– До нашего крейсерского отряда около пяти миль, от Рейценштейна до нас еще три.

– Александр Александрович, – повернулся адмирал к флагманскому штурману, – а до Артура сколько?

– Около шестидесяти миль, – немедленно отозвался подполковник Коробицын.

В голове Степана сразу же защелкал «калькулятор»: «До базы около пяти часов хода… Японцы «добирают» нас… На сколько?.. Пусть на три-четыре узла… Со стороны моря или берега? Плюс время на разворот… Чтобы нагнали в десяти-пятнадцати милях от Артура… Или лучше в двадцати?..»

– Поднять сигнал: «Повернуть последовательно на шестнадцать румбов. Иметь ход одиннадцать узлов».

Флаги взлетели на фок-мачту «Петропавловска». Броненосцы стали послушно разворачиваться на обратный курс.

– Передать на «Новик»: «Идти впереди эскадры на расстоянии пяти миль».

Трехтрубный красавец, только что догнавший эскадру, немедленно добавил хода и пошел разглядывать, что делается по курсу…

Через семь минут, когда главные силы Тихоокеанской эскадры уже развернули свои тараны на юг, броненосцы нагнали и «Баян» с «Аскольдом», а с концевой «Победы» стала поступать информация о приближающихся японцах. О том, что их корабли линии увеличили скорость и явно догоняют артурцев. Удалось уже разглядеть, что на броненосных крейсерах по две трубы с мачтой между ними…

– Понятно. – Для Маркова это не было новостью, но озвучить новую информацию для подчиненных он не преминул: – «Ниссин» и «Кассуга» не только прибыли в Японию, но и введены в строй. Какова скорость японцев и направление движения?

Ответ последовал через несколько минут: «Скорость – четырнадцать-пятнадцать узлов, на траверз «Победы» выйдут приблизительно в сорока кабельтовых с оста».

– Степан Осипович, – обеспокоенно обратился к командующему Молас, – не прибавить ли хода хотя бы до тринадцати узлов?

– Иметь одиннадцать, – хладнокровно отозвался Макаров.

С «Новика» передали, что впереди горизонт чист.

С мостиков русских броненосцев, и не только с мостиков, моряки напряженно наблюдали за приближающимся противником. Теперь уже стало совершенно очевидно, что настигали артурскую эскадру «Хатсусе», «Сикисима», корабль типа «Ясима» и два «гарибальдийца» – «Ниссин» и «Кассуга».

Первый пристрелочный выстрел с японского отряда вздыбил воду далеко от борта концевого русского броненосца, второй снаряд лег уже поближе…

– Поднять сигнал: «Поворот последовательно пять румбов влево. Иметь ход четырнадцать узлов», – спокойно произнес командующий флотом.

Через пару минут бронированная колонна русских направилась наперерез курса адмирала Насибы. Макаров явно угрожал сделать японцам «кроссинг Т», если те не одумаются и продолжат погоню. На вражеском флагмане не сразу поняли, что скорость порт-артурцев достаточно серьезно возросла и «Петропавловск» вместе с ведомыми им кораблями опасно приближается. Чтобы не подставиться под сосредоточенный огонь с русских броненосцев, приходилось отвернуть мористее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное