Вячеслав Кислицын.

В муравейниках спят муравьи. Книга стихов



скачать книгу бесплатно

© Вячеслав Валентинович Кислицын, 2018


ISBN 978-5-4490-1612-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В муравейниках спят муравьи

 
В муравейниках спят муравьи,
Разлетались над ёлками совы,
Обжигаю я губы твои
И свои разрываю основы.
 
 
Шелохнётся орешника куст,
Кто крадётся Христос или Будда?
Ночь, мошка?, под подошвами хруст.
Всё случилось. Как будто.
Как будто.
2017.
 

Букет

 
Я принесу тебе букет цветов.
А по душе бегут, бегут мурашки,
Букет из самых ярких моих снов,
Траву полей, в ней белые ромашки.
 
 
Траву полей – шальные ковыли,
В них запах льна, ветро'в и привкус мяты,
Которые вчера лишь зацвели,
И были нами на заре примяты.
 
 
Ты на ромашках можешь погадать,
Они стоят и долго не увянут,
Свою любовь я смог им передать,
Они тебя и сердце не обманут.
 
 
Прими букет, букет простых цветов,
Одень свои прекрасные одежды
В букет из самых ярких наших снов
И зрелых трав сомнений и надежды.
2017.
 

Уходит в юбочке короткой

 
Уходит в юбочке короткой,
Уходит мимо от меня,
Своей изящною походкой,
Шальная молодость моя.
 
 
Ей наплевать на дождь и ветер,
Что улетел опавший лист,
Что солнце мне не ярко светит,
Она теперь чужой каприз.
 
 
Прощай. Иди своей дорогой,
Зимы спешит ко мне гонец,
Ползёт походкой кривоногой.
Ты оглянулась? Молодец!
2017.
 

Ах, Весна

 
Ах, Весна,
Эти стройные ноги
Открываешь ты после зимы.
Я смотрю и рискую не многим,
А в мороз ненавижу пимы!
 
 
Эти женщины…
Взглядом стреляю
И, безумно люблю Вас весной!
Я вам всем, каждый раз, изменяю,
Но поверьте, что только с одной!
 
 
Ах, весна…
Прямо в сердце стрелою
И хмельное по жилам гудит,
Снова я околдован тобою,
И тобою одною убит!
 

Бродят тени за окошком

 
Бродят тени за окошком,
Спит собака, дремлет кошка,
Ночь щетинится ежом,
Ты свернулась вся ужом.
А весь день была гадюкой,
Я страдал ужасной мукой!
Только мука не мука,
Не дрожит моя рука.
Тебя глажу, не робею,
Я тебя сейчас согрею.
Ты начнешь опять зевать,
Скрипнет наш диван-кровать.
 
 
Ночь гуляет за окошком,
На полу сплю рядом с кошкой,
Ноги лижет верный пес,
Тыча в пятку влажный нос.
На диване спит ехидна,
Мне тебя, почти, не видно,
Я гоню сомнения прочь,
Ночь в окошке, в сердце ночь.
 

Чудо-явь

 
Чудо-явь и чудо-сказка,
Чудо-вымысел и быль,
В небе синька-это краска,
На дороге пепел-пыль.
 
 
Вот встаёт над горизонтом
Солнце, вымученный диск,
И ползут по лесу, с понтом,
Вздохи, шорохи и писк.
 
 
Пробуждение природы,
Улетает тень луны,
В ямы прячутся уроды,
Вурдалаки, колдуны.
 
 
Леший в пень преобразился,
В жабу мокрый водяной,
И утопленник укрылся
Под русалкой ледяной.
 
 
Не блестят под лунным светом,
Кости страшного коня,
Не беснуется, при этом,
Тень злодея упыря.
 
 
Не идет Кощей бессмертный
Заколдобленной тропой,
В этот самый час рассветный
Начинается покой.
 
 
Спят кикиморы в болоте,
Словно кочечки, точь в точь,
Утро тает на излёте,
Будет день и снова ночь.
 
 
И луна, нечистой силы
По лесам, поднимет рать,
В это время, друг мой милый,
Лучше дома мирно спать.
 
 
Просто, лёжа на диване,
Обнимать жену свою,
Грязь отмыв в горячей ванне,
Поваляться на краю.
 

Нахожу и теряю

 
Нахожу и теряю,
и судьбу ворожу,
А когда догораю,
я всегда ухожу.
Ты меня отпускаешь,
пряча в сторону взгляд,
И замки закрываешь
у дороги назад.
 
 
Я блуждаю по миру
никого нет со мной.
До чего же он маленький
этот шарик земной.
По морям и по суше
я его обойду,
Ни тебя, не другую
я на нём не найду.
 
 
И остыну в разлуке,
этот груз не по мне,
Вспомню нежные руки
у себя на спине.
И, как вор, возвращаюсь
ночью, ключ подобрав,
Не совру, не раскаюсь,
не скажу, что не прав.
 
 
А ты сил не находишь,
чтобы выгнать меня
И куда-то уходишь,
не включая огня.
 

Я спешу не промокнуть до нитки

 
Я спешу не промокнуть до нитки,
Топчут, топчут мои башмаки
Золотые размокшие свитки,
Наспех писанные от руки.
 
 
А лихой сочинитель сонетов,
Ветер, сбросил последний листок
И оставив слова без ответов,
Улетает на Дальний восток.
 
 
Дождь закончится, высохнут лужи
И, в предчувствии злых холодов,
Город мой, согревая от стужи,
Запылают костры из стихов.
 
 
И уснут золотые сонеты,
Пепел ляжет в земную постель,
Не прочтённые ветры – поэты
Белым снегом вплетутся в метель.
 

Марионетка

 
В кулаке моём монетка
Ей пора бы в оборот,
Я её марионетка,
А она мой кукловод.
 
 
Без неё я просто нищий,
Ни поехать, ни пойти.
По карманам ветер свищет,
Нет ни счастья, ни пути.
 
 
Сохраняйте деньги в банке,
Заполняйте банку впрок.
Практикуйте ездить в танке,
Нет у нас других дорог.
 
 
Пейте чай и водку с пивом,
Можно кофе с молоком.
И давайте жить красиво,
Пусть вокруг всё кувырком.
 
 
Пусть нас дёргают за нитки
Дом, работа и долги,
Пусть закрыты все калитки,
Мы идём с любой ноги.
 
 
Мы шагаем дружно строем,
Шаг печатаем на счёт.
Счёт закроем и откроем
Деньги славу и почёт.
 
 
Без своей марионетки
Жить не может кукловод.
Я коплю свои монетки
И пускаю в оборот.
2017.
 

Далёкой звездой мерцает свеча

 
Далёкой звездой мерцает свеча,
В замочную скважину холод ключа,
Дрожащею тенью в промёрзшую ночь,
Уходит она от реальности прочь.
 
 
В размытых чернилах, под блеском луны
Приходят холодные зимние сны,
Ни вздоха, ни стона, ни скрипнет кровать,
Не хочется помнить, не хочется звать.
 
 
Но «горькую» хлещет за стенкой сосед,
Ему, как Иисусу, две тысячи лет,
Он понял давно, что уже не в цене,
А истина где-то, совсем не в вине.
 
 
Он ходит и ищет неведомо что,
Того, чего в мире не видел ни кто,
Он просто шагает, не зная куда,
Все эти дороги идут в никуда.
 
 
Живут они рядом две тысячи лет,
Она лишь соседка, а он лишь сосед,
Живут они рядом.
Сюжет ни о чём.
Их двери закрыты замком и ключом.
 

Трамвай желаний

 
С утра трамвай набит народом.
Я сжат. Стою едва дыша.
Зажата вся моя природа,
Свободы требует душа!
 
 
Но напахнуло феромоном,
Как с моря дунул ветерок,
В висок ударило гормоном,
Желудок сделал кувырок.
 
 
А ты ко мне прижалась станом,
Тугим, упругим, словно мяч,
Я тупо замер истуканом,
А мыслями помчался вскачь.
 
 
И вот уже трамвай желаний
Идет по рельсам не туда,
В душе горит свеча страданий,
Как путеводная звезда.
 
 
Я выскочу на остановку,
Её названья не спросив,
Имел когда-то я сноровку
Спокойно ездить на такси!
2017.
 

Маугли

 
Пахло навозом, некошеным сеном,
В небе горела звезда,
Кровь набухала, бежала по венам,
Маугли сидел у гнезда.
Сегодня случилась удачной охота,
Казалось, всё было всерьёз,
Хотелось кого – то, душила икота,
Он плакал, но не было слёз.
Вокруг были джунгли и дикие звери,
Багира, Каа и Баллу,
Хотелось войти в незакрытые двери
И с кем-то сплясать на балу.
Хотелось к кому-то прижаться всем телом,
Багира хоть сучка, но всё ж,
Он был человеком и в этом всё дело,
Он кожей предчувствовал дрожь.
 
 
Он видел Её в непонятных виденьях,
Он запах её ощущал,
Он был человеком. В ужасных сомненьях
Он каждое утро встречал.
2017.
 

В ритме шансона

 
В ритме шансона с тобой мы кружимся,
В ритме шальном мы с тобой до зари,
Танцуем под музыку и не садимся,
А в лужицах дождик поднял пузыри.
 
 
Такое короткое теплое лето,
До ниток промок мокрый шелк и сатин,
Я в тысячный раз замолкаю про это,
А голову кружит душистый жасмин.
 
 
А дождь всё сильнее грохочет по крыше,
Дрожащим огнём разгорелась свеча,
И руки мои поднимаются выше,
И лёгкое платье сползает с плеча.
 

Снег укроет замёрзшие крыши

 
Снег укроет замёрзшие крыши
И метель все следы заметёт,
Встану я на смоленые лыжи
И лыжня меня в лес уведёт.
Убегу и забуду проблемы,
Отложу в долгий ящик дела,
И решу я свои теоремы,
Пусть зима будет люта и зла.
Она кровь в моих жилах согреет,
Может быть, я рождён для борьбы,
Без борьбы моё сердце стареет,
И лыжня – это лента судьбы!
 
 
Намотаю свои километры,
И вернусь я, довольный собой,
И, квартиры, квадратные метры
Вновь меня обвенчают с тобой.
Всё начнётся с душистого чая,
Суматошные дни потекут,
Провожая меня и встречая,
Ты хранишь наш домашний уют.
И, когда я тебя обнимаю,
Быть готов я послушным слугой,
Я с себя все заботы снимаю,
Разве мог я быть счастлив с другой!
 

Я долго ждал

 
Я долго ждал, а ты пришла под вечер,
Когда зажёгся свет в моём окне,
Ты положила руки мне на плечи,
Всё было, как в давно забытом сне.
Но ночь была бессмысленно короткой,
Её сменил бессмысленный рассвет,
И ты ушла уверенной походкой,
Оставив только пепел сигарет.
И растворилась ночь на дне бокала,
В последних каплях терпкого вина,
Мы друг о друге поняли так мало,
Но это дня, пришедшего, вина.
 

Блеск чёрных азиатских глаз

 
Блеск чёрных азиатских глаз,
Я вижу: мчатся, мчатся кони,
Я вновь с тобой и, каждый раз,
С тобой бежим мы от погони.
И чей-то зов, и чей-то крик,
И на гнедых несутся скифы,
Волна качает материк,
Волна опять бежит на рифы.
Волна качает материк,
Волна стремится всё разрушить,
Идёт вдоль берега старик
И скиф спешит его послушать.
 
 
Он к нам идёт через года,
Остановить, пытаясь властно,
Но не догонит, ни когда,
Старик не ждёт, и всё напрасно.
Он поспешит начать рассказ,
И мы уходим от погони,
И блеск твоих раскосых глаз,
А где-то в прошлом скачут кони.
 
 
Идут года, идут века,
Я прихожу опять к прибою,
И нет здесь больше старика,
Мы здесь встречаемся с тобою.
И нашу связь не разорвать,
Пока волна стремится к суше,
Друг друга будут вечно звать,
Под шум прибоя наши души.
 

Этот край

 
Этот край, где легко заблудиться,
Среди, девственно белых, берёз,
Этот край, где так трудно не спиться
От несбыточных, призрачных грёз.
Этот край, где вином одиночества,
Разливается трель соловья,
Где кукушка кукует пророчества,
Так легко, хотел бросить я.
Я решил бросить всё и уехать,
Смыть с подошв пыль российских дорог,
По которым в дожди не проехать,
Не пройти без болотных сапог.
Мне казалось, заморские страны,
Будут рады увидеть меня,
Острова, где живут обезьяны,
Встретят гостя, ни в чём не виня.
 
 
Но с открытых обложек «Плейбоя»
Усмехалась Великая Русь,
Говорила, что в волнах прибоя,
Всё равно до тебя доберусь!
И уже уголков заповедных,
Их по пальцам легко сосчитать,
Мир разбит на богатых и бедных,
Так зачем же тебе уезжать?
Что ты ищешь в погоне за счастьем,
Со своей стихотворной строкой,
Безразличным своим безучастьем,
Есть один, только вечный покой!
 
 
А у вечности время безвременно,
Там уже бесполезно спешить,
Но Земля вечным смыслом беременна
И старается выжить и жить.
Где б ты не был, я факт не приемлю,
Завершая земную судьбу,
Ты захочешь в российскую землю
Лечь в просторном, дубовом гробу.
 
 
Чтоб над мрачным холмом, над могильным,
Всем страстям, заявляя протест,
Поднимался над миром бессильным,
Как пророк, русский ломаный крест!
 

Я говорю на русском языке

 
Я говорю на русском языке,
Таком великом и таком могучем,
Слова зажав в громадном кулаке,
Я над Россией разгоняю тучи.
 
 
И если кто-то встанет на пути,
Его огрею я своим глаголом,
И может он дорогою идти
К каким-нибудь японцам и монголам.
 
 
Ведь наш язык – он нам отец и мать,
Он нам, порой, выкручивает уши,
А маму с папой надо уважать
И не поганить срамом свои души.
 
 
В нём много есть прекрасных разных слов,
Поверь, они тебя не искалечат,
В них много важных жизненных основ,
Они согреют и болячки лечат.
 
 
И не в заморском дальнем далеке,
Я был рождён ни финном и ни греком,
Я говорю на русском языке
И мир покину русским человеком.
2016.
 

Я не люблю зимы метаморфозы

 
Я не люблю зимы метаморфозы,
И мне себя уже не обмануть,
Кому-то нравятся крещенские морозы,
А мне они не нравятся ничуть.
 
 
Я не люблю когда, вдруг, снег растает
Под самый лучший праздник Новый Год,
Когда вчерашние тропинки заметает,
Ночной метели снежный хоровод.
 
 
Я не люблю холодную квартиру,
Я не люблю холодную постель,
Предпочитаю мягкому пломбиру,
Из водки с пивом, солнечный коктейль.
 
 
Мне хорошо с моей женой в постели,
С другими женщинами тоже хорошо,
Там, где успел – другие не успели,
Что, может быть, не очень хорошо.
 
 
Я, как рентгеном, холодом просвечен,
Но не ищу в самом себе изъян,
Мой негатив эпохами засвечен,
Я человек из рода обезьян.
 
 
Я отдаюсь звериной вечной страсти
И забываю часто о Христе,
Как нелегко себя порвать на части,
А он за нас распят был на кресте.
 
 
Я создан весь из первобытной пыли
И, каждый раз в преддверии зимы,
Я верю в то, что мы когда-то жили
И не любили тесные пимы!
 

А всё ли знает интернет

 
А всё ли знает интернет,
Как нелегко в подлунном мире?
Про то, как хрупкий лунный свет
Крадётся по твоей квартире.
 
 
Как тени прячутся в углах,
За тёмной шторой на окошке,
Нет поцелуев на губах
И рядом нет любимой кошки.
 
 
И дети выросли уже,
И поспешили удалиться,
И в дверь на третьем этаже,
Всё реже, кто-нибудь стучится.
 
 
Не лезет в руки телефон,
Возьми, коснись привычных клавиш,
Ну, вот же номер, вот же Он.
Но, что ушло, то не поправишь.
2017.
 

Зима, твои руки белые

 
Зима, твои руки белые….
Мне за шиворот валят снег,
Губы алые, заиндевелые,
И глаза под покровом век.
Я согрею тебя дыханием,
В душу вылью бокал вина,
Я горю этим диким желанием,
Разве это моя вина?
 
 
Я к тебе добегу по снегу,
Чтобы губы твои целовать,
Но в сугроб ты, мня, с разбегу,
А мечталось к тебе в кровать.
Зима, моя страсть голодная,
Можно плакать и водку пить,
Для меня ты всегда холодная,
Я привык вас с весной делить.
 

Конец весны – начало лета

 
Конец весны – начало лета,
В пузатой бочке выпит квас,
Вокруг у женщин всё раздето
И всё по-женски, на показ.
 
 
Себя почувствуешь мужчиной,
Как будто молодой грузин,
Но, видит бог, с пустой корзиной
Спешишь в ближайший магазин.
 
 
И веришь в то, что жизнь прекрасна,
Когда красиво всё вокруг,
Ежеминутно, ежечасно,
Движенья ног, движенья рук.
 
 
Таких прелестных и манящих,
Желанных, как запретный плод,
И, безвозвратно, уходящих
В толпу, под именем народ.
 
 
Чтобы придти другим мужчинам,
Чтобы других мужчин любить,
А я спешу по магазинам
Чего – ни будь в семью купить.
 
 
И над проблемой бьюсь тяжёлой,
Зайдя без денег в магазин,
И жизнь не кажется весёлой,
Ну почему я не грузин!?
 
 
А на дворе начало лета,
За квасом очередь стоит,
Вокруг у женщин всё раздето,
Но не тревожит, не манит.
 

Где-то в небе летели кометы

 
Где-то в небе летели кометы,
Где-то вновь загоралась звезда,
Кто-то верил в плохие приметы
И спешил на свои поезда!
 
 
В этот миг ты любовью пылала,
Сердце в трепетном билось огне,
Ты себя без остатка сжигала
И плотней, прижималась ко мне!
 
 
Ты прекрасна была, безусловно,
Как весеннего ветра порыв,
Ты сгорала от страсти любовной,
В этот миг, обо всем позабыв!
 
 
Я вздыхаю теперь, есть причина,
Я когда-то был глупый юнец,
А теперь, с сединою, мужчина
И, быть может, немного мудрец?
 

Татьянин день

 
Бант заплетён привычно в косы,
Их заплетать тебе не лень.
Решив ответы на вопросы,
Идёшь встречать Татьянин день.
Хоть ты, конечно, не Татьяна,
А я ещё не дую в ус,
И нет в тебе совсем изъяна,
Тобой одной гордится ВУЗ.
 
 
Когда идёшь ты в коридоры
Таким прекрасным миражом,
Походку провожают взоры,
Гудит этаж за этажом.
Качают волны бригантину
И с моря дует лёгкий бриз,
Я б написал с тебя картину,
Но мой талант скатился вниз.
 
 
Сегодня целый вечер танцы,
Студентки юбками шуршат,
Поют с пластинок иностранцы,
Как ты безумно хороша.
Как ты неистово желанна,
И вот Лоза поёт про плот,
Ты так, загадочно туманна
И ты, увы, запретный плод.
 
 
Ах, где вы годы молодые
И мне давно не двадцать лет,
Друзья все лысые, седые,
Спешат домой поесть котлет.
Осколки мрачные эпохи,
И в бошки лезет дребедень.
Остались нам лишь охи вздохи,
А на дворе Татьянин день.
25.01.2017.
 

Я берёзе белой…

 
Я берёзе белой нож засуну в бок,
По коре бугристой заструится сок,
В роще соловьиной, где-то, бродит Лель,
Голову мне сносит бешеный апрель.
 
 
За тобой гоняюсь, не найду, увы.
Тропы заколдобили древние волхвы,
Марой замуравило, мохом лес оброс,
Но со мною вместе сам Иисус Христос.
 
 
Влагою живительной обопьюсь с утра,
Хоть и убедительно ты была хитра,
Прикоснусь, в смущении, к молодой весне,
Разопну красавицу на лохматом пне.
2016.
 

И миг ложится, словно тень

 
И миг ложится, словно тень,
На тусклый свет открытой тайны,
И неслучайны ночь и день,
Шаги за стенкой неслучайны.
 
 
За стенкой шаркает сосед
Штиблетами на босу ногу,
Скрипит рассохшийся паркет,
Скрипит паркет и бьёт тревогу.
 
 
И звуки бьются в пустоту,
А пустота – союзник ночи,
Давно застыла на посту
И отступать уже не хочет.
 

Эскадрон

 
Сидели, курили в курилке,
А в мыслях своих далеки,
Дымком сигаретной коптилки
Испачкали все потолки.
 
 
Гадал нам цыган по ладони,
Что рота уйдёт без потерь,
Но бога, небесные, кони
Стучали копытами в дверь.
 
 
И рота ушла по тревоге,
Стряхнув не начавшийся сон
И, пылью на вечной дороге,
Растаял в ночи эскадрон.
 
 
Взошедшее солнце старалось
У мёртвых разжать кулаки,
От роты немного осталось —
Прокуренные потолки.
 

Я погиб на этом рубеже

 
Я погиб на этом рубеже
В последний миг стремительной атаки,
Оглохли горы от жестокой драки,
А я погиб на этом рубеже.
 
 
Я шёл к нему, готовился всерьёз,
Дойти до этой сжавшейся вершины,
Мы шли под пули, мальчики – мужчины,
Нам слов не нужно и не нужно слёз.
 
 
Я сделал свой последний, главный шаг,
В песок уткнулось дуло автомата
И надомной стоят мои ребята,
Уставшие от яростных атак.
 
 
Предстанут горы перед миром в неглиже,
Здесь каждый камень растрепали пули,
Но мы сквозь них прошли, не повернули,
А я погиб на этом рубеже.
1990 – 09.05.2017
 

Внуку

 
Гены пальцем не размажешь,
Я сегодня понял вдруг,
Ну и как его накажешь,
Он же твой любимый внук.
 
 
Сорванец и непоседа,
И на месте не сидит,
Не желает есть обеда,
Всё в руках его горит.
 
 
А давно ли был глупышка
И вопросы задавал,
Знал картинки в каждой книжке,
И овалы рисовал.
 
 
А теперь смотри, бабуля,
Всё теперь наоборот:
Дед Кощей, а ты Ягуля,
И стоишь, открывши рот.
 
 
И теперь на все вопросы
У него готов ответ,
И растут его запросы,
И диви'тся белый свет.
 
 
Как стихи он сочиняет
Про лису-красу в лесу,
Мячик скачет, убегает,
Пальчик чешется в носу.
 
 
Ты ему расскажешь сказку,
Деда песенку споёт,
Пусть на утро ест он кашку
И здоровеньким растёт.
 
 
Вырастет большим и умным,
Сад посадит на луне.
Восхитись пейзажем лунным.
Сила в знании и уме.
2017.
 

По небу бродит летучий медведь

 
По небу бродит летучий медведь,
Из редкой породы летучих,
У горизонта раскинули сеть
Охотники – серые тучи.
 
 
Они его гонят и гонят на гром,
Кольцо грозовое сжимая,
Но он убегает звенящим дождём,
Засад, без труда, избегая.
 
 
Медведь притаится, ручьём убежит
Меж трав, извиваясь змеёю,
Уляжется в поле, бока отлежит
И снова бродить над землёю
 
 
Отправится в небо летучий медведь,
Из редкой породы летучих,
Ему не сплели ещё крепкую сеть
Охотники – серые тучи.
 

Колыбельная

 
Опустилась ночь на крыши, не беда.
Наступает время сказок. Да! Да! Да!
Ну– ка поскорее глазки закрывай,
Спит автобус, спит троллейбус, спит трамвай.
 
 
Подойдёт к твоей постели добрый, старый гном,
Будут звёзды улыбаться за твоим окном,
А у гнома много сказок в сундучке,
Он его с собою носит в рюкзачке.
 
 
Гном сундук ключом откроет. Раз, два, три.
Из него выходят сказки, посмотри.
Ты их все сейчас услышишь, глазки закрывай.
Спит автобус, спит троллейбус, спит трамвай.
 
 
В сказках можно всё, что хочешь делать и мечтать,
Бегать, прыгать, веселится, до утра гулять.
Гном – волшебник, он поможет, много может он,
У тебя машинок будет целый миллион.
 
 
Повезёт тебя по сказке твой велосипед,
Разрешит тебе съесть мама килограмм конфет.
Только поскорее глазки закрывай.
Спит автобус, спит троллейбус, спит трамвай.
 
 
И до самого утра будет гном с тобой,
А когда рассвет наступит он уйдёт домой.
В сундучок уложит сказки, красочные сны,
И в лесу его зароет у большой сосны.
 
 
И в таком секрете сказки будут целый день.
Только ночью откопать их гномику не лень.
А тебе не лень их слушать, глазки закрывай.
Спит автобус, спит троллейбус, спит трамвай.
2017.
 

И зарядил опять дождец

 
И зарядил опять дождец,
И нагонял тоску и скуку,
И я решил – пришёл звездец
Картошке, огурцам и луку.
 
 
Пришел звездец моим трудам,
Моим мечтаниям и стремлениям
Не помогли, опять, сто грамм
Забыть про всё без сожаления.
 
 
Я инженер своей страны,
Её машинного величия,
Так почему мне так важны
Сад, огород, до неприличия?
 
 
Все знают – истина в вине,
На дне бокала и бутылки,
Но почему, же снятся мне
В навозе вилы, а не в салате вилки.
 
 
И почему творя металл,
Всю! Всю рабочую декаду!
Мне нужно, чтобы я пахал,
Два выходных, на огороде, кряду.
 
 
Чтоб в понедельник, без спины,
Без ног притопать на работу,
Пять дней, пять трудных дней войны,
Ждать долгожданную субботу.
 
 
Чтоб не рыбачить на пруду,
Не есть шашлык в кругу природы,
А дёргать, дёргать лебеду
В жару и зной, и в непогоды.
 
 
Я не Спиноза и не мне
Найти ответы на вопросы
Мне летом грезятся во сне
Зимы трескучие морозы.
 

Гороскоп послушаю

 
Гороскоп прослушаю,
грош ему цена.
Водочки откушаю,
да пошло всё на….
Пусть другой корячится
и грызёт узды,
Мне ни во что не верится,
мне всё до звезды.
 
 
Под звездой родился,
под звездой живу,
До звезды героя,
вряд ли доживу,
Мне хватает звёздочки,
раз и навсегда,
Будь со мной, любимая,
ты моя звезда!
 

Вопрос полов

 
Звёзды в небе высыпали и мерцают слабо,
Мы с тобой в постели, я мужик ты – баба.
Переходим к прениям и без лишних слов
Подняла, конкретно, ты вопрос полов.
 
 
Скрипнул под кроватью старенький паркет,
Надо бы линолеум положить «Tarkett».
Где – то задувает. На пургу – метель
Я закрыл собою половою щель.
 
 
Как на амбразуру бросился и вот,
Разрывая тело, строчит пулемёт.
 
 
Не скрипит линолеум, за окном жара,
Кончились патроны, отдыхать пора.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2