Вячеслав Камедин.

В поиске поиска



скачать книгу бесплатно

Стена

Марине Шведовой

Сегодня почувствовал, что смогу написать эссе о том открытие, которое случилось два дня назад, 19 марта 2013 года. Оно настолько было поразительным, что восторгу моему не было предела. Я шел к нему, я очень ждал его, разумом я был готов, и знанием о нем был вооружен. Да, я обо всем этом знал, но эти знания до этого дня были «мертвы», я их не пережил, не было у меня этого опыта. Пройдя же через него, я ощутил как крепкая невидимая стена между мной и миром, которою сам же и выстроил, пошатнулась, и кирпичи стали обрушаться. Эти дни я много вынул этих кирпичей, и надеюсь разобрать стену окончательно… Не хочется мне говорить пафосом, не хочется, чтобы патетика обесценивала важность того, что произошло, но всё же скажу – было ощущение мощное того, будто меня пробудили, точно тот «я», что был до этого дня, и не я вовсе. Оглядываясь назад и взирая на того человека, который позволял себе «взрываться» эмоциями  в долгих встречах со своим терапевтом, хоть и не позволял себе это делать вне терапии, но копил-копил и «взрывался» проговаривая в стремлении отыскать истину, на встречах с проводником к истине, сегодня поражаюсь – я ли это был…  Ох, и помучил же я своего проводника к истине, но моей благодарности за её терпение и тяжелый труд нет границ! И теперь я четко вижу, что так просто всё вокруг стало, как просто в душе сейчас, спокойно и легко. Надеюсь, эта стена не будет больше пополняться кирпичиками, я буду теперь следить.

Я сейчас и пишу это эссе, ни только, чтобы поделиться с вами, мои любимые друзья, мне очень важно рассказать вам о своем опыте, о своем переживании, но и для того, чтобы было нечто, что будет напоминать мне о разрушенной стене между мной и миром… С детства и по сей день я жил вопросами «Какой я? как меня оценивают люди? как воспринимают, любят ли, нужен ли я?» Даже помогая как  психолог, я прибывал в вечных сомнениях – хороший ли я человек, нужна ли моя помощь. И… я сейчас готов откровенно признаться, последнее время жил в каком-то «миссийстве» – точно я некий «спасатель», что я делаю нечто, что меня делает очень хорошим. Я жаждал оценок и от людей, и от самого себя.  Знаете, до сего дня я не осознавал этого, а оказывается это так меня мучило, с таким напряжением держало мою грудь. Я не поверил тому, что освободившись, ушел спазм в грудных мышцах, который я и не замечал, но без которого так не выразимо легко дышать. Теперь я просто знаю, я делаю просто свою работу, делаю хорошо. И всё. И не нужны оценки, не нужны одобрения.

Так это замечательно. Знать, что я никакой не миссионер, ни какой-то там, упаси Господи, герой, знать, что человек мог бы справиться и без меня, просто я немножко могу помочь – просто замечательно. Но это самый маленький кирпичик, вынутый из стены.  Самым большим – было осознанное прочувствование того, что все чувства других людей ко мне, которые я до этого «знал», «знал», что они чувствуют по отношению ко мне, как относятся ко мне, – ни более, чем мои же собственные чувства к самому себе.

Когда я понял это «корнями души», увидел это своей душой, я ощутил не бывалую свободу. Я выбрался из иллюзии, которую всю жизнь навязывал самому себе. Что я полагал, чувствуют другие, – не более как мои собственные чувства. И все их оценки – мои собственные оценки.  Как бы мне хотелось, чтобы и вы, мои хорошие друзья, ощутили такую же огромную свободу. Свободу общаться без предположений, как к тебе относятся, как воспринимают, как оценивают. Я и раньше логически знал, что словосочинение «самооценка», «завышенная» ли, «заниженная» – сущая глупость, а теперь я смог это прочувствовать. И не нужно быть никаким.

Ты полностью свободен от этого. Но и это – ни самый-самый большой кирпич, есть покрупнее. Я вдруг осознал, что ни что из прошлого не в силах влиять на нас, если мы этого не хотим, если мы этому не разрешаем. Только сейчас мы решаем, следовать ли тем детским провальным решениям, что нам мешают. Я и до этого знал, какие решения о себе и мире я принял раньше и следовал. Теперь пришло понимание, что могу и не следовать. Понимаете, могу просто не следовать! Я сегодня вправе выбрать любые решения, те, которые сделают меня счастливым, хорошим, и – главное – свободным! Секрет в том, что я сейчас сам решаю, какой я. Так это просто… Обо всём мне и не рассказать, эмоции захлестывают, и эти дни кирпичики вываливаются и вываливаются. И я дышу полной грудью!

21.03.13

Образ на службе верующего

Мне часто приходиться сталкиваться  с одним затруднением у верующих людей… Оговорюсь, думаю неверующих людей просто не существует, каждый из нас во что-то да и верить. Вот я например, верю в существовании Америки, хотя я её никогда не видел очно, только по телевидению, но в этом «зазеркалье» и вампиров показывают. Это конечно, шутка, но она отражает, что любое знание – система верований. Но я хочу поговорить о людях, которые решили серьезно впустить веру в Бога в душу свою, и у которых возникает как раз упомянутая трудность, что и я сам испытывал. Даже сами священнослужители порой не в силах разъяснить и даже нередко страдают из-за этого. Я ни в коей мере не хочу показаться мудрее священника, нет нисколько, просто мне бы хотелось поделиться о том озарении, которое помогло мне преодолеть эту трудность. В чем же она состоит? Перед человеком, который пришел к религии как к осознанию важной части бытия, нередко встает одно противоречие. И оно настолько сильное, что порой ведет к душевному истощению. С одной стороны человека очень вдохновляет подвиг праведности, быть чистым душой, стараясь идти дорогой святых старцев. С другой стороны, не дает покоя понимание того, что природа человека несовершенна, и любой соблазн может отвратить от пути. Даже Священное Писание говорит об этом, о том, что человек слаб перед соблазном греха. И человек осознавая этот маятник, прибывает в сомнении – а сможет ли он вообще придерживаться этого пути, ни доставит ли ему этот путь страдания, сможет ли он уважать себя и высоко ценить как личность, подвергаясь нападкам соблазна. И не будем лукавить, что иной раз человек не выдерживает такие испытания, и его душевный покой и душевное здоровье нарушается.

Мы все хорошо знаем людей, которые «ударились» в религию и пострадали из-за этого. Дело в том, что они именно «ударились в религию», а не пришли к вере в Бога. И дело еще в том, что нет грамотной просветительской деятельности среди верующих. И я очень понимаю чувства этих людей, когда вдруг они отворачиваются от религии и начинают винить ее в своих душевных несчастьях.  Жить в этом противоречии с самим собой очень нелегкое испытание, и призыв к смирение отзывается еще болезненней. Понимание, что ты «не святой и не праведник» сильно бьет человека по самоуважению и загоняет в тупик. Незнание в вере также  разрушительно, как и следование ритуальностям без веры. Да, религия это ни только вера, но и обучение необходимым философским доктринам веры. Не слепое следование всем истинам, а проверка их разумом. Сердце без разума также слепо, как и разум без сердца. Мне пришлось немало прочесть духовной литературы, прежде чем я обнаружил, в чем я заблуждался. Более того мне помогли мои профессиональные знания. И вот, друзья мои, я хочу вам и рассказать, как я вышел из этого маятника, какое было озарение, и что ему послужило. Есть прекрасная серия «Религии мира», и том «Православие» просто удивил меня кладезем знаний о вере. Многое, что я слышал, даже из уст проповедников, оказалось заблуждением, все мы люди, а людям это свойственно. Самым большим моим заблуждением было, что Бог кого-то наказывает, кара небесная, и прочие – напротив, Бог есть Истина и любовь, это сила, которая является творчеством, созиданием. Она «не умеет» разрушать, обращать в пустоту, ее великая миссия только созидать. Бог есть любовь, и поэтому всё что обращено к Богу – любимое и любящее. Православие в своем корне – самая светлая, самая любящая, самая добрая религия всепрощения.

Любовь и есть всепрощение. Наказывает же за грехи себя сам человек, отвернувшись от Бога, не принимая его всепрощения, свет любви. Возможно, дьявол – только метафорических персонаж, говорящий о том, отказ от любви, от энергии положительного приносит страдания. Говорит о том, что черные, пораженческие мысли разрушительные, несущие муки. Но возможно, лукавый действительно существует, кто знает, эссе не о том. А о том, что выбор за человеком к кому повернуть лик – к Богу или лукавому, положительному мышлению, к любви и Истине или пораженческому, ко лжи и боли. И озарение мое было в том, что я четко увидел в этом полярное единство противоположностей. Чтобы рассказать о озарении, мне немного придется углубиться в теорию гештальтпсихологии, это наука о нашем восприятии, но я постараюсь очень просто донести. Само слово «гештальт» переводится образ, иногда фигура. И проиллюстрировать это понятие можно словами китайской поговорки «Увидишь золото, не увидишь золотого льва, увидишь льва, не увидишь золота». Помните картины Сальвадора Дали, он этими «гештальтами» часто баловался – вроде бы стоят юноша и девушка, но стоит только чуть сместить взгляд, уже лицо пожилой дамы, а юноша оказался носом, а девушка глазом. Вспомнили? Таких картин много и у него, и после художники ему подражали.  И черно-белых картинок много – то водиться ваза, то целующиеся люди, то одна фигура, то другая.  На картинки сразу две фигуры – и ваза, и целующиеся люди, но как ни старайся сразу обе увидеть  не возможно. Никто не способен увидеть обе фигуры разом, и это главный закон нашего восприятия, закон гештальтпсихологии.

И если этот закон распространяется на всё – то выходит если мы обращены всем своим сердцем к Богу, и всему что есть в Боге – добро, любовь и всепрощение, – для нас сейчас это «фигура», «образ», центр нашего внимания. Фигуры лукавого, и всё что с ним связано – грехи, страдания, боязни, – не существует. По сути, мы не можем быть обращены одним ликом в противоположные стороны. Если мы страдает от нашего несовершенства и греховности, боимся соблазнов и прибываем в муках – мы просто не обращены ликом к Богу. Мысли наши тогда носят мрачный, негативный характер, в них нет радости бытия, словно мы обратившись ликом к лукавому, готовимся дать ему отпор, сражаться с ним. Зачем? И сможем ли мы противостоять лжи, если просто можно обратиться к Истине? На мой взгляд, верующий, который не испытывает радости – смотрит не в ту сторону.  Он сосредоточен только на разрушительном несовершенстве своего бытия, он прибывает в борьбе с искушениями, забыв о любви и счастье. Я не вправе, утверждать, что ликом к Богу обретешь возможность вовсе не грешить. Нет, соблазны будут и впадать будешь, но окрепнет вера во всепрощение, в то, что Бог любит тебя всяким, и окрепнет уверенность что эта любовь будет беречь от соблазнов, а не страдания в битве с ними.

17.04.13

Не верь, не бойся, не проси…

Разбирал недавно рецензии к своим произведениям, и наткнулся на одно забавное стихотворение, написанное мне в качестве критики, где была строка, выведенная мной в заглавие этого эссе. Признаюсь, я тогда не задумался о ней, отписался комическим экспромтом да и забыл.  А теперь поразмыслив, я припомнил как несколько лет назад общался с одной девушкой, у которой это было нечто подобно кредо. Да и многие люди, которых я встречал, пользуются в жизни такими вот клише, ну или чем-то похожем. Ох, что я могу сказать сейчас? Сейчас после несколько лет опыта работы психологом… Наверное, в условиях инфантильного общества заключенных, откуда к нам пришла эта поговорка, это – способ выжить.   Там общество построено в строгой иерархии родительско-детских отношений, быть взрослым там опасно: либо ты там родитель (так называемый «пахан»), либо ребенок («шестерка»). Мнение собственное –  губительно.  Таковы реалии искусственного мира заключенных. Что касательно «обычного» реального мира… Мне порой хочется задать вопрос тем, кто придерживается каких-то таких постулатов в жизни, а вам не скучно жить по автоматическому алгоритму? Я уверен в правоте Фрица Пёрлза, великого психолога и основоположника гештальттерапии, что «характер – набор невротических защит», не более того. Человек, уверяющий себя «что нужно поступать  так в таких ситуациях» или «эдак в иных», просто существует на автомате. Он не пользуется своим аналитическим разумом, а только рефлекторным – в «копилки» памяти у него записана реакция: нужно отдернуть руку от утюга,  и он, даже не удосуживаясь проверить, подключен ли утюг или нет, отдернет.  Он подобен роботу. События меняются, и каждое не похоже на предыдущее, но он не задумываясь «не верит, не боится, не просит», то есть отдергивает руку от утюга.  Жить на автомате и есть по Фрицу, иметь характер – то есть набор неких клише, где все прописано – как и когда поступать, как и когда себя вести, как реагировать на такого-то человека. То есть не пользоваться разумом, иногда – вовсе. Условно-приобретенные рефлексы как у Павлова. Знаете, а мне скучно так жить. Мне хочется и верить и не верить, и боятся и не боятся, и просить и не просить. Лично я не могу про себя сказать «Я в таких ситуациях поступаю так», ибо не знаю будущее повторяет ли прошлое. Возможно да, но возможно и нет. Знаете, у меня нет машины времени, негде было  приобрести.

02.09.13.

Философия как пересказ детства

Ох, и сложную же я себе задачу поставил, друзья мои. Мысли важные, нужные, и до сего дня мне не встречалось изложение подобного. Эти мысли претендуют на большой труд, на долгое исследование и анализ многих научных направлений. Видимо,  это моя будущая работа – полноценный трактат или  даже серия. Но этим эссе я решил предвосхитить, как и моё исследование о судьбах поэтов, которое тоже планирую когда-нибудь начать. Мысль об анализе жизни поэтов мне пришла на встречи поэтического клуба, посвященной пути Николая Рубцова. И первую работу в будущей серии, рабочее название которой «Великие клиенты», я бы хотел посвятить именно этому замечательному поэту. Этот труд был бы очень востребован и нужен. Я сейчас четко вижу жизненные ошибки таких великих людей, их слепое видение жизни как некого программирования и ущербное существования. Я ни в коей мере не обесцениваю и ни оскорбляю ни кого, моей задачей – предупреждение поэтов будущего от ограниченного мышления творческих людей прошлого, я чувствую, что «должен» сказать об этом, чтобы люди искусства мыслили свободно, без предубеждений.

Но я отвлекся, это моя будущая работа, нынешнее эссе посвящено философии. В чем основная сложность этой работы? Во-первых, сверхзадачей себе я поставил донести мысли, не используя научный язык, мне необходимо предельно просто передать то, о чем я думаю. Во-вторых, мне всё же не обойтись без изложения хотя бы основ «сценарного анализа», который в данное время я углубленно изучаю и внедряю в работу с людьми, и очень успешно. В третьих, я думаю, что данную работу, мои дорогие друзья, не примут так тепло, как предыдущие эссе, так как она очень противоречива. И осознание этого налагает дополнительную ответственность, которая заставляет меня быть как можно предельно понятным в изложении. В четвертых, моим решением устраниться от упоминания имен философов намеренное, и это тоже налагает некоторое неудобство, так как свои мысли нельзя проиллюстрировать. Но такое решение мне необходимо было для большего полета свободы и фантазии читателя, подтолкнуть читателя к размышлению о прочитанном, услышанном, и воспринятом как истина когда-то.   Название этому эссе я хотел дать «Философия как пересказ детских переживаний и фантазий», потому что уверен (даже не думаю, а уверен), что любой философ, писатель, поэт, который не обрел свободу в мыслях, заложник детства. И сейчас поясню свою позицию. Немного слов вначале о «сценарном анализе». Ребенок рождается с «чистым» разумом – он рождается с чувством полного осознания бесконечного своего достоинства и своей ценности, с чувством осознания бесконечного достоинства другого человека и ценности другого человека.

Дальше взрослые – родители или люди, «которым можно доверять» – говорят «чем он, этот ребенок, плох, и чем плох мир», более того ему говорят, что необходимо думать о себе и мире. Более того, ему говорят, какие необходимо принять решение, чтобы «ты или мир был хорош». К примеру, ему могут передать послание «чтобы ты был для нас хорошим, ты не должен радоваться, ты дожжен быть скромным и страдать» (смех без причины… ну вы знаете). Или же могут передать послание «не принадлежи этому миру, он жесток, а все люди корыстные твари, и чтобы для него быть хорошим, ты должен держаться  подальше от него». Или всевозможные послания в виде «должен» – «Чтобы тебя полюбили, ты должен.... быть сильным, настоящим мужчиной, зарабатывать деньги, красивым, милым, учтивым…» Этот список бесконечен. Очень часто родители передают суицидные команды, приказы на самоубийство, это так часто что нет человека, которому папа или мама не вложили такое указание. И это не со зла, это происходит неосознанно, ни папа ни мама не могут этого даже понимать, все происходит само собой. И мы ни в праве винить за это родителей,  «вина» в этом ребенка – потому что мышление ребенка прямолинейно, и любое нечаянное слово для него «Закон». Мама в порыве чувств накричала «Лучше бы ты не родился», ребенок записал решение, что он недостоин жизни, решение это уходит к жизненным записям, к сценарию жизни.

Еще одна тонкость в  сценарий наш внутренний малыш пишет и антисценарии – те спасательные «если», которые спасают от приказов родителей или важных взрослых. Если «разорванная мать» (термин из сценарного анализа) говорит или только эмоциональными посылами увещевает своего чадо «лучше бы ты не родился», малыш может защитить себя этим «если» – «если я буду много работать (быть всегда хорошим, милым, печальным, плаксивым, невротичным, депрессивным… как говориться подставь любое прилагательное), то я заслужу прощение, и меня полюбят». Часто «разорванная мать» и не осознает, что передает такие сложные процессы своему малышу, сознательно она радуется, любит своего ребенка, лелеет и окружает заботой.  А малыш вырастит с чувством, что он «что-то должен» –  должен много работать, быть красавцем, быть богатым… и так далее. И неосознанно он будет избегать нарушения этого должнования, иначе «мать его убьет» . Таково мышление ребенка, если не любят – то должны убить. И фишка в том, что и во взрослой жизни (пусть нам даже 50 ) мы отыгрываем эти же детские  реалии. Каждый сейчас вспомнит, как взрослый человек  45 начинает спорить, отстаивать какую-то «истину», брюзжа слюной и отрывая волосы на груди  – просто оспаривая,  собеседник на не осознаваемом уровне сказал «его матери – он плохой, его нужно убить», и он всеми силами старается «выровнить» свою позицию, «доказать матери я хороший, не убивай меня, мама». Да, живя, мы всю жизнь отыгрываем наши детские переживания, мы стремимся быть хорошими перед родителями, чтобы те нас не переубивали. И нет разницы, живы ли наши родители или нет, подсознание всегда остается ребенком, трепещущим перед всемогущими папой и мамой, добивающимся их любви в надежде отсрочить расплату. И решения и разрешения этих «детских сказок», написанных сюжетов великим драматургом – самим ребенком, – настолько монолитны и неколебимы как колоны мирозданья. Ведь дело в том, что наше мышление крайне избирательно, «заняв одну позицию по отношению к миру», сформировав мнение о нем, взгляды, будет всякий раз искать и находить им подтверждение.И укреплять свое отношение новыми «фактами».

По своей сути мир нейтрален, жизнь нейтральная, события все нейтральны, но те программы, что мы заложили как основу оценки, будут избирать ту сторону, которая будет подтверждать наши взгляды. Но нужно внести один нюанс – мы не роботы, нас не программируют в детстве, я бы не хотел тиражировать и такое заблуждение. Все наши установки хоть и вложены родителями, но они… лишь были «предложены», ребенок делал выбор «принять» их или «отвергнуть», или защититься от них «если». Человеческая природа очень разумна, и ребенок выбирает тот или иной способ контакта с миром как адекватный к текущим условиям, проблемы возникают тогда, когда способ становиться автоматическим, когда философская позиция ребенка по отношению к миру становиться автоматической и принимает на себя функцию тестирования и оценки. Вы замечали, как многие люди со скоростью света оценивают происходящее? Дают оценку событию и человеку молниеносно? Замечали конечно. Нет, это не способность логического мышления на уровне гения. Просто они не тестируя реальность быстро сравнивают с шаблонами памяти своего внутреннего родителя, то есть участка памяти, где храниться «как должно быть».

На самом деле реальность сложна и многогранна и оценку дать никто не в силах, но одной из наших подпрограмм родительских, взятых возможно со школьных лет, – давать всему и всем оценку. Кто от этого свободен, тот на пути к счастью. Более того, я считаю человека высоко духовным и высоко интеллектуальным существом –  в нем заложена способность выбора, просто далеко не все осознают свое право на выбор и живут на автомате, пользуясь клеще так как это удобнее. Это не хорошо и не плохо, это так есть. Правда, проблемы начинаются тогда когда эти программы устаревают или не соответствуют действительности, и более того, являются пораженческими, как например видение людей всех как врагов. Видение всеобщий любви и гармонии – тоже далеко от адекватности. Здоровая позиция – тестирование реальности, то есть ни сверка с установкой  «как оно должно быть», а как есть на самом деле. Всё всегда разное, люди все разные, события все разные. Да и ты сам всегда разный. И более того, в установках порой замершим куском льда сидит главная жизненная позиция человека, о том, «какой Я и какой Мир». Все эмоциональные трудности зиждутся именно на этом, человек принял в детстве решение (но надо отдать должное, и во взрослой жизни часто принимаются и меняются жизненные решения) – «я плох и меня нельзя любить» и всякий раз всем чем угодно подтверждает это… И вне всякого сомнения, огромнейшим взрывом эмоций прозрения становиться выход из клеше, обретение себя самого, когда ширма родительских (общественных, социальных и прочих) установок вдруг рушиться и наступает понимание, что ты по сути своей такой, каким хочешь быть сейчас, что мир такой каким он на самом деле является, что он не обязан ни любить тебя, ни отвергать, что он разный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10