Вячеслав Камедин.

В поиске поиска



скачать книгу бесплатно

24.02.13

Мужество быть несовершенным

…долго настраивался на написание этого эссе. Мысли важные, и я чувствую большую ответственность в написании сего. До сих пор есть сомнения, смогу ли отразить то, что думаю, что чувствую, своё видение, понимание. Мысли эти давно блуждают за границей осознанности и толкаются в нее, просятся прорвать барьер непонимания. Они словно просят обрести формулу законченности, высказанности. И как бы то ни было, я попробую придать им форму. Грехи. Редко кто, наверное, задавался вопросом: зачем нам даны они. Почему даже встав на путь подвига праведности, нам не удается до конца осилить его? Почему как бы ни старался ты, всё одно есть в твоей жизни нечто, что приносит страдание твоей совести? Почему всё равно есть в жизни твоей некий грешок, который никак не уходит, сколь бы ты не приучал себя к самодисциплине? Отчего так выходит, что достичь совершенства перед соблазном немыслимо, невероятно, и быть можем, никому не по силам? Се человече! Как звучит это обреченно… Но у всякого проявления жизни есть смысл. Я как-то задумался – ни «почему?», а «зачем?». И вдруг я понял. Нам дан дар быть несовершенными, дабы мы не впали в соблазн совершенства, самолюбования, неумения принимать людей не осуждая. Я часто наблюдаю за многими пожилыми людьми, который «ударились в религию»… ох, как я не люблю это словосочетание, когда мне так вдруг говорят, мне становиться холодно с собеседником, он мне становиться сразу «чужим».  Я не «ударялся в религию», я пришел к Богу… Но они именно «ударились», иного слова трудно подобрать. Вмиг «став праведниками», хулят и осуждают всех, кто живет «не так». И осуждение порой настолько злы и черны, они точно перемешены местью за свою прошлую «нечистую» жизнь. Они словно стараются всё своё нехорошее, что таскали в сердце всю предыдущую жизнь, узреть в других и… проклянуть своим непринятием, отчуждаясь от любви к людям. Увы, это так. Порой даже в храме видны их склоки и конкуренция перед иконами, кто «верно всё делает», кто радивый, а кто… В них просто нет того мужества – быть несовершенным. Так для чего же нам грехи? Ни для того ли, чтобы, пройдя страдания искупления, мы научились не осуждать другого человека, впавшего в тот же грех? Нуачились терпеливости к несовершенству природы человеческой, к несовершенству мира.  Не взирать через розовые очки непогрешимости своей, а видеть мир таким какой он есть, порой жалким, жестоким, полным боли и несправедливости, но… прекрасным.

27.02.13

Раб Божий

Раб Божий. Что это такое? Один уважаемый и любимый мной известный современный психолог на одном из открытых семинаров в Интернете осмеял это словосочетание. Но этот психолог настолько мне любим, что я прощу его непонимание, поскольку я благодарен ему во многом. Что же такое  – раб Божий? Почему в Православие говорят так? Это – очень тонкая философская антитеза, она говорит: Я не раб дьявола, я свободный человек. Я обращен к лику Господа нашего, я выбираю любовь Его. Ведь любовь – это полная свобода.

Заблуждение, что Бог кого-то наказывает за грехи его, крайне не верно, и отдает деревенским наветом. Нет же, Бог дал, как учит Православие, полную свободу человеку. За грехи человек наказываете сам себя, обратясь ликом ко лжи, к лику лукавого. Ведь лукавый сам есть ложь, самообман и страдание, он сам наказал себя ложью и мукой нелюбви. Я раб Божий – означает, я полностью свободный в выборе человек, я выбираю правду, я выбираю любовь. И это коротенькое эссе мне хочется завершить молитвой Иисусовой   «Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Любите и будьте счастливы. Вячеслав Камедин.

19.02.13.

Шансов нет

Если бы кто знал, сколько в моей душе сейчас страданий, сколько мучений, сколько боли.  Я выбрал путь праведной жизни, путь чести перед свой совестью, путь сильного человека.  И казалось бы, я мог бы сказать, что живу праведно, что мой дух сильный, что как человек я не могу быть сломлен – я принимаю удары жизни и неразумных людей стойко и смиренно, я не страшусь ни боли, ни обмана, ни смерти. Я готов каждый миг к смерти, мой дух спокоен. Но меня до сих пор смущают  мысли. Я не позволяю им материализоваться. Но они роем совращают порой мой дух страстями. От природы я очень страстный человек, и неудержим в плотских усладах. Я мыслю, что был бы великим подвигом усмирить именно эту плотскую страсть. Но перед ней я слаб еще. Она сильнее меня. И путь праведного человека вновь отбрасывается, вновь вычеркиваются мои заслуги перед моей совестью. Я словно вмиг перечеркиваю свои старания помочь людям, успехи в том, что я многим помог, многих научил быть счастливым. Похоть – самое поскудное, что есть  на этой прекрасной планете, и пусть ее сейчас назовут красиво эротикой, суть не поменяется. Все равно после фантазий оных будешь чувствовать грязь внутри души своей. Увы, я не чувствую себя хорошим, достойным человеком. Увы, я не могу с гордостью заявить своей совести, что я многим помог, успокойся. Нет. Я всегда буду предаваться соблазну этих фантазий, я всегда буду чувствовать свою низость перед величием имени Человек. Всегда душа моя будет полна страданий стыда.   И я даже где-то на краю сознания понимаю – зачем мне эти испытания – стремлением быть праведным и невозможности этого. Чтобы ни в пасть в гордыню, чтобы знать, что как человек, научающий людей быть счастливыми, встать на правильный путь, несовершенен – вот такой, не отличающийся ни чем от  самого плохого человека, не отличающийся ничем от простого человека, не отличающийся ни чем от хорошего человека. Видимо, нужно только принять свою нечистоту, свою греховность, свое бессилие одолеть путь к праведности. Возможно, подвиг ни в том, чтобы стать чистым душой человеком, а в том осознании невозможности этого, но не изменять своему стремлению. Мысли… их много… Они не подконтрольны, они порой берут власть над тобою, и нет против них оружия, кроме молитвы. Всё так, всё верно. Но и молитва без искреннего прочувствования, без эмоционального вложения мертва. А просто бубнения даже святых слов ни дает этому оружию налиться силой, обрести мощь.  О! как же больно осознавать порой одновременно свою силу и бессилие – знать, что ты как человек невероятно духовной силы умеешь противостоять соблазну, и в то же время разрешать себе глубоко нырять в мысли, полные чуждости чистоты. Знать власть над своим существом, умение не подчиняться мысленным искушениям, но в тоже время предаваться им. Предаваться со всей страстию ненасытной.  Битва между собой и своими Я –  жутка и непредсказуема, и порой исход сражения зависим от выбора, диктуемого сиюминутной выгодной рассудка.   Да, сиюминутное становиться порой главенствующим, нашептывающим что все мы смертны и глупо терять шанс не предаться усладе. И услада занимает мозг, чувство, тело… она захватывает всего пошлой спиралью напряжения от чресл до корней волос на затылке. И все  оправдания потом родятся ради оправдания, как поиск причин ради причин. И остается быть только мужественным, остается принимать только свое несовершенство. Молиться, рыдать на исповеди, и вновь и вновь впадать в грех, в искушение, которое поглощает всего тебя, не оставляя шансов на отказ.

08.03.13

НЕОДИНОЧЕСТВО

Наверное, это эссе, которое собираюсь сейчас написать, будет самым сложным. Боюсь, что полностью не смогу отразить, что думаю. Боюсь остаться не понятым. И всё же мне хотелось бы рассказать о своих мыслях об одиночестве.  И главное, рассказать самому себе. Эти мысли давно уже просятся, чтобы их высказали, осмыслили. Быть может, они не отразят реальность этого явления в жизни человека, быть может, с ними никто и не согласиться, быть может, это только моё понимание.  Скажу только, я стал недавно подходить к этому осмыслению, и по правде говоря, сам еще не до конца верю, поэтому и хочется написать это эссе, чтобы поглядеть со стороны. А мысли эти многообещающи, обнадеживающие. Они дадут спокойствие духу и уверенность в том, что все происходящее просто происходит. Я посмею утверждать, что одиночества… не существует. Вместо него, смею я говорить, существует только чувство одиночества. Но – более того – посмею говорить о том, что и чувства одиночества не существует.

Поверьте, подноготной этого чувства множества эмоций совсем иных, нежели желание любви.  В моем понимание, сама любовь – ненасильственна и нетребовательна, она движима во вне, и ее нельзя ни коем способом избрать, найти, приобрести. За чувством одиночества прячется отнюдь ни желание любви. В нем прячется целый сонм – от зависти до стыда. Стыд перед другими, что ты одинок. Стыд перед другими мужчинами, которые инфантильно похваляются своими успехами у женщин. Стыд перед родственниками, что до сих пор «ни пустил веточку на генеалогическом древе». Зависть другим, кто создал семью. Зависть тем же героям-любовникам. Зависть подругам, если вы женщина. Чувство самонаказание за «неправильность» своей жизни. Чувства страха перед жизнью, что ты не сумеешь быть одной или одним. Чувство страха перед будущем. Чувство «тоски» по родительской опеке. Чувство желания «найти новых родителей в потенциальных любимых»… Мне возразят, а как же чувство, когда осознаешь, что вновь и вновь ложишься спать, а рядом никого; когда просыпаешься по звону будильника, а рядом никого?  Жалость. Это просто жалость к себе, что ты вот такой или вот такая – несчастный, несчастная. Просто становиться жалко себя порой до слёз, и ты – нет, не любви – желаешь безопасного осознания, что всё как у всех.  Не любви, а чувства одобрения самого себя, что всё как у всех. Безопасности перед осуждением общества, возможности сказать всем – у меня всё как у всех. Мы часто говорим, хочется кого-то любить и быть кем-то любимым. Но, вслушайтесь, кого-то, кем-то…

Разве любовь товар на рынке счастья? Любовь может быть только к определенному человеку, к одному единственному. Если вы его пока не знаете – его сейчас нет, нет вообще. Нельзя желать того, чего не существует. Во вселенной нет пустоты, даже вакуум всего лишь разряженное пространство с меньшим количеством атомов, но он не пуст. Одиночество – это мифическая пустота, незаполненность. Даже материи противопоставляют антиматерию, пустоты в принципе не существует. Существует любовь – нелюбовь не существует. Нелюбовь – нечто иное, злость, страх, печаль, но не чувство одиночества. Нельзя желать любви, можно только любить. Любовь – глагол настоящего времени. И если нельзя желать любить, да и чувство одиночества абсолютно надуманно, это горе по неутраченной утрате, эгоцентрированная потребность. Если встретил человека, почувствовал резонанс, вспыхнула любовь, будь счастлив. Если не встретил – то и остального нет, как и нет обратной крайности  – одиночества. Чувство одиночества – всего лишь переживание о том, чего не существует. Поверьте, это не звучит пессимистично или оптимистично – это просто никак. Ни хорошо, ни плохо – это просто никак. А если так подумать – а что мешает быть счастливым сейчас, в данный момент времени? Просто взять и разрешить себе быть сейчас счастливым? Нет же разницы в том, что ты один или нет. Что не дает «одинокому» человеку быть счастливым? Да, только чувство одиночества. И только им человек себе напоминает, что он одинок. И только им себе напоминает, что он несчастлив.

Он – увы – страдает от иллюзии, что его счастье зависит от кого-то другого. Он не в силах прибывать здесь-и-сейчас, не в силах позволять себе находить радость в любом проявлении жизни. Он просто сконцентрировал свое внимание, что счастье это только одно, противоположное – это несчастье. Он не в силах разорвать стереотипы общества – эти извечные должнования, что считать нормой. Разве может быть нормой то, что человек изводит себя тем, что просто не встретил того, с кем бы испытал любовь? Он просто не встретил. Он просто сейчас один.  Что мешает ему встретить? – сейчас не о том, это отдельная тема, глубинная и индивидуальная. Сейчас о том, что необходимо (боюсь таких слов, они отлиты порой из тех же стереотипов) осознать, что муки эти иллюзия о том, что как должно быть сейчас. Поверьте, как оно есть сейчас, так и должно быть. Речь о спокойном принятие того, что сейчас нет того, что хотелось, чтобы было. Ну, нет, просто нет. Сделай, попытайся, чтобы было, но мучить себя, переживать – отдаваться иллюзии неутраченной утраты, попытка прикончить себя наказанием за то, за что и нет причин наказывать. Вместо дел, мы занимаемся перетаскиванием из прошлого в настоящее этого чувства. И оно нам лжет, что мы несчастны. Оно говорит, что мы как-то отличаемся от других людей. Поверьте, это неправда – все несчастны настолько, насколько несчастны вы, и счастливы настолько, насколько счастливы вы. В каждый данный момент времени, в каждое здесь-и-сейчас, все друг от друга отличаются набором событий в памяти, не более того.

Кто-то помнит, что он счастлив, кто-то помнит, что нет.  Кто-то помнит, что он альфонс, кто-то помнит, что он девственник – отличие только в их памяти, здесь-и-сейчас они неотличимы друг от друга. Каждый из них всего лишь тащит самоощущение из прошлого в настоящее. А настоящее – всего лишь несколько сердечных сокращений, несколько вдохов, прохлада на щеке от того, что кто-то открыл форточку, запах борща с кухни…   Так что же нам мешает быть здесь-и-сейчас, не отдаваться этому иллюзорному чувству одиночества? Что нам мешает понимать, что любовь приходит сама и случайно, а не по нашей мольбе, точно мы ее хотим выклянчить у судьбы? Что нам мешает просто довериться потоку жизни и спокойно – нет, даже не ждать – а жить и знать, что она придет, сама придет, когда встретишь того или ту единственную, встретишь случайно?

16.03.13

Старец

Сегодня мне захотелось написать легкое, светлое эссе. Наверное, все уже привыкли, что мои философские миниатюры наполнены страстными эмоциями, ураганными чувствами до боли. Но сегодня в первый день Великого поста мне захотелось говорить спокойно. Вчера было Прощеное Воскресенье, я весь день общался с любимыми друзьями, и на душе была благость. К вечеру как обычно помолясь и прочитав Отче наш перед иконой матушки Матроны, которая взирает на меня над изголовьем моей кровати в моей маленькой холостяцкой комнатушке, и укладываясь спать, я вдруг задал себе, казалось бы, несерьезный вопрос.  Но вскоре этот вопрос меня так увлек, так увел меня в мир фантазий необыкновенно, что появилось желание о нём рассказать и вам. «А каким я себе вижусь в глубокой старости?» – необычно прозвучал мой внутренний голос. Признаться,  я никогда не задумывался об этом. Не поверите, я ничуть не напрягал мысленный взгляд, воображение лавиной само явило  мне законченную картину далекого грядущего. Увидел я себя старцем, седовласым, статным и кротким. Он живёт на краю села, близ леса, живёт один. Дом его прост, без излишеств, комнаты светлые, на стенах иконы. Он крепок телом, как и духом. Каждый день проводит в труде, а вечером в молитве. Каждый день к нему идут люди с душевными ранами и тревогами, он лечит их словом. За долгие годы он овладел мастерством высокой пробы – одной встречи с ним хватает человеку, чтобы освободиться от переживаний и научиться быть счастливым.  А он сам достиг великой мудрости – он никогда не позволит себе судить о человеке в присутствие его, но более того, судить, когда его рядом нет. Он узнал, что всё, что мы думаем о другом человеке, не более, чем наши фантазии. Когда-то в молодости он еще себе мог позволить, сказать другу о другом человеке, насколько тот несчастен или счастлив. Сейчас пока не услышит из уст самого человека о своих бедах, он прочь отбрасывает все догадки, и только полностью погружается в боль собеседника, разделив ее как кусок хлеба. Порой он устает, но силы ему дают прогулки по опушке леса, силы он черпает из свежего воздуха и чистой колодезной воды. Порой он тоскует, что живет одиноко, что так за всю жизнь ни повстречал женщину, которая разделила бы его путь. Оглядываясь назад, в прошлое, он с удивлением, но не унынием, видит, что не было у него в его долгой и трудной жизни близости ни с одной женщиной. Никому он так и не сумел подарить всю нежность своего доброго сердца.  Он оглядывается с печалью, но печаль эта светлая, тихая. Он часто спрашиваем внутри себя «почему?», и всякий раз приходит ответ, который делает сердце спокойным, а душу смиренной: его любовь была огромна, но тратил он ее до капли на других, страждущих людей, что для самого себя и не оставалось.  В минуты покоя, когда его не посещают нуждающиеся в его помощи, он часто вспоминает о своей очень старой мечте, которую он трепетно пронёс сквозь всю жизнь. Когда-то, когда ему было всего лишь тридцать три, молодой с горячем сердцем, он шёл к храму к воскресной службе, и на душе было так светло, что подумалось ему: когда-нибудь встречу девушку, у нас будет семья, дети, мы будем жить праведно, вместе молиться перед обедом, ходить в храм… Увы, мечте этой так и не довелось обрести воплощение, но он не жалеет, он нес ее в сердце как драгоценность, и даже сейчас она его согревает.   За многие десятилетия в его жизни было много испытаний, многие печали и горести он преодолел смиренно и не ропща, снёс многие удары стойко, как и подобает сильному человеку, ни на минуту не усомнившемуся в вере своей в добро и честь, в вере, что главное нести людям научение быть счастливыми, и нет людей скверных или плохих. И на смертном одре он вновь окинет взором всю прошедшую жизнь и скажет: Господи, благодарю, я прожил очень счастливую жизнь, и умираю очень счастливым человеком…И вот, эссе написано, и я чувствую, что и сейчас очень счастлив, мне в душу с этим вопросом вошло какое-то необычайное спокойствие и уверенность, что если будет все так, как я рассказал, я буду несказанно счастлив.

18.03.13

Сказать важное

Надежде Бондарец

Я сегодня хотел обратиться к поэтам, к прозаикам. Но думаю, и просто люди, которые занимаются творчеством, и просто люди, не относящиеся к творческим профессиям, если такое вообще есть, найдут в моих мыслях многое полезного. Всё, что я хочу сказать,  мне пришло через осознание, которого я так долго ждал. Поверьте, себя я считаю не плохим поэтом, и как всякий поэт «играл» в игру, которую думаю «играют» все поэты и писатели… И не знаю, это эссе будет большим или нет, хотелось бы донести то важное, что думаю, что мне пришло. Мне сказать это важно, потому что я вижу, как молодые поэты, и поэты моего возраста, «втягиваются в эту игру»… Прежде чем сказать о «игре», я хотел бы, чтобы Вы, уважаемый читатель, вспомнили, что вообще Вам говорили в детстве,   в школе о поэтах, писателях, философах?… Не торопитесь, основательно подумайте. Нам в общем-то некуда торопиться.  А давайте я помогу. Быть может, вам говорили – поэты и философы жили страдая, они несли свой крест, их не признавали, они страдали не разделенной любовью, их стихи были очень важны, но не ко времени, их слова бились в стену непонимания… Милый мой друг, продолжи этот список,  а я попью пойду кофе, кстати мой любимый напиток, я, увы, кофеман… Готово? Дайте-ка глянуть, ого, как много Вы написали! Всё верно, всё так и есть. Мой милый и ласковый друг, позвольте Вас поздравить, если Вы сейчас чувствуете, что старания Ваши напрасны, что Вас не принимают и Вы каждый раз очень печально реагируете на  критику, – Вас «наглухо» запрограммировали. Примите мои искренние поздравления! Знайте, если Вы не кайфуете от того, что делаете, если Вы чувствуете, что «должны» это делаете, что Вы «должны» были чего-то достигнуть, какого-то успеха, такого, что Вы себе наметили как успех, что Вам больно от критики и Вы ждете одобрения  – бросьте это. Это, увы, только программа. Милый мой друг, я нисколько не жесток, я хочу, чтобы Вы творили и радовали мир, но хочу, чтобы Вы осознавали одну штуку.  «Я пишу  не для одобрения, я пишу и не жду, что кому-то понравиться или нет, я пишу, не ожидая ни критики и ни отзывов, я пишу не боясь, кому-то не угодить, я пишу ни для успеха, я пишу не боясь сказать что-то лишнее, неправильное.... Я пишу, потому что мне есть что сказать людям. Если мне нет что сказать – я не пишу». Вот так просто. Милый друг, если  роятся сомнения – значит Вам пока нечего сказать людям. Когда ЕСТЬ – страха нет, как нет сомнения, прав ты или нет. Ого, оказалось такое небольшое эссе, и всё сказал.

20.03.13



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10