Вячеслав Камедин.

Калки. История одного воплощения. Часть вторая



скачать книгу бесплатно

– Пейте напиток любви и единство! – красивым баритоном вещал Каин под гимны князю тьмы. – Да свершится святое причастие! Пусть каждый войдет в каждого кровью и семенем! И разрушится великий страх и великое заблуждение отвращения перед ближним! Возлюбите ближнего своего через искоренение отвращением перед ним, через искоренение отвращения перед всем человеческим!

Чаша дошла до мастурбирующего мужчины. Он сделал два… настоящих глотка, и капельки напитка потели по бороде. Это настолько возбудило Киру, что она чувствовала, достаточно легкого прикосновения к клитору, и она кончит. Потом чаша перешла к ней. Она впилась… клацая зубами по серебру, чувствуя металлический вкус крови и солоноватый спермы. И в этот момент, когда она глотала сперму несколько десятков мужчин, с ней что-то происходило необъяснимое, магическое… Кира ощутила (реально на физическом уровне), как тело покидает страх смерти. Она как-то поняла, что больше ничего не будет боятся. Она скинула капюшон и рывком приблизила девочку, порция напитка пролилась на пол. Кира хотела всадить пальцы в вагину девственницы…

Каким-то образом храмовники догадались об этом намерение и оттащили Киру. Журналистка с недоумением посмотрела на Каина.

– Сестра, обуздай себя на время! – спокойно сказал Каин. – Ты лишь у врат великого экстаза. Мы не чиним боли другому без готовности другого боль принять. Эти дети примут боль ото всех сегодня, если будут готовы и жаждущие сами того. Вернись, прошу, тебя в круг.

Кире показалось, что Каин хитрит, на мессе не будет ни насилья, ни оргии, и всех просто дурят. Но решила, что не будет высказывать подозрения в слух, а последит, что дальше… Тем более она всё еще хотела оргазма и секса. Дети пошли дальше, адепты целовали чашу.

– Свершилось великое причащение к сатане! – возгласил Каин, когда чашу поцеловал последний в живом кольце. – Теперь дети лягут в центр нашего круга, и начнется танец ласк и нежности, как символ открытой всем взором любви. (Девочка легла на пол, а мальчик лег на нее. Он, немного приподнимаясь на локтях, целовал её в губы. Кире казалось, это всего лишь имитация секса, ей хотелось настоящего разврата). Братья и сёстры, давайте же соединимся в едином порыве, дабы открыть врата нашего подсознания, обиталища демонов и сатаны.

Пение гимнов прекратилось. И откуда-то незримо появился звук барабана. Удары не частые, напоминающие стук сердца в спокойствии. Каин нарочито стал глубоко вдыхать, когда удар затихал, так, что заметно приподнимал грудную клетку и плечи; и шумно выдыхать вместе с ударом. Автоматически это стало передаваться адептам (или старожилы знали ритуал?). Кира заметила, как она даже не хотя стала поддаваться этому: глубоко вздыхала и шумно выдыхала вместе с ударом. Через несколько секунд Каин стал произносит с выдохом слово «хуй». Тишина-вдох; удар-хуй. «Хуй» выбрасывал из себя с воздухом звук Каин. «Хуй» неслось в унисон из всех глоток сатанистов. «Хуй» вырывался шелестящий стон изо рта Киры.

В какое-то мгновение Кира почувствовала, что и не в силах остановиться, что больше не контролирует тело, работающие как насос.

А тело напротив переставало ощущаться, появилась странная убежденность, что здесь в храме она одна, но состоящая из множества частей-тел, единых немыслимым сочленением. Перед глазами всё мутнело, слух тускнел… Заветная мантра слышалась всё отдаленнее и отдаленнее…

4.

…затем мантра стала четче, но вместо «хуй» слышалась как «йух». В конце такой страшных хриплый «х», точно большое животное испускает дух, захлипывается в крови в бронхах.. Каин говорил непонятные заклинания «ынытас и вономед ашилатибо, яинанзосдоп огешан атавр…». При этом все присутствующие двигались как-то нелепо искусственно, точно роботы или куклы. Мальчик и девочка поднялись и пошли пятясь задом. Взяли чашу и подошли к тому, который лобзал чашу последний. Пошли потом по кругу в противоположную сторону. Точно ритуал повторялся задом наперед… Храмовники вдруг толкнули Киру к девочке, но она отдернула руку от детской вагины… Сребреников сплюнул в чашу какую-то бело-алую массу и принялся дрочить…

…внезапно Кира осознала, что происходит. Время пошло вспять! И это было ужасно. Потом она бы описывала это ощущение примерно так: тошнит, хочется вырвать, но блевотина против желания втягивается внутрь вместо того, чтобы изрыгнуться; вдох сменился выдохом, желание вобрать воздух откликается выдавливанием его – бесконечная мука несоответствия… И она не могла этому противится, в этом континууме она больше не была автором, лишь копиистом того, что было. Как марионетка следовать уже назначенным движениям. И это всё убыстрялось и убыстрялось. Вот она уже у входа в храм, смотрит как пятясь выходят адепты, мужчины встают у чаши со спермой, женщины с кровью. И тут совершился рывок, скачок во времени…

… она у Гарика дома, в кресле с растравленными ногами, тот глядит под юбку на ее трусы. Кира видит, как член Гарика, словно пылесос, втягивает сперму с его живота…

…она в храме Христа Спасителя в маске вместе с другими оторвами, отрываются под задорный рок. Кира возбуждена от ощущения запретного, как в детстве, когда подглядела в спальню родителей. Голые мама и папа, и… какой-то дяденька. Дяденька бьется о мамину попу, а папа чешет свою письку…

…Кира уже в монастыре. Иегумения матушка Николая отчитывает её за непослушание и направляет на исправительные работы на скотный двор. Кира злая на настоятельницу монастыря, всё, что она хотела, справедливости и туалетной бумаги в клозеты. Она не боится труда и лишений во имя веры, но матушка Николая воздвигла культ своей личности…

…время всё ускорялось. Вот она уже видит вокруг себя больших людей с большими руками. Тошнота невыносима. Её тельце сжимается в ужасной компрессии воздуха вокруг. Она хочет крикнуть, но напротив заглатывает летящие в глотку звуки. Кира никогда не помнила себя шестимесячной. Теперь же она видела всё, что происходило тогда. Мать ударяет щекой кулак отца… Да, Кира поняла. Эта женщина её мать. Действительная мать. А не та, которую она звала мамой тридцать лет. Что-то произошло… А вот что. Она теперь знала. Отец убил её настоящую мать…

…чьи-то огромные руки берут Киру и пихают в какую-то узкую щель. Боль. Нестерпимая, невыносимая боль! Кости черепа сдавливаются, больше вздохов и выдохов не существует. Тьма…

– Потом я почувствовала нечто, что можно описать только как взрыв, – будет после рассказывать сама Кира. – Взрыв самой себя. Это странно, но я чувствовала, как разлетелась на сотни кусочков. А те сотни кусочков вновь взорвались, разлетаясь каждый на тысячи… Это жуткая… Нет, у этой боли просто не должно быть эпитетов. Земное существо не способно даже представить такую боль. Я разлеталась по космосу, как и крик мой от этой боли. И это невероятно, я осознавала себя в каждом миллионном кусочке себя. Я как бы была способна перебрасывать внимание из одного места в другое, мгновенно преодолевая сотни световых лет. И – да – я видела то изначальное Существо. Оно пронизывало меня, оно было одновременно мной и не мной, тем, во что летели осколки меня, той основой… Словно лист бумаги, об который тыкают стержнем шариковой ручке. Оно было по всюду, осознанное, мыслящее, бесконечное…

И вдруг я поняла. Вернее каким-то образом мне передало знание это существо, что я способна быть кем захочу, осознать себя и как астероид, и как червя, и как знакомого человека. Мгновенно перемещаться в любую точку вселенной, осознавать себя как душу этой точки, смотреть из этой точки и созидать из неё. И я понимала, что и нет меня, нет сатаны, нет Гарика, нет моих родителей, нет и никогда не было людей – что это всё оно, это изначальное существо. Но знание об этом мне не были нужны. Я упивалась мыслью быть любым существом космоса. Боль прошла, из чувств осталось лишь сексуальность. Я испытывала от контакта с изначальным существом бесконечным оргазм, и мне хотелось усиливать и усиливать. Вот о чем это, бог есть любовь. Но слово «бог» не подходящее, нет, оно жутко примитивное, не говорящее ни о чем. Лишь молчание способно полностью описать это существо… или явление… или прикосновение к быть. Оно не доброе и не злое, не плохое и не хорошее – она просто желание. Желание созидать. Созидать как и красоту, так и уродство…

…Кира открыла глаза. Она стояла на берегу моря. Волны окатывали её хромовые сапоги. Одета она была сейчас по-дурацки, как красноармеец времен гражданской войны двадцатого века. Она осознавала, в чьём теле она сейчас. Ей захотелось именно в это тело. Это тело было одного чародея, последнего из трёх великих чародеев. Здесь он воспитывал воплощенное изначальное существо в виде двух отроков, мальчика и девочку. Здесь, в затерянном местечке под названием Морскогорск, все знали его как дурачка и звали Додиком. Именно его искали сатанисты, Кира знала теперь это, она знала теперь всё. Она сомневалась, когда воплощалась в Додика, что может тягаться с ними силой, что тот позволит управлять ей своим сознанием. Не огородится ли великий маг от непрошеного демона?

Кира попробовала повернуть голову. Додик долго не поворачивал, затем медленно, медленно… «Отче наш, еже еси на небеси. Да святится имя твоё…» – услышала мысли Додика Кира, ей стало больно, эта боль волной вздыбила грунт на Марсе и на красной планете началась буря. Нет, ты меня не переборешь, рычала Кира. Уйди, сатана, умолял мысленно Додик, Господь, твердь моя, укрепи волю мою… Ты мой, упрямо ломала дух Додика Кира. Голова повернулась…

Через некоторое время Кира ощутила чувства мужчины – тот впадал в беспомощность и уныние, он покорялся. Как забавно, ликовала Кира, я в нём, я чувствую его чувства, я ощущаю всё его тело как своё. Она ощупывала своеего тело. Сняла гимнастёрку, сапоги, галифе… всё-всё. Она оглядывала своё мужское тело, и оно дарило ей незнакомые, но невероятно эротические ощущения. Приятно было трогать член и яйца, она впервые трогала и чувствовала, как трогают, как нервные импульсы от мошонки и головки идут в мозг. А в ответ мозг посылает импульсы сосудам и венам, чтобы член наполнялся кровью и набухал. Кира стояла на берегу моря и онанировала, лаская мужской рукой мужской пенис. Анус пульсировал, посылая электричество по позвоночнику выше и выше, и там, на затылке покалывало… О как разительно, оказываются, отличаются ощущения от мастурбации у женщин и мужчин. Кира упивалась этой разницей чувств. И как отличается – как небо от земли – оргазм мужской от женского. Додик кончал, выталкивая из члена струи спермы на мокрые камни побережья.

Кира упивалась чувствами мужчины. Когда-то она эти все чувства чувствовала сама, сейчас же одновременно и чувствовала и наблюдала с иными чувствами. Это было поразительно! Умоляю, пощади, уходи, демон – чувства мужчины: вина, унижение, уныние, отчаяние. Иди на хуй, святоша – чувства Киры: насмешка, злорадство, озорство…

Ба! А я их знаю, посмотрела в сторону трассы Кира. По ней ехал мотоцикл, на котором сидели Саша и Витя. Я знаю, там впереди есть бухточка, они должно быть едут туда. Голый Додик побрел, подчиняясь. Там он затаился за большим валуном и стал наблюдать. Мотоцикл остановился. Молодой человек и мальчик пошли к морю…

Саша и Витя резвились в волнах, играли, кричали. Эхо их веселых, счастливых голосов летало между природными стенами бухты.

– Какая идиллия! – произнесла Кира. – Слушай, Додик, ты же чародей. Ты можешь сейчас кое-что сделать.

– Я не подчинюсь тебе, демон! Сгинь, заклинаю тебя всеми святыми!

– Заткнись, разьебай, это на меня не действует. Пусть эти двое выйдут из воды, и мужик трахнет пацана. Хочу секса!

Витя сначала не понял, почему Саша вдруг прекратил смеяться и так серьезно посмотрел на него. Кира не слышала о чем мужчина говорит мальчику, но видела, что его губы почти касаются лица. Затем они стали выходить их воды. С наслаждением она наблюдала, как вздыбились от эрекции плавки парня. Они подошли к расстеленному полотенцу. Мальчик опустился и лег. Мужчина медленно снял с него трусики и вновь что-то сказал, тот повернулся на живот. Саша встал на колени и аккуратно ладонями раздвинул мальчишеские ягодицы. Некоторое время Саша лизал анус Вити… Додик прячась за большим валуном смотрел на парочка и дрочил, Кира наслаждалась мужским телом.

Потом Саша снял свои плавки и лег рядом. Повернул Витю на бок и, держа за колено, отвел ногу мальчика вверх, чтобы ягодицы раздвинулись. Сначала член просто слегка тыкал головкой в точку розового ануса, затем мужчина подал вперед таз… Мужчина бился в бешеном танце животом о попу мальчишки…

– И вдруг я снова превратилась в взрыв, – рассказывала дальше Кира. – Не знаю, как это случилось, но понимаю, что случилось. Додик нашел-таки ресурсы в себе, как вытолкнуть меня. Я пыталась вернуться назад, билась. Но становилась то скалой, то камнем, то на короткое время самим Витей, но быть в нем было настолько больно, что… произошел этот взрыв. Я рассеяна по вселенной, я вселенная…

5.

…это враньё! Этого не может быть! Просто не может быть и всё! Они просто маленькие лгунишки! Нет, Саша не мог такое сделать… Инга еле пересиливала головокружение. Казалось, еще немного и она упадёт в обморок. Её не так шокировал секс брата и сестры, когда она случайно стала свидетелем, проходя мимо их комнаты и заглянув в дверной просвет, как её морально уничтожило то, что она услышала. Саша на берегу моря изнасиловал двенадцатилетнего мальчика… Как такое возможно? Это её Саша, такой нежный и ласковый, такой деликатный и заботливый, такой понимающий и не способный причинить зла… Как?!

Инга с трудом добралась до своей комнаты. Упала ничком на кровать и заплакала…

…Саша и Инга шли по пыльной тропинки, которая вела их с пляжа бухты к трассе. Парень держал руку девушки. Инги было легко и спокойно впервые после смерти отца. Теперь она не одна, она знала, что рядом идущий человек её любит, как любил отец – огромной, истинной, жертвенной любовью. Он никогда не предаст и не бросит, он узнал её тайну и принял её.

– О чем думаешь? – спросил Саша, заметив на лице Инги некоторое напряжение.

– Да так… – выдохнула девушка. – Знаешь, Саш, если честно… я бы хотела поговорить о том, о чем сейчас думала…

– Ну так…

– Мне стыдно об этом говорить…. Ты прости, я не буду на тебя смотреть… Помнишь, ты говорил, что любишь меня настолько сильно, что можешь быть со мной рядом даже… даже если не будем делить постель? Я шла и вспомнила эти слова… Я очень люблю тебя, Саш, и честно очень хочу, чтобы у нас было это, но…

– Что «но», милая? – Саша говорил без тени тревоги.

– Теперь ты знаешь какая я. Я боюсь, когда у нас это будет, и… – у Инги перехватило дыхание.

– И ты возбудишься, как мужчина, – договорил за неё Саша. Его уверенность успокаивала любимую.

– Да… Ведь я и мужчина тоже, хоть и женщина…

– Помнишь, я рассказывал про Дота?

– Про Дота? – посмотрела Инга на Сашу. – Который считает себя волшебником?

– Думаю, он и взаправду волшебник. Как-то мы с ним поспорили. Я говорил, что ничего в жизни не боюсь. Ну, нет такого страха, чтобы я не преодолел… Он мне доказал, что во мне есть такой страх. Знаешь как?… Взял и разделся до гола передо мной…

– Разделся и? – напряженно следила за мыслью любимого Инга.

– И… и у него был при этом мощный стояк…

– Батюшки! Он что… Прости, он… гей?

– Нет. Вовсе нет. Он обычный мужик, но он так научился управлять своим телом и чувствами, что может вызвать эрекцию в любой момент. Он сказал мне, вот твой страх – ты боишься прикоснуться к телу мужчины. Пересилишь этот страх, обретешь силу…

– Силу?

– Да, он часто говорил про силу, про магическую силу. Говорил, у каждого это сила своя. Я вот сейчас понял, какая моя. Моя сила это любовь к тебе…

– Я люблю тебя, – прошептала Инга.

– …я не смог тогда к нему прикоснуться. К чему я это всё говорю? Вот я шел сейчас и думал, Инга, тебя мне послал Бог как дар. Знаешь, признаюсь тебе… когда мне было лет эдак шестнадцать и я был девственником, я иногда думал, а каково это… ну с мужчиной. Поверь, я никогда бы и не решился, это только мысли. А с тобой… это как самое великое чудо…

– Да, я женщина и мужчина, – заулыбалась Инга.

– Хочешь совсем по правде?

– Да… – выдохнула она. Влюбленные остановились.

– Когда я думаю, что ты будешь со мной ни только как женщина, но и как… мужчина… (у Инги перехватило дух, она забыла, что нужно дышать)… я очень возбуждаюсь.

У Инги опять потекли слезы. Саша приманил её к себе и стал целовать.

– Я… я хочу, – шептал мужчина, – хочу целовать тебя… туда… ты разрешишь мне?

– Да… – выдыхала она, понимая, что сама уже не способна устоять на нога, её держать сильные руки скалолаза.

– Давай найдем укромное местечко? – Саша сам дрожал: невероятный вихрь чувств безумствовал в нем, в том числе и страх перед тем, что хотелось ему.

– Нет, Саш, только дома. Я очень боюсь, что кто-нибудь увидят какая я…

– Вернёмся в бухту… Там никогда никто не бывает, только я… только я…

– Я боюсь, Сашенька, миленький…

– И у нас есть одеяльце же… Ну, Инг… Я чувствую, что… (Саша на минутку замолчал, набираясь смелости сказать ли это, не будет ли это пошлостью? Но это слово, которое было в голове, чертовки возбуждало) Я чувствую, что у тебя… стоит…

Инга вздрогнула и отодвинулась. Слово действительно напугало, но и подзадорило…

– У… у женщин такие неудобные трусики, – Сашу аж трясло от желания и страсти. – Пока мы идем обратно, будет больно… Сними трусики сейчас, под сарафаном не видно…

– Хорошо, – начала сдаваться трусиха. Она не долго возилась, и скоро трусики лежали в сумочке.

– Ну пошли, пошли скорее…

Не спеша по тропинке можно было пройти минут за десять от трассы до укрытой от всех глаз бухты. Шли быстрее, чем прогулочным… По пути Саша решил поозорничать, приподнял сзади подол и посмотрел на её попу.

– Ты чего?– быстро опустила подол Инга, испуганно озираясь.

– Ты невероятно красивая… Не бойся, в ста километрах ни души…

Девушка огляделась. Действительно, боятся было некого и нечего. По пути рос карагач. Она захихикала и, на удивление мужчины, побежала к дереву. И оперлась спиной о его кривой ствол. Саша недоумевал, но эта игра ему нравилась. Инга еще раз посмотрела по сторонам, убедилась, что никого, кроме них, здесь нет, и приподняла сарафан. У нее была эрекция, не очень большой член качался над левой ножкой. Саша улыбнулся и подошел. Он встал на колени перед любимой. А она запрокинул голову зажмурилась.

О! как желанен и мучителен первый раз. Как осмелиться начать? Как прикоснуться мужчине к члену мужчины, хоть и понимая, что перед тобой женщина? Игра… великая игра тревоги началась, как когда-то началась эоны миллиардов лет назад, рождая вселенную. Хоть как-то отдалить желанное, но мучительное своей тревогой, Саша прикоснулся губами к колену Инги. Инга томно вздохнула. Этот вздох был похож на шорох одеяла, когда мама надев свежий пододеяльник укрывает тебя в детстве. Он ласкал языком коленную чашечку, набираясь мужества, чтобы заскользить вверх.

– Милый, расстегни свои шорты, тебе тоже, наверное, больно… – догадалась Инга, как придать любимому смелости.

Саша расстегнул и вынул свой член. Он слегка стал массировать его пальцами. Это придало уверенности, и он… отправился в путешествие. Поцелуи оставляли сладкий холодок на левом бедре. Он добрался до лобка… и провел языком по половым губам. Инга вздрогнула. Саша быстро поднял голову и посмотрел в лицо её.

– Никто еще так не делал… – успокоила его Инга. – Пожалуйста, продолжай

Язык мужчины искал клитор, скользил вдоль половых губ. Нос мужчина тыкался в её яички. В какое-то мгновение, Саше захотелось помочь себе пальцами…

– Милый… не надо пальцами, – сквозь стон попросила Инга. – Я девственница.

Саша вновь поднял голову и посмотрел на нее, произнес:

– Я тебя люблю…

Инга не знала, откуда взялось смелость. Вероятнее, все она делала неосознавая изо переполняющей страсти. Девушка взяла свой член пальчиками левой руки (правой она расчесывала ему волосы на голове) и нежно коснулась головкой губ Саши. Мужчина закрыл глаза и покорно открыл рот…

Поразительно, с каким мужским напором девушка скользила во рту мужчины. Маленькие яички бились о его властный подбородок. Начав великолепный танец минета, Инга почему-то дала мысленный обет не кончать сейчас, в первый их раз. Но… но не сдержала.

Казалось, откуда в таких маленьких яичках столько спермы… но Саша сделал три глотка.

– Ты умничка, – улыбаясь сказал Саша, выпустив уже немного опавший член Инги изо рта.

Он встал. Спустил шорты с трусами. Взял левую ногу Инги под колено и немного согнул её. Приставил головку своего члена к вагине и… сделал рывок. Инга закричала, почувствовал пронизывающую боль от разрыва плевы…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6