Вяч Кон.

Он жив. В… миг переплавления



скачать книгу бесплатно

Ирине Сергеевне Беловой

Моему любимому учителю

Посвящаю


Иллюстратор Вяч Кон


© Вяч Кон, 2017

© Вяч Кон, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-9695-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Он жив


От автора

Что есть бессознательное и каковы его функции и задачи в жизни человека и мира, который его окружает.

Первооснова по Циолковскому. Синее Ничто по Гете. Великая Женственность по Блоку. Тайну по Достоевскому. Творческое пространство по Бердяеву. Пустота на Востоке. Источник жизненных сил по Юнгу. То из чего все рождается и куда все уходит. То, что творит равновесие и целостность в человеке и мире. То, что является бессмертием. Творящая из себя действительную. Рождающую все живое и человека.

Перенос своего сознания и чувствования в другую область, рождает удивительную способность расширять себя до размеров я-ты, Я-Они, я-Все, я-Космос, я – Бог. Это простой действенный путь возможен при одном просом условии преодолении страха и эгоцентрического себялюбие, говоря простым языком – малодушие. Великодушие всегда ценилось у людей как каждодневный жизненный подвиг и называлось простым словом – доброта. Творить добро равнозначно проявлять великодушие, и здесь один путь через понимание другого и желание ему помочь – самопожертвование.. принести себя в жертву не есть акт уничтожения себя, как-то обычно воспринимают по древним языческим формам, это акт являет собою символическое значение «забыть на время о себе», полюбить другого и его проблемы, полюбить так чтобы это стало частью тебя и всем тобою.

Такая форма растворенности себя во внешнем, есть гибель для душевных сил человека и обнаружение пустоты. И вот тут то возникает обратных ход отказ внешнего погружение в себя для наполнения. Необходимость уединения и одиночества как фактор создания пространна созерцания. Которое позволять теперь перетечь вовнутрь все внешнее и аккумулироваться. Но потребность в таком перетекании об обогащении себя через впитывание внешнего приходит через полную отдачу себя и растворение, именно тогда все возвращается в полной утроенной форме с новыми живыми дыханиями времени и пространства. При сохранении в себе хоть малой крупицы чего-то прежнего есть вероятность очевидного конфликта сил заскорузлых и умирающих в своем бездействии и новых притоков, проветренность или вентиляция возникает, когда мы верим в подобный процесс, из которого возникает бесстрашие. Невозможно войти в новую пьесу с прежним пониманием жизни.


Рассмотрим триединство человек пространство время, на основе Отец Сын Святой дух. Значит, точнее, было бы распределить как Время Человек Пространство.

Попробую определить, почему так:

Пространство это то из чего рождается человек, а человек уже рождает Время.

Как Бог являет себя из души человека, которая в свою очередь является из некого пространства. И поскольку душа бессмертна то в зависимости от того, в каком пространстве она себя обнаруживает такие силы, и рождают через нее Бога. Если Бог образ, а душа слово, и Образ рождается в слове и из него вытекает и выражает то, из чего он был сотворен. Потому он имеет начало путь, и конец бессмертен, ибо возвращается в лоно пространства, из которого душа его вновь вынимает. Если Бог есть осознание или образование, то душа есть чувства, а пространство Святого духа Бессознательное. Исследование именно этого аспекта на сегодня важнейшая часть рассмотрения, в котором мы твердо можем говорить о взаимосвязи мысли-образа в поисках нового пространства для зарождения нового образа через человека. Если точно определить, где происходит действо – (Бог являет себя в действии, поступке) то вполне тогда можно определить что это за событие и какие последствия она повлечет. К примеру, человек оказывается в природном мире, и бог являет себя как Зверь Стихия. Если это пространство людей, то здесь мы видим человека-Бога, если это искусственный мир то тут присутствует художественный символ. Образ бога человека был явлен как образ соединения людей, образ огня явлен как органическое житие с природой и черпания сил из нее, образ цифры, ноты. Буквы как пространство искусства. К примеру, театра оперирует действием. Кино – образом, поэзия – ритмом. Оперирует, то есть выражает. Являет, таким образом, Бога.

Сегодня открыто пространство игры и игрового действа и Бог в нем ребенок, забавляющийся. Во времена моралите. Бог был учителем. В экзистенционализме Бог-пророк. В виртуальном мире Бог-творец. В греческой драме Бог-лекарь. В импрессионизме Бог созерцатель художник, в философии Бог мыслитель, в религии Бог-мистик, в Христианстве Бог Един универсален.

Открытие нового пространства, это открытие нового бога. А точнее если брать исходность о Единстве, то открытие новой функциональной части тела Бога Единого. От конкретного до абстрактного. Вплоть до того, что открытие, к примеру, ауры открывает Его кинетического пространство. Открытие невидимых излучений это космос. Открытие каждой новой ветки открывает пути к новым контактам, в том числе и космических. Куда так стремиться расширить свою душу человек. Расширение души посредствам открытия новых пространств и есть постижение Бога во всем Его многообразии и единстве.

Если Бог после взрыва рассыпался на тысячи звезд, и открытие и общение с ними есть долгожданный завет. То постижение их качеств есть шаг на сближение с ними. Существование черных дыр, поглощающих свет, подобен и в человеке. И если принять аксиому что человек есть космос. И все что происходит в нем, происходит во вселенной, то преодоление черноты в душе и открытие звезд есть изменение в космическом масштабе. Изменяемся мы – изменяется космос. Как-то говорили в Египте.

Попробуем создать космос из разных частей Бога.

Бог среди людей – Авторитет.

Бог от природы – Зверь.

Бог от стихий – Огонь

Бог от искусства – Звук

Образ

Поступок

Событие

Бог науки – Идея

Бог жизни – …..


Шок – является сильным фактором возбуждения энергетической силы, противодействующей ужасу человеческой природы. Шок приравнивается к состоянию комы, или смерти человеческого организма. На сегодняшний момент шок используется как доводящий развитие действия до своего критического момента. Кода гибель неизбежна. Отличительная черта от смерти, он размыкает цепь логичного конца и поднимает на высшую ступень посредством возникшей эйфории противления. Если точнее она не дает сомкнуться кольцу, и, как бы, подбрасывает вверх.


Как это происходит. Шок – болевое ощущение мобилизирующая всю энергию, равномерно распределившуюся в ходе уровновешивания нормами жизни. Создается при этом диссонанс между прошлой жизнью и той, от которой она начинает возрождаться. Эффективность этого метода рассмотрел Достоевский, который довел принцип страдания как очищающего фактора от вредоносных соединений и выбора лучшего для того чтоб освободиться от ненужного и возродиться в выброном лучшем. Гете и Шиллер. Которые положили основу изысканиям Достоевского, в поисках среднего компромиссного состояния, но на более современном этапе, и социальном существовании человека, Достоевский приходит именно к выбору и принятию так сказать однобокости, добровольного обрезания. Мотивы христианства и личностное чувство русской природы в человеке. Определили его очень точную позицию по отказу от инстинктов как лишения их источника силы и ослаблению их влияния. Некое замораживание, при котором в природе человека погибают зловредные бактерии. Шок, как заморозка, парализует и заставляет включать иные силы, противостоящие привычному телесному движению воли человека. Отсюда открывается новая формула. Именно для русского человека, пытавшегося многие века выжечь огнем злотворное воздействия страсти, и приводящего себя к опустошению. Здесь свойство иначе было опробированно Чеховым как способность уходить от крайностей, что в конце концом привело его к теплому существованию, способствующего размножению как хорошего так и злого и невозможности отказаться от подобного состояния мягкотелости и невозможности к противлению. Но был найден иной ход успокоения через отстранение от ситуации и создания паузы, которая и породила во многих его героях напряженное ожидание новой жизни. Оба фактора являются характерным, как для определенного круга людей с их характерами, так и социального пласта их жизни. Если у Чехова, для интеллигента единственным спасением является способность к самоограничению как отказ от крайностей и прихода на средний путь сознательным путем, то Достоевский идет от обратного раскрепощения и развития этих противоположностей, усиления борьбы и устранение ее путем предельного накала, за которым и стоит тот самый шок человеческой природы, где вступает явление Свыше через обращение к нему как молитва и покаяние.. У Достоевского ступает некая третья сила способная либо спасти человека, либо его убить окончательно. Как в одном случае, так и в другом, мы встречаемся с присутствием чего-то высшего, что усмиряет человеческую гордыню. У Чехова это идет рациональным путем, у Достоевского иррациональным. В первом случае возможно участие в развитии человеческого духа, путем уменьшения и приобщения к нечто большему, в другом случае явление высшей воли показывает, что есть человек в космическом масштабе. Первый путь во внутрь себя, второй за пределы человека. Но в обоих случаях мы видим открытие в форме человеческой воли открытие творческого потенциала, а именно как поиск как приобщиться к нечто большему и великому. Через, опять же, добровольное признание источника жизненной силы. И здесь мы обнаруживаем шоковую пустоту и тишину в паузе. Потребность заполнить пустоту идеалом, а в тишине услышать прекрасные звуки и увидеть образ красоты, и определяет необходимость отказа от предыдущих образов и знаний, дабы принять новое необходимое на сегодняшний день как живое дыхание времени. Я писал уже об этом раньше в первой еще работе, но разобрано было не достаточно и довольно абстрактно, поэтому позволю себе вернуться в этой теме о неизменности вечного. Которое питается действительностью, и наоборот. Процесс обратимости я нарисую так


Как мы видим во всех случая. С кораблем или то с вращающейся рамкой в магнитном поле мы приходим к тем же противоположностям в середине, которой рождается путь как движение. И это, по сути, важная черта рождения жизни, из которой мы можем предположить как жизни вечной. В режиссуре был интересно использован Арто.

Любопытен третий тип выявлений Метерлинком. Существо слабое и беспомощное, находящееся в постоянном санамбулическом состоянии, как порождение остановленного развития под сильным воздействием страха перед создающимися и существующими противоположностями и их извечный конфликт. Страх подавил и вытеснил жизненную энергию в ту самую область снов и мечтаний. Где, по всей видимости, и существует творец, изливающий свою силу. Эти существа, рожденные в пространстве сильных противоречий, неожиданно раскрывают себя в экстремальных ситуация, проявляя Высшую Волю, где другие склоняют головы. Подобная линия интересно разобрана Арбузовым. Со своей стороны, где линия бессознательного утверждается и раскрывается при случайных обстоятельствах, раскрывающих причинный момент зарождения подавленности страхом. Любопытно у Арбузова, в отличие от сказочного Метерлинка, вполне человеческое завершения истории, где человеку остается сила надежды на лучшее, Слабое, но сильное в своем крепком убеждении, словно неделимое зерно будущего. Санамбулическое Метерлинка все же отлично от Юродивости на Русси, ибо имеет некий гипнотический транс, подобный отстраненной медитации на Востоке, с разницей, что это все-таки насильственный акт. И воспринимаемый как сумасшествие (показатель времени). На Руси подобная форма относит себя как обостренное оголение мыслей и чувств, в виде откровения, которое часто воспринималось как откровение свыше, ибо среда Руси с более женственным и чувственным характером, относится всегда с великой материнской заботливостью, поэтому у нас этот характер носит белее ребячество или Ивана —дурочка, или того же что вызывает сильное переживание в виде сострадания. На Руси это уже не сознательный выбор как-то на Востоке, или призвания шамана в диких племенах, это уже превращается в великую необходимость. Город без юродивого или чудака можно было считать прокаженным, как город без праведника в азиатских странах. Сегодня этот уникальный фактор утерян рациональным запад и еще терпим в России в образ страдающих бомжей и пьяниц. Не знаю, есть нам необходимость более сознательного выбора подобного «призвания», но крупица осознания я думаю, не помешает. Об этом в моих произведениях.

Образы маленьких людей были интересно разработаны и образе Обломова, как безделье русских богатырей до определенного периода. Как некоторые люди с задержанным развитием сознания (паузой в целую жизнь), а так же люди с чрезмерно быстрым развитием, пришедшим с ранней старостью, которая, как и детство уже вне противоречий. Прожитость Отца Зосима как детскость …… уже царстве небесном. Состоянием, которое можно определить как миролюбие, или, переходя на научный язык, противоположности перетекают друг в друга, образуя целостное и неразрывное. Соловьев был близок принципом дополнения, это период уже после созревания сознания и, его прекрасно завершил Бердяев художественного мироощущения. Юношеская Робость или старческая кротость, точки, на которых можно положить состояние души, с которым входишь в Рай. Здесь и возникает то самое Незнание, когда я знаю, что ничего не знаю. Как в начале, так и в конце. В этом плане здесь чтоб от него отказаться. Глупость Ивана-дурака, или наивность, есть зерно той сущности, что я просто существую, потому что существую, и здесь та самая вера чистая как великая доверчивость. И вот здесь и самый интересный ход как мы приходим к этому, сохранив детство ли возвращаемся к тому, что не оценили и потому не обрели. На сегодняшнем этапе как человеку необходимо вернуться в свое начало, так и человечеству к своему первоисточнику. Но человеку надо преодолеть свое величие.

Закономерное развитие человека приводит к смерти или тому главному преображению, после которого начинается его новая жизнь.

2

по-сути я создаю мост между сознательно-рационально—внешним и внутрене-лично-чувственным. Этот принцип не нов, но существовал всегда, но всегда являлся в новых формах. Исследование этих новых форм и характеризует мое творчество.

Мы пробуем новый формат и в этом видимом сражение я принимаю чей-то вздох чей шаг не видим но прекрасен великолепием границ ведущих в необъятные зарницы далей, Ах если бы они ответили с таким же жаром любви-поверить можно и тогда возможно многое что не данно сейчас.


Однажды ангел опустился на землю

Шаг 1
Треугольная равнина

Один художник очень долго жил только своими картинами. Они поглощали его силы и дарили новые. Картин развелось столько, что в кладовую ставить было не куда, их никто не покупал потому-то он их не продавал. И захотел он однажды их оживить. Но как снять по ним фильм никак не знал. Тогда он стал их описывать.


Умирающая планета.

– Ой, как плохо. Ну, вот это за танцы, ну какая здесь пластика – да ее никогда и не было. Вот почему в фигурном катании красиво…, а здесь…

– Я понял главную причину кризиса наших отношений, и эта причина заложена во мне.

Я вроде бы готов был все свалить на тебя, но потом понял, что ты лишь просто отражала, что была у меня внутри, но это было б еще пол-беды. Ведь когда мы были в общем, деле и решали общие проблемы и вдруг как дух какой– то хватил…

однажды я был художником-потом умер,

однажды я был мыслителем-потом умер

однажды я был поэтом-потом умер,

однажды я был актером-потом умер,

однажды я был любовником-потом умер.

однажды я был…

Я руководитель. Я уже год правлю коллективом из четырех человек. Людей принявших законы установленные мной, законы пришедшие свыше. Четыре человека, каждый с разной волей и способностью чувствовать и воспринимать ситуации. Четыре мира, каждый из которых самобытен и самоценен, каждый таил в себе что-то неповторимое и незаурядное. Я всех ввел в единый образ, свои индивидуальности они оставляют дома. Мы выходим на сцену и обрушиваем на зрителя один цепкий и единый образ – они аплодируют. В период становления в стране демократии сложно где-либо увидеть такую сплоченность, многие видят в нас забытую всеми дружбу. Дружбу, обретенную нами в страхе потерять друг друга, дружбу, рожденную в страхе вновь остаться в одиночестве.

Нельзя сказать, что это была встреча родственных душ, мы становились ими. Мы забывали самих себя прежних, мы рождали себя новых перед необходимостью быть. Законы нашего бытия были просты: дисциплина ответственность профессионализм. Очень не просто, после свободного парения среди улиц случайных лиц и заработков, свободных мыслей. Это был акт самопожертвования, но в нем было столько же и признания своей слабости перед машиной глаболизации, которая катила свои колеса на нас с Американской пирамиды. После десяти лет скитаний смятений безысходности, мы чувствовали в этом спасения от невыносимой ноши самостоятельности. Мы отдавали свои жизни в налаженный продуманный механизм наступающего гуманизма. У каждого из нас были семьи, у каждого свои нереализованные идеи и непомерные амбиции по отношению к себе. Никто из нас больше не мог вынести непризнания и унижения, каждый стремился подняться и вознестись над нищетой и беспомощностью. Из подобных соединений души и тела

рождалась гремучая смесь, ядерная сила, не останавливающаяся ни перед чем, во имя единственной цели – выжить и утвердить что «я есть».

Я вспоминаю себя, как, будучи распятым глазами прохожих, стоял на Арбате и зарабатывал себе на жизнь клоунскими трюками. Как единственным моим полем деятельности были мечты, как очевидно я видел в реальности их невосполнимости, как глубоко верил в их сбывчатость. Как свободен и, как связана, была моя жизнь в необходимости бороться за каждый день своего существования. Как безнадежно верил в случайные встречи. Как принял беззаговорочно договор о покупке своего таланта, как засверкала реальная перспектива и как после я совсем забыл о прежних проблемах. На смену им пришли новые. Самым загадочным стала для меня любовь к продьюссору. Как же это все было: Арбат, я изображаю «живую статую» мимо меня потоком движутся люди, мне бросают монетку – я делаю «па», смеются уходят, удивляются – бросают монетку еще, итак несколько чесов, дней подряд. Я не мог жить без этой «живой реки», иногда по-лени я не приезжал, после чувствовал себя довольно скверно. Я сдружился со многими местными служащими ресторана и кофе, многие из прохожих меня полюбили и приходили почаще, чтоб встреться со мной. Потрясающей личностью представлялся мне администратор ресторана «Старый Арбат», так получилось что я «стал» напротив его так и остался. Он часто покидал свое рабочее место, я свое и мы опрокидывали за счет заведения по рюмочке, иногда платил я.

Подобные проявления чувств и испытывал на себе герой нашего проекта: Здравствуйте Витас!!

Пишет Вам ваша поклонница, в первых строках хочу поблагодарить Вас, благодаря вам я снова хочу жить, в ваших глазах я вижу того человека, которого я любила, его убили, Вы очень похожи, он тоже был артист, но ваш талант, ваш потрясающий и не с чем несравнимый голос вдохнувший во мне жизнь, Ваша красота и обаяние, чистота не с кем не сравниться. Я знаю, что я не получу ответа, я недостойна такого человека как ВЫ, но за секунду, за мгновение общения я готова отдать все, ведь таких как я у вас хватает, а кто я такая, но я все же надеюсь если не увидеться, то хотя бы поговорить.

Что мне делать с собою, не знаю

Как бороться с собой, не пойму

Без тебя я в тоске погибаю

боль сердечную я не уйму

Я отдам все тебе на свете

За глаза, поцелуй твой и смех

И я знаю на этой планете

Тогда буду счастливее всех;

Я люблю тебя потому что ты есть,

потому что ты там, а я здесь,

потому что мы так далеки

И дороги к тебе не легки

потому что в минутный досуг

Я всегда и везде

Лишь мечтой живу о тебе.

Простите меня если чем обидела, я знаю, Вы отзывчивый добрый, если нельзя увидеться хотя бы подарите немного общения, прошу Вас, поверьте, я не фанатка, я человек, который семь лет любил и потерял и вот за все это время, за два года я ничего не хотела, не зная Вас я могу сказать что люблю, помогите мне, я люблю ваш голос, ваши песни, и вас, не только из-за того, что Вы похожи, Вы я знаю, я уверена вы неповторимы, я прошу вас помочь мне. Я оставляю свой телефон и адрес. Меня звать Марина, я работаю воспитателем в детском саду, когда был жив мой парень танцевала в шоу, мне 26 лет. Это кратко, дома после работы бываю после 22.00.

(адрес)

НАДЕЮСЬ. ВЕРЮ. И ЖДУ

ОБНИМАЮ И

ЦЕЛУЮ. МАРИНА. (письма не редактировано)

А вот статья из «Московского комсомольца"6 ноября 2001года.

«Новый вид любви – президентофилия.

Шейгу же с гордостью говорит: «Единственное, что сегодня сплачивает наше общество, – это надежда на президента… Президент буквально излечивает общество от депрессии и неудовлетворенности собой. Мы должны отвечать этим общественным настроениям»

И вот Достоевский:

«…Но стадо вновь соберется и вновь покорится, и уже раз навсегда. Тогда мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ…» (Великий Инквизитор. Братья Карамазовы. Том 20)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное