В. Касьянов.

Российское общество в условиях самоизоляции. Социальные эффекты и последствия пандемии Covid-19



скачать книгу бесплатно

© Гафиатулина Н.Х., Касьянов В.В., Самыгин П.С., Самыгин С.И., 2020

© ООО «РУСАЙНС», 2020

Введение

В ХХI веке можно наблюдать кардинальные изменения всего существующего в российском обществе. Все более ускоряющиеся темпы общественной жизни, серьезность международной обстановки и наличие опасностей в ее развитии, растущее чувство неопределенности среди населения, увеличивающееся количество рисков и угроз травматизации социальному иммунитету российского общества в условиях самоизоляции в период пандемии коронавируса требуют системного обращения к осмыслению целого ряда проблем общественного развития.

Научная новизна и злободневность проблемы угрозы пандемии коронавируса социальному иммунитету российского общества, наряду с объективным отсутствием разработок в таком ракурсе, обуславливает научную актуальность данной работы. В связи с этим появляется необходимость глубокого социологического анализа происходящих изменений в обществе, которые нарушают привычный ход жизнедеятельности и угрожают стабильному общественному развитию в дальнейшем.

Пандемия коронавируса стала главным социально-политическим явлением нашего времени. Как перед учеными, так и перед широкой общественностью, встают многочисленные вопросы, связанные с травматизацией общества, изменением социального поведения, в числе которых актуализируется целый ряд вопросов: боремся ли мы с коронавирусом или с самоизоляцией? Являются ли нарушение людьми режима самоизоляции – новой формой социального поведения в изменившейся социальной реальности? Откуда берутся т. н. корона-скептики (COVID-диссиденты), отрицающие опасность, к чему приведет режим самоизоляции – к консолидации общества или его разобщению и отчуждению? Как защитить себя от смертельно опасной болезни? Что важнее: здоровье или свобода? Какова ценность человеческой жизни и какова ценность образования в условиях самоизоляции?

Борьба с COVID-19 не снижает «градус» насилия со стороны государственных, региональных и муниципальных властей, просто делает его институционализированным. Зачастую меры, связанные с самоизоляцией населения, весьма кардинальные и жестокие. Населению со стороны государственных властей внушается, что т. н. самоизоляция необходима для сохранения безопасности и здоровья, но те меры, которые принимаются по борьбе с коронавирусом, оказываются хуже самого коронавируса. Это можно объяснить несколькими факторами: так как болезнь протекает в логике конфликта, победа в нем является ультимативной целью, что позволяет правящей элите не считаться с любыми жертвами на уровне прав и свобод населения.

Как совершенно справедливо подчеркивал еще в 2012 году отечественный ученый А.А. Возьмитель, общественное развитие зависит от того, сможем ли мы понять и проанализировать особенности тех событий, которые уже произошли, и тех изменений, которые происходят в настоящий период времени

Образ жизни:" id="a_idm140616030362336" class="footnote">[1]1
  Возьмитель А.А. Образ жизни: тенденции и характер изменений в пореформенной России. М.: Институт социологии РАН, 2012. С. 5.


[Закрыть]
.

В связи с этим для понимания происходящих общественных изменений, обуславливающих особенности социального поведения и отражающихся на социальном иммунитете и социальном здоровье населения, необходим подробный анализ социальных эффектов и последствий влияния самоизоляции общества в условиях пандемии.

Первая глава коллективной монографии посвящена осмыслению социально-правовых оснований исследования российского общества в условиях пандемии COVID-19.

В первом параграфе данной главы речь идет о специфике ограничения прав и свобод человека в условиях пандемии коронавируса (COVID-19). В настоящее время во многих государствах мира введены различные ограничения прав и свобод граждан, связанные с распространением пандемии коронавируса. Многими представителями отечественного юридического сообщества высказываются опасения, связанные с возможными негативными социальными эффектами и последствиями ограничений прав и свобод российских граждан, введенных в Российской Федерации в условиях пандемии COVID-19. Конечно же, ограничения, которые вводятся для стабилизации санитарно-эпидемиологической ситуации на территории государства, должны быть временными практиками. Если же данные ограничительные меры станут постоянными, то это однозначно может нанести существенные риски в рамках реализации прав и свобод человека и гражданина.

Во втором параграфе главы анализу подвергаются общемировые тенденции и российская специфика влияния пандемии COVID-19 на состояние преступности. Бесспорно, что пандемия COVID-19 оказывает глубокое воздействие на все социальные процессы в обществе, в том числе и на криминальные проявления, особенно на организованную преступность и незаконные рынки. В настоящее время уже имеется ряд профессиональных комплексных криминологических оценок ситуации с преступностью и предложения по реагированию на сложившуюся криминогенную ситуацию.

В третьем параграфе главы рассказывается о социально-правовых основаниях обострения конспирологических теорий в условиях пандемии COVID-19. На данном этапе общественного развития представления о тех или иных процессах или явлениях в различных странах мира нередко формируются под воздействием ряда влиятельных конспирологических теорий, распространение которых осуществляется посредством современных средств массовой информации. Механизм конспирологии заключается в идеи существования тайного общества, целью которого является подчинение мира и создание новых законов, в основе которых лежит безраздельное властвование.

Вторая глава монографии посвящена осмыслению проблем общественного развития в условиях самоизоляции в период пандемии COVID-19, описываются социальные эффекты и анализируются последствия.

В первом параграфе второй главы речь идет о некоторых тенденциях общественного развития российского общества в условиях самоизоляции в период пандемии COVID-19. Безусловно, тотальная информатизация, повсеместная компьютеризаиция, научно-техническая революция, происходящие в контексте глобализационных процессов, существенно изменили жизнедеятельность социального пространства российского общества. Важной и очевидной представляется авторам проблема архаизации применительно к российскому обществу. Идеи социокультурной динамики в развитии российского общества наталкивают на то, что происходит архаизация современной российской социокультурной реальности.

Во втором параграфе главы в качестве социального эффекта пандемии рассматривается социальная атомизация, ибо индивиды разобщаются, обособляются друг от друга вследствие дистанцирования друг от друга и распада личностных и социальных взаимодействий между ними. Как известно, социальная атомизация происходит в переходные периоды общественно-исторического развития, во времена социально-экономических кризисов, катастроф и массовых эпидемий.

Третий параграф главы повествует об особенностях и проблемах социального поведения российского населения в условиях режима самоизоляции. Одной из ключевых социальных проблем современного российского общества в условиях актуальной угрозы пандемии коронавируса является проблема самоизоляции российского населения, представляющая собой вынужденную (добровольно-принудительную) меру, которая, как принято сегодня полагать, поможет не допустить распространение коронавируса среди российского населения. Самоизоляция нарушает базовую потребность человека – потребность в безопасности и вызывает кризисные состояния, характеризуются стрессом, психосоциальной травматизацией личности, дезадаптацией и дезорганизацией общественного сознания, деструкцией нормативности, наступлением панических настроений, появлением новых тревожных смыслов и в соответствии с ними – новых ожиданий, в частности, инфляционных ожиданий.

Третья глава монографии посвящена осмыслению социального иммунитета и социального здоровья российского социума в условиях самоизоляции. В данной части работы авторы исследования обращаются к таким категориям, как социальный иммунитет и социальное здоровье. Тенденции деконсолидации, депрофессионализации, интеллектуальной и духовной деградации, низкий уровень доверия, снижение ценности жизни и здоровья являются ярким показателем того, что в обществе существует иммунодефицит.

Первый параграф третьей главы данной монографии рассматривает социальный иммунитет и социальное здоровье российского общества в условиях пандемии COVID-19. Общество как живой организм, который испытывает состояние травмы, является ослабленным, так как не имеет сильного иммунитета, чтобы противодействовать внешним вызовам.

Во втором параграфе этой главы рассматриваются риски для социального иммунитета и социального здоровья российского населения и последствия социокультурной травматизации общества. Причем анализ социального иммунитета и уровня социального здоровья российского населения в свете угрозы коронавируса, рассматривается посредством контент-анализа социальных сетей, обнажающих проблемы в области функционирования современного российского общества.

В третьем параграфе главы приведен анализ депривационного влияния на социальное здоровье российского населения, находящегося в условиях самоизоляции. Значимость анализа социального здоровья в таком ракурсе наиболее актуализируется в условиях роста и распространения коронавирусной инфекциии, ограничения прав и свобод населения в условиях пандемии и кризиса общественного развития. Всякая длительная изоляция и дистанцирование от других людей противоречит социальной природе, и, наряду с оторванностью от общественно-трудовой жизнедеятельности, становится для человека условиями социальной депривации.

Последняя, четвертая глава посвящена образовательному пространству российского общества в условиях самоизоляции, рассматриваются социальные эффекты онлайн образования.

В первом параграфе четвертой главы рассматриваются специфические особенности онлайн-обучения в образовательном пространстве российского общества. В условиях пандемии COVID-19 в российском социуме произошел всеобщий и молниеносный переход к онлайн-обучению на всех уровнях образовательного пространства – от среднего до среднего специального и высшего образования. В параграфе авторы уделяют внимание основным вопросам, связанным с такими феноменами современной действительности, как «онлайн-обучение», «дистанционное обучение», а также «электронное обучение», термины, которые сегодня в некоторых случаях используются как синонимы.

Во втором параграфе онлайн образование рассматривается в качестве определенного фактора снижения социальной и образовательной активности российской студенческой молодежи. В нынешних условиях пандемии коронавируса изменяются параметры социальной реальности: активно формируется виртуальная реальность; фиксируется насаждение онлайн-образования на всех уровнях образовательного процесса, происходит гибридное смешение традиционных и современных образцов поведения; наблюдается деструкция нормативных рамок; возникают новые смыслы и новые ожидания. Все эти факторы оказывают влияние на поведенческую и образовательную активность молодежи, которая, как показывают опросы, появившиеся в социальных сетях, неуклонно падает в условиях вынужденной самоизоляции.

Наконец, третий параграф главы посвящен анализу социальных эффектов онлайн образования, речь идет и о кризисе российского образовательного пространства высшей школы в условиях самоизоляции. Многие проблемы российского высшего образования являются не только российскими – в частности, ценностный кризис, разрушение модели классического университетского образования, сложившейся в эпоху модерна, коммерциализация высшего образования, вытесняющая антропологическую составляющую образовательного процесса – все эти процессы свидетельствуют о кризисе российского образовательного пространства. На фоне внедрения онлайн-обучения – все социальные аспекты образования утрачиваются.

Глава 1. Социально-правовые основания исследования российского общества в условиях пандемии COVID-19

1.1. Особенности ограничения прав и свобод человека в условиях пандемии COVID-19

Вопросы, связанные с ограничением конституционных прав и свобод человека и гражданина являются очень актуальными для каждой временной эпохи. Поскольку права человека заканчиваются там, где замечено нарушение прав и свобод другого лица, то ограничения такого рода являются одной из необходимых норм. Значимость ограничений усиливается в том случае, если нарушаются права большого количества людей. Если мы обратимся к истории, то увидим, что необходимость ограничения прав и свобод человека часто связана с борьбой распространения различного рода инфекционных заболеваний. В настоящий период времени мы становимся свидетелями именно такого случая. Распространение новой коронавирусной инфекции COVID-19 вынуждает многие государства ограничивать права и свободы людей.

Для того чтобы повлиять на распространение различного рода инфекционных заболеваний, снизить случаи заболевания в период пандемии, часто прибегают к ограничению передвижения населения, которое контролируется со стороны центральных или местных властей. Именно таким образом ограничили передвижение граждан в период распространения лихорадки Эбола в Западной Африке. Ограничения передвижений во время пандемии могут налагаться на права человека, если эти ограничительные меры действительно необходимы для достижения снижения риска распространения инфекции.

Ограничение прав и свобод человека означает установление со стороны государственных органов определенных границ реализации человеком прав и свобод, которые являются соразмерными преследуемым целям.

Как следует из данного определения, существуют два основных признака ограничения прав или свобод, в том числе, существование установленного предела человеческой свободы, конкретных рамок или границ поведения, и наличие определенных целей, на достижение которых направлено данное ограничение.

Права и свободы реализуются в сообществе граждан, которые исповедуют различные ценности и преследуют зачастую несовпадающие интересы. Это, конечно, обуславливает неизбежность определенных ограничений прав и свобод. Как подчеркивает Е.С. Хозикова, «ограничения связываются, прежде всего, с необходимостью уважения таких же прав и свобод других людей, а также достижением нормального функционирования всего общества и государства в целом, равно, как и любого коллектива»[2]2
  Хозикова Е.С. Особенности ограничения прав и свобод человека и гражданина в законодательстве зарубежных стран // Закон и право. 2019. № 6. С. 40–43.


[Закрыть]
. Но любые ограничения допустимы только в той мере и в том случае, в каких они предусмотрены в конституциях.

Государство осуществляет по отношению к правам человека три уровня ответственности: уважение, защита и обеспечение реализации прав человека. Применение принципа прав человека на международном уровне достаточно расплывчато, сама же применимость данного принципа очень противоречива.

Противоречивость подчеркивает и анализ содержания Декларации прав человека и гражданина, проведенный К. Марском, отметивший, что «каждый параграф конституции содержит в самом себе свою собственную противоположность, свою собственную верхнюю и нижнюю свободу – в общей фразе, упразднение свободы – в оговорке»[3]3
  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. М.: Госполитиздат. 1957. 736 с.


[Закрыть]
.

В действительности существовали ситуации, при которых законодатель, используя генеральное конституционное полномочие, сокращал основное право человека, подвергал его очень строгому контролю со стороны государственных органов, действуя по такому принципу: «Имею право? Имеешь. Значит, могу? Нет, не можешь»[4]4
  Хозикова Е.С. Указ. Соч. С. 41.


[Закрыть]
.

Как подчеркивает Е.С. Хозикова, такого рода противоречие не является случайным. Ибо обрисовавшаяся «тенденция при формулировании в конституциях оговорок по реализации прав и свобод, отсылающих к закону, свидетельствует о стремлении властных структур четко устанавливать для законодателя задачи и пределы отношений, а также основные содержательные положения этого регулирования»[5]5
  Там же. С. 41.


[Закрыть]
.

Права и свободы человека, сюда не входит право на защиту от пыток, ограничены в том или ином плане. Международные пакты о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах содержат принципы, связанные с ограничениями прав человека. Практика применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, сформулированная Европейским судом по правам человека, тоже описывает важные принципы ограничения прав и свобод человека и гражданина. Обращаясь к правовым актам, которые приняты ВОЗ (Всемирной организацией здравоохранения), отметим, что ограничение прав человека допускается для того, чтобы остановить распространение различных инфекций. В случае пандемии возможно ограничить передвижение населения, также возможно введение и других ограничений прав гражданина. Одним из недавних документов в рамках международно-правового регулирования и охраны здоровья является Резолюция Совета Безопасности ООН № 2177. В данном документе впервые было указано, что пандемия может расцениваться в качестве риска международной безопасности[6]6
  Илесанми Майкл Абола Пандемии и проблема ограничения прав человека // Юрист. 2018. № 8. С. 59–65.


[Закрыть]
.

Актуальность исследования ограничения прав обусловлена проблемой правомерности или неправомерности ограничения конкретных прав и свобод, целесообразности и эффективности подобных ограничений применительно к отдельным случаям, а также необходимостью определения четких критериев и пределов данных ограничений и введением новых социальных правил.

Под социальными правилами нами понимаются нормы и законы, принципы морали, правила игры, процедуры административного регулирования, обычаи и традиции, требования экономических и политических институтов и соответствующие санкции. Правила регулируют, но не полностью детерминируют действия индивида, за ним остается определенная свобода выбора.

К данному направлению примыкает введенное К. Хюбнером понятие исторической системы правил. Анализ исторических процессов, по мнению Хюбнера, показывает, что они подчинены правилам. «Существует столько типов таких правил, сколько разнообразных форм и граней человеческой жизни. Это правила, регулирующие повседневное общение и все разнообразие взаимодействий: правила бизнеса, экономики и государственной жизни; правила, по которым живет искусство, музыка, религия и, конечно же, язык. Поскольку такие правила, с одной стороны, возникают исторически и подвержены историческим преобразованиям, а с другой стороны, они придают сферам нашей жизни систематическое строение, я назову их историческими системами правил или просто системами»[7]7
  Хюбнер К. Критика научного разума. М., 1994, с. 160.


[Закрыть]
.

Именно проблема принуждения становится центральной в методологии швейцарского ученого В. Ульриха.

В. Ульрих в разработке своей методологии опирается на идеи Ю. Хабермаса, уделяя особенно большое внимание концепции системного насилия и ограничения прав и свобод личности.

Анализ нормативной составляющей обязан стать неотъемлемым элементом планирования социальных нововведений. Только так, полагает Ульрих, можно правильно оценить последствия и побочные эффекты внедряемых социальных новаций[8]8
  Ulrich W. Critical Heuristics of Social Systems Design, Berne: Haupf, 1983.


[Закрыть]
.

Ограничения прав – это своего рода «установленные в праве границы, в пределах которых субъекты должны действовать; это есть сдерживание неправомерного поведения, создающее условия для удовлетворения интересов контрагента (в широком смысле слова) и общественных интересов в охране и защите»[9]9
  Хессе К. Основы конституционного права ФРГ. М.: Юрид. лит., 1981. С. 163.


[Закрыть]
.

В противном случае, с точки зрения А.А. Подмарева, возможны ошибки в правоприменительной деятельности, а также различные нарушения прав и свобод граждан теми или иными неконституционными ограничениями[10]10
  Подмарев А.А. Ограничение прав и свобод человека и гражданина: определение конституционного понятия [Текст] /А.А. Подмарев // Правовая культура – 2011 – № 1 (10). С. 130.


[Закрыть]
. Как справедливо отмечает А.В. Сим, институт ограничения прав и свобод человека нуждается в обстоятельном изучении с целью определения оптимального баланса между индивидуальными интересами и интересами общественными и государственными[11]11
  Сим А.В. Проблема ограничения прав и свобод человека [Текст] /А.В. Сим //Юридическая техника – 2018 – № 2. С. 56.


[Закрыть]
.

Опираясь на принцип пропорциональности, государство, регулируя права и свободы гражданина, не может и не должно перекладывать на людей обязательства, которые выходят за рамки необходимости. Таким образом, рассматриваемый принцип наталкивает на вопросы, которые возникают по поводу законности целей такого вмешательства в жизнь человека. То есть является ли такое вмешательство соразмерным определенной законной цели демократического общества[12]12
  The principle of proportionality and the concept of margin of appreciation in human rights law. URL: www.doj.gov.hk/eng/public/basiclaw/basic15_2.pdf.


[Закрыть]
.

В данной работе мы акцентируем внимание на очень актуальной в настоящее время проблеме – ограничении прав и свобод при пандемии в условиях распространении инфекционных заболеваний, которые могут затрагивать разные страны в мире. В начале 2020 года человечество стало свидетелем распространения новой коронавирусной инфекции, что повлекло ограничение различных прав и свобод в странах, которых коснулось распространение данного заболевания. Ограничительные меры, которые были введены государством для недопущения распространения инфекции в больших масштабах оцениваются многими людьми по-разному. Некоторые граждане считают, что они чрезмерны и не соответствуют степени опасности, которую может нанести коронавирус. Здесь в первую очередь необходимо обратиться к нормам международного права, в которых закреплены положения об ограничениях прав и свобод человека и гражданина. Обратимся к Всеобщей декларации прав человека, которая была принята в 1948 году и является одним из важнейших международных документов в области прав человека и гражданина. В тексте Декларации, в частности, отмечается, что «при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только тем ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других, и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе»[13]13
  Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www. Сonsultant.ru›document/cons_doc_LAW_120805.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2