Юсси Адлер-Ольсен.

Эффект Марко



скачать книгу бесплатно

– Ну, выглядит действительно странно, Старк, тут ты прав. Но стоит ли нам придавать этому какое-то особое значение? Мобильник, наверное, лежал у Луиса Фона в кармане, и кнопки нажимались сами по себе, – прокомментировал он, положив записку на стол. – Я попрошу кого-нибудь посмотреть на эту галиматью, но могу сказать, что мы с Мбомо Цием связывались с Луисом Фоном в Сомоломо в тот же день, когда поехали в Яунде, и все было как обычно. Он, кажется, собирал вещи для очередной экспедиции. С немцами, что ли…

Вильям Старк бросил на него взгляд своих темных глаз и покачал головой.

– Ты говоришь, я не должен придавать этому особого значения; но взгляни на записку еще раз. Думаешь, это случайность, что сообщение заканчивается словом «Dja»? Неужели ты действительно считаешь, что это могло напечататься случайным нажатием клавиш в кармане? Мне так не кажется. Нет, я думаю, что Луис Фон хотел мне что-то сказать и что с ним могло случиться нечто серьезное.

Рене сжал губы. На любой министерской должности жизненно необходимо умение не отклонять сразу даже самую безумную гипотезу, и он уже усвоил этот опыт, поэтому не стал спорить.

– Ну да, действительно, странно это все… – Он потянулся за своим «Сони Эрикссоном», лежавшим сзади на подоконнике. – Говоришь, там есть слово «Dja»? – Бросив взгляд на телефонную клавиатуру, кивнул. – Ну, вполне могло напечататься случайно. Смотри сам! D, J и A – все они являются первыми буквами на своих кнопках. Нажми последовательно по одному разу на цифры «три», «пять» и «два» – вот и получится «dja»; и они запросто могли нажаться в кармане совершенно случайно, хоть и сложно в это поверить. Ну да, конечно, это странно… Я думаю, нам просто стоит подождать пару дней – может, Луис за это время объявится. А я за это время свяжусь с Мбомо.

Рене внимательно проследил за тем, как Вильям Старк вышел из кабинета, пока дверь за ним не захлопнулась, и вновь вытер лоб. Так, значит, на обратной дороге в столицу Мбомо сидел в «Лендровере» и ковырялся в телефоне Луиса Фона…

Ну и идиот, будь он проклят!

Сжав кулаки, Рене покачал головой. С одной стороны, получалось, что Мбомо совершенно инфантилен, раз ему пришло в голову украсть телефон у трупа Луиса Фона; с другой, он не признался в этом, когда Рене поинтересовался у него, что это за аппарат, с которым он тогда возился. И какого черта этот придурок Мбомо не удосужился проверить, нет ли там неотправленных эсэмэсок? Если он стащил его с трупа, какого лешего он автоматически не извлек батарейку или не сбросил настройки? Где еще найдется дебил, который станет тырить у человека, которого только что собственноручно пришил?

Рене снова покачал головой. Мбомо дурак, но сейчас проблема заключалась не в нем, а в Вильяме Старке, и, честно говоря, так было с самого начала. Разве он не сформулировал изначально эту проблему для себя самого и для Тайса Снапа?

Дьявол! Никто не обладал такой остротой глаза, как Вильям Старк, при изучении соглашений и бюджетных смет департамента, и никто, кроме него, не занимался так ревностно оценкой проектов министерства.

Так что если кто и был способен уличить их в присвоении себе средств из фондов иностранной помощи, то это был Вильям Старк.

Глубоко вздохнув, Рене принялся размышлять над шагом, который следовало предпринять. Вариантов было не так уж много.

«Если когда-нибудь возникнут какие-либо проблемы в связи с этим делом, – сказал тогда Тайс Снап, – звони нам, причем как можно быстрее». Именно так он и собирался теперь поступить.

Глава 2

Осень 2008 года

Вообще говоря, у уполномоченного Вильяма Старка было не так много людей, к которым он мог обратиться за соответствующим советом.

В серой чиновничьей вселенной Старк являлся всего лишь руководителем крохотного острова, и мало кто желал до этого острова добираться. Если не было возможности пойти к начальнику бюро, оставался практически единственный вариант – идти к главе департамента, но кто же станет беспокоить такую фигуру подозрениями подобного рода, тем более настолько серьезными, не имея на руках абсолютно внятных доказательств? По крайней мере, точно не он.

Ибо если ты являешься вышестоящим начальником в чиновничьем море, да к тому же еще и вполне дружелюбно настроенным, то назовешь осведомителем подчиненного, который по собственной инициативе забил тревогу в связи с подозрением о злоупотреблении положением или о нарушениях со стороны персонала. Это звучит положительно, сопровождается похвалой и уподобляется предупреждающему сигналу перед засадой. Но если ты прижимаешь сотрудника к стенке, тебя станут воспринимать как стукача и, скорее всего, осудят; тому были уродливые примеры в недавнем прошлом современной Дании. Та же не столь уж старая история о работнике разведки в Министерстве обороны, который получил тюремный срок за доказательство того, что премьер-министр скрыл важные сведения от своих подчиненных и тем самым ввязал страну в войну в Ираке, едва ли стимулировала желание быть откровенным.

Кроме того, Вильям не был на сто процентов уверен в своем случае. В конце концов, все это было не более чем ощущение, пусть даже оно тлело в нем уже на протяжении некоторого времени.

Сообщив начальнику Рене Эриксену об эсэмэске Луиса Фона, он позвонил в Камерун по крайней мере десяти разным людям, с которыми, по его сведениям, состоял в контакте преданный активист банту; все они выражали крайнее удивление в связи с тем фактом, что эта пламенная душа не давала о себе знать на протяжении нескольких дней.

И вот наконец этим утром Вильяму удалось дозвониться Фону домой в Сарки Мата и побеседовать с его женой, которой Луис ежедневно прилежно сообщал, где и как долго он будет находиться. Было очевидно, что его супруга волнуется. Она то и дело принималась плакать и выразила уверенность в том, что с ее мужем расправились браконьеры; подробности она даже не желала представлять. Джунгли настолько огромны и бесконечно таинственны, сам Луис часто рассказывал ей об этом. Все решалось там, как сказала она. Да Вильям и сам это знал.

Конечно, могло найтись множество причин, по которым Фон не давал о себе знать. В Камеруне действительно существовало полно соблазнов, и кто знает, что может прийти в голову мужчине привлекательной наружности в самом расцвете сил? Девушки в этой части Африки совсем не отличались скромностью или безынициативностью, так что вполне возможно, что Фон сейчас развратничает в какой-нибудь хижине, безразличный к окружающему миру. Совсем недавно Вильям улыбался при этой мысли.

Однако позже он задумался над тем, что предшествовало данной ситуации; вспомнил последовательность событий и особенности завершения первой фазы проекта «Бака». Тот факт, что через министерство понадобилось в спешке провести пятьдесят миллионов крон, чтобы обеспечить и поддержать существование пигмеев в таком отдаленном захолустье, как джунгли Джа, был странным сам по себе. И почему осчастливили именно эту народность, а не какую-то иную? И почему потребовалось так много денег?

Да, это удивляло Вильяма с самого начала.

Двести пятьдесят миллионов на пять лет, конечно, не так уж бросались в глаза в общем бюджете, выделенном на развивающиеся страны в размере пятнадцати миллиардов в год, но опять-таки: когда это столь мелкий проект поддерживали так массивно? Если б он был адресован всем пигмеям на всей территории конголезских джунглей, второго в мире по площади девственного леса, Вильям бы еще мог понять, но тут речь об этом не шла.

И когда означенная сумма была выделена, даже самый последний идиот из числа государственных чиновников невооруженным глазом мог увидеть, что в нескольких ключевых моментах произошло отклонение от принятого регламента. И вот тут-то обострились инстинкты Старка. Дело в том, что в данном случае поддержка заключалась в переводе денег чиновнику в Яунде, после чего люди на месте должны были позаботиться об остальном. И это в стране, считающейся одной из самых коррумпированных в мире.

Подобная схема не понравилась Вильяму Старку, чиновнику от бога, хотя и у него имелись за плечами немалые промахи, и в связи с последними обстоятельствами развития дела он новыми глазами посмотрел на роль своего шефа во всем процессе.

Когда это Рене Эриксен проявлял столь глубокую вовлеченность? Когда он вообще самолично выезжал, чтобы проинспектировать выполнение проекта? Наверное, очень давно.

Час от часу не легче… Такое рвение, конечно, могло иметь целью удостовериться, что проект идет по плану, и дать понять, что по ходу дела он будет тщательно контролироваться; но в то же время подобное отношение могло означать и обратное, не приведи Господь. Вильям ведь понимал, в каких глубинах тогда предстоит копаться, возможно, придется поднимать документы годовой давности… лучше обойтись без этого.

– А, Старк, сидишь размышляешь, – раздался голос за его спиной.

Последний раз Вильям слышал этот голос в своем кабинете много месяцев назад. Он тотчас же поднял озадаченный взгляд на неприглядную улыбку своего начальника. На мгновение его лицо под белоснежными волосами показалось искаженным.

– Я только что связался кое с кем в Яунде, и они думают так же, как ты, – произнес Рене Эриксен. – Они говорят, что-то стряслось, так что ты, вероятно, прав в своих предположениях. Говорят еще, может, Луис Фон сбежал с частью средств, и хотели бы, чтобы кто-то из министерства поехал туда и перепроверил распределение средств с того момента, как их начали осваивать. Они уверены, что в таком случае смогут, по крайней мере, избавиться от обвинений в нарушениях, если ты разберешься в ситуации.

– Я? – Неужели Эриксен собирается отправить туда его? Вильям был в замешательстве. Это, конечно, была определенная динамика его положения, но совсем некстати для него. – Ты в курсе, сколько, они считают, Луис Фон мог себе присвоить? – продолжил он.

Эриксен покачал головой:

– Нет, в данный момент никто не знает этого; но Фон располагает чуть более чем двумя миллионами евро, выделенными за истекший период. Может, он просто отправился за покупками и чист, как лист бумаги. А может, выяснил, что семена и растения дешевле или лучше по качеству где-то в другом месте, не там, где он обычно закупается… В любом случае мы обязаны заняться этим вопросом, ведь для этого мы тут и сидим.

– Да уж. – Вильям кивнул. – Но все-таки я боюсь, что не смогу взяться за это задание.

Улыбка Эриксена исчезла.

– Вот как? Могу я поинтересоваться почему?

– В данный момент ребенок моей подруги находится в больнице.

– Ясно. Опять? Ну и что?

– Ну, я поддерживаю их обеих, чем могу. Они живут со мной.

Эриксен кивнул.

– Это весьма высокоморально, что ты в первую очередь думаешь о них, Старк, но речь идет о паре-тройке дней; так неужели ты не сумеешь найти решение своей проблемы? Мы уже заказали билет на самолет в Брюссель на твое имя. Понимаешь, как бы то ни было, это ведь часть твоей работы. Полетишь в Дуалу, все билеты до Яунде раскуплены. Мбомо встретит тебя в аэропорту, а оттуда повезет в столицу, это займет всего несколько часов.

Внутреннему взору Вильяма представилась его падчерица на больничной койке. Он был не в восторге от предстоящего мероприятия.

– Я должен полететь, поскольку именно я получил сообщение от Фона? – поинтересовался он.

– Нет, Старк. Полетишь ты, потому что ты – наш лучший сотрудник.

* * *

О Мбомо Циеме ходили слухи как о чрезвычайно энергичном человеке, и он подтвердил их рядом с международным аэропортом Дуалы, когда шесть-семь агрессивно настроенных мужчин схватили чемодан Вильяма с воплями о том, что это их законная добыча.

– Такси ждет, бежим, бежим! – орали они, и каждый тянул чемодан на себя.

Однако Мбомо распихал носильщиков в разные стороны, брутальным взглядом дав понять, что он не боится вступить в драку с ними вместе взятыми, чтобы сэкономить своему шефу пару тысяч местных франков.

Он был мощным, этот Мбомо. Вообще-то Вильям видел его фотографии, но там он стоял среди мелких бака, рядом с которыми любой взрослый не-пигмей предстает настоящим гигантом. Между тем реальность наглядно демонстрировала, что не только пигмеи казались мелюзгой в присутствии Мбомо, ибо этот человек возвышался посреди людского ландшафта, как скала, что давало естественный повод ассоциировать слово «безопасность» с его персоной в этой безумной сценке с бешеными людишками, каждый из которых боролся за возможность донести чемодан и тем самым заработать себе на скромный обед.

– Ты остановишься в «Аурелиа пэлас», – объявил Мбомо, когда такси наконец оставило позади всю кричащую «чемоданную» стайку и нескольких мужчин, продающих дешевые украшения. – Встречу в министерстве назначишь завтра рано утром. Я лично приеду и отвезу тебя. В отличие от этой Дуалы, Яунде довольно безопасный город, и все же никогда не знаешь наверняка. – Он рассмеялся, так что весь его торс пришел в движение, но ни единого звука при этом не вырвалось из черных губ.

Взгляд Вильяма прилеплялся то к светящемуся солнцу, тонувшему за кронами деревьев, то к скоплениям чернокожих людей, которые брели по обочине с мачете, болтающимися в усталых руках.

Помимо переполненных маршруток, стремительных внедорожников и обшарпанных фургонов с платформами, которые постоянно нагоняли их, подвергая угрозе жизни всех участников движения, на дороге попадались еще до предела загруженные помятые грузовики с разбитыми фарами. Не было ничего удивительного в том, что бо?льшую часть искореженного металлолома, валявшегося на обочинах вдоль пересохшего дорожного полотна, невозможно было отличить от транспорта, двигавшегося по дороге.

Теперь Вильям находился очень далеко от родного дома.

* * *

С особой осторожностью и тщательностью выбрав себе еду из меню, Старк устроился в углу лаунж-зоны, где стояли стул и диван, обитые тканью в стиле семидесятых годов, а также потертый журнальный столик, на котором уже стояла пара запотевших бокалов с пивом.

– Да, я беру себе сразу два, когда бываю тут, – по-английски обратился к нему тучный мужчина, сидевший рядом. – Это пиво настолько слабенькое, что норовит просочиться сквозь поры, не успеешь влить его в себя, – рассмеялся он и показал пальцем на цепочку Вильяма с небольшой почерневшей подвеской в виде масок. – Я вижу, вы только что прилетели в Африку. Наверное, наткнулись на парочку ювелирных бандитов в аэропорту?

– И да, и нет. – Вильям схватился за украшение. – Я только что прилетел, но эта вещица со мной уже несколько лет. Однако вы правы, она африканского происхождения, это верно. Я нашел ее, когда приезжал сюда с инспекцией одного проекта в Кампале.

– О да, Кампала, да-да, один из самых интересных городов в Уганде. – Мужчина поднял бокал, кивнув Вильяму. Судя по портфелю, он явно принадлежал к племени чиновников, как и сам Старк.

Вильям вытащил документы из кожаной папки и положил на стол. На этот раз речь шла о конкретных пятидесяти миллионах крон и о том, каким образом их следовало направить в проект «Бака». Так что необходимо было подробно просмотреть кое-какие бумаги и подготовить ряд вопросов. Для этого Старк открыл бумажную папку и разложил необходимые документы перед собой на три кучки. Одна – с таблицами, вторая – с описанием проекта, и третья – с соответствующей корреспонденцией, сообщениями и онлайн-перепиской. Он захватил с собой даже желтый листок для заметок с выписанной эсэмэской Луиса Фона.

– Ничего, если я тут немного поработаю? У меня в номере нет стола.

Сосед любезно кивнул.

– Датчанин? – спросил он, указав на логотип Министерства иностранных дел на одном из документов.

– Да, а вы?

– Из Стокгольма. – Мужчина протянул руку и перешел на шведский язык. – Первый раз в Камеруне?

Вильям кивнул.

– Тогда добро пожаловать, – с этими словами собеседник пододвинул к нему второй бокал с пивом. – Вам необходимо иметь в виду, что к здешней обстановке никогда не удается привыкнуть. Ваше здоровье.

Они подняли бокалы, швед осушил свой одним глотком и жестом дал понять официанту, что хочет повторить. На алкоголиков из числа государственных служащих, подобных ему, можно было наткнуться в любой южной стране, Вильям прекрасно знал это. Он частенько наблюдал, как некоторые из его коллег, возвращаясь из командировки, утрачивали половину своих профессиональных качеств.

– Вы можете решить, что я выпивоха, но это совсем не так, – продолжал швед, словно прочитав мысли Вильяма. – Истина заключается в том, что я притворяюсь, будто я выпивоха.

Он тайком указал на угловой диван, где сидели двое темнокожих мужчин в светлых костюмах.

– Эти типы пришли из компании, с которой я должен вести переговоры завтра. В данный момент они наблюдают за мной, а через какой-нибудь час сообщат о своих впечатлениях шефу. – Он улыбнулся. – У них ничего не выйдет – ведь они решат, что я явлюсь на встречу в худшем состоянии, чем это будет на самом деле.

– Вы бизнесмен?

– В своем роде. Я заключаю контракты от имени шведского государства. Я контролер, и я доволен. – Он кивнул официанту, который принес два очередных бокала, и подвинул один из них Вильяму. – И за это – выпьем!

Старк тщетно пытался не отстать от шведа в потреблении жидкости. Хорошо, что это не ему нужно притворяться. Его желудок совсем не был приспособлен для этого.

– Вот как… Я вижу, вы получили какое-то зашифрованное сообщение. – Швед ткнул пальцем в желтую бумажку с сообщением Луиса Фона, лежавшую перед Вильямом.

– Гм… Я даже не знаю, так ли это. Это эсэмэска от партнера, пропавшего здесь около недели назад.

– Эсэмэска? – Собеседник рассмеялся. – Давайте поспорим на бокал пива, что я разгадаю ее менее чем за десять минут!

Вильям нахмурился. Разгадает? Что он имел в виду?

Швед взял листок, положил перед собой белый лист бумаги, достал из кармана «Нокию» и положил рядом.

– Вряд ли тут какой-то шифр, если вы так думаете, – заметил Вильям. – Мы в министерстве такими вещами не занимаемся. Но, честно говоря, мы на самом деле понятия не имеем, почему и как было написано это сообщение и почему оно так странно выглядит.

– О’кей. Оно было написано при непростых обстоятельствах, может такое быть?

– Может. Мы не имеем возможности спросить. Как я уже сказал, этот человек исчез.

Тогда швед взял ручку и написал:

«Cfqqugthondae(s+1)la(i+1)ddddddvdlogdmdntdja».

Под каждой из букв он написал другую букву, то и дело поглядывая на свой мобильный.

А через пару минут обратил взгляд на Вильяма.

– Взгляните, давайте предположим, что сообщение написано в затрудненных обстоятельствах, как я уже говорил. В темноте, к примеру. Вам ведь известно, что если выключена автозамена, каждая кнопка на телефоне отвечает сразу за несколько букв. Например, кнопка «три» – за d, e и f. Если нажать на нее один раз, получится d, два раза – e, три раза – f. Если продолжить нажимать дальше, получатся заглавные буквы и другие знаки. Наконец, существует вероятность, что человек станет нажимать на неверные кнопки, как правило расположенные выше или ниже нужной, что, безусловно, дает массу возможных комбинаций. Но я пробовал развлекаться с этим прежде, и это довольно забавно. Засекаете время?

Вильям нахмурился и кивнул для порядка. Ему было абсолютно по барабану, сколько времени потребуется шведу. Если он сумеет приблизиться к разгадке, то в любом случае получит свое пиво.

Нельзя было назвать это занятие простым, но когда прояснилось, что за первой буквенной комбинацией «Cfqquption» скрывается слово на букву «C», затем ошибочное нажатие на кнопку 3 вместо 6, находившуюся над ней, далее дважды на «Q» вместо «R», и наконец «UPTION», набранное правильно, у них наконец оформилось слово «CORRUPTION»[3]3
  Коррупция (фр.).


[Закрыть]
.

Вильям почувствовал, как на лбу у него сгущаются морщины.

«Коррупция!» Прямо скажем, это слово не способствовало положительному настрою.

Спустя еще пятнадцать минут, в течение которых Старк дважды повторял официанту заказ, швед разгадал загадку.

– Да уж, выглядит весьма правдоподобно, – заметил он, просматривая свои записи. Затем протянул листик Вильяму. – Вы понимаете, что здесь написано? «Corruption dans l’aide de developement Dja’». – Швед кивнул сам себе. – Допустим, не совсем правильный французский язык, и все же… «Мошенничество в помощи развитию Джа» – вот что тут написано. Пара пустяков. Как просто все оказалось…

Вильям ощутил пробежавший вдоль позвоночника холодок.

Он огляделся. Как внимательно наблюдают из своего угла темнокожие люди за шведом… Или за ним самим? А может, за ним следит кто-то еще? Он опустил взгляд на листок, в то время как швед снова махнул официанту.

«Мошенничество в помощи развитию Джа», – написал Луис Фон, после чего пропал. Как неприятно было узнать об этом… Совсем, совсем неприятно.

Вильям глянул в окно, стараясь оградить себя от бесконечной черноты, разлитой по ту сторону стекла.

Ему уже приходило это в голову, теперь он подумал об этом снова.

Теперь он был действительно далеко от дома.

Слишком, слишком далеко.

* * *

– Мбомо, что ты сказал?

Концентрируя внимание на скрипучем голосе, Рене Эриксен чувствовал, как подмышки начинают усиленно потеть.

– Я сказал, что сегодня утром, когда я приехал за Вильямом Старком в отель, его там не оказалось, и мне только что сообщили, что он вылетел обратно домой.

– Проклятие, Мбомо, как это могло произойти? Он находился под твоей ответственностью.

Рене пытался собраться с мыслями. Договор заключался в том, что Мбомо или один из его приспешников утром забирает Старка из отеля, и больше об этом никто не говорит. Где и каким образом пропадет Старк, осталось за рамками разговора, только бы его поиски не привели к ним. И вот теперь ему говорят, что Старк возвращается в Данию. Что там стряслось, черт возьми? Неужели он пронюхал о чем-то, что выведет его на истинный след?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11