Юрий Захаров.

Как вылечить рак. Руководство для пациентов



скачать книгу бесплатно

У организма есть специальные механизмы для распознавания и уничтожения такого «брака» – клеток, являющихся, по сути, чужеродными для организма. Организм борется с ними так же, как с клетками, попавшими извне (бактериями), – с помощью иммунной системы. Но в один «прекрасный» день иммунная система дает сбой, по каким-то недостаточно изученным причинам (этому посвящена отдельная глава) пропускает «бракованную» клетку, способную к беспрерывному размножению и неконтролируемому росту.

ВЫВОД: если ваша работа связана с факторами риска, необходимо дополнительно вводить в организм специальные адаптогены и витамины, но по специальному алгоритму и под контролем анализов! Самые мало замечаемые факторы риска: постоянные авиаперелеты (большая высота – радиация), угольная пыль, асбестовая пыль, курение, алкоголь.

Первым шагом (инициации) химического канцерогенеза является появление одной измененной клетки в ткани-мишени. При вирусном канцерогенезе могут быть трансформированы несколько клеток-мишеней. Общая особенность этих проявлений – усвоение новой генетической информации клональными клетками (стадия промоции). Кроме того, имеется четкая генетическая предрасположенность к некоторым видам рака.

ВЫВОД: на момент рождения ребенка, не говоря о взрослом, можно сделать специальное генетическое исследование, если в роду имелись случаи тяжелых заболеваний, и выяснить вероятность генетического риска и заранее исключить влияние асбеста, угля, анилиновых красителей, как минимум.

В эксперименте образованию атипических клеток с неправильным набором хромосом, которые могут превращаться в опухолевые, способствуют не только химические канцерогены, опухолеродные вирусы, ионизирующая радиация, отягощенная наследственность, но и калорийность пищи (снижение ее препятствует развитию опухолей). У женщин высококалорийная пища и связанное с этим ожирение способствуют развитию рака молочных желез. Хроническое употребление алкогольных напитков, особенно крепких, повышает риск развития рака различных органов, в первую очередь пищевода и печени, а также ротовой полости, глотки, гортани, прямой кишки, поджелудочной железы.

Неотложные действия, которые задержат процесс

Ниже я поэтапно расскажу о том, что можно делать как в условиях стационара, так и домашних условиях для лечения этого крайне сложного заболевания. Но сейчас я хочу, чтобы вы бросили все свои дела и сразу буквально по пунктам начали выполнять простые ежедневные правила, которые пусть на некоторое время (дообследование, согласование дальнейшей терапии), но приостановят процесс.

1. Некоторые пишут, что раковые клетки питаются глюкозой. Не совсем так. Но то, что они ее «очень любят», – точно. На этом основан принцип диагностических мероприятий с помощью ПЭТ (позитронно-эмиссионного томографа). Когда вводится специальный раствор глюкозы, который накапливается именно в злокачественных клетках. Откажитесь от рафинированных сахаров совсем, в том числе и в составе кондитерских блюд.

2.

Исключите из своего рациона все, что вызывает внутри организма противодействие: аутоиммунную реакцию или воспаление. Сейчас есть отличная технология (специальный анализ крови), который позволяет это сделать. Подробнее см. в нашем ТВ-проекте «Здравый смысл»: http://znat.ru/. Длительно протекающие хронические воспалительные явления в организме рано или поздно могут привести к раку. А сколько людей «наблюдает» язву желудка» или не удаляет полипы кишечника – а ведь это предраковое состояние, которое практически всегда заканчивается манифестацией заболеваниям, дело только во времени.

3. Сделайте расширенное иммунологическое исследование (в сетевой лаборатории «Инвитро» под N192) и получите консультацию опытного иммунолога на предмет необходимости коррекции/восстановления иммунитета. Но иммунитет – это еще и кишечник! Очень важно, чтобы стул был ежедневным, необходимо включить больше овощей, клетчатки, пре-, пробиотиков. Необходимо добавить необычные, очень полезные в таких случаях приправы (куркумин – содержится в куркуме), ресвератрол (его много в вине и специальных БАДах). На первичной консультации мы детально объясняем, что можно, а что лучше избегать при этом диагнозе. Если ранее было подозрение на дисбиоз, это состояние необходимо лечить. Исследуйте микробиоту – теперь для этого существуют специальные анализы (не путать с анализом на дисбактериоз).

4. Введите правило ежедневно совершать длительные (1—2 часа) прогулки на свежем воздухе, но не в центре города, так как свинец и атмосферные выхлопы для вас крайне вредны! Не покупайте напитки в пластиковой таре. Не питайтесь полуфабрикатами. Есть специальные упражнения традиционной восточной медицины, которые за десятилетия доказали свою эффективность при разных формах рака. В КНР это является существенной частью лечения наряду с традиционными методами (хирургия, химиотерапия). Мы обучаем этим комплексам индивидуально и в составе групп реабилитации. На вопрос: «Можно ли до и после операции заниматься физической культурой с онкозаболеванием?» – см. специальную главу.

5. Вам жизненно необходимо избежать бессонницы. Сон должен быть крепким, как в детстве. В данной ситуации все средства хороши, так как первые недели могут сниться панические сны. Здесь на помощь придут: самые обычные травы (пустырник, зверобой, сборы) и препараты мелатонина (о нем ниже я подробнее расскажу).

6. К сожалению, перекись водорода и раствор соды не помогают. Почему – я детально расскажу ниже, просто не тратьте на это время. В интернете вы найдете много «видеоотзывов», особенно Владимира Лузая, но скажу сразу, что на одном из форумов он сообщил (читал сам), что одна химиотерапия ему все же была проведена и только потом он начал принимать соду-перекись и прочее. В итоге через два года (что обычное дело) – рецидив. Не теряйте время.

7. Найдите специалиста по фитотерапии, только не «ведитесь» на новомодные клиники «тибетской»/«китайской» медицины, где много гастарбайтеров из бывших союзных республик СССР и ни одного этнического тибетца и китайца; помните, что в самом Тибете и Китае найти настоящего врача почти невозможно. Они известны, их единицы, и они точно не в Москве в сетевых клиниках. Мы ведем наблюдение пациента пожизненно и заказываем в разных странах традиционные персонифицированные прописи, которые изготавливают под конкретного человека, а не диагноз. Возможно, поэтому у нас показатели гибели пациентов одни из самых низких.

8. При выборе клиники (врача) прежде необходимо согласовать свой конкретный случай минимум в трех разных местах, желательно, чтобы один был вне РФ. Тогда вы получите объективную оценку, особенно это касается пересмотра «стекол», гистологии, гистохимии, генетического типирования опухоли. От этого напрямую зависит метод выбора лечения.

9. Найдите специалиста, который будет вести вас постоянно, всю жизнь. Обычная клиника не может себе позволить этого. Наши пациенты наблюдаются пожизненно и, что немаловажно, бесплатно; заплатив один раз, пациент получает все услуги совершенно бесплатно и пять, и десять лет. Это дает возможность не бояться инфляции и не задаваться вопросом: а что будет, если завтра кончатся средства? А заканчиваться они будут очень быстро, так как какую бы клинику вы ни выбрали, пусть даже самую «государственную и бесплатную», платить придется всегда и везде. Именно поэтому мы ввели правило платить один раз.

Анатомия болезни

Всем известно, что наш организм состоит из клеток, клетки организуются в ткани, а ткани – в органы. Но иногда клетка начинает делиться по своим правилам в ускоренном темпе. Так возникает первичная опухоль. Она себе растет, ее не видно, никаким методом обнаружить ее пока невозможно. Далее опухоль проникает в базальную мембрану ткани, и клетки опухоли начинают рассеваться по лимфотоку и кровотоку. Клеток этих миллиарды. Подавляющее большинство из них погибает в процессе этого рассевания по организму, тем более что иммунитет не дремлет и буквально охотится на них. В живых остается все же значительная доля, но, так как изначально их были миллиарды, этого количества достаточно для того, чтобы создать несколько очагов опухоли. Они дают рост и становятся метастазами.

Очень важно, что в самом начале этого процесса генотип опухоли во всех клетках один и тот же – ведь все они произошли из-за деления первого мутировавшего «предка». Но в процессе роста и рассевания по организму мутации продолжаются, ведь клеткам приходится выживать, они становятся агрессивнее. Более того, опухоль изменяется под влиянием лечения. Поэтому каждая последующая линия химиотерапии менее эффективна, чем предыдущая.

Когда-то очень давно, когда я еще учился, нам объясняли рак как этапный процесс с четкими стадиями, одна из которых переходит в другую (теория Вирхова) – она очень долгое время считалась верной. Но уже тогда врачи замечали, что даже если выявить совсем ранний рак, то пациент все равно может умереть.

Как получается, что иногда даже у совсем «маленькой» опухоли метастазы по всему организму? И тогда после ряда исследований появилась новая теория (теории Фишера), суть которой в том, что рак – это изначально системное заболевание. А по новым данным (2017, США) такие заболевания, как рак простаты, более продуктивно вообще не трогать. Рак простаты неагрессивен – данная опухоль вряд ли разовьется до такой степени, чтобы убить человека. В то же время удаление простаты – весьма опасный и болезненный процесс – так же, как и лучевая терапия, и в этом случае простату лучше оставить в покое. Но что делать? Совсем не лечить?

Вовсе нет, просто речь идет о принципиально ином подходе. Все знают, что химиотерапия оказывает системное влияние на весь организм человека, уничтожая как раковые, так и здоровые клетки. Как следствие – выпадение волос при химиотерапии.

Новые биологические препараты действуют точечно – уничтожая только генетически измененные раком клетки организма и не затрагивая здоровые. Так, Зельбораф (Zelboraf)) блокирует серин-треонин киназу, которая кодируется геном BRAF, который, в свою очередь, является ответственным за развитие меланомы. Пациенту делают генетическое исследование, и если подтверждается мутация BRAF, Зельбораф является спасением для таких больных. Если генетическое исследование на BRAF у пациента с метастатической меланомой не показывает наличие мутации, ему дают иммунологический препарат – Опдиво (Opdivo).

Только обратите внимание – «делают генетический анализ», никто по ОМС ничего делать не будет!

Иммунологические лекарства фактически обучают и мобилизуют иммунную систему человека на борьбу с раковыми клетками. Раковая опухоль – это вышедшая из-под контроля группа клеток со сбоем в ДНК, которой удается замаскироваться и стать невидимой для иммунной системы, которая в обычном режиме умеет справляться с одиночными раковыми клетками, постоянно возникающими в человеческом организме. Иммунологические препараты снимают маскировку с раковых образований, и иммунная система начинает уничтожать опухоль во всем организме, включая удаленные метастазы.

Новые препараты: Опдиво (Opdivo), Кейтруда (Keytruda), Эрбитукс (Erbitux) и другие вводят в ремиссию пациентов с метастатическим раком почки, мочевого пузыря, легких, кишечника, груди.

Но главный вектор развития современной онкологии – это разработка строго персонифицированной индивидуальной терапии на основе анализа крови или ткани опухоли. Эти исследования дают ответы на целый ряд важных вопросов:

1. Генетический анализ опухоли – конкретные мутации (изменения в структуре опухоли на клеточном уровне), позволяющие предоставить эффективное лечение определенным биологическим препаратом.

2. Каково влияние разных видов химиотерапии на конкретную опухоль данного пациента?

3. Каково виляние всех видов биологических препаратов на конкретный вид опухоли данного пациента?

4. Каково влияние иммунологических препаратов на конкретный вид опухоли данного пациента?

5. Срочность лечения (в зависимости от вида опухоли).

6. Возможность раннего обнаружения онкологии (early detection) для членов семьи пациента.

Полученные данные персонифицированы – они дают ответы по лечению конкретного вида рака конкретного пациента.

Соответственно, дают возможность заранее выбрать препарат, который будет максимально действенен для данного больного.

У здорового человека в норме существует до 500 тысяч раковых клеток, у больного с предраком их до 1 миллиарда, а у больного с раком их больше 1 миллиарда (А. И. Арчаков с соавт., 2010). Поэтому даже у здорового человека «по определению» и в ограниченном количестве есть РСК, но они находятся под жестким регуляторным контролем естественных противоопухолевых систем организма человека.

Проблема рака в этом аспекте представляется отчасти как проблема потери контроля над физиологической популяцией раковых клеток, их неуправляемого роста и неконтролируемого увеличения количества РСК и их потомков ОК, способных к неограниченной пролиферации. При этом неуправляемыми ОК и РСК становятся только для обычных, регулирующих рост механизмов организма, но остаются чувствительными к сверхсильным регуляторным воздействиям (S. Morisson, 2007). Современная парадигма лечения рака и злокачественных опухолей, применяемая в клинике, звучит так: уничтожение клеток опухоли и РСК любым путем для полного излечения и выздоровления онкологического пациента.

Новая парадигма лечения рака и злокачественных опухолей (по Брюховецкий А. С.): контроль допустимого количества, регуляция и компенсация функционального состояния опухолевых клеток (ОК) и РСК в организме в целях перевода острого смертельного онкопроцесса в хронический и несмертельный, повышение выживаемости, продолжительности и качества жизни онкологических пациентов. Новая парадигма основана на следующих принципах:


Принцип реставрации

Нужно не только уничтожать ткань опухоли и близлежащие с ней ткани в пораженном органе, а необходимо ее реставрировать клеточными системами и биополимерными матриксами, разрушая информационную структуру опухолевой ткани.


Принцип корректности управления

Управлять нужно не направленным транспортом лекарств или мутантными раковыми клетками и РСК, а только биологическими объектами, поддающимися управлению, т.е. здоровыми стволовыми и прогениторными клетками пациента.


Принцип персонификации

Индивидуализация лечения должна осуществляться с учетом транскриптомно-протеомных характеристик РСК опухолей и здоровых СК этого пациента. Клиник, которые располагают таким арсеналом, – единицы.

Принцип компенсации

Необходимо компенсировать нарушения метаболизма РСК и неустойчивость генома опухолевых клеток за счет декомпенсации информационной структуры протеома здоровых СК пациента, направленным воздействие на ключевые белки их протеома. При здоровом геноме терапевтическая СК будет восстанавливать равновесие своего гомеостаза (делиться, выбрасывать излишние белки, вытягивать белки из клеток микроокружения), т.е. компенсироваться и оказывать требуемое таргетное терапевтическое регуляторное воздействие на РСК и опухолевые клетки.

Целью циторегуляторной терапии является осуществление управляющего эпигенетического регуляторного воздействия на протеом РСК для формирования декомпенсации устойчивости ее генома и транскриптома и запуска её саногенетических управляющих механизмов генома. Есть другой путь: наоборот, достичь компенсации и устойчивости измененного мутантного генома ОК различной степени дифференцировки. Существует, соответственно, два пути регуляторного воздействия на РСК и ОК. Первое – это мощное сверхсильное управляющее воздействие на протеом данной клетки, обеспечивающее информационное воздействие на геном ОК или РКС через изменение их метаболиза и внутриклеточного сигналинга РСК. Второй путь – поиск «слабого места» в информационной структуре ОК или РСК, воздействие на которое позволит обычным сигнальным путем добиться стабилизации метаболизма и компенсации устойчивости генома ОК или декомпенсации устойчивости его генома в РСК.

Цель: не дать болезни (дисциркуляции) распространиться на весь организм и запустить управляемые процессы сердечно-сосудистой недостаточности в других органах и системах, развития дыхательной, полиорганной недостаточности, полигландулярной недостаточности и т. д. Аналогично мы рассматриваем циторегуляторный подход в мутантной РКС и ОК – мы не собираемся устранить органические дефекты мутаций в ДНК, РНК и белках в РСК: они уже есть, и их нельзя убрать «по определению», так как клетка подверглась мутациям и анеуплоидиям вследствие воздействия на её геном различных канцерогенов. Соматической неопластической РСК и ОК нужна помощь, и мы ставим задачу компенсировать геном ОК или декомпенсировать метаболизм и устойчивость генома РСК путем направленного воздействия на её транскриптом или воздействие на экспрессию ее генов.

Протеом – это глобальная информационная структура клетки, материализованная в форме нормализованной сигнальной интенсивности (НСИ) ее белков и включающая все информационные составляющие ее компартментов, а также специализированных и эффекторных функций». Поэтому для разработки и создания персонифицированного противоопухолевого препарата был выбран уникальный информационный материал – «протеом» соматической клетки, возможности использования которого можно изучить в монографии А. С. Брюховецкого «Клиническая онкопротеомика: протеом-основанная персонифицированная противоопухолвеая клеточная терапия» (М., 2013. – Изд. Полиграф Плюс. – 404 с.)

По протеому можно идентифицировать неопластический кариотип и злокачественный или доброкачественный фенотип опухолевой клетки и показать его гистологическую и иммунохимическую специфичность. С другой стороны, динамичность протеома здоровой соматической клетки очень конкретна и отражает основные этапы ее судьбы. Временные изменения профиля протеома здоровой соматической клетки характеризуют фазу ее клеточного цикла, стадию дифференцировки, функционального состояния и динамических эффекторных тенденций (пролиферация, апотоз, миграция, ангиогенез и т.д.) и главное – он отражает текущее состояние белков в данный момент времени, которое полностью коррелирует с ее транскриптомом. Другими словами, «протеом» здоровой соматической клетки очень жестко привязан к ее морфологии и функциональному состоянию и имеет специфичное профилирование на уровне «транскриптома». У каждого протеомного профиля здоровой соматической клетки имеется запрограммированный в геноме транскриптом, возникающий в процессе запрограммированной экспрессии генов и формирования внутриклеточного сигналинга. То есть определенные изменения протеома здоровой клетки сопровождаются очень стабильными и генетически детерминированными белковыми профилями экспрессирующих генов (транскриптомным профилированием). Эта особенность принципиального отличия генома, транскриптома и протеома РСК и опухолевой клетки от подобных информационных показателей здоровой клетки и не позволяет опираться на транскриптом ОК и РСК при разработке персонифицированной противоопухолевой терапии. Каждый раз при исследовании транскриптома ОК и РСК результаты микроматричного анализа будут существенно различаться. Таким образом, обобщая вышеизложенное, можно утверждать, что наиболее стабильным информационным параметром здоровой соматической клетки является геном и его «транскриптом», манифестирующий профилем нормализованной сигнальной интенсивности белков, характеризующих экспрессию генов, полученный при микроматричном анализе или ПЦР – РВ РНК или ДНК ядра соматической клетки, а при неопластической опухолевой патологии наиболее стабильным информационным параметром соматической клетки является «протеом», регистрируемый в виде нормализованной сигнальной интенсивности (НСИ) всех структурных белков (ядра, цитоплазмы, органелл, мембраны, цитоскелета и т.д.) клеток, полученных масс-спектрометрическим анализом лизатов всей клеточной массы изучаемых объектов.

Во время первичной консультации решается вопрос о возможности участия в экспериментальных научно-исследовательских программах, а также возможности получения высокотехнологичной помощи после заблаговременно проведенного предварительного консилиума специалистов клиники.

Познакомиться с протоколами персонифицированной протеом-основанной терапии некоторых форм рака можно здесь: http://med-best.com/oncology



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное