Юрий Валин.

Война дезертиров. Мечи против пушек



скачать книгу бесплатно

Автор благодарит:

Александра Москальца – за помощь на «всех фронтах»;

Евгения Львовича Некрасова – за литературную помощь и советы.



Но самая дикая была Дикая Кошка – она бродила, где вздумается, и гуляла сама по себе.

Джозеф Редьярд Киплинг

© Валин Ю., 2012

© ООО «Издательство «Яуза», 2012

© ООО «Издательство «Эксмо», 2012

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Глава 1

…Вонь горящей травы и стреляных гильз плывет над саванной, терзает ноздри. Вжаться в колкую траву, зарыться, исчезнуть… Нет, уже не успеть. Вон они! МР[1]1
  В данном случае имеется в виду 9-мм пистолет-пулемет «Хеклер и Кох» МР5.


[Закрыть]
в руках дергается экономными одиночными толчками. Тщетно. Не остановить. В дыму все ближе мелькают черно-зеленые комбинезоны спецназа…

– Патроны?!

– Хера тебе. До лощины елозь. Живее, пулеметчица фигова!

Ревет, давит на уши приближающийся вертолетный гул. Сейчас накроют залпом НУРСов…


…Катрин смотрела в темный потолок. Ночь. Безмятежно шуршит за окном листва парка. Саванна далеко, запах раскаленных гильз и крови еще далече. Да все там вовсе и не так было. Сновидения на незаданную тему, чтоб им… Мертвые мертвы, живые вполне живы. Простреленная рука лишь слегка ноет. Как сказал на прощание Бьерн, в виде исключения перейдя на родной язык: «Некоторые помирают как люди, а нам с тобой, что тому дерьму в проруби – еще болтаться и болтаться. Живи, Катька, да солнышку радуйся».

Ночью солнышку радоваться затруднительно. Но можно утешиться тем, что вонючие сны заметно реже навещают. Завтра старт, и для воспоминаний времени вовсе не останется.

Девушка повернулась на бок и принялась считать баранов. На этот раз, для разнообразия представляя их наголо бритыми, зато с роскошными старогенеральскими бакенбардами. И пыталась выкинуть из головы давний разговор.


…После обеда в палату явились двое незнакомцев. Оба в гражданском, по виду – приезжие. Назвались откровенными клоунами: майор Остер и профессор Нортон. Департамента САЕ. Это такая спецслужба, родственная «SIS»[2]2
  «SIS» – Секретная разведывательная служба (англ.

Secret Intelligence Service, SIS).


[Закрыть]. Если мисс Катрин угодно уточнить, то гости прибыли из Ирландии. Там сейчас замечательная погода и… Впрочем, не лучше ли перейти к делу?

– …Поскольку вы не настаивали на встрече с консулом и не требуете предоставить вам местное гражданство, мы сочли логичным предположение, что вы не слишком заинтересованы в незамедлительной процедуре по восстановлению ваших личных документов. – Майор поправил темные очки.

Девушка неопределенно пожала плечами. Возразить, по сути, было нечего. С документами только начни, и эта самая восстановительная процедура ничем хорошим не закончится. Вычислят беглянку.

– Документы у вас будут, – буркнул майор. – Новые и безупречно чистые. И мы предоставим вам работу. Да не смотрите на меня так. Никакого терроризма и криминала. Ваши действия гарантированно не попадут под юрисдикцию ни одной из стран – членов ООН.

– Я, признаться, крайне слаба в международной юриспруденции. Но в любом случае я бы не хотела увязать… еще глубже.

– Вот! – обрадовался профессор. – Это мы и имеем в виду. Мы предлагаем отличный шанс навсегда похоронить ваше прошлое. Короткая командировка, и молодая привлекательная девушка, полностью освобожденная от бремени былых проблем, выбирает себе новое место жительства. Кстати, во время поездки вы определенно не подвергнетесь опасности столкнуться со своими… э-э здешними недоброжелателями. И заметьте, никаких проблем с таможнями и паспортным контролем, никаких сюрпризов с требованиями об экстрадиции.

– Вы меня пугаете. Очевидно, я окончательно одичала. Никак не могу поверить, что на Земле осталось захолустье, не упомянутое в сотне-другой международных юридических параграфов, – пробормотала Катрин.

– Осталось. Мир велик. И нам совершенно определенно известно о таком месте.

– Звучит интригующе. Не могли бы вы намекнуть, о чем конкретно идет речь?

– Вам известно понятие – «белое пятно»?

– Позабытая дыра на карте.

– Совершенно верно. Но в данном случае речь идет об очень большой «дырке».

– Да? И что там такого интересненького происходит?

– О, именно это нам и необходимо узнать как можно быстрее. И мы весьма рассчитываем на вашу помощь, мисс Катрин.

– Польщена. Но боюсь, никак не смогу быть вам полезной. К сожалению, не могу похвастать опытом в подобного рода географических «исследованиях». Вечно путаю, кого аборигены сожрали – Америго Веспуччи или Магеллана? Стыдно признаться, но с «белыми пятнами» я сталкивалась исключительно на школьных контурных картах. К тому же, прошу меня великодушно извинить, я не подписываю контракты вслепую. Даже самые заманчивые.

– С каких это пор вы придерживаетесь столь строгих правил? – сухо поинтересовался майор. – Помнится, вы были куда как доверчивее.

Катрин пожала плечами:

– Опыт, сын ошибок трудных. Судя по вашему взгляду, мне надлежит немедленно поглупеть?

– Перестаньте, господа, – поспешно вмешался профессор. – Никакого покера. Мисс Катрин, мы готовы предоставить всю информацию о задании. Это ближе всего к спасательно-поисковой экспедиции.

– Логично. Я похожа на дипломированного спасателя? Или вы полагаете, что я не наигралась в детстве? Давайте определим варианты. Я не хочу вас слушать и иду в тюрьму. Я, вас слушая, офигеваю и в тюрьму не иду. Результат? Какая-нибудь специфическая капельница? Просто бабахните в затылок? Знаете, лучше все-таки в тюрьму.

В разговор вновь вступил майор:

– Нет необходимости вас уничтожать. Выслушайте и откажитесь. Выйдете из госпиталя, сможете болтать о нашем визите хоть на каждом углу. Все равно никто не поверит. Кстати, по заверениям наших местных коллег, условия предыдущего контракта, пусть и заключенного через третье лицо, они готовы выполнить немедленно. Можете мне не верить, но кое-какие принципиальные договоренности в этом мире еще соблюдаются. Вы получите временные документы и некоторую сумму денег. Не слишком большую, – в официальном статусе сотрудника спецгруппы вы пробыли считаные дни. Естественно, ранение и время, проведенное в госпитале, соответствующим образом будут компенсированы. Но все это формальности. Мы предлагаем вам вернуться в Европу. Для подготовки уникальной операции. Настолько уникальной, что, как видите, командовать ею будет лично профессор Нортон. Необходимо ваше принципиальное согласие. Подчеркиваю, исключительно добровольное. Вы убедитесь, насколько это важно, если мы перейдем к деталям. Но пока вы не дали согласие, этот разговор вас ни к чему не обязывает. Можете все забыть или посчитать, что мы вас нелепо разыгрывали. Можете попытаться заинтересовать сенсацией редакции бульварных газет. Не будем скрывать, мы учитываем, что вы весьма сомнительная личность и доверять вам едва ли кто будет. Соглашайтесь на наше предложение, мисс Катрин. Мы вполне сознаем, что вы отнюдь не профессиональный солдат удачи. В данном случае ваш статус не имеет значения.

– А что имеет?

– Упущенное время. И ваша заинтересованность.

– Действительно, вы на удивление дерзкая и везучая девица, – с очевидным удовольствием заметил профессор Нортон. – Уверяю вас, вы нам действительно подходите.

– Допустим. Я девушка лечащаяся, скучающая. Могу и послушать. Тем более что «капельницу» вы мне и так в два счета можете устроить.

– Еще раз повторяю: в вашем физическом устранении нет ни малейшего смысла. Сейчас поймете, почему, – раздраженно заверил майор.

– Ладно, убедили. Я слушаю.

Профессор потер лысину, откашлялся:

– Понятие «Эльдорадо» вам известно?

– Золото.

– Если в более широком смысле?

– Новые территории, богатые земли, ободранные конкистадоры, покорные шоколадные девочки и опять золото….

– Удовлетворительно. Теперь представьте себе Эльдорадо, начинающееся от конечной остановки городского автобуса и простирающееся куда-то за Туманность Кассиопеи…


Катрин Бертон (Екатерина Георгиевна Мезина).

Статус: полевой агент. Контракт: 6 месяцев.

Возраст: 19 лет.

Рост: 180 см. Вес: 59 кг.

Волосы светлые, глаза зеленые. Телосложение спортивное.

Образование: средняя школа (№ 583 г. Москва), 1-й курс педагогического университета (точных данных нет).

Опыт работы:

Хелдер. Королевство Нидерландов. Два трупа. (Криминал.)

Каир. (Арабская Республика Египет.) Два трупа. (Криминал.)

Табус. (Западная Африка. Республика Верасу.) Участие в вооруженных беспорядках, вызванных непризнанием частью населения результатов выборов в Национальное собрание. (Точный ход событий, в которых принимал участие непосредственно объект К., не установлен. Характер и результативность действий объекта оценить не удалось.)

Республика Верасу. (Северо-восточный приграничный район, южное побережье.) Действия в составе диверсионной группы «Сафари». Подтверждено непосредственное участие в четырех огневых контактах. (Оценить непосредственную результативность работы объекта в составе группы не представляется возможным, вследствие практически полного уничтожения свидетелей и гибели командира группы. Материалы рапорта капрала из состава группы и отдельные косвенные доказательства позволяют характеризовать действия К. как «весьма успешные».)

В период курса лечения и реабилитации специалистами госпиталя и откомандированного на место консультанта САЕ было проведено комплексное медицинское обследование объекта К. (по программе В1). Объект признан годной к работе по направлению САЕ. Общий коэффициент 92,3.

Психологически устойчива. Замкнута. Жестока. Склонна к крайне дерзким импровизированным действиям.

После предварительного решения о привлечении к операции «N-Comeback» находилась под постоянным наблюдением специалистов. На контакты реагировала сдержанно, попытки вторжения в личное пространство отклоняла решительно. Попыток установить дружеские и интимные контакты с персоналом базы не предпринимала.

Общий курс подготовки к адаптации – 54 балла. Физическая подготовка, самозащита, верховая езда – 82 балла. Вследствие решения руководства Департамента курс сокращен до версии А2.

Особые приметы. Пулевой шрам на левом плече. Во время разговора предпочитает смотреть в лоб собеседнику. Весьма редкий цвет глаз – насыщенный, изумрудно-зеленый, что нередко создает у непрофессионального наблюдателя впечатление наличия контактных линз. В одежде небрежна, косметикой не пользуется, предпочитает короткие стрижки.


Примечание психолога Северо-Западного Департамента САЕ.

«Сведения о бисексуальной ориентации К. и склонности к садизму подтверждения не получили. Возможно, легкие отклонения у верхней границы нормы. Еще раз прошу учесть мои решительные возражения против использования данной кандидатуры в проведении «N-Comeback». Юный возраст К. и ярко выраженная сексуальная привлекательность практически лишают шансов на успех операции. Черт возьми, мы же не в Монте-Карло девчонку посылаем…»

* * *

Запищал будильник на наручных часах. Катрин пихнула подушку кулаком. Все равно пищит, гад. Девушка села и помотала головой. Подъем. Труба зовет подопытного кролика.

Умываемся водой холодной. Теплую нам в ближайшие дни едва ли предоставят.

Хмурая девица в зеркале провела щеткой по волосам. Пряди короткие – добилась лаконичной стрижки в яростных спорах с кураторами. Им, понимаешь, девичью миловидность подавай, а Там кто блох и вшей вычесывать будет? Что хмуришься, зеркальная двойняшка?

Себе девушка не нравилась. Загар и бледность дурно и нелепо сочетались.

Катрин подвигала плечами. Левая рука уже совершенно не беспокоила. Беспокоил шрам. Болеть не болит, но с эстетической точки зрения неприятно. Бледно-розовое пятнышко с чуть сморщенной кожей вокруг. Этакий пупок не на том месте. Врачи заверяли, что шкура разгладится со временем. Ну, а сама отметина, естественно, никуда не денется. Дев шрамы не украшают. С другой стороны – проблема неактуальная. Руки похудели, на них четче выступили мускулы. Ноги длинные, взгляд дерзкий, смуглость эта диковато-полевая. На профессиональную спортсменку смахиваешь, милашка. Что-то этакое из легкой атлетики, вечно норовящее куда-то бежать и порядком обколотое стероидами.

Как же… из легкой атлетики. Знаем мы твой вид спорта.

Секса не было с Африки. Случился там, в госпитале, один симпатичный эскулап, потомок буров. Смущался он замечательно. Хм, недурные минутки выдавались. Расслабляющие. А вот последние два месяца – сплошной трах мозга. Компьютер, консультанты, инструкторы, снова консультанты. Романская архитектура и каролингское возрождение, донжоны и Санский собор, библия Карла Лысого и геройские действия ополчения в битве при Гастингсе. Все это с вероятностью в 99,9 % не понадобится Там. Об этом Катрин честно предупреждали, но ничего лучше предложить не могли.

Подрядилась – терпи. Основной упор делали на работу с холодным оружием и общую физическую подготовку. Катрин старалась. Что-то давали полезное, но в основном ерунда и театральщина. Мечи, рапиры, прочая древность. И инструкторы, хм, любительские. Оставалось сжать челюсти и терпеть. Когда-то основы рукопашной школы девчонке преподали профессиональные «охотники». То, что было заложено в саванне, уже ничем не выбьешь. Отберем лучшее, остальное…

Работала. Физически, интеллектуально. И главное, училась молчать.

Легко молчать, когда ты никто. Из Африки привезла лишь черные стринги – специально на себя нацепила, чтобы хоть что-то осталось. Памятную «беретту» и две побрякушки вез сопровождающий – ныне ценности надежно заперты в банковском сейфе. Позволили убедиться – документы, кредитная карта, пистолет в пыльной кобуре – все на месте. И вряд ли ты что-то оттуда заберешь. Уж пистолет-то точно не позволят официально иметь.

Не актуально.

Чувство собственной оголенности-безоружности слегка притупилось, но Катрин все равно нервничала. И главная причина беспокойства была впереди: этот рукотворный Портал-Переход пропускал, по большому счету, лишь живую материю. Естественно, об оружии, даже холодном, речь не шла. Катрин еще повезло, – ее обещали отправить одетой. Первые разведчики ушли в Эльдорадо нагими. Весьма символично – в новый мир голышом. Сначала даже чип-ключ вшивали агентам прямо под кожу. Потом стали маскировать в браслетах или медальонах. Почему были введены столь элегантные изменения, Катрин не объяснили. Она и не спрашивала. Ничего обнадеживающего все равно не услышишь. Вот что чувствует человек, когда его плоть «прощупывают» чем-то острым в поисках крошечного чипа, будущая шпионка и так вполне себе живо представляла.


Что делать девушке без адреса? Было такое старинное смешное кино. Подробностей уже не вспомнить, но та колхозная девица наверняка не только единственные трусишки в своей социалистической собственности имела. Иные времена были. Добрые и зажиточные. А что вам, Екатерина Георгиевна Мезина, ныне делать? Что вы умеете? О первом курсе педагогического института можно забыть. То было давно, смешно и неправда. Сдавать зачеты по «культуре речи» и «возрастной психологии» мы напрочь разучились. Зато умеем немножко резать и стрелять. Не профи, но кое-что. С такими талантами прямая дорога в криминал. Не-а, бандитизм не греет. Тысячу раз обдумывала. С законом спорить – непродуктивное занятие. Пробовала уже. Секс за деньги опять же покорнейше просим не предлагать. К сексу еще какие-то наклонности имеются, а вот к оказанию услуг – ни малейших. Тоже пробовала. Два трупа и никакой прибыли, кроме сомнительного морального удовлетворения. Теперь нормальный въезд в Европу заказан. Ищут. Вот, честно говоря, психованная вы девушка, Екатерина Георгиевна. С МП-5 и с «Миними»[3]3
  5,56-мм ручной пулемет «Миними».


[Закрыть]
у вас вполне получается, а с несимпатичными мужчинами – ну, совсем никак. По-разному вы любовь и развлечение понимаете.

Нет, не нужно ничего вспоминать. Промелькнуло и кануло. Привиделось то трехдневное счастье. Вот Африка вымершая да гонки наперегонки с пулями, – вот это было несомненно. Выжила Екатерина Георгиевна. Ага, значит, выживать мы немножко умеем. И терять нам нечего. Почему бы и не Прыжок в Эльдорадо? Ведь весьма оригинальный способ суицида. Способен ли лысый архангел смерти носить невзрачный псевдоним «профессор Нортон»? Да запросто.

Раздумывать поздно. Есть контракт. И вторая сторона условия честно выполняет. Пока.

Катрин натянула белую футболку. Покрутила в руках «бижутерию». Браслет из пластинок желтоватой кости. Так себе поделка, копеечная. В какой-нибудь лавке сувениров подобной безделушке место в самом дальнем углу витрины. Катрин не интересовалась, из какого материала изготовлен сей дивный образец. Вполне могло статься, что и из тщательно обработанных косточек гомо сапиенс. Самый подходящий материал, если исходить из логики научных светил Базы. Главный фокус в том, что в одной из костяшек находился электронный чип – ключ к возвращению. Замечательное устройство. Хоть сразу по прибытии назад прыгай. Истинная демократия и полная свобода выбора. И работодатель ничем не стеснен. Запросто премию выпишет. Какую-нибудь 9-миллиметровую.

Работаем. Задача операции «N-Comeback»: найти и вытащить человека.

Катрин видела сотни фотографий этого парня. Помнила его рост, вес, цвет глаз, родимые пятна, предпочтения в еде, одежде и сексе. Звали сгинувшего парня Николас Найт. Псевдоним, естественно. Кто он такой на самом деле, овце-ищейке знать совершенно ни к чему. Все равно придется искать по обаятельной улыбке и милой манере аристократично задирать подбородок. Заверения знающих людей в том, что раньше этот хлыщ Николас был неравнодушен к высоким блондинкам, саму Катрин в экстаз отнюдь не вгоняли. Приманка по типу роковой красавицы, откровенно говоря, из бродячей девы никакая. Изначально умными головами Департамента планировалось, что симпатичной девушке будет проще достичь цели. Ведь моральными принципами девчонка не отягощена. Чего проще – переспать с десятком-другим туземцев, и вот он, искомый мистер Найт. Ну, теперь на Базе не обольщались – убить девица способна, приласкать нужного человека – едва ли. Но лучшей кандидатуры подыскать не удалось. Нет дур и дураков куда попало прыгать. И Департамент подгонял – начать операцию в кратчайшие сроки. Отрицательный результат – тоже результат. Об истинных побуждениях начальства подопытным блондинкам лучше не задумываться.

На что надеялась База? На то, что за пару месяцев глупенькая блондинка отыщет в неизвестном мире парня, который из каких-то совершенно определенных соображений не желает возвращаться домой? Искать, найти, попкой влекуще повертеть, за ручку к доброму профессору привести. Отличный план.

Но шанс, видимо, был.

Нормальные агенты из Эльдорадо не возвращались. Вернее, практически не возвращались. Катрин просмотрела видеозаписи.

…Рослый мужчина сидел посреди комнаты, оббитой до потолка очень мягким и очень гигиеничным материалом. В подобных предосторожностях, по-видимому, не было необходимости. Более безмятежного человека девушке видеть не приходилось. Сидел мужчина расслабленно, иногда вставал и прохаживался из угла в угол. С лица крупного человека не сходило выражение радостного удовлетворения. При этом слабоумным идиотом мужчина не выглядел. Скорее, человек, провернувший крайне удачное дельце. Настолько удачное, что почти два года сие блаженное выражение не сходило с лица везунчика.

У Катрин по спине бежали мурашки, стоило представить, что и кое-кто еще может приловчиться так улыбаться. Впрочем, шансы на подобный исход невелики, – один к двенадцати. С ума сходили далеко не все. В основном просто пропадали. Но был и второй «возвращенец». На этот раз человек вернулся в сознании и даже успел что-то рассказать. Смог бедняга пережить и первую операцию. Ему предстояло еще как минимум три, но… Повреждения внутренних органов, несовместимые с жизнью. Видеозапись хладнокровно демонстрировала лишенную кисти правую руку, разрубленный затылок. Еще у бедняги оказалась полностью размолота печень. Рубили и кололи беднягу с истинно звериным бешенством, что выглядело странным. В отличие от Улыбающегося этот Рубленый впечатление бойца не производил. Довольно рыхловатый, явно любящий хорошо покушать дядечка лет под пятьдесят. Вот только волосы хиповатые, слишком длинные, дурно сочетающиеся с наметившейся лысиной. Впрочем, ученые так и должны выглядеть. Покойный был историком, очень хорошим историком, если верить профессору Нортону. Но, очевидно, недостаточно предусмотрительным историком, раз не смылся раньше, чем в его печени провернули широкий клинок.

Где-то в Эльдорадо затерялись еще девять ушедших с базы разведчиков. Профессор Нортон был уверен, что все они благополучно завершили Переход и до сих пор живы. На чем основана сия уверенность, Катрин не уяснила. База могла контролировать лишь непосредственно момент Перехода. Еще несколько первых минут приборы продолжали мониторинг зоны в радиусе трехсот-четырехсот метров от точки высадки. Попытки перебросить видеокамеру и любую иную аппаратуру оказались неудачны. На вопрос «почему?» следовал дежурный ответ: «Результат предыдущих экспериментов признан неудовлетворительным. Полученные данные нуждаются в обработке».

Подобная уклончивая формулировка преследовала Катрин повсюду. Десятки, сотни раз девушка слышала – «мы не знаем», «неизвестно», «процесс не до конца изучен», «по этому поводу существует несколько основных теорий».

Да уж, могли бы выразиться куда честнее: гадание это, а не наука. Система Ленорман[4]4
  Система Ленорман – известный способ карточного гадания.


[Закрыть]
. Слепые в слепом мире.

А ты куда как зрячая. Если честно, так дура и есть.


В дверь корректно постучали:

– Мисс Катрин, вы проснулись?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении