Юрий Тарарев.

Звездная ловушка



скачать книгу бесплатно

И вот уже целый год полета. Год трудов по доводке систем, устранению недостатков, как это ни печально, они были. В конце концов, Николас добился такой работы систем звездолета, которая его устраивала, то есть – идеальной. В навигационном треке оставался последний прыжок и по расчетам звездолет «ИМПЕРАТОР» выйдет к окраинным галактикам вселенной.

Приборы корабля чутко реагировали на энергетику подпространства, чуть повышенный фон энергетических линий, не вызывающий серьезных опасений, стал резко повышаться, между линиями напряженности подпространства пробегали энергетические разряды, корабль изрядно тряхнуло. Николас в это время находился в транспортном ангаре, где готовил малый исследовательский катер к работе в открытом космосе. От толчка не удержался на ногах и, ударившись о борт катера, отлетел в угол ангара.

– Умник, в чем дело? – взволнованно задал вопрос Николас, потирая ушибленную спину.

– Не могу понять, напряженность энергетических линий подпространства лавинообразно растет, по текущим прогнозам, если ничего не измениться, нас может просто распылить на элементарные частицы.

Ответ озадачил, в богатой полетной практике Николаса, да и других исследователей с момента открытия подпространства, такого еще не случалось. Естественно, не всегда перемещение в подпространстве проходило гладко, бывали и внезапные повышения напряженности поля, и провалы, которые доставляли неудобства, а в начале эры полетов в подпространстве были и трагедии. Но проблема весьма скоро решилась и теперь не представляла существенной угрозы, в отличие от того, что происходило прямо сейчас. На размышление времени не было, надо срочно принимать меры.

– Умник, аварийный выход в обычное пространство, – отдал указание Николас, одновременно пробираясь в пилотскую кабину планетарной машины.

– Капитан, в транспортном ангаре недостаточно гравитационной компенсации перегрузки, при выходе в обычный космос вы можете погибнуть.

– Выполнять! – корабль еще раз ощутимо тряхнуло. Умник больше не спорил, а Николас, разместившись в кресле пилота, включил силовую установку планетарной машины и задействовал ее стационарный гравитационный компенсатор на полную мощность. Сделал он это очень вовремя, потому что в следующее мгновение все-таки потерял сознание от перегрузки.

Подпространство вспучилось от мощного энергетического выброса, выворачиваясь наизнанку, линии напряженности лопались, разрывая каркас изменённого пространственно-временного континуума, но звездолет «Император» на наносекунду опередил катастрофу, вырвавшись в обычное пространство. И тут же его швырнуло, отправив в неуправляемый полет с вращением. Все голографические панели рубки управления алели предупреждающими сигналами отказа систем. Такой полет с вышедшими из строя системами защиты вел к катастрофе. Огромный звездолет несся безмолвной глыбой в черноту космоса, каждая секунда такого полета могла стать последней. Однако неприятности только начинались.

Подпространственные катаклизмы меняли обычное пространство, оно рвалось в клочья, изменялась сама его метрика, то тут, то там космос вспарывали мощнейшие энергетические аномалии, с легкостью уничтожая целые звездные системы.

Но весь происходящий кошмар мало касался ИИ звездолета «Император». Умник работал в бешеном темпе, каждое мгновение решая миллиарды задач, анализируя тысячи вводных поступающих с остатков уцелевших систем ближнего и дальнего обнаружения. Одновременно пытался реанимировать основные и маневровые двигатели. Наконец, эти усилия увенчались успехом и ему удалось вернуть управление основными системами звездолета. Тут же маневровые двигатели серией импульсов стабилизировали полет, прекратив неконтролируемое вращение звездолета.

Пока Умник активировал, восстанавливал и брал под контроль системы звездолета, вселенная преподнесла новый сюрприз. По курсу беспомощно несущегося в пространстве звездолета образовывался гравитационный колодец, грозящий затянуть звездолет в свои объятья и превратить в «ничто». Но это было еще не все. Только-только заработавшие сканеры дальнего обнаружения открывая Умнику удручающую картину. За образовывающимся гравитационным колодцем располагалась черная дыра. И теперь, даже если получится набрать достаточное ускорение, звездолет не сможет преодолеть гравитацию аномалии и уйти с курса. Максимум, что можно сделать – пройти по краю и оказаться практически на горизонте событий черной дыры. Верная смерть для любой материи. Но не такая быстрая и все же дающая хотя бы малейшую вероятность сохранить корабль и жизнь капитана, который, согласно приборам катера, по-прежнему находился без сознания. Исходя из проведенного анализа, Умник не стал тянуть. Немедленно запустив маршевые двигатели, начал постепенно наращивать скорость, понимая, что резкое ускорение может убить капитана. Одновременно отрабатывал секциями маневровых двигателей, пытаясь увести корабль из зоны воздействия гравитационной аномалии.

Левый борт расцвел серией сполохов яркого пламени, и звездолет «ИМПЕРАТОР» нехотя стал уходить с курса, ведущего прямо в гравитационную аномалию. Туда уже начинало засасывать окружающий место выхода корабля космический мусор. Громадные куски камня безмолвно плыли навстречу аномалии, тускло мерцая ломаными гранями в отсветах мощнейших выбросов чистой энергии, бьющегося в агонии подпространства. Возможно, когда-то это были целые планеты или звездные системы, наполненные жизнью, и вот теперь оканчивали свое существование в недрах аномалии, либо испарялись, попав под внезапный энергетический всплеск.

Корабль бросало из стороны в сторону, Умник маневрировал, пробираясь сквозь несущиеся на вечный покой безжизненные скалы. Николас, словно тряпичная кукла, висел на страховочных ремнях без сознания. Зажужжал встроенный в комбез медицинский комплекс, вводя в организм стимуляторы и необходимые лекарства. Веки Николаса вздрогнули, он с трудом открыл глаза, обвел кабину непонимающим взглядом. Все тело болело, скачущие вразнобой мысли, под действием стимуляторов постепенно обрели ясность, создавая картину произошедшего.

– Умник, мы вышли из подпространства? – тут его снова вдавила в кресло перегрузка, и, снова чуть не потеряв сознание, и аптечка ввела еще одну дозу стимуляторов.

– Докладываю, звездолет совершили аварийный выход в обычное пространство, весьма вовремя, здесь пространственно-временной континуум разрывается на куски, кругом сплошные аномалии самого разного спектра, плюс колоссальное количество космического мусора в виде объектов различного строения, структуры и размера. В данный момент мы маневрируем на пределе возможностей, пытаясь уклониться от затягивающей нас гравитационной аномалии и не допустить столкновения с мусором…

Корабль снова тряхнуло, Николас услышал протяжный стон перегруженного сверх предела силового каркаса корабля, служащего однозначным подтверждением доклада Умника.

– Это не все, капитан, у нас есть проблема гораздо серьезнее. За гравитационной аномалией располагается черная дыра. Реальные размеры объекта оценить сложно, так как мешают энергетические возмущения, но это уже не важно. Выйдя за пределы аномалии, мы оказываемся на расстоянии всего трех радиусов горизонта событий от падения за него, что не дает нам ни малейшего шанса уклониться и вырваться из гравитационного поля черной дыры. Обогнув одну ловушку, звездолет сразу попадаем в другую. В данный момент мы сумели преодолеть точку невозврата первой аномалии. Набрав достаточную скорость и вектор уклонения, проходим по ее краю, и постепенно нас перехватывает гравитация черной дыры.

«Черная дыра?! Выход прямо к горизонту событий, а по-простому к верной гибели! Повезло, так повезло, ничего не скажешь. Хорошо хоть очнуться успел, хотя, как сказать», – только успел подумать Николас.

И тут произошло невероятное. Космос в нескольких точках вокруг черной дыры выгнулся дугой, как будто неведомая сила пыталась пробиться наружу сквозь неподатливую ткань вселенной. Сначала в образовавшихся аномалиях появились едва заметные разрывы, сквозь которые, подобно солнечным протуберанцам, в сторону черной дыры устремились потоки неведомой энергии. С каждой секундой площадь проникновения становилась все больше. Теперь это уже были не единичные протуберанцы, а мощные потоки энергии, с трех сторон вливающийся в ненасытное чрево черного поглотителя. Казалось, что это может продолжаться вечно, но черная дыра уже заметно увеличила температуру горизонта событий, начав более интенсивно излучать в определенных спектрах. Николас не мог этого видеть, в отличие от Умника, постоянно отслеживающего изменения, происходящие в пространстве вокруг звездолета настолько далеко, насколько это позволяли сканеры и аномалии разбушевавшейся вселенной. Происходящие с черной дырой изменения, под влиянием хлынувшей в нее лавины энергии, говорили только об одном: в самое ближайшее время уровень поступающей энергии превзойдет порог поглощения, и черная дыра взорвется. С этим Умник поделать ничего не мог, единственное, что можно предпринять в данном случае, чтобы повысить шансы выжить при взрыве черной дыры, это развернуть корабль на сто восемьдесят градусов и включить маршевые двигатели, одновременно перенести всю накопленную энергию на отремонтированные силовые щиты кормовой полусферы. Оставалось решить главную проблему, капитан в момент проведения маневра должен находиться в рубке управления под защитой гравикомпенсаторов, иначе рискует превратиться в мокрое пятно на одной из панелей катера, системы которого неспособны защитить человека от такой перегрузки.

– Капитан, по моим прогнозам в самом ближайшем будущем нас ожидает взрыв черной дыры. Вам необходимо срочно прибыть в рубку.

Неожиданная новость прервала размышления Николаса.

«Да что такое происходит с этим космосом?! Хватит уже рассиживаться, надо выбираться из транспортного ангара», – молниеносно пронеслись мысли в голове Николаса, заставив таки включиться в происходящее.

– Как прибыть? Некоторые отсеки деформированы, и пройти через них невозможно. Ищи любую лазейку к рубке управления, – Николас уже отстегнул страховочные ремни пилотского кресла и пробирался к выходу, Умник продолжил.

– В данный момент я прорабатываю ваш маршрут, подождите пару секунд, данные о повреждениях постоянно меняются, – а Николас уже выбрался из катера, с ужасом оглядывая транспортный ангар. Погнутые переборки, множественные пробоины и каверны от попадания мелких метеоритов стали наглядным доказательством того, насколько тяжело приходится сейчас звездолету.

– Капитан, мне удалось найти безопасный проход по технологическим тоннелям и коммуникационным нишам.

– Что ж, выбирать не приходиться, я иду.

Постоянно ударяясь о стены и углы, заспешил в рубку управления по маршруту, проложенному Умником. Корабль трясло как в лихорадке, казалось, что он вот-вот рассыплется. Но нет, не сдавался, силовой каркас скрипел, где-то трещал, но держался. Наконец, весь в синяках и ссадинах, Николас добрался до рубки, рухнул в капитанское кресло и утопил руки в контактном геле. Через мгновенье, оказавшись в виртуальной реальности, нервно оглядывал пространство. Увиденное собственными глазами оптимизма не добавляло: огромный корабль, как щепку, швыряло из стороны в сторону под воздействием гравитационных и энергетических аномалий. Отремонтированная противометеоритная система отстреливала космический мусор, но все-таки кое-где огромные валуны пробивали защиту и врезались в корабль. Корпус пестрел пробоинами, которые заделывали аварийные команды роботов. Атмосферы на корабле не было, она просто стала не нужна, так как могла привести к дополнительным повреждениям, или вызвать цепную реакцию. Только в помещениях, где находился Николас, создавалась воздушная смесь, мгновенно откачивающаяся при возникновении чрезвычайных ситуаций.

– Умник, выведи все данные по текущему состоянию корабля, готовности систем, а также информацию о расположении, состоянии черной дыры и мерах по минимизации ущерба от взрыва, – мгновенно открылись необходимые массивы информации, на изучение которых не пришлось тратить много времени. Многолетнее взаимодействие между Николасом и Умником в самых различных ситуациях позволяло Умнику представлять требуемую информацию в обработанном и структурированном виде, что значительно снижало время ее восприятия сознанием Николаса. Получался практически идеальный тандем с точки зрения эффективности взаимодействия между машиной и человеком.

– Хм, с твоими прогнозами по происходящим событиям полностью согласен. А вот меры по недопущению уничтожения корабля при взрыве черной дыры считаю недостаточными. Как я понял, поля силовой защиты заработали и включены на минимальную мощность, так как генераторы только начали процесс накопления энергии в эмиттерах. Учитывая неимоверное количество окружающей нас энергии самого разного рода, процесс много времени не займет, это играет нам на руку. Вот что я предлагаю. Согласно проведенным тобой расчетам, разворачиваемся на сто восемьдесят градусов кормой к черной дыре. Включаем маршевые двигатели, увеличивая мощность пропорционально возможностям противоперегрузочной системы, нивелируем текущую скорость и пытаемся скомпенсировать в ноль гравитацию черной дыры на максимальном расстоянии от горизонта событий. По сути, мы должны будем стоять на месте, балансируя на грани сваливания в приливные гравитационные силы и дальнейшего падения за горизонт событий в сингулярность. Но этого недостаточно, в момент прекращения существования черной дыры, взрывная волна будет настолько мощной, что достигнув нас мгновенно сомнет. Чтобы этого не произошло, необходимо перенастроить эмиттеры силового защитного поля задней полусферы таким образом, чтобы они образовывали послойное наложение монополярных полей с одинаковым потенциалом и максимальным расстоянием между слоями. Тем самым мы создаем пусть и не самую мощную, учитывая распределение энергии между всеми слоями защитного поля, но теоретически достаточно эффективную структуру, которая на приемлемом удалении от звездолета сможет принять на себя основной удар взрывной волны. При этом одинаковый потенциал полей позволит использовать энергию ударной волны для ускорения звездолета. Как только ее фронт сталкивается с защитным полем первого слоя, оно, противодействуя ему, сжимается, приближаясь ко второму слою и одновременно отталкивая его, второй слой тоже начинает прожиматься, влияя на третий слой, и так далее. А в конце этой цепочки воздействие предается звездолету, придавая ему импульс движения вперед, нарастающий до тех пор, пока не будут уничтожены все слои. Конечно, этого недостаточно для того, чтобы набрать скорость и идти перед фронтом ударной волны. Но не стоит забывать о маршевых двигателях, которые после исчезновения гравитационного воздействия черной дыры начнут разгонять корабль, и по достижении ударной волной определенного расстояния будут отталкиваться от нее, придавая дополнительное ускорение.

– Капитан, я произвел экспресс-анализ вашего плана и считаю его выполнимым, но развитие событий будет весьма скоротечным, ускорение от ударной волны превзойдет возможности противоперегрузочной системы, ваш организм не сможет их вынести. Да и для звездолета такие нагрузки находится на предельном значении.

– Варианты?

– Наиболее подходящий, помещение вас в стазис-поле на время воздействия ускорения. Оно должно защитить организм от запредельных нагрузок. Но в таком состоянии вы не будите иметь возможности управлять звездолетом, а в случае выхода из строя ядра управляющей системы – и я тоже.

Николас, еще не имел опыта нахождения в стазис-поле, хотя прекрасно знал базовые принципы и эффективность данной системы экстренного спасения жизни. Стазис-поле представляло собой набор из супер-полей, пронизывающих организм на микроуровне и связывающих воедино биологическую структуру объекта, создавая монолитный энергоинформационный кокон, не подверженный практически никаким внешним воздействиям. К сожалению, применение стазис-поля ограничивалось только использованием для сохранения жизни объекта в экстремальных условиях, то есть при вероятной гибели звездолета, либо получении объектом ранений, не подлежащих излечению в текущих условиях. В связи с тем, что воздействовало оно только на биологические объекты, прекращая при этом любое взаимодействие с внешним миром.

– Выбирать, не приходиться, – Николас глубоко вздохнул, выдохнул и продолжил. – Думаю, ты сможешь справиться в мое отсутствие.

– Вероятностный анализ подтверждает ваши слова, капитан, – тут же отчеканил Умник.

– Тогда не будем тянуть, начинай проведение маневра согласно разработанного плана и проложи мне маршрут в спасательный отсек, – Николас вышел из виртуального пространства корабля, оглядел почти не тронутую рубку управления, перемигивающуюся алеющими голографическими панелями, придавающими окружающему пространству зловещий оттенок.

«Все будет хорошо, Умник справится, а если нет, то об этом я, возможно, узнаю очень не скоро, если узнаю вообще. Что все-таки происходит с пространством?! Обычная ситуация для окраин вселенной, или же катаклизм? Надо будет собрать больше данных, если выживем», – мысли Николаса прервал сигнал оповещения о готовности маршрута, проложенного Умником.

– Умник, докладывай о происходящем каждые две минуты, а я попытаюсь пробраться по твоему маршруту.

– Вас понял, капитан.

Тем временем Умник начал маневр разворота вокруг оси, высчитывая оптимальную точку начала торможения, чтобы не свалиться в горизонт событий и не столкнуться с очень большими каменными осколками.

– Капитан, разворот на сто восемьдесят градусов, выполнен. Высчитываю точку начала торможения, очень советую вам поторопиться, иначе все будет впустую, – Николас и так уже проклинал все происходящее вокруг. Он старался, но от постоянной тряски крепления различных систем не выдерживали и ломались буквально под руками. А тут еще неизвестно откуда вылетевший кусок металла так саданул по ребрам, что скафандр не смог компенсировать удар, и теперь приходилось двигаться заметно медленнее, рефлекторно держась за ушибленные ребра.

– Поторопиться?! Сам попробуй тут полазить, головой об переборки побейся, – зло прошипел капитан, понимая, что Умник не виноват, но поделать ничего не мог. – Я почти на месте, осталось преодолеть пару отсеков. У нас есть еще немного времени?

– У вас есть четыре минуты и двадцать восемь секунд, после чего я буду вынужден включить маршевые двигатели и приступить к торможению, – как всегда бесстрастно ответил Умник.

– Я очень постараюсь успеть, – выдавил Николас, пытаясь забраться в очередной технологический проход.

Николас как мог старался уложиться в отпущенное время. Либо у него это получилось, либо маршрут стал проще, но он уже видел перед собой стазис-капсулу в спасательном отсеке.

– Время? – едва дыша, выкрикнул Николас, открывая капсулу и забираясь внутрь.

– До запуска двигателей осталось восемнадцать секунд. Вы молодец, капитан, успели.

– Успеешь тут, когда на кону твоя жизнь. Включаю стазис-капсулу, дальше ты сам. Удачи, Умник! – Николас набрал последовательность команд на голодисплее, крышка капсулы плавно опустилась, издав чавкающий звук герметизации и… Внезапная темнота прервала мысли Николаса, вырывая его из реальности и погружая в небытие.

– Удачи нам всем, капитан, – но Николас уже не слышал его.

Спустя несколько секунд звездолет «Император» приступил к торможению. Плазма маршевых двигателей все ярче и ярче озаряла окружающее пространство, гася скорость и вступая в противоборство с гравитацией черной дыры. Умник не был ограничен в маневре, так как теперь капитану ничего не угрожало, стало возможным ориентировать только на показатель живучести звездолета. А этот показатель находился на допустимо низком уровне. Пока он занимался управлением, второстепенные системы продолжали активную работу по восстановлению поврежденных и уничтоженных систем, а также размещали и настраивали эмиттеры защитного поля под предстоящее противоборство. Как бы это ни было странно, корабль готовился биться до конца.

Торможение и выход в ноль на границу тяги маршевых двигателей и противодействующей им гравитации черной дыры прошли согласно расчетам Умника. В данный момент звездолет балансировал на грани противодействия силам черной дыры, не давая им захватить себя. А она продолжала нагреваться, поглощая неимоверное количество энергии, которая не то, что не прекращалась, а казалось, ее становилось все больше.

Выливаясь из деструктурированного пространства ярчайшими потоками, тут же захватывалась гравитацией черной дыры и поглощалась ей. Ирреальное зрелище, которое, к сожалению, некому оценить. Пользуясь моментом стабильности, Умник начал тестирование восстанавливаемых и восстановленных систем, в реальном времени проверяя параметры работы, и в случае выявления проблем или ошибок давал команду на немедленное исправление. Роботы технической поддержки закончили установку и настройку эмиттеров силового поля и подключали их к накопителям энергии. Как только эмиттер подключался к питанию, Умник сразу его активировал, встраивая в защитно-компенсационную систему. По итогам проведенной инспекции, корпус звездолета «Император» восстановлен на восемьдесят пять процентов, основные и вспомогательные системы – на семьдесят процентов. Эти данные давали Умнику возможность провести вероятностные расчеты способности звездолета перенести взрыв черной дыры в рамках плана, разработанного капитаном, чем он и занялся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное