Юрий Стукалин.

Военное дело индейцев Дикого Запада. Самая полная энциклопедия



скачать книгу бесплатно

Арикары были свободно организованным союзом подплемен, каждое из которых имело собственное селение и название. Сохранились лишь некоторые из названий. Льюис и Кларк упоминали «Лахукат» — селение, в котором арикары жили в 1797 году, но около 1800 года оно было покинуто. Сегодня уже нельзя назвать точное количество подплемен союза. Льюис и Кларк писали об арикарах как об остатках десяти племен пауни, живших в 1804 году в трех селениях. Болезни и войны так сократили племя, что сегодня уже мало что напоминает о прежних ветвях племени.

Самые старые предания арикаров повествуют о том, что они возделывали землю и их основными продуктами питания были маис, бобы, кабачки и тыквы. Арикары обменивали маис шайенам, сиу и другим кочевым племенам на бизоньи шкуры, кожи и мясо, а все это, в свою очередь, меняли у торговцев на одежду, кухонную утварь, ружья и т. п. Они ловили рыбу при помощи плетеных корзин-ловушек и были великолепными пловцами. Дерево получали из реки – когда весной ломался лед, вылавливали из воды проплывавшие деревья. Лодки делали из цельной шкуры бизона, натянутой волосами внутрь на остов из ивовых прутьев, согнутых и связанных в обруч диаметром в 7,5—10 см. Такие лодки легко переносились женщинами и, по словам Хайдена, могли переправить через Миссури трех мужчин с достаточной степенью безопасности. Мэтьюз и другие исследователи упоминают умение арикаров плавить стекло, с последующим разливом его в формы для изготовления украшений. В плетении корзин они сохранили метод, идентичный используемому в прошлом племенами Луизианы.

Прежняя родина арикаров находилась на юге США. Все ранние авторы отмечали практически полное сходство их языка с языком пауни. Во многих источниках и племенных преданиях часто упоминается, что язык арикаров наиболее близок к диалекту скиди-пауни, приводя этот аргумент в поддержку гипотезы о том, что арикары отделились именно от скиди. Но работа Дугласа Паркса с пауни и арикарами тем не менее показала, что язык арикаров более близок к консервативным языкам Южной группы пауни. На то же указывали и Лессер с Велтфиш, отмечая, что их информатор арикара не мог понять текст на скиди, хотя тот же текст на диалекте Южной группы понимал легко. В своем движении на север арикары столкнулись с племенами сиуязычной семьи, двигавшимися на запад. В результате начались войны, прерывавшиеся периодами мира и даже союза между племенами. В 1770 году французские торговцы установили контакты с арикарами на р. Миссури, ниже р. Шайен. Спустя 35 лет Льюис и Кларк встретили племя, сократившееся в численности и жившее в трех селениях между реками Гранд и Кэннонболл в Дакоте. Торговец Трюдо писал в 1795 году, что три эпидемии оспы, случившиеся до этого года, сократили численность арикаров с 32 деревень до двух.


Воин арикара, начало 1870-х гг.


В начале XIX века арикары считались довольно агрессивным племенем. Томас Джеймс писал о них как о воинственном народе. Брэдбери в 1811 году отмечал, что арикары отличные наездники и метко стреляют из лука на полном скаку. Среди их врагов в разные периоды времени были сиу, шайены, хидатсы, манданы, кри, оджибвеи, ассинибойны, черноногие, гровантры, кроу, шошоны, омахи и понки. Сиу Белый Бык высоко отзывался об их воинских качествах, считая их храбрыми воинами. В конце индейских войн армейские чины часто использовали арикаров в качестве разведчиков. По словам Эдвина Денига, арикары никогда не проявляли дружеского расположения к белым людям. «Эти чувства сильной враждебности и глубокой ненависти к белым внедрялись в умы их детей, как только те начинали что-либо понимать», – писал он, признавая, однако, что чувства эти, несомненно, возникли в результате неких сложностей при первых контактах с евро-американцами. По его словам, в начале XIX века мало кто из торговцев отваживался жить среди них, а те, кто пытался, погибали. Трюдо сообщал, что арикары терпят торговцев только потому, что те снабжают их необходимыми товарами, в частности боеприпасами, а Табо считал, что вести дела с арикарами сложнее, чем с каким-либо другим племенем. Периодические нападения и грабежи, совершаемые арикарами в течение первых десятилетий XIX века, были одной из причин, что среди торговцев они стали известны как «омерзительное племя». Кроме открытой враждебности, неприязнь вызывали и некоторые обычаи, отличавшие их от соседних народов. Например, когда весной на реке таял лед, мимо их деревень по течению проплывало огромное количество трупов утонувших бизонов, пытавшихся в начале зимы переправиться через реку по тонкому льду. Часто таким образом тонули целые стада. По словам очевидцев, вонь от гнилого мяса разносилась далеко по округе. Несмотря на большое количество дичи в окрестностях деревни, арикары вытаскивали разбухшие туши на берег и ели склизкое месиво ложками в сыром виде. Многих современников поражала невероятная сексуальная распущенность племени – отмечалась высокая степень венерических заболеваний и случаи инцеста. «Это единственный народ, среди которого инцест не считается делом позорным или преступным», – отмечал Дениг в середине века. Табо в 1804 году был свидетелем сексуальных отношений между братьями и сестрами, а также между тещами и зятьями. Последний факт особо примечателен тем, что среди остальных племен существовало жесткое табу на общение между ними – им запрещалось даже разговаривать друг с другом. «В одежде они грязны и неряшливы, – писал Дениг, – как мужчины, так и женщины. Их волос редко касался гребень». Мужчины часто склеивали волосы в пучок, замазывали его глиной, жиром и краской, создавая таким образом «великолепное пастбище для вшей, вырастающих до невообразимых размеров» и снующих в огромных количествах не только по одежде, но и в каждом углу их жилищ.

К 1851 году арикары переместились выше в окрестности реки Харт. Неуклонное движение колонистов на запад становилось причиной постоянного перемещения многих индейских народов – положение, тяжело переносимое оседлыми племенами, в том числе арикарами. Почти постоянная война с агрессивными племенами кочевников, вместе с опустошениями от оспы в конце XVIII и начале XIX столетия, привели к полному уничтожению некоторых поселений. Выжившие, но ослабленные люди объединялись, чтобы создать новые, смешанные селения, так что их древнее устройство было сильно видоизменено. Именно во время этого напряженного периода арикары стали близкими соседями, а затем и союзниками манданов и хидатсов.

Когда в 1804 году Льюис и Кларк посетили арикаров, они были дружественно настроены по отношению к Соединенным Штатам, но в результате интриг между торговыми компаниями стали проявлять враждебность. Они были очень недовольны тем, что белые торговцы продают ружья их врагам сиу. Когда в 1805 году во время поездки в Вашингтон умер их вождь, арикары решили, что белые убили его. Враждебность племени по отношению к белым людям продолжалась до эпидемии оспы 1837 года, когда численность арикаров значительно сократилась.

В июне 1823 году арикары атаковали лодки американского мехоторговца Эшли, убили около пятнадцати человек. Летом того же года правительство США выслало против них военную экспедицию из 275 человек под руководством полковника Ливенворта. Это была первая армейская акция против индейцев Великих Равнин, и она имела важные последствия для дальнейшей военной истории региона. К солдатам присоединились трапперы и около полутора тысяч воинов сиу (по другим данным, 750), что довело общее число нападавших до полутора-двух тысяч бойцов. По прибытии к деревне арикаров войска провели серьезные приготовления к битве. Огромное количество хлопчатобумажной ткани было нарезано и заготовлено в качестве бинтов для возможных раненых, из чего сиу решили, что предстоит настоящая бойня. Командование попросило сиу держаться в стороне, и после короткого обстрела из пушек солдаты и трапперы атаковали деревню. Арикары укрылись в земляных домах[8]8
  Земляной дом – полуоседлые племена жили в постоянных деревнях, состоявших из огромных земляных домов. В каждом доме проживало около 20–30 человек. Земляной дом представлял собой каркас из бревен без окон, сверху полностью засыпанный землей, с дымовым отверстием в потолке и входом.


[Закрыть]
и отстреливались из них. Можно понять ужас защитников (не более пятисот воинов), никогда ранее не сталкивавшихся с таким числом врагов. Они ранили нескольких нападавших, после чего атака неожиданно прекратилась. Трапперы и сиу были взбешены. Индейцы хотели атаковать деревню самостоятельно, но Ливенворт остановил их, выслушав со стороны трапперов и офицеров несколько нелицеприятных выражений. Ночью напуганные арикары тайно покинули деревню и бежали, проскочив мимо врагов. Возможно, приказы, полученные Ливенвортом, не подразумевали устроения побоища, а обязывали его лишь продемонстрировать арикарам силу оружия США, но полный провал экспедиции имел крайне негативные последствия. Могучие сиу ничего не знали о правительственных инструкциях, субординации и приказах командования. Их военная система строилась совсем на других принципах, и потому они решили, что солдаты попросту струсили. Они увидели мощь армии США, возможности пушек, качество вооружения солдат и их количество, но они увидели также, что солдаты были трусами, не способными справиться даже со слабым врагом. Современники вспоминали, как даже спустя три десятилетия старые сиу, завидев перевязочные материалы, начинали, смеясь, рассказывать о глупых солдатах, готовящихся к бою у деревни арикаров. Если бы в тот день арикары были разгромлены и перебиты, история войн на Великих Равнинах была бы менее кровопролитной, а индейцы более сговорчивыми.

Вследствие этого нападения и отсутствия урожая в течение двух последующих лет арикары покинули Миссури и присоединились к скиди-пауни на р. Луп в штате Небраска, где провели три года. Враждебность арикаров к белым сделала их опасными и нежелательными соседями. Пауни попросили их вернуться на Миссури, что арикары и сделали. В июне 1835 года капитан Форд встретил арикаров в районе р. Платт и отметил, что они не имеют постоянной деревни и кочуют, живя в кожаных типи. В 1836 году они послали две делегации к манданам, сообщая, что хотят вернуться, и были радушно приняты. В апреле 1837 года к деревне манданов вернулась группа арикаров в 250 типи. Основная часть племени поселилась в деревне манданов, а около двадцати семей у хидатсов. В июле разразилась эпидемия оспы, в результате которой, по сообщениям Шадоне, умерло ? манданов и ? арикаров.

По первому договору с США, подписанному в 1825 году, арикары признали верховную власть правительства и согласились торговать только с американскими гражданами, чью жизнь и имущество обещали защищать, а все сложные ситуации регулировать с помощью официальных представителей Соединенных Штатов. После окончания Мексиканской войны правительство направило комиссию для определения территорий, на которые заявляли свои права племена, жившие к северу от Мексики между Миссури и Скалистыми горами. В договоре, заключенном в форте Ларами в 1851 году с арикарами, манданами и хидатсами, земля, на которую претендовали эти племена, описывается как лежащая к западу от Миссури, от р. Харт, штат Северная Дакота, до р. Йеллоустон, и вверх по последней до устья р. Паудер, штат Монтана; оттуда на юго-восток к верховью р. Литтл-Миссури в Вайоминге, окаймляя Черные Холмы к истоку р. Харт, и вниз по этой реке до места ее слияния с Миссури. Договор не был ратифицирован, права арикаров на землю оставались неурегулированными до 1880 года, когда специальным приказом американского президента были установлены границы их современной резервации. Она включала торговый пост, основанный в 1845 году и названный в честь одного из основателей Американской пушной компании – Бартоломью Бертолда. Эту землю вместе делят арикары, манданы и хидатсы. Их часто называют индейцами форта Бертолд. В соответствии с постановлением от 8 февраля 1887 года арикары получили в личную собственность отдельные наделы и, с утверждением наделов министром внутренних дел от 10 июля 1900 года, стали гражданами США, подвластными законам штата Северная Дакота.

В 1870-х годах арикары служили в армии США разведчиками, охотниками и почтовыми курьерами. Особо отмечена их служба во время исследовательской экспедиции подполковника Джорджа Кастера в Черные Холмы в 1874 году и военной экспедиции против сиу и шайенов 1876 года. Арикара Кровавый Нож был любимым разведчиком Кастера и погиб вместе с ним в битве на Литтл-Бигхорн.

Трюдо в 1795 г. сообщал, что арикары могут выставить 500 воинов. Перри ду Лак в 1802 году указал 1000 воинов. В 1804 г. Льюис и Кларк определили их численность в 2600 чел., из которых более 600 были воинами. Эллис в 1834 г. – 2200 чел. Торговец Ф. Жирард сообщал, что в 1849 г. арикары насчитывали 2500 душ. Рудольф Курц в 1851 г. указал 600 воинов, или 300 палаток. В 1870 г. племя насчитывало 1650 чел.; к 1881 г., по данным индейского агента, сократилось до 678 чел.; в 1888 г. сообщалось о 500; а перепись 1904 г. указывает численность арикаров всего в 380 чел. В 1950 г. арикары насчитывали 682 чел.

Ассинибойны

Очень крупное и воинственное сиуязычное племя Северных равнин. Впервые ассинибойны упоминаются как отдельное племя в «Сообщениях Иезуитов» за 1640 год. Несмотря на повсеместные утверждения, что прежде они составляли часть янктонаи-сиу и их отделение от родительского племени, судя по легкому диалектному различию в языке, произошло незадолго до появления белых людей, последние исследования показывают, что эта теория не имеет под собой ни лингвистических, ни исторических свидетельств.

Относительно происхождения названия племени существует несколько версий. Наиболее распространенная говорит, что оно происходит из оджибвейского языка: усини – камень, упеаеа – он готовит пищу, отваривая ее; отсюда Те, кто готовит пищу щи помощи камней, или камневарщики. Кэтлин писал, что название произошло от обычая варить мясо при помощи камней. Они вырывали в земле небольшую яму, клали в нее кусок шкуры, после чего наполняли ее водой, а рядом разводили костер. В огонь бросали несколько крупных камней, а когда они раскалялись, их опускали в воду. Так поступали, пока вода не закипала. Но Рэймонд Демалли и Дэвид Миллер в вышедшем в 2001 году «Справочнике по североамериканским индейцам» придерживаются иной версии. По их мнению, название происходит от оджибвейского ассини-пуан, или каменный враг, где слово враг изначально употреблялось для обозначения сиу, отсюда – каменный сиу. Сами себя ассинибойны называли Вадопана – Гребцы, или Накода. Для остальных сиу они были Вазиа-вичаша, или Северные Люди. Арикары звали их Северными Людьми или Людьми Холода, а кроу – Желтоногими.

Первое упоминание о возникновении вражды между сиу и ассинибойнами появилось в 1700 году в сообщениях торговца и исследователя Пьерра-Шарля Ле Сура. Когда кри начали получать ружья от британских торговцев, они усилили атаки на сиу и ассинибойнов, причем из-за более северного положения основной удар пришелся по последним. Ассинибойны заключили с кри мир и начали получать от них европейские товары. Но мир с кри сделал их врагами сиу. Эти события скорее всего произошли после 1670 года, когда британцы основали свой первый торговый пост в Гудзоновом заливе – Йорк-Фэктори.

К началу XVIII века ассинибойны стали посредниками, торговавшими европейскими товарами с отдаленными племенами Равнин, не имевшими прямых контактов с белыми торговцами. В 1738 году Л а Верендри сопровождал торговцев-ассинибойнов в деревни манданов на р. Миссури, где они обменивали ружья, боеприпасы, ножи, котелки и шила на манданский маис, табак, бизоньи накидки. В 1775 году Генри сообщал, что общины племени кочуют вдоль рек Саскачеван и Ассинибойн, от оконечности лесной зоны вверх до верховий первой реки. В этом районе, между сиу на юге и черноногими на западе, они продолжали кочевать до поселения в резервации. В 1776 году западные общины ассинибойнов были известны большими табунами. Их они получали, торгуя с черноногими и гровантрами, обменивая на европейские товары. Вскоре между ассинибойнами и кри с одной стороны и черноногими и гровантрами – с другой началась война. Отрезанные от торговли лошадьми, ассинибойны вскоре стали одними из беднейших коноводов Равнин.


Убивший Пегого Коня, ассинибойн


В 1804 году Льюис и Кларк встретили общину Больших Дьяволов, кочевавшую между Миссури и Саскачеваном, выше Йеллоустона и истока р. Ассини-бойн – в тот период это была крайняя точка юго-западного продвижения племени на Равнины. В 1833 году Максимилиан сообщал, что ассинибойны насчитывают 3000 палаток и заявляют права на земли между реками Миссури и Саскачеван, ограниченные с востока р. Ассинибойн, а с запада р. Милк-Ривер. Хайден указал следующие границы земель ассинибойнов своего времени: «Северные ассинибойны скитаются по стране от западных берегов рек Саскачеван и Ассинибойн, в западном направлении до Лесных гор (Вуди-Маунтинс), в северном и западном – среди некоторых небольших останцев тектонического покрова Скалистых гор, расположенных к востоку от Миссури, и на берегах маленьких озер, часто встречающихся на равнинах этого района. Они насчитывают 250 или 300 палаток. Остальная часть племени, сократившаяся сегодня (1856 год) до 250 палаток, занимает район, очерченный следующим образом: начинается в устье р. Белая Земля на востоке, тянется вверх по этой реке до ее истока и за нее до истока Грэнд-Кули, а оттуда на северо-запад вдоль Кото-де-Прери до самого начала Кипарисовых гор (Сайприс-Маунтинс), на северный рукав р. Милк, вниз по этой реке до места слияния с Миссури, оттуда вниз по Миссури до р. Белая Земля – точки отсчета. До 1838 года племя все еще насчитывало от 1000 до 1200 палаток и торговало на Миссури, когда оспа сократила их менее чем до 400 палаток. К тому же они были окружены крупными враждебными племенами, которые постоянно воевали с ними. Таким образом их численность уменьшилась, хотя сегодня она медленно возрастает».

Ассинибойны, вместе с союзниками – равнинными кри и оджибвеями, находились в постоянном конфликте с сиу, кроу, черноногими, гровантра-ми, сарси, шошонами, плоскоголовыми, кутеней, неперсе, хидатсами, майданами, арикарами и даже с такими дальними обитателями Скалистых гор, как шусвапы. Они вынудили отступить на юг шайенов, когда те начали заселять Равнины. Один торговец так описывал ассинибойнов: «Они ленивы и непредусмотрительны. Они не покупают ружья, а если и делают это, то обменивают их другим племенам». До конца XIX века ассинибойны сражались против хорошо вооруженных современными ружьями черноногих с луками, копьями и томагавками.

Ассинибойны были полностью окружены сильными врагами. На юге жили кроу, на западе черноногие, на северо-западе гровантры, на востоке хидатсы, а на юго-востоке сиу. Дениг сообщал, что несмотря на это ассинибойны храбро защищали себя, считались хорошими бойцами и искусными конокрадами, были знамениты своими неожиданными нападениями на врагов и сражались с почти беспримерным отчаянием, когда им некуда было отступать. «В войне с кроу они обычно бывали биты, – писал он, – но часто удачливы в угоне огромных табунов лошадей. Кроу же, которым нечего заполучить с ассинибойнов, кроме скальпов, редко отправлялись войной на их территорию, предпочитая оставаться дома и охранять свои многочисленные табуны от них и прочих врагов. В этих битвах ассинибойны несли значительные потери. Настолько большие, что когда в 1844 году кроу предложили им заключить мир, с радостью согласились, а спустя несколько лет оба племени стали добрыми друзьями, часто разбивая лагеря и охотясь вместе». Родственные кроу хидатсы заключили с ассинибойнами мир приблизительно в том же году, понимая, что война между ними несет им больше вреда, чем пользы. Ни те, ни другие никогда не имели много лошадей – одного из основных мотивов войны, и обе стороны хотели торговать друг с другом.

Главными врагами ассинибойнов на протяжении XIX века были сиу и черноногие. С сиу они воевали постоянно с момента присоединения к кри. Дениг отмечал в 1856 году, что ассинибойны снабжают себя лошадьми, воруя их у черноногих, а сиу, в свою очередь, захватывают их у ассинибойнов. «Таким образом, бедные животные попадают от одного племени к другому, часто возвращаясь к прежним владельцам по нескольку раз», – писал он. Мир между сиу и ассинибойнами был заключен в 1874 году, а с черноногими столкновения продолжались до середины 1880-х годов. Бедных лошадьми ассинибойнов всегда привлекали богатые табуны черноногих. Ближайшими к ним были союзники черноногих – гровантры, и основные боевые действия в первой половине XIX века велись именно против них. По словам Денига, в этой войне ассинибойны несли большие потери, чем гровантры. В 1851 году между ними был заключен мир. Ассинибойны часто приходили в лагеря гровантров, радушно принимались там, а отбывая, воровали лошадей. Гровантры не хотели воевать с ними, потому что ничего не получали от этой войны, лишь только теряли. По сообщениям лейтенанта Брэдли, приблизительно в 1830 году ассинибойны имели в среднем по две лошади на палатку, гровантры по пять, пиеганы по десять, а кроу по пятнадцать. По другим, более поздним сведениям, в крупном лагере ассинибойнов не менее чем у трети мужчин вообще не было лошадей. Эти данные хорошо показывают, почему многие племена не видели смысла в войне с ассинибойнами.

Отношения с белыми людьми у ассинибойнов обычно складывались хорошо, но и им не удалось избежать столкновений. Например, в апреле 1873 года группа белых охотников, добывавших волчьи шкуры (вулферы), без каких-либо провокаций со стороны индейцев атаковала лагерь ассинибойнов в горах Свитграсс-Хиллс. В мае того же года другие вулферы, у которых кри украли нескольких лошадей, в горах Сайпресс-Хиллс атаковали лагерь голодающих ассинибойнов вождя Маленького Солдата, состоящий из сорока палаток. Они убили 16 человек, а трупы изуродовали. Индейский агент А. Симмонс пытался добиться наказания вулферов, но безрезультатно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

сообщить о нарушении