Юрий Стукалин.

Военное дело индейцев Дикого Запада. Самая полная энциклопедия



скачать книгу бесплатно

В 1825 г. (полковник Генри Аткинсон) – 10 250 чел., из которых 2050 воины. 1833 г. (Джордж Кэтлин) – 10 000 чел. 1834 г. (официальные данные) – 11 000 чел. Но, по сообщениям миссионеров, в 1834 г. пауни составляли 8000 чел. В 1838 г., по сведениям миссионеров Данбара и Эллис, они насчитывали около 10 000 чел., что подтверждается другими сообщениями того периода. В 1840 г. численность пауни, по данным миссионеров, сократилась до 6244 чел., а в 1847-м повысилась до 8400. К 1849 г. эпидемия холеры и войны с краснокожими врагами сократили племя до 4500 душ, а к 1861-му, согласно индейскому агенту, их осталось всего 3416. В последующие годы численность пауни постоянно уменьшалась: 1862 г. – 3414 чел., 1864 г. – 3350, 1865 г. – 2800,1866 г. – 2750,1867 г. – 2935,1868 г. – 2831,1869 г. – 2389,1871 г. – 2364, 1872 г. – 2447,1875 г. – 2276,1876 г. – 2026,1879 г. – 1140 (в первые пять лет, которые племя провело на Индейской Территории, умерло 800 чел.), 1881 г. – 1250, 1886 г. – 998, 1890 г. – 804, 1900 г. – 804, а в 1906 году – всего 649. В XX в. численность племени начала медленно расти и к 1940 г. достигла 1017 чел. Относительно раздельной численности всех четырех племен пауни: 1806 г. (Зебулон Пайк): скиди – 1485 чел., из которых 480 воины; чауи и питахауират – 3120, включая 1000 воинов; киткехахки – 1618 (500 воинов). 1820 г. (Эдвин Джеймс): скиди – 3500 чел., чауи и питахауират – 2000, киткехахки – 1000.1825 г. (Генри Аткинсон), скиди – 3500 чел., чауи и питахауират – 5500, киткехахки – 1250. 1840 г. (миссионеры): скиди – 1906 чел., из которых 469 воины; чауи – 1781, включая 330 воинов; киткехахки – 1923 (404 воина), питахауират – 832 (246 воинов). 1872 г. (сообщения индейского агента): скиди – 630 чел., из которых 154 воины; чауи – 759, включая 140 воинов; киткехахки – 550 (124 воина); питахауират – 508 (91 воин). 1938 г. (по словам пауни): скиди – 450 чел., чауи – 200, киткехахки – 250, питахауират – 100.

Понки

По мнению Лафлеша, некоторые данные указывают на то, что сиуязычные понки в прошлом были кланом омахов. Значение слова понка неизвестно, но происходит оно от самоназвания ппакка. Они жили в земляных домах в постоянных деревнях, как и другие полуоседлые племена, ежегодно отправляясь на Равнины, чтобы поохотиться на бизонов.

Первое упоминание понков относится к 1785 году. В письме, датированном 12 декабря 1785 года и написанном предположительно генеральным губернатором Луизианы Эстебаном Родригесом Миро (по мнению Дж. Ховарда, Миро получил эти сведения от других индейцев, которые, возможно, были врагами понков), отмечалось: «На маленьком ручье, что ниже Бегущей Реки (р. Найобрара. – Авт.), расположено постоянное поселение понков. Несмотря на это, люди они кочевые, от природы свирепые и жестокие, безжалостно убивающие всех, кого встретят на своем пути. Если они встречаются с превосходящими силами, то стараются заключить мир. Другими словами, хотя понки имеют не более 80 воинов, дружат они лишь с теми, с кем принуждают их дружить обстоятельства».

К концу XVIII века понки начали получать от торговцев большое количество европейских товаров. В середине 1790-х годов Жан Трюдо основал торговый пост Понка-Хауз для закупки мехов у понков, омахов и сиу. Понки быстро поняли ценность своего положения, дающего им возможность быть посредниками в распространении европейских товаров, и в 1795 году начали останавливать и грабить проплывающих по Миссури торговцев. Одним из мотивов нападений было опасение, что живущие вверх по реке племена – арикары, сиу и другие получат от торговцев ружья, которые впоследствии смогут использовать против их племени. Потери от нападений понков зачастую оказывались весомыми. К примеру, лейтенант-губернатор испанского Иллинойса и комендант Сент-Луиса Зенон Трюдо сообщал, что одна торговая экспедиция, двигаясь вверх по Миссури, была ограблена понками и потеряла товаров на 7000 песо.


Стоящий Медведь, вождь понков. Начало 1870-х гг.


Отношения между понками и США были открыты договором 1817 года, подписанным с целью «восстановить мир и дружбу, существовавшие (между двумя народами. – Авт.) до Войны 1812 года». В 1825 году был подписан еще один договор, по которому на земле понков позволялось жить только торговцам, а племя, в свою очередь, обязалось передавать нарушителей на суд Соединенным Штатам. В 1858 году понки продали свои охотничьи угодья правительству, получив для себя участок земли, что было подтверждено договором 1865 года.

Маленькая численность племени не позволяла понкам принимать активного участия в межплеменных войнах. Они могли вести только оборонительные боевые действия либо искать сильных союзников. Еще в конце XVIII века они были подконтрольны вождю омахов, Черная Птица, который требовал в обмен на защиту дары в виде шкур и других вещей. Эпидемии и постоянные схватки с врагами значительно отразились на их численности. Согласно мехоторговцу Пьеру Антуану Табо, в 1804 году у понков оставалось всего 40 воинов, и больше половины из них были убиты индейцами брюле-сиу во время нападения, произошедшего следующей весной. И хотя его данные о численности, несомненно, неточны, понкам пришлось искать защиты от сиу у омахов. В 1824 году отрядом сиу были убиты еще 18 мужчин понков, включая ведущих вождей племени. В 1830-х годах Дугерти и Пилчер сообщали, что понки могут выставить всего 75—100 воинов и вынуждены сражаться на стороне сиу против пауни. Они отмечали в 1835 году, что в прошлом понки занимались земледелием, «но грабежи сиу вынудили их присоединиться к сиу и стать охотниками на бизонов». Позднее сиу заставили их участвовать в войне против омахов. Но отношения с сиу вскоре испортились, и последний раз племя провело удачную бизонью охоту в 1855 году. В последующие годы многочисленные отряды сиу не только отрезали понков от бизоньих пастбищ, но и вынудили их вести полуголодный образ жизни, постоянно оставаясь в своих деревнях, опасаясь даже возделывать поля. В дальнейшем отношения понков с пауни, как правило, были мирными. Иногда конокрады пауни воровали у понков лошадей, но если их ловили, то убивали на месте, что порой вело к ответным мерам. Оба племени часто посещали друг друга и оказали заметное культурное взаимовлияние. В 1859 году объединенный военный отряд сиу и шайенов атаковал охотничий лагерь понков, убив нескольких влиятельных людей племени. После возвращения вождь Вегасапи обвинил индейского агента Грегори в том, что правительство помогает его врагам, и, протянув окровавленные стрелы, в отчаянии проговорил: «Я больше не желаю вести себя словно женщина, а отправляюсь в военный поход, как поступал, пока мой Великий Отец не связал мои руки сладкими речами! Лучше умереть воином, а не ждать, когда сиу придут сюда и убьют нас». К чести Грегори, он попытался сделать для защиты маленького племени все, что от него зависело. Осенью 1860 года он отправился в путь и провел совет с брюле-сиу, которые благодушно обещали ему оставить понков в покое, поскольку ожидали, что «будут слишком заняты походами против омахов и пауни».

Однако общая политика правительства США в отношении понков была схожа с его отношением к другим мирным племенам. В 1868 году правительство передало сиу резервацию, включавшую в себя резервацию понков на р. Найобрара, при этом интересы понков, естественно, были игнорированы. С этого момента сиу стали нападать на понков, имея для себя довольно веское основание – понки оказались захватчиками новых земель сиу, принадлежавших понкам еще по договору 1858 года! Правительство не только не сделало попытки исправить ужасную ошибку, но даже не пыталось защитить несчастных. Более того, дикие сиу периодически снабжались первоклассными ружьями для «охоты на бизонов». Весь ужас подобной политики снабжения враждебных кочевников огнестрельным оружием и ограничения в нем мирных племен заключался в том, что любой белый житель границы прекрасно знал, что из-за сложностей в получении боеприпасов индейцы крайне редко использовали ружья для охоты на бизонов, но всегда с радостью направляли их против своих краснокожих и бледнолицых врагов.

В 1877 году понкам сообщили, что они переселяются на Индейскую Территорию. Причину переселения не объяснили ни протестующим вождям, ни их людям. Восемь вождей вместе с представителями правительства отправились на Индейскую Территорию, чтобы отобрать место для новой резервации. Вожди отказались выбрать резервацию на этой «странной земле» и умоляли позволить им вернуться, но получили отказ. Тогда, с несколькими долларами в кармане, имея при себе лишь по одному одеялу, они за сорок дней самостоятельно вернулись домой, пройдя около 500 миль. Но 1 мая все племя силами армии США было переселено в новую резервацию. В результате смены климата с холодного на жаркий и влажный всего за год умерла треть племени. Среди умерших был и сын вождя Стоящий Медведь, который пожелал похоронить его на земле предков, взял кости сына и в январе 1879 года вместе с группой ближайших соратников пешком отправился в путь. Солдатам приказали перехватить их, арестовать и вернуть назад, но по пути на юг история получила огласку, граждане города Омаха встали на защиту несчастных, а адвокаты предложили свою помощь. Судья Данди признал, что правительство США не имеет права насильно переселять пленников на Индейскую Территорию, и приказал отпустить их. Сенат назначил расследование правомерности переселения понков, в результате чего им была предоставлена резервация на родных землях, а за потерянную собственность выплачена компенсация.

В 1802 г. Перри ду Лак сообщал, что понки могли выставить 300 воинов. Касс в 1836 г. указал общую численность племени в 900 чел., Бент в 1846-м – 2000, Мэтлок в 1847-м – 1600, Митчелл в 1852-м – 800. Численность понков в ноябре 1874 г. составляла 733 чел., которые жили в трех деревнях. Официальный отчет за 1910-й показал 875 чел., а за 1989-й – 3277.

Сарси

Маленькое атапаскоязычное племя Северных равнин. Название произошло от слова из языка черноногих са-арси – плохие, но сами себя они называли тсу тинна – Люди Земли или Много Людей. Легенда сарси гласит, что их отделение от биверов произошло после того, как однажды зимой на огромном озере некая женщина попыталась вытянуть вмерзший в лед бизоний рог. Лед треснул и разделил племя на две части – одна осталась на севере, другая на юге. Но это не более чем легенда. Предание биверов, напротив, судя по всему, основано на реальных событиях. В нем говорится, что отделение сарси от них произошло в результате кровной мести. Некий юноша убил собаку, принадлежавшую человеку из другой части племени. Владелец убил юношу, а его родственники убили владельца. В конце концов вражда достигла такого накала, что слабейшая группа была вынуждена мигрировать подальше. В действительности незадолго до появления европейцев часть биверов, впоследствии ставшая сарси, начала проводить теплое время года на Равнинах, охотясь на бизонов, а на зимовку возвращаться к сородичам в леса. В начале XVIII века, когда кри, вооруженные огнестрельным оружием, стали вторгаться на запад, они клином разделили биверов и сарси.

К концу XVIII века лагеря сарси часто видели в верховьях р. Северный Саскачеван, а позднее вокруг Бивер-Хиллс. По сведениям Ходжа, в начале XIX века сарси жили в 35 палатках и могли выставить всего 120 воинов. Их охотничьи угодья располагались в верховьях Саскачевана в сторону Скалистых гор. По словам Умфревилье, в 1790 году сарси являлись одним из основных племен, торговавших с Компанией Гудзонова залива. Александр Генри писал о них в 1811 году: «Эти люди имеют репутацию храбрейшего племени на всех Равнинах, осмеливаясь противостоять лицом к лицу врагам, в десять раз превосходящим их по численности, в чем я лично мог убедиться во время пребывания на этой территории». Они воевали с кри, кроу, кутеней, плоскоголовыми, шошонами и ассинибойнами. Еще в начале миграции сарси на Северные равнины между ними и черноногими установились очень близкие дружеские отношения. Ранние путешественники иногда даже считали сарси не отдельным народом, а четвертым родственным племенем конфедерации черноногих. Наиболее близко сарси обычно общались с бладами и сиксиками. Несмотря на союз с черноногими, они часто вступали в конфликты с разными племенами конфедерации, отстаивая свою независимость. В некоторых случаях открытые конфликты с одним из племен конфедерации вынуждали их искать защиты у других.


Верховный вождь сарси Бычья Голова


Их обычаи были сильно изменены в результате долгого пребывания среди черноногих, но язык остался неизменен. Летом сарси кочевали несколькими общинами в поисках бизонов, живя в кожаных типи, а зимой перебирались в низкие бревенчатые хижины, обмазанные землей. Их культура и церемонии были практически идентичны черноногским. Племя не имело единого вождя, но при необходимости (например, во время посещения торговых постов) от лица всего племени выступали наиболее влиятельные вожди.

Численность сарси в 1780-х гг., согласно Томпсону, составляла 90 палаток, или 650 чел. Маккензи в 1801 г. сообщал о 35 палатках и 120 мужчинах, а Фидлер в том же году – о 70 палатках. Генри в 1810 г. писал о 90 палатках и 150 мужчинах. Франклин в 1824 г. насчитал 100 палаток. В 1837 г. эпидемия оспы сократила их численность до 250 чел. Симпсон (1841 г.) – 50 палаток, 350 чел., из которых мужчин – 100. Роуанд (1843 г.) – 45 палаток, или 350 чел. Хинд (1859 г.) – 45 палаток, или 360 чел. Постепенно, благодаря межплеменным бракам и прочим условиям, численность сарси возросла до 420, когда следующая эпидемия, случившаяся в 1869 г., унесла жизни более 320 мужчин, женщин и детей. Все племя стало умещаться всего в 12 палатках. У некоторых современников возникло опасение, что вскоре племя перестанет существовать, но оно выжило. К моменту подписания договора № 7 в 1877 г. сарси насчитывали 255 чел. По данным преподобного Вилсона, в 1888 г. сарси делились на две общины – сарси-блады и истинные сарси. Он писал, что люди они малообщительные и не испытывают любви к белокожим. В 1909 г. их численность составляла 197 чел., и они занимались земледелием, выращиванием скота и рубкой леса в резервации у Калгари, провинция Альберта, практически не вступая в контакты с другими индейцами, за исключением церемониальных собраний. В 1924 г. их осталось всего 160 чел., но к 1984 г. численность возросла до 717.

Сиу

Равнинные сиу являлись самой западной частью племен группы сиу и, соответственно, принадлежали к сиуязычной семье. Их ранняя история ничем не отличалась от истории других племен дакотов, но после миграции на Великие Равнины, произошедшей в конце XVIII века, они стали действовать независимо от восточных родичей, а их культура полностью изменилась.

Название сиу произошло от оджибвейского слова надоуе-сиу-ег – Гадюки. Равнинные сиу были также широко известны каклакоты и тетоны и состояли из семи самостоятельных племен: 1) оглалы (Разбрасывающие); 2) мини-конжу (Сажающие Семена у Речных Берегов)’, 3) брюле (сичангу, Обожженные Бедра); 4) охенонпы (Два Котла); 5) итазипчо (санс-арк, Без Луков); 6) сихасапы (Черноногие Сиу); 7) хункпапы (Ставящие Палатки в Оконечностях Лагерного Круга). Самыми крупными из этих племен были брюле и оглалы.

Многие племена называли сиу Отрезающими Головы или Перерезающими Горло, что на языке жестов показывали движением руки вдоль горла. Кайовы называли их кодалпа-киаго – Люди Ожерелья, имея в виду так называемые хайр-пайпы, которые, по мнению кайовов, на Равнины принесли именно сиу. На языке жестов знак для перерезать горло и хайр-пайп идентичен. Скорее всего, это кайовская ошибка, и их название произошло из-за неверного понимания обозначения этого племени на языке жестов.

В разные времена равнинные сиу воевали с хидатсами, манданами, арикарами, шайенами, арапахо, кайовами, понками, омахами, пауни, осейджами, черноногими, сарси, гровантрами, кри, равнинными оджибвеями, ассинибойнами, кроу, ото, миссури, айовами, канзами, шошонами, банноками, кутеней, ютами и плоскоголовыми. Для сиу было очень сложно сохранять продолжительный мир с кем-либо из соседних племен – они были слишком многочисленны, воинственны, разбросаны на огромной территории и управлялись разными людьми. Основными врагами различных племен сиу были их соседи. Так, главными врагами брюле были арикары и пауни (см. «Пауни»), Основными врагами оглалов были кроу. «Война между этими двумя народами, – писал Дениг в 1855 году, – продолжается так долго, что никто из ныне живущих уже не помнит, когда она началась». Миниконжу до 1846 года сражались в основном с арикарами, манданами и хидатсами. Помимо этого, они с давних времен часто присоединялись к оглалам в экспедициях против кроу. К 1846 году численность бизонов стала уменьшаться, и миниконжу поняли, что в их же интересах заключить мир с арикарами, от которых они получали маис в обмен на шкуры и мясо. Хункпапы, сихасапы и итазипчо в то время также были в мире с арикарами, но воевали с манданами, хидатсами и кроу.

Сиу всегда были яростными и храбрыми воинами, доказав это в многочисленных битвах с индейскими врагами и американскими солдатами. И хотя порой приходится сталкиваться с противоположными замечаниями, их скорее можно отнести к досадному бахвальству. Джордж Гриннел, например, «слышал, как шайены… говорили… о сиу, что сражаться с ними было все равно что преследовать бизоних, потому что сиу убегали так быстро, что шайенам приходилось что было мочи гнать своих лошадей, чтобы настигнуть их и убить». Пауни, несомненно являвшиеся одними из величайших воинов Равнин, хвастливо заявляли, что причина того, что «у сиу так много общин, заключается в том, что каждый раз, когда воину сиу удается убить пауни или посчитать на нем «ку»[16]16
  Ку – одно из наиболее интересных и необычайных явлений в системе подвигов индейцев Великих Равнин. Термин происходит от французского слова coup – «удар», что является точным переводом индейского обозначения данного действия. Практически у всех равнинных племен высочайшим подвигом считалось дотронуться рукой, хлыстом или любым другим предметом до врага, не убивая его при этом. О человеке, дотронувшемся до врага или схватившем его, говорили, что он «посчитал ку». Обычно для подсчета «ку» индейцы использовали специальные шесты. Более подробно см. главу «Ку» – феномен воинской практики индейцев Равнин».


[Закрыть]
, это почитается деянием такой значимости, что он становится вождем, забирает свою семью и основывает новую общину». Дениг писал в 1855 году, что в войне брюле-сиу с пауни и арикарами, первые, как правило, оказываются более успешными. Он считал, что миниконжу «лучшие бойцы, чем арикары, и больше рискуют во время битв». В войне между сиу и кроу, по его словам, кроу убивали больше сиу, а сиу уводили у них больше лошадей. Объяснение этому кроется в том, что их военные отряды чаще проникали на земли кроу, а последним чаще приходилось защищаться, убивая конокрадов сиу.

Отношение равнинных сиу с белыми людьми до начала эмиграции на Дальний Запад (современные штаты Орегон, Невада, Калифорния) складывались достаточно миролюбиво, хотя иногда мелкие группы путешественников подвергались нападениям с их стороны. Первый договор с правительством США тетоны подписали в 1815 году у Портаж-де-Су, и он был подтвержден договором от 22 июня 1825 года у форта Лукаут, штат Южная Дакота. Но уже к началу 1850-х годов отношение разных племен сиу к белым людям стало заметно меняться. Брюле, оглалы и охенонпы были весьма приветливы и радушно принимали торговцев и путешественников в своих лагерях. С оглалами у торговцев редко возникали проблемы, и они считали их «одними из лучших индейцев на этих землях». Миниконжу были более агрессивны и, по словам Денига, «всегда были самыми дикими из всех сиу». По поводу оставшихся трех племен Дениг писал в 1855 году: «Хункпапы, сихасапы и итазипчо занимают практически единый район, часто ставят рядом друг с другом лагеря и действуют сообща». Он отмечал, что их отношение к торговцам всегда было враждебным, и сообщал: «Сегодня торговцы не могут чувствовать себя в безопасности, вступая в их лагеря… Они убивают каждого встреченного белого человека, совершают грабежи и уничтожают любую собственность вокруг фортов на Йеллоустоне… С каждым годом они становятся все более враждебными и на сегодняшний день являются даже более опасными, чем черноногие».


Пропавшая Магия, хункпапа-сиу. 1872 г.


Путь в Орегон и Калифорнию по «Орегонской тропе» вдоль р. Платт проходил через страну сиу, и, когда потянулись караваны переселенцев, начались проблемы с мирными до того племенами. Переселенцы не только распугивали и убивали дичь, сжигали и без того небольшое количество растущих на Равнинах деревьев, но и принесли новые болезни, к которым у индейцев не было иммунитета, отчего они умирали сотнями. Ближе всех оказались брюле, и они более других сиу пострадали от оспы, холеры, кори и прочих болезней. Если прежде, по словам Денига, «брюле… были превосходными охотниками, обычно хорошо одевались, имели достаточно мяса для пропитания и огромное количество лошадей, проводили время за охотой на бизонов, ловили диких лошадей и вели войну с арикарами… и пауни», то к середине 1850-х годов их положение кардинально изменилось. «Сегодня они разбиты на мелкие общины, плохо одеты, на их землях почти нет дичи, и они имеют крайне мало лошадей», – писал Дениг. Оглалы также стали враждебными, а остальные племена сиу, как указывалось выше, и до того не отличались особой любовью к белой расе. Только малочисленные и более миролюбивые охенонпы не проявляли враждебности. О них сообщалось: «Они мало воюют с кем-либо и очень много охотятся, хорошо относятся к белым людям и имеют среди них много друзей».

Ситуация накалялась и в итоге привела к войне, которая с временными перемириями продолжалась до конца 1870-х годов. Сиу были слишком сильным народом, чтобы спокойно смотреть, как гибнут от болезней их люди, а дети голодают. Дениг в 1855 году очень точно предсказал, что сиу, несомненно, станут нападать на караваны, грабить и убивать переселенцев, пока правительство не примет меры «к их полному уничтожению». Он с сожалением отмечал, что обстоятельства складываются таким образом, что избежать такого развития событий просто невозможно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

сообщить о нарушении