Юрий Согрин.

Тайна горы Шихан



скачать книгу бесплатно

© Согрин Ю.М., текст, иллюстрации, 2017

© ИП Чумаков С. В., 2017

* * *

Глава 1. Село Шаньга

Всё, о чём здесь будет рассказано, произошло в небольшом уральском селе, со всех сторон окружённом горами. Конечно же, как нетрудно догадаться, горы эти тоже назывались Уральскими. А вот с названием села его жителям немного не повезло, так как называлось село… Шаньга. Казалось бы, что такого в названии? Шаньга и Шаньга, бывают названия и похлеще. Но это на первый взгляд. А представьте себе, спросят вас – где родился? И что отвечать тогда? В Шаньге, что ли?

Или, к примеру, тех, кто живёт в Москве, называют москвичами, кто живёт в Екатеринбурге – екатеринбуржцами, а жителей Курска – курянами. Мудрёно, но понятно. А как называть жителей села Шаньга? Шаньговцы, шаньговяне, шаньговичи, шанежки… Полные непонятки, да и только. Однако умудрённые жизненным опытом жители села придумали, как обзываться, нашли выход из положения. Они стали называть себя просто – житель села Шаньга. Длинно, но понятно для всех. Хотя чаще всего друг друга они всё-таки называли «шанежками».

Долго думали, почему село назвали именно Шаньга. И сами сельчане думали, и районные и областные власти думали, и, даже несколько институтов этим занимались – ничего не придумали, ничего не открыли. Одни говорили, что пироги-шаньги здесь во все времена очень вкусные выпекали. Другие говорили, что село названо в честь известного купца Шаньгина (правда, потом запутались: село в честь Шаньгина стали называть, или купец от села свою фамилию получил?). Были и другие версии, но тоже мало чего объясняющие.

Какую-то ясность вроде бы внёс местный паренёк Витька, сейчас уже взрослый дядя, профессор исторического института Виктор Петрович Косых. Однажды он забрался на самую высокую точку горы Шихан, что находится на одной из окраин села, и долго смотрел оттуда на родное село. А день был ясный, безоблачный, видно было всё даже невооружённым глазом, безо всяких там биноклей. И вдруг на лице паренька появилась улыбка:

– Шаньга! Точно, Шаньга! – воскликнул он и бегом бросился с горы в сторону села.

Прибежав в село, он первым делом забежал к председателю поселкового совета, по странному стечению обстоятельств тоже носившему фамилию Шаньгин.

– Иван Иванович! Я нашёл! – закричал с порога Витька.

– Что нашёл? – испуганно и ничего не понимая, переспросил председатель, отодвигая от себя какие-то бумаги.

– Ну, нашёл, понял я, почему наше село Шаньгой называют.

– И почему же, мой юный друг? – широко улыбнулся Шаньгин. – Ну-ка, ну-ка, расскажи. А то вот грамотные люди никак до этого не додумались, а ты р-раз – и нашёл!

– Да, нашёл! И зря Вы так со мной говорите, – обиделся Витька. – Всё ведь очень просто: наше село с высоты птичьего полёта действительно на шаньгу походит. Его вкруговую горы окружают, а середина-то – ровная. Ну, прямо как шаньга.

Иван Иванович задумчиво помолчал.

– Так говоришь, с высоты птичьего полёта.

Ну, ну… А ты что, летал?

– Я – нет. Я это с горы, с Шихана увидел. Но ведь селу нашему сотни, а может и тысячи лет. В стародавние-то времена люди по-другому жили. Возможно, они и летали даже…

Снова слова Витьки вызвали у председателя хохот. Он смеялся громко и долго.

– Летали, говоришь? Ха-ха-ха… Ну, ты сказанул. На чём же они летали? Как Баба Яга, на ступе, что ли? Или на ковре-самолёте? Ха-ха-ха…

– Зря Вы так, Иван Иванович… А Вы легенды старые о нашем селе никогда не читали?

– Это сказки, что ли? Нет, не читал… Не до того мне как-то…

– Ну и плохо, – по всему было видно, что Витька не собирается сдаваться. – Надо было почитать, раз уж Вы такую большую должность в селе занимаете. Очень интересно. И вообще… Историю знать надо…

– Ну, ты поучи меня, поучи… Мал ещё!..

– Да Вы не обижайтесь, Иван Иванович. Разрешите, я Вам кратко расскажу, что к чему.

Витька подошёл к столу и, не дожидаясь приглашения, поудобнее уселся на стул. Председатель сначала хотел возмутиться такой бесцеремонностью, но потом спохватился – ребёнок ведь.

– Ну, давай-давай, просвети нас, безграмотных.

И Витька начал свой рассказ.

– Сколько лет нашему селу, действительно, не знает никто. Дату его рождения установили чисто символически. Взяли за точку отсчёта день открытия здесь Демидовского завода. Но ведь люди и раньше в этих краях жили. И, если верить легендам, жили так давно, что даже видели, как здесь ещё иногда драконы пролетали. Было это задолго до нашей эры. Тогда и речек наших трёх не было. Так, ручеёк один протекал от горы Шихан – и всё. Но вот однажды Богатырь местный, дальний родственник главного богатыря Урала, решил отучить самого надоедливого трёхглавого дракона от полётов над этой местностью, от поборов, которые тот устраивал среди жителей. Вышел он рано утром на самую вершину горы Шихан, приготовил самый мощный свой лук, несколько крепчайших стрел с железными наконечниками, и сел в ожидании. А дракон не заставил себя ждать. Он тоже решил все свои нехорошие дела с утра пораньше сделать. Пролетел дракон над селением, и, когда разворачивался над горой Шихан для следующего круга, Богатырь выпустил в него пару стрел. И попал, ранил незваного гостя. Тяжело захлопал крыльями дракон, чуть на гору не упал. Но собрал последние силы, дальше полетел. В этот момент Богатырь изловчился и заскочил дракону на спину. Взвился дракон от земли подальше, стал кружить над селением и горами, тщетно пытаясь сбросить с себя смелого Богатыря. Однако ничего у него не получилось. Пролетел он круг, второй, а на третьем круге поднялся Богатырь на спине дракона, взмахнул мечом – и отрубил ему сразу все три головы. Рухнул дракон с большой высоты на равнину в центре селения и провалился под землю на большую глубину. А на месте его падения образовались три глубоких оврага, по которым со временем и побежали три реки, беря своё начало из родников с гор Уральских. Побежали они с трёх разных сторон, постепенно сливаясь в одну реку.



Председатель внимательно слушал своего неожиданного гостя. Интересно ему стало.

– А Богатырь?..

– Что Богатырь? – не понял Витька.

– С Богатырём-то что стало? Дракон рухнул, под землю провалился. А что с Богатырём стало?

– Так ничего… Отскочил он в сторону, успел. И даже не покалечился. Тут народ к нему прибежал, стали вопросы разные задавать – как, да что. Как ему летать понравилось? Не боялся ли он? На что с высоты птичьего полёта их селение походит?.. Вот на последний вопрос тогда богатырь и ответил:

– На шаньгу. А людишки на этой шаньге махонькие, как мураши бегают.

После его слов, возможно, и стали селение, а потом и село Шаньгой называть. Кстати, у нас ведь в селе семья Богатырёвых проживает. Старинная семья. Может быть, они даже потомки того Богатыря, который дракона победил.

Председатель Иван Иванович встал со своего стула и прошёлся по кабинету.

– Ну, ты молодец! Складно тут мне всё рассказал. И что, какие-то документы на этот счёт имеются?

– Документов нет… – уныло выдавил Витька, но тут же встрепенулся. – Но ведь легенды же существуют!

– Легенды к делу не пришьёшь. Вот будут документы, тогда и будем твою версию отстаивать. А пока – всё, не смею больше задерживать. Да по селу-то меньше трепись, смуту не надо сеять. Понял?!

Витька встал, в недоумении пожал плечами и вышел из кабинета Шаньгина.

Много лет после этого разговора прошло, но ничего не изменилось. Шаньга осталась Шаньгой, а почему – никто объяснить так и не может. Да и не пытается больше. А Витька, как уже говорилось, уехал в большой город, где выучился и работает в историческом музее.

Но здесь рассказ пойдёт не о том, хотя и о жителях села Шаньга, обязательно. Рассказать мы хотим о таинственных делах, случившихся на главной горе села – Шихане. Впрочем, у горы этой было совсем другое название, которое знали только очень умные и начитанные люди. Но произносили его редко. И что интересно, название горы в переводе с языка коренных жителей этих мест означало пирог или… Шаньга. Такое вот совпадение. А сельчане же привыкли называть гору Шиханом, и особо от этого не страдали. Да и менять эту привычку не собирались.

Итак…

Глава 2. Начало приключений

Рано утром в окно дома Петровых громко постучали. Хозяйка дома, Вера Павловна Петрова, или как её все называли – и взрослые, и дети за её постоянное желание помочь всем ребятишкам – мама Вера (мы её тоже в дальнейшем будем так называть), мать девятилетнего сына Сашки, глянула в окно и поспешно вышла из избы. Да и как было не поспешить, когда у ворот стоял сам сельский участковый милиционер Пётр Аркадьевич Слабых, человек авторитетный и уважаемый сельчанами за свою честность – слабых не обидит, виновным спуска не даст. Вместе с ним пришла бывшая директор бывшего же детского дома Ольга Семёновна Гусева. Детский дом совсем недавно переехал на новое место жительства, в большой город за сотни километров от села Шаньга, и там у него был другой, вновь назначенный директор.

– Здравствуйте, гости дорогие, – поприветствовала мама Вера пришедших, открывая при этом пошире ворота. – Прошу вас, проходите в дом.

– Да нет, Вера Павловна, разговор у нас серьёзный будет, и, похоже, длинный, – ответил участковый. – Так что давай здесь, на лавочке посидим. Тем более, и погода замечательная сегодня с утра, дышится легко.

– Ну что ж, здесь, так здесь. Слушаю вас.

– А сын твой, Александр, где сейчас находится?

– Как где? Дома, последний сон досматривает. А в чём дело-то?

– Собственно, вот, директор детского дома…

– Бывший директор и бывшего детского дома, – тут же резко поправила участкового мама Вера.

Говорить резко об Ольге Семёновне у мамы Веры были свои причины. Случались у них меж собой свои женские стычки-разборки в те времена, когда мама Вера работала под её началом и неоднократно говорила ей в глаза о её умении запустить свою руку в государственный, то есть детдомовский карман.

– Ну хорошо, – поправился участковый, – Ольга Семёновна заявляет, что Ваш сын ограбил детский дом.

– Какой детский дом?! – удивлённо воскликнула мама Вера. – Он уже с полгода как съехал из нашего села, а Вы к нам с какими-то претензиями. Вы что, очумели, что ли?!

– Вера Павловна, давайте не будем повышать голос, – попросил участковый. – О судьбе детского дома я прекрасно знаю. Но вот Ольга Семёновна утверждает, что имущество оттуда было вывезено не всё, и Ваш сын оставшееся украл. Что там было, Ольга Семёновна?

Бывший директор достала из сумочки несколько свёрнутых пополам листочков, развернула их и, немного прокашлявшись, начала читать:

– Пододеяльник детский – 5 штук;

– Простынки детские – 10 штук;

– Наволочки детские – 11 штук;

– Полотенчики детские – 23 штуки…

– Стоп, стоп! – остановила её мама Вера. – У тебя список ещё большой?

– Ну… приличный.

– А как ты думаешь, Ольга Семёновна, если всё из твоего списка сложить в одну кучу, то куча большая получится?

– Думаю, немаленькая…

– И ты хочешь сказать, что мой заморыш, девятилетний Сашка, всю эту большую кучу у тебя умыкнул?

– Но ведь люди видели, как он и его друзья постоянно играли на детских площадках, на каруселях и качелях катались… У меня и свидетели есть.

– Свидетели чего?

– Ну, как играли…

– А как воровали, тоже свидетели есть?

– Нет, вот чего нет, того нет. Врать не буду.

– Спасибо и на этом…

Участковый милиционер внимательно прислушивался к женской перепалке, думая о чём-то своём. Наконец, он подал голос:

– Я смотрю, вы тут и без моей помощи почти разобрались. Молодцы! Не пойму только, ко мне-то зачем обратились?

– Как это зачем?! – вскочила с лавки Ольга Семёновна. – Ты же власть! Ты должен разобраться и вернуть мне моё имущество.

– Положим, имущество не Ваше, Ольга Семёновна, а бывшего детдома. А раз уж Вы требуете разобраться, то у меня к вам обоим есть несколько вопросов. Во-первых, Ольга Семёновна, где хранилось украденное имущество?

– Как где, в кладовке, в подвале.

– Замок на дверях кладовки был?

– Обязательно. Амбарный такой, большой.

– Хорошо… Скажите, а почему детский дом не всё имущество забрал при переезде?

Ольга Семёновна замялась, не зная, что ответить.

– Ну… как… не знаю. Не забрали, и всё. Может, забыли. Может, потом за ним приедут… Не знаю.

– Странно. Вы же были директором детского дома и наверняка прекрасно знали положение дел. Может, списанное это было имущество-то? А? Якобы списали и отдали. Я знаю, такое иногда делают. Чтобы не таскаться с лишним, или чтобы отблагодарить списанным кого-то за хорошую работу. Ну, признавайтесь…

Ольга Семёновна молчала. Зато голос подала мама Вера.

– Да врёт она всё. Свои интересы у неё, вот и молчит.

– Нет у меня никаких интересов! Что ты выдумываешь?!

– А я тебе сейчас расскажу, какие. Это не твой ли Пётр Алексеевич по селу с большим тюком тряпья несколько дней уже шатается, выменивает на бражку разные детские вещи, которые и в списке твоём значатся? Или ты их раньше наворовала?

– Чего ты выдумываешь?! Не знаешь, как мне отомстить?

– А зачем мне выдумывать? У меня тоже свидетелей куча найдётся. В любой двор заходи.

– Так, а вот это уже интересно становится, – обернулся участковый к Ольге Семёновне. – Может, и не было никакой кражи-то?

– Да была! Уверяю Вас. Вы у них обыск проведите, обязательно что-нибудь найдёте.

– Обыск?.. Это конечно. Это мы обязательно проведём. Только в силу вновь открывшихся обстоятельств, обыск мы проведём сначала у Вас, Ольга Семёновна.

– Как у нас?!

– Да вот так. До меня ведь тоже слухи о деяниях Вашего мужа дошли. И если бы не Ваша сегодняшняя настойчивость, то завтра я всё равно собирался Вам визит нанести. Теперь вот обязательно приду. И даже сегодня. Но для начала, Вера Павловна, – он повернулся к маме Вере. – Хотелось бы мне всё-таки с сынишкой Вашим поговорить.

– Да, пожалуйста. Вон он на заднем дворе умывается. Сашка! Ну-ка подь сюда!

Через минуту к взрослым вышел сын мамы Веры Александр. Был он небольшого росточка, худощавый. На голове огоньком отливали рыжие волосы, а лицо сплошь усыпали яркие веснушки. Этакий Антошка из мультфильма.

– Здравствуйте! – поздоровался он, с любопытством поглядывая на милиционера.

– Ну, здравствуй, Саша. Я думал, что покрепче ты телом-то. А ты худенький совсем. Честно говоря, на грабителя мало похож.

– На какого грабителя? – недоумённо переспросил Сашка.

– Да так… Это взрослые дела. А скажи-ка мне, Александр, ты в бывший детдом играть ходишь?

– Хожу иногда…

– А с кем ходишь?

– Так вон, с дружком моим, с Серёжкой Пырькиным.

– Ну и что же вы там делаете, во что играете?

– В основном на каруселях катаемся.

– А в дом, в здание вы заходили?

– Как в него войдёшь? – удивился Сашка. – Там же замки везде понавешаны.

– Хорошо. Ну, а в подвал лазили?

Сашка немного замялся. Знал он, что рано или поздно вопрос этот кто-нибудь, да задаст. И не хотел ведь он лезть туда, в этот подвал… Всё Серёжка…



– Лазили один раз, – наконец, выдавил он.

– Вот! А я что говорила! – воскликнула Ольга Семёновна.

Участковый остановил её словоизлияния движением руки и продолжил расспрашивать Сашку.

– Зачем же вы туда лазили?

– Так интересно же. Дом-то старинный, кирпичный, на замок похож. Ну, нам и захотелось посмотреть, что там, в подвале – вдруг клад со старых времён где-нибудь лежит. Нашли мы одно окошечко незаколоченное, через него и пролезли. А внутри – темнота. Страшно. У Серёжки всегда с собой спички в кармане…

– Курит, поди?

– Не знаю, не видел… – смутился Сашка. – Короче, он немного посветил, пока мы какую-то бумагу не нашли. Скрутили её, сделали факелы. Но они быстро прогорали. А потом мы на ящик натолкнулись. Думали, клад нашли. Но в ящике оказались зубные щётки, пластмассовые такие, розовые. Мы сначала расстроились, конечно, но придумали эти щётки как свечки использовать. Поджигали их с одной стороны, они горели, как свечки, и тогда веселей стало. Весь подвал так обошли, во все кладовки заглянули – пусто везде было, неинтересно… Правда, в одном углу две собачки фарфоровые валялись, мы их и взяли себе на память.

– А больше ничего не брали?

– Так я ж говорю, пусто там везде было.

– Ну и потом что?

– Как что? Выбрались, домой пошли. Играть больше никакого желания не было. Да и головы у обоих у нас сильно разболелись. Мы, видно, дымом от этих горящих щёток надышались сильно. Меня даже рвало вечером немного. Маму вон напугал.

Мама Вера, стоявшая рядом, в подтверждение молча кивнула головой.

– Так… Понятно. А собачки-то где?

– Моя – вон, на окошке стоит, а у Серёжки не знаю.

– Ну, это мы сейчас выясним. Всё равно к Пырькиным зайти придётся. Выяснить, не врёшь ли ты.

Сашка пожал плечами.

– А чего мне врать. Я ведь мог вообще ничего не говорить, однако всё честно рассказал. Вам собачку-то принести?

– Неси… Грабитель, твою же ж…

Участковый укоризненно посмотрел на пригорюнившуюся Ольгу Семёновну и встал.

– Вот ведь, Ольга Семёновна, как всё повернулось. Выходит, напраслину Вы на Сашку-то наводите. В другом месте ворованное искать нужно…

– Ну, гад, я ему устрою!.. – резко, ни к кому не обращаясь, выкрикнула Гусева.

– Простите, Вы это о ком?

– О муже, о ком ещё? Не о Вас же…

Выбежал Сашка, неся в руке небольшую фаянсовую фигурку собачки.

– Красивая… Лайка, – задумчиво проговорил участковый, разглядывая фигурку со всех сторон. – И из-за такой вот ерундовинки ты ведь, молодой человек, и срок схлопотать мог. Правда, по малолетке в интернат куда-нибудь сослали бы, но всё равно далеко от дома. Нельзя брать чужого, запомни это на всю жизнь.

– Он запомнит! – грозно проговорила мама Вера. – Ремня отцовского порцию получит, вот и запомнит. Хорошо, хоть отец до такого позора не дожил…

Мама Вера хлюпнула носом, смахнула набежавшую слезу.

– Зря ты так, Вера Павловна, – укоризненно покачал головой участковый. – Видно ведь, что парень он у тебя хороший, честный. Ну, а случай этот – так это скорее по глупости. Обещаю, что разберусь во всём досконально и накажу виновных. И про Ваську своего тоже как-то нехорошо ты отозвалась, вроде как рада его смерти. Нельзя так. Он ведь геройски погиб и молодым совсем.

– Да я не в этом смысле…

– А хоть в каком. Думать надо, что говоришь. Слово – оно не воробей, вылетит – не поймаешь.

Участковый и бывший директор детдома ушли в соседний через дорогу дом, поговорить с Серёжкой Пырькиным. О чём они говорили, сказать трудно, но разговор был тоже не короткий. А после ухода неожиданных посетителей из дома Пырькиных раздался рёв и истошный крик Серёжки. Это его отец решил не откладывать дело в долгий ящик и преподать сыну урок честной жизни прямо сейчас.

До Сашки же намерение матери наказать его отцовским ремешком так и не дошло. Обошлись серьёзным разговором.

Пару дней друзья не виделись, получив от родителей строгий наказ – не посещать друг друга, не играть ни в какие игры и за километр обходить этот заброшенный бывший детский дом, очень похожий на старинный замок. Впоследствии выполненным оказался только последний пункт. В детский дом Сашка с Серёжкой действительно больше не ходили никогда. Да и что там было делать? Не осталось там ничего загадочного. А вот прекращать дружбу меж собой ни тот, ни другой не собирались.

Интересные же и даже загадочные дела нашлись скоро совсем в другом месте.

Глава 3. Встреча

Наступил сезон собирания грибов, любимого занятия Сашки Петрова. Не каждый день, но через день-то точно он бегал в леса вокруг села и никогда не возвращался с пустой корзиной. Иногда с ним ходила его мама Вера, а иногда увязывался и лучший друг Серёжка Пырькин. Но Сашка не любил ходить по грибы с Серёжкой. Необязательный он был какой-то. Найдёт несколько грибов, а потом ныть начинает: то устал, то есть захочет, то ещё что-то в том же духе. И всегда при этом просит привал устроить, чтобы на полянке под кустиком поваляться. А какой может быть привал, если в лес пришли всего на два-три часа, да вокруг ещё другие грибники переаукиваются? Так ведь можно вообще без грибов домой вернуться. Поэтому Сашка и не любил брать с собой на грибную охоту лучшего друга Серёжку.

В один из грибных походов с Сашкой случилось такое, после чего он не то что один, но и с Серёжкой, и с мамой Верой вообще в лес какое-то время не ходил. Мама Вера удивлялась такой перемене, да и Серёжка уже несколько раз намекал, не пора ли по грибы, но Сашка просто отмалчивался. А случилось следующее…

Накануне прошёл тёплый, или, как его ещё называют, грибной дождь. И Сашка, быстро собравшись, с раннего утра направился в сторону Шихана, на своё любимое и никогда его не обманывавшее грибное место.

Действительно, едва он сделал несколько шагов от кромки леса среди берёзок и ёлок, как буквально запнулся о крепкий пузатый боровик.

«Хорошо день начинается», – подумал Сашка, аккуратно срезая гриб и укладывая его в корзину.

А потом грибы пошли один за другим. Разные: и боровики, и красноголовики, и обабки. Но больше всего Сашка обрадовался, когда, выйдя на небольшую полянку, обнаружил там целую россыпь рыжиков. Любил Сашка рыжики, особенно жаренные в сметане.

Он наклонился и срезал один грибочек, тот оказался крепким и совершенно не испорченным. Подрезал второй – та же история, не добрались пока до них комары со своими личинками.

«Вот это подвезло! – обрадовался Сашка. – Столько много и почти все, похоже, крепкие. Красота!»

Поставив корзину на землю, он присел на корточки и начал терпеливо, грибочек за грибочком, срезать, очищать от мусора и укладывать рыжики в корзину. Делал он это не спеша. Да и куда было торопиться? Грибов-то вон сколько, пожалуй, и в корзину все не войдут.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное