Юрий Парфёнов.

Тайна Крылашкина двора



скачать книгу бесплатно

© Герб Крылашкина двора, Юрий Парфёнов

© Юрий Парфёнов, 2019

© Интернациональный Союз писателей, 2019

* * *

Парфёнов Юрий Владимирович – детский писатель, поэт, композитор, автор-исполнитель, режиссер-мультипликатор. Родился 1 июля 1958 года в Ленинграде. Окончил ЛИТМО (1989). Служил в армии (1977–1979). В 1985–1990 гг. работал на стройках в Тюменской области. В 1991 г. – техник на Ключевской вулканологической станции (Камчатка). Работал вожатым в детских лагерях отдыха. Написаны песни на стихи детских поэтов Т. Крюковой, В. Борисова, Я. Акима и др. Лауреат фестивалей авторской песни. Записано 13 аудиоальбомов, из них 11 – с детскими песнями. Некоторые песни записали: Т. Буланова, А. Баянова, Ю. Гальцев, хор ГТРК «Петербург». Публиковался в журналах: «Чиж и Ёж», «Простоквашино», «Жили-были», «Кукумбер», «Весёлые картинки». Автор идеи по установке памятника «Кораблик «МАМА», посвящённому стихотворению Я. Акима «Мама». Как режиссёр снял мультфильмы по своим сценариям: «Копалушечка», «Листочек», «Родимые края». Фильмы были лауреатами различных кинофестивалей. Вышли книги: «Приключение Газуни и Загули», «Загадки и скороговорки для Светланки и Егорки», «Азбука-раскраска», «От ручья до моря», «Ползаем, летаем, бегаем», пьеса для кукольного театра «Как паучок черепашку спас» и др. Выступает в школах, библиотеках, детских садах.

Сайт автора: gazunya.spb.ru

Пролог

Посвящается обитателям двора и дома по адресу: наб. Обводного канала, 86


К служебному входу цирка Чинизелли, что на Фонтанке, подъехала машина. Из неё вышел Клоун.

– Пока, Слава, – попрощался с ним водитель.

– До послезавтра! – ответил тот и открыл двери здания.

Он только что вернулся из Аничкова дворца, где выступал перед детьми, приехавшими в международный лагерь под Петербургом. Во дворце собирались дети из разных стран, и Клоун их встречал весёлым представлением.

От дворца до цирка минут десять езды. Потому сегодня он наряжался в своей грим-уборной, куда сейчас и вернулся снять свою рабочую форму. Артист зашёл в кабинет, сел за столик перед зеркалом, приготовился смыть грим.

Вдруг…

Дверь отворилась, и один за другим вошли три незнакомых артиста. Они были в жутких костюмах и страшных масках. Любой бы на месте Клоуна вздрогнул, закричав от страха. Добрый и смешной артист поездил по разным уголкам мира и навидался всяких театральных зрелищ и уличных карнавалов. Он изучил множество масок и нарядов – от добрых драконов до полинезийских дьяволов. Так что не удивился и не испугался посетителей. Этот нежданный визит принял за розыгрыш.

Существа обступили наивного человека, и одно из них повело длинной конечностью над ним.

– Под готику работают, – улыбаясь, подумал Клоун. – Значит, гототвари.

Нет, это название слишком для детей. Как там по-английски «ужас» – «террор». Стало быть, гототеры. Даже с крыльями. Какая удача! Может, ко мне в шоу запросятся.

Но Клоуна вдруг затрясло, и через секунду он окаменел, перестав быть хозяином своих мыслей. Встреча с неизвестными тварями оказалась вовсе не розыгрышем.

– Можно начинать, Корк, – сказал главный гототер.

– Я готов, Кред.

Корк пододвинул лапой второй стул и сел рядом с Клоуном.

– Слерк, приступай, – бросил он третьему чёрному гостю.

Тот вытянул переднюю конечность, на запястье зашевелилось пятно, превращаясь в крупную бусину. И, отделившись от кожи, она брызнула синюшно-зелёным светом. Из неё вырос саквояж, похожий на старинный человеческий портфель. Слерк вынул из него прибор, развернул на столе, протянул тонкие лучи света к Клоуну и Корку.

– Сканирую куклу-стрелу. – Слерк нажал на кнопку.

Обоих подопытных окутал густой золотистый пар, а когда он рассеялся, на стульях сидели два одинаковых клоуна.

Слерк направил световой луч на зеркало. Оно потемнело, а через некоторое время на нём появилось изображение, отнюдь не отражающее разноцветную грим-уборную. Из зеркала смотрела такая же человекоподобная химера, как и завалившиеся сюда гости. Таинственное существо управляло всеми себе подобными тварями. Оно было их повелителем. Интерьер, где оно сидело, был оборудован по последнему слову техники. То был кабинет, похожий на зал, хотя и был тускло освещенный. А с потолка и с выступов стен сочилась и капала вода.

– Каргу, – обратился к зазеркалью Кред. – Мы всё сделали.

– Кто это?

– Корк.

– Похвально, – произнёс, ухмыляясь, повелитель. – Оба как близнецы. Теперь моя работа. Диффузирую!

Каргу блеснул глазами. Высветились два луча света. Один упирался в Корка, другой – в Клоуна.

– Соединяю.

Два луча сошлись в одну точку, а вместе с ними Клоун слился с образом Корка.

– Хорош Клоун, – потёр склизкие ладони главарь. – Я доволен.

– Держите скрепку, чтоб не разъединились.

Через мгновенье из зеркала выскочила металлическая таблетка с крючками.

– Кред, закрепи её на шейном позвонке.

Гототер Кред взял таблетку и воткнул её позади в шею Клоуна. Тот вздрогнул с горестным стоном, но тут же затих, смирившись с судьбой и новой ролью.

– Если что – «повеселишь» свою публику, – умиляясь, обратился к нему Каргу. – Своего любимца никто ни в чём не заподозрит.

– Уба-ба! – подмигнул новоиспечённый циркач. – Ухс!

– Вариант «Омега» готов, – ухмыльнулся Каргу, почёсывая подбородок. И кому-то адресовал:

– Значит, Городу не быть, Петруша. Так и знай!

– Не быть! – повторили Кред и Слерк.

– Принцессу словили?

– Мы нашли, где она.

– Летите за ней. И помните: у нас только три дня. Доставьте мне её живьём!

– Будет исполнено, господин.

– Минерва просыпается, – произнесло зеркало и потемнело. Лучи свернулись, прибор нырнул в саквояж, который прилепился обратно к Креду пятном на запястье.

– Остаёшься здесь, – бросил тот Клоуну-Корку.

– Дынс! – улыбнулся тот.

– Мы – за принцессой.

Две твари исчезли за дверями. Через некоторое время исчез и Клоун-Корк. На дверях висела оставленная им записка:

Реквизит везите к Константину. Я буду там.

Меж тем таинственными посетителями цирка были вовсе не наряженные гототеры, как наивно подумал несчастный Клоун. Это были самые настоящие…

День первый

5 июля, суббота

 
В этом городе дворы –
Параллельные миры.
Только выглянешь в окно –
Волшебства полным-полно.
 
Загадочная птица

Двор, где жил Ваня Плавцов, наполовину был обнесён пятиметровой стеной из красного кирпича. А кирпич, в свою очередь, был покрыт жёлтой краской. За стеной находилась заводская территория. История гласит, что там производили холодильники. А теперь там поселилось множество мелких фирм. Ванин дом в пять этажей выходил на Обводный канал и стоял на его левом берегу. Двор и набережную соединяла арка.

Дому было столько лет, сколько и двору, оба появились ещё в позапрошлом веке. А вот Ване неделю назад в сравнении с ними стукнуло всего-то… то есть целых тринадцать лет. Сам он ходил в секцию айкидо и весь июнь был в спортлагере, потому днюху свою там и отпраздновал. Вообще-то раньше он три года ходил на плаванье. Ему с такой фамилией не уметь держаться на воде – ну просто позор. Плавать он научился, но к рекордам не подступился, да и скучно одному стало на дорожке. Вот он и занялся борьбой. Всё веселей.

Раньше, в туманном детстве, он жил в другом районе. А семь лет назад, перед самой школой, родители с ним переехали сюда. Так что, можно сказать, он здесь жил всю свою сознательную и образованную жизнь.

Окна его квартиры выходили во двор. Здесь до недавнего времени ничего особенного не было. Можно сказать, вообще ничего не было. Лишь хилая детская площадка, из которой он уже вырос. Куча машин по всем углам да один тополь до проводов. Вот и всё разнообразие.

А по воспоминаниям жильцов, двор когда-то утопал в зелени. Была площадка, где играли в футбол и прочие игры. Стояло множество скамеек, собиралась молодёжь, пели под гитару. Танцевали под патефон, под радиолу, под магнитофон или просто сидели, слушали.

Но в один непрекрасный момент деревья вырубили, площадку заасфальтировали. Выросли гаражи. Двор посерел и скукожился. Даже собакам негде было разгуляться.

Но этой весной началось преображение. Один из жильцов – его теперь все знают – решил озеленить двор и разукрасить его. Скворечники повесил. Стал высаживать деревья. Сначала это выглядело подозрительно. Двадцать лет голый двор был, а тут захотелось кому-то его изменить. Нашлись те, кому это не по нраву было. Насочиняли про него всякого и детей им стали пугать. Говорили, что это – Чёрный Озеленитель. Ваня тоже слышал эту пугалку. Вот она.

Однажды в городе появился человек. Это был Чёрный Озеленитель. В одном дворе он вырыл ямки: сказал, что для деревьев. А сам три дня не сажал ничего. В эти три дня стали пропадать дети. Никто не знал куда. А кто не пропал, бегал и, не замечая, в ямы падал и не мог выбраться. Через три дня Чёрный Озеленитель принёс саженцы, воткнул в ямки и закопал их. Потом он ушёл в другой двор. Опять ямки вырыл. В городе уже почти не осталось детей. Только их голоса с деревьев слышались. Так бы все и пропали, если бы не один мальчик. Он сумел выбраться, его нашли и привели домой. Но от пережитого он потерял память и не мог говорить. А Чёрный Озеленитель всё ходил по дворам и копал ямки. И только к лету к мальчику вернулись память и речь. Он рассказал, почему деревья разговаривают. Тут все родители схватили лопаты, выкопали деревья, и из ямок вышли дети, живые и здоровые. Деревья завяли, и их пустили на дрова. А Чёрный Озеленитель исчез.

Ходят и другие слухи – будто бы в квартире у Озеленителя много горшков с цветами. И будто бы раздаются из горшочков детские голоса – сами листья разговаривают. Жесть. Но, может, это просто радио говорит.

Ваня чихал на эти россказни. Вместе с ребятами со двора помогал сажать эти деревья и сам поливал саженцы. И никто из закопанных лунок никогда не кричал.

А ещё Озеленитель, когда за двор взялся, говорил: когда птички на деревья прилетят, двор станет Крылашкиным садом. И правда, деревья и кусты разрослись, птички появились, жуки-бабочки, мошки всякие, к ним и летучие мыши подтянулись, белыми ночами туда-сюда носятся. Вот двор так и стали звать – Крылашкин. Хорошо, что не Букашкин. Хотя даже и такой где-то есть. А беседку, что в углу двора приютилась, народ окрестил не иначе как «скворечник».

На календаре было пятое июля, суббота. Назавтра Ваня собрался поехать в деревню к бабушке с отцом на машине. Ванина мама уже дней десять находилась там. Дорога предстояла не короткая: в Тверскую область, в деревню Воробей. Ваня каждое лето туда ездил. И в этом году месяца полтора собирался там провести. Отец взял недельный отпуск, тоже отдохнуть чуть-чуть.

А вчера к ним приезжал дядя Серёжа – брат Ваниного отца. Он работает в Сингапуре, а их фирма «Сингавирт» производит суперпродвинутые гаджеты. И на прошедший день рождения, пусть с опозданием, дядя подарил Ване новенький ультраон. В этом гаджете те же свойства и содержимое, что и у смартфонов-айфонов, но добавлено несколько новых функций. Причём выпустили их пока сто штук в качестве пробных образцов. И вот один из них достался Ване. Он узнал, что последующие чудо-гаджеты будут выпускаться под номерами, но у первых ста должны быть персональные имена.

– А без названия можно? – спросил Ваня, устав подбирать имя.

– Без названия работать не будет, – предупредил гость.

После мучений, хоть и недолгих, именинник дал ультраону имя «Секрет». Так и вбил в паспорте. Прибор сразу заработал.

– Теперь он только твой, – напомнил дядя Серёжа. – Никто ни переназвать, ни пользоваться им не сможет. Он с тебя считал сетчатку глаз, отпечатки пальцев и тембр голоса.

– А мысли он не считал, случайно?

– До этого мы ещё не дошли, хотя идея хорошая. Надеюсь, ультраон поможет тебе в учёбе. На игры не трать время.

– Я чуть-чуть, – поморщился Ваня.

– Там есть ограничитель времени, чтоб не заигрываться.

Ваня несколько потускнел, подумав, что лучше попроще гаджет иметь, но промолчал на этот счёт.

Дядя Сергей просидел до самой белой ночи. Гость рассказал, что приезжал заключать договоры на поставку продукции. Сейчас он – в Европу. С Франции начнёт. Если приедет к ним ещё раз, то лишь к Новому году. И, попрощавшись, он уехал в гостиницу.

А Ваня сегодня с утра безотрывно разбирался в своём «Секрете». И, судя по всему, не изучил ещё и четверти, на что тот способен.

– Звонил дядя Серёжа, – сообщил отец. – Сегодня улетает. Тебе привет передаёт. Пожелал тебе успехов в роботостроении.

– Спасибо, что-нибудь построю.

Ваня снял с полки шкафа своего первого робота – магазинные трансформеры не в счёт.

Тяга к разумным механизмам у мальчика переросла в серьёзное увлечение. Почти год, весь седьмой класс, Ваня мастерил небольшого робота. Долго имя не подбирал, назвал его просто «Робин». Юный конструктор, помимо спорта, ходил заниматься в секцию робототехники. Его руководителем был Михаил, молодой специалист из Политеха. При его поддержке Ваня и создал «машину», задачей которой была повышенная проходимость по изрезанному рельефу. Робот ещё мог переносить на определённые расстояния разные предметы. Например, источник питания или пульсирующие маячки. Он был способен расставить их в определённых точках. На испытательной трассе «Робин» легко менял направление движения, преодолевал преграды и сам программировал проход по лабиринту.

На городских соревнованиях по робототехнике среди школьников в номинации «Траектория» «Робин» показал лучший результат по очкам, по времени, по грузоподъёмности. Сам он мог нести груз до ста граммов, но и этого хватило для победы.

Для интереса Ваня попытал счастья в «Техническом сумо». Но в одной шестнадцатой финала проиграл. Тщедушный «Робин» был выбит из круга роботом «Булом», которого сделал Ванин ровесник Сева. «Бул» был настоящим броненосцем без головы: он сжимался в шар и выстреливал «хвостом». «Робин» первый раунд успешно убегал, а во втором соперник прижал его к линии и легко выкинул из круга. «Бул» в конце концов стал победителем. Чемпиону проиграть было не стыдно. Ваня подарил Севе собственноручный киндер-сюрприз. Тот открыл, и из яйца ему в лоб заехал теннисный шарик. Что, впрочем, обоих изобретателей развеселило.

Как победителей, в качестве награды их пригласили в «Сколково» во Всероссийский центр робототехники. Там и выставка будет, и соревнования, и мастер-классы. А сейчас у «Робина», как и у его создателя, тоже были каникулы, и он преспокойно жил в шкафу за стеклом.

– Не забыл, завтра уезжаем, – заглянул в комнату отец. – Всё собрано?

– Всё, – показал Ваня на пару коробок со скарбом.

– Поехали тебе сапоги купим.

– Так у меня же в деревне есть.

– Ты за год вымахал, и нога раздалась. По лесу не в чем ходить будет.

– Ладно, – нехотя согласился Ваня.

Съездили за сапогами, ещё кое-что взяли в дорогу.

– Сегодня пораньше ложись, – напутствовал отец, возвращаясь во двор. – Завтра в шесть подъём. До деревни – часов восемь, да плюс остановки. Там белых ночей нет, так что лучше засветло прибыть.

– Хорошо. Лечь-то лягу, как бы заснуть пораньше.

– Главное, завтра встань. По дороге доспишь.

Вышли из машины. Дверь в парадную была открыта, припёртая кирпичом. Зашли внутрь, собираясь подняться к себе. Но вдруг в углу между стеной и батареей Ваня заметил тёмный свёрток. Или это была тряпка дворника?

«Кто оставил, тот заберёт», – подумал Ваня, не задерживаясь.

Вдруг свёрток зашевелился.

– Папа! – машинально позвал он, ощущая по телу топот мурашек.

– Что там? – отец тоже замер в нерешительности.

Свёрток вновь дёрнулся. Первое, что обоим пришло в голову, – в углу кошка, щенок или даже крыса. Но нет – это была птица: крылья выдали.

– Похоже на утку.

– А как она сюда попала?

– Подкинул кто?

– Странный подкидыш.

Когда «предмет» был опознан, страхи от неведомого улетучились.

– Нужно её на канал отнести, – осмелев, приблизился Ваня к птице. Та завертела головой, и в глаза бросился острый клюв.

– Это не утка. Те плосконосые.

– Интересно, что за птица? – присоединился отец. – Смотри, ласты у неё. Может, это гагара, у них острый клюв. Хотя откуда они здесь.

– Наверно, раненая. Если зверь раненый, то к человеку идё т.

– Может, больная?

– Птичий грипп, что ли, подействовал? – пришло в голову Ване.

– Что угодно может быть. Отнеси её на улицу.

– Да, здесь ей точно не место.

– Давай вещи в дом заброшу. – Отец, взяв пакет с сапогами, пошёл наверх.

Ваня осторожно поднял птицу. Та сначала клювом била его по рукам – ничего, терпеть можно. А на весу потом стала хватать себя за ноги. Ну точно больная. Мальчик понёс находку к стене двора и положил её в высокую траву. Тут и от кошек и собак подальше, и – на виду.

Подбежали три дворовых малыша. Что? Кто? Ваня строго запретил к ней приближаться и сам отошёл шагов на десять, чтобы она его не видела. Но та так и сидела не шевелясь, дрожала, будто от страха. Бабушка одного из малышей, Вера Семёновна, подошла к Ване.

– Вот, птица раненая, – показал тот. – Не знаю, выживет ли? Странная какая-то.

– Это, наверно, чайка молодая. С дома, видать, упала.

– Какая ж это чайка?! Чайки – белые.

– Это птенец.

– Ничего себе птенец!

– Тут чайки кружат. У них на крыше где-то гнездо.

Постепенно картина стала складываться. Скорее всего, Вера Семёновна была права. Ваня посмотрел наверх. Представил, как с крыши падала птица. Если на асфальт – удар был сильный. Костей не соберёшь. Ваня посидел на скамейке минут пятнадцать. Чайка не шевелилась.

Звякнул «Секрет». Отец прислал эсэмэску. Передавал несколько телефонов ветклиник. Ваня обернулся на своё окно. Отец крикнул негромко:

– Позвони! Это – ближайшие!

– Хорошо!

Ваня набрал один номер.

– Ветеринарная клиника, – ответили сразу.

– Здравствуйте. Мы нашли чайку. Молодую. Похоже, что с крыши свалилась. Вы можете осмотреть?

– Нет, у нас только домашние животные – кошки, собаки.

Позвонил в другую клинику, в третью. Там тоже птиц не лечили, но посоветовали обратиться в зоопарк. Ваня нашёл его номер.

– Диспетчерская, – ответили с той стороны.

– У нас чайка с крыши упала. Можете осмотреть?

– Сейчас орнитологов нет. Только териолог.

– Кто? – встретил Ваня ужасное слово «терроу».

– Специалист по зверям. Он принимает. Но вам вряд ли поможет. Орнитологи будут только в понедельник. Хотя постойте. Возможно, завтра кого-то застанете: у нас цапелька приболела. А так – звоните в понедельник, запишитесь на приём.

Ване сразу полегчало. Туман в голове рассеялся, он понял, что нужно делать: просто два дня надо подождать. Но как? Ведь завтра он уезжает. Значит, нужно кому-то её передать. В приют для птиц? Наверняка есть такой. Ваня позвонил отцу:

– Папа, спустись. Принеси что-нибудь для чайки. Попробую покормить.

Вышел отец, передал кусочек купленной в дорогу колбасы.

– Ну что, едешь завтра? – спросил он.

Ваня замялся, поглядывая то на птицу, то на отца:

– Птичий врач только в понедельник принимать будет. Он на весь город один.

– Ладно, чайку вылечишь – поедем. Маму предупрежу, чтоб завтра не ждали. А с птицей придумаем, что делать.

Отец повернул домой, а Ваня подошёл покормить чайку. Та не реагировала. Он открыл ей клюв и сунул ломтик колбасы. Чайка отрешённо зажала его. Ваня опять отошёл. Стал прогуливаться по площадке с оглядкой. Что же делать? А ночью как? Тут её нельзя оставлять. Будто угадав его мысли, вновь позвонил отец:

– Сейчас Миха к тебе выйдет. Попроси, чтоб у него в гараже птица отсиделась.

Через некоторое время из соседней парадной вышел взъерошенный парень.

– Что у тебя? – Он явно был чем-то разозлён.

– Вот чайку на ночь в гараж?

– Что ты с ней возишься?! – неожиданно выпалил Миха. – Давай я её сейчас возьму и – об стену! И все проблемы.

Ваня остолбенел и встал между Михой и чайкой. А тот продолжал:

– У меня к брательнику скорая приехала. В больницу не отвезли! Он лежит, корчится! А ты тут со своей дохлятиной! Как маленький!

– Не надо ничего! – дал отпор Ваня. – Иди к брательнику.

Мишка пошёл обратно, не переставая грязно ругаться.

«Папа и посоветовал! – про себя возмутился Ваня. – Хотя Миха не сказал, что у них дома, может, брат его тоже раненый».

Около своих машин звенели ключами другие гаражники. Но обращаться к ним Ваню вовсе не тянуло. И тут ему пришла блестящая идея. В его комнате за шкафом полно картонных листов. Ему, как юному конструктору, ничего не стоило «гнездо» смастерить. Ваня порадовался, что ещё один вопрос решён. Подошёл к чайке. Кусочек колбасы так и не был съеден, по-прежнему свисая из клюва.

Прикинув, что два дня без корма чайка не протянет, Ваня снова набрал зоопарк:

– Я вам уже звонил. Насчёт чайки.

– Орнитолога нет, я же вам сказала.

– А можно териолога?

Дежурная переключила на специалиста.

– Подскажите, пожалуйста, у нас чайка молодая. Не ест уже два часа. Мясное не берёт. Чем её можно покормить?

– Странно. Попробуйте дать ей творог и размоченный хлеб, – посоветовал териолог.

Поблагодарив, Ваня отключился. Поднял птицу и понёс домой. Хорошо бы ещё два дня прожила, думал он.

Но откуда вдруг у него эти юннатские наклонности да телячьи нежности? Он же по киборгам с ума сходит. Серьёзный виртуально-технический пацан. А сейчас даже про вчерашний заморский подарок забыл. Но, так или иначе, теперь он был в ответе за птицу.

– Про твою чайку уже весь двор знает, – открыл дверь отец. – Тётя Аня, соседка, консервы принесла.

Мальчик увидел кильку в томате и поморщился:

– Она что, это есть будет?

– Морским птицам – в самый раз. Всего-то промыть рыбку надо.

– Ей сейчас творог нужен. Так в зоопарке сказали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5