Юрий Остроушко.

Наковальня судьбы



скачать книгу бесплатно

– Знаешь, что я хочу?

– Что?

– Оставаться самой собой. Не лезть вон из кожи, чтобы всем нравиться. Я не умею и не хочу продавать себя. А то, о чем ты говоришь, – это оно самое.

– Но надо же думать о будущем. Мы не всегда будем такими, как сейчас.

– Ну и что? Мне нравится сочинять, когда сочиняется, не сочинять, когда не идет. Трахаться с тобой сколько хочется. Просто сидеть на балконе и смотреть на звезды. И когда я не смогу всего этого делать или станет не по кайфу, пусть будет что будет.

Егор молчал, упрямо нагнув голову.

– Удали анкету, – Фрези вопросительно посмотрела на него. – А может, у тебя есть свои планы? Тогда…

– У меня нет планов без тебя. И мне уже надо ехать в «Заводь». Ты как? Останешься дома? Отдохнешь, поработаешь?

– Я поеду с тобой.

Фрези взялась за вилку, но Егор забрал у нее тарелку.

– Что такое? – возмутилась она. – Решил не кормить меня, раз я не хочу быть звездой?

– Все уже остыло. Поешь в «Заводи».

4.

Посетителей в этот вечер было средне, ни много, ни мало. Как обычно. Несколько компаний сидели за столиками в зале. Бильярдный стол по вечерам никогда не простаивал. На зеленом поле орудовал Костя, работавший в таверне вышибалой и заодно маркером. Люся разносила еду и выпивку, скрывая скуку. Вечер, похоже, не сулил ничего интересного. У нее появились кое-какие надежды, когда она узнала, что хозяйка вызвала Егора на замену Ашоту. Но он приехал вместе с Фрези. Впрочем, певичка не мешала Люсе сверкать перед Егором своими прелестями.

У стойки сидели два дальнобоя, зашедшие выпить перед тем, как завалится спать в своих трейлерах. Тертый мужик заказал вторую порцию водки и подмигнул проститутке, сидевшей с подругой в дальнем конце стойки. Девочка подсела к клиенту, и он заказал ей виски с колой. Прискакала Люська с заказом от бильярдистов. Разливая напитки, Егор заметил, что к стойке подсел очередной клиент. Обслужив Люську, Егор направился к нему.

Парень достал из кармана черной куртки смартфон и углубился в просмотр сообщений. Егор остановился перед ним, ожидая заказ. Придурок сидел, уткнувшись в свой смартфон.

– Что будем заказывать? – спросил Егор, сдерживая раздражение.

Парень поднял голову, и Егора неприятно поразила его дерзкая красота. Он был как актер в роли action hero.

– Эм-м… да, шеф… кофе.

Тупость этого типа раздражала даже больше его киношной красоты. Он продолжал заниматься своей перепиской.

– Что? – спросил Дегтярев, заметив, что бармен продолжает стоять перед ним.

– Какой кофе? Кофе бывает разный.

– Блин, да без разницы. Черный, крепкий.

Артём почувствовал раздражение Егора. Его взгляд сфокусировался. Глаза встретились, между парнями проскочила искра взаимного раздражения.

Егор пошел к кофеварке. Артём выключил смартфон, но оставил его лежать на стойке.

– Артём.

Дегтярев обернулся. К нему подошел Данко.

– Здорово, Данко, – Артём протянул руку, и они обменялись рукопожатием. – Ты-то мне и нужен.

Садись.

Данко сел рядом с Дегтяревым и положил на стойку свой планшет. Егор подошел и поставил перед Артёмом чашку с кофе. Артём жестом попросил его задержаться.

– Выпьешь со мной? – спросил он Данко. – Я угощаю.

– С удовольствием. А можно я тебя угощу?

– Можно. Но в другой раз, – Дегтярев перевел взгляд на Егора. В его зрачках мерцали ядовитые огоньки. – Тут вот шеф переживает из-за чаевых.

Будь его воля, Егор дал бы ему в морду. Но сейчас, когда он стоял за стойкой, это было исключено. Мало ли придурков встретит бармен за вечер, и всех придется обслужить.

– Я жду звонок, – сказал Дегтярев Данко. – Возможно, мне придется ехать, так что я не могу позволить себе никакой серьезной выпивки. Но шеф получит свои чаевые. Что ты будешь пить?

– Егор, принеси мне, пожалуйста, пива, – улыбнулся Данко.

Егор отправился выполнять заказ. «Козел», – прошипел он про себя.

– Егор – хороший парень, – сказал Данко. Его огорчило, что два человека, которые ему нравились, поцапались.

– Ну, значит, я плохой, – усмехнулся Артём. – Слушай, Данко, хочу спросить тебя кое о чем. Не захочешь отвечать, дело твое. Нет так нет. Никаких проблем. О'кей?

– О'кей.


Эля, проститутка, которую тертый мужик снял в баре, выскочила на автостоянку, пока он оформлял номер. Похоже, ей светило хорошо заработать. Надо было подзарядиться. Она шла между машин, высматривая в темноте Ништяк – мерзкую тетку, продававшую девочкам «таблетки любви» и косяки дальнобоям. Эля услышала еле различимый звук, словно кошка фыркнула, она юркнула в темный проход между трейлером и забором. Высокие тонкие каблуки противно проваливались в землю.

Никто из девочек никогда не видел Ништяк во всех подробностях. Да и не очень-то и хотелось. Это было мерзкое и жуткое существо. Лицо алкашки, космы ведьмы. Тряпье, намотанное на тощее тело, как куча дряни с помойки. И воняло от нее так же, как от помойки.

– Ништяк, ты здесь? – позвала Эля.

Торговка дурью возникла из темноты, как какая-нибудь нечисть, каковой она, в сущности, и была.

– Что надо, девонька?

– Сама знаешь, – Эля брезговала приближаться к Ништяк.

Ништяк запустила костлявую лапку в недра своего тряпья и вытащила малюсенький фунтик, скрученный из кусочка пленки. Эля передернуло при мысли о том, где прятала Ништяк этот фунтик. Но она сунула в лапу твари приготовленные заранее деньги и получила фунтик. Он был омерзительно теплый.


Егор надеялся, что Дегтярев выпьет свой кофе и уберется куда-нибудь. Но он, судя по всему, заякорился у стойки надолго. Сначала они с Данко тихо говорили о чем-то. Потом Данко начал рисовать. Егор, естественно, решил, что красавчик заказал Данко портрет. Наверняка он в восторге от своей морды. Если бы Егор увидел рисунок Данко, он бы понял, что его презрение пробило мимо цели.

Лицо на экране планшета не имело ничего общего с лицом Дегтярева. Худое, длинное лицо с кривоватым ртом принадлежало человеку лет тридцати. Самой выразительной его подробностью был нос – длинный, горбатый. Возможно, Данко несколько перестарался, нарисовав карикатуру на нос индейца.

– Вот, – Данко передал планшет Дегтяреву. – Слышал вроде, его кличка Команч.

– Надо же. С чего вдруг?

– Из-за носа, – уточнил Данко.

Дегтярев коротко глянул на Данко.

– Да ты что? Так гребаного ублюдка реально опознать по твоему портрету? – спросил он.

– Не сомневайся.

– Уверен? Ты же его пару раз всего видел.

– Артём, у меня фотографическая память.

Артём вернул планшет Данко.

– Перекинь мне этот шедевр.

Дегтярев заказал еще кофе и сэндвич. Он остался сидеть в баре, ожидая звонок или сообщение, которое заставило бы его сняться с места. Он дернулся, когда смартфон просигналил о полученном сообщении. Но это было послание от Данко – портрет Команча.

Вынужденный сидеть и ждать в бездействии, Дегтярев погрузился в размышления о своих делах. И судя по тому, каким угрюмым и злым стало его лицо, дела эти не сулили ничего хорошего. Егор больше не подходил к нему. Но что-то заставляло его держать Дегтярева в поле зрения. Реакция Егора на него была слишком напряженной. Егор сам не понимал, что, собственно, его так завело.

Раз уж Егор вышел на работу в свой выходной, Фрези решила, что тоже должна поработать. Она вышла на сцену и села на высокий барный стул, поднимавший ее над залом. Пальцы пробежали по струнам гитары. Музыка незаметно и мягко начала вплетаться в гул голосов, деловые разговоры, стук бильярдных шаров. Потом возник голос.

Если бы Артём действительно был тем Волком, каким рисовал его Данко, сейчас его уши встали бы торчком, улавливая голос певицы. Угрюмость и злость исчезли. Волк вылез из своего логова и с удивлением посмотрел – что за диво нарисовалось в обозримом пространстве.

Артём увидел девушку, которая ему сразу понравилась. Изящная и тонкая, но при этом не тощая, как девицы страдающие анорексией. В ее теле чувствовалась сила и жажда жизни, а в голосе звучали волнующие обертоны сильных чувств, позволяющие вести небанальную тему. Артём осмотрел зал, отыскивая Данко. Он хотел спросить художника, кто эта девушка. Но Данко в зале не было.

Он распечатывал портрет на принтере, который стоял в «предбаннике» перед кабинетом Ольги. Данко не заметил, как к нему подкралась Люся, и вздрогнул от неожиданности, когда она выхватила рисунок из принтера прямо у него из-под руки. Люся с презрением посмотрела на портрет симпатичной девушки.

– А-а-а, вот кто у нас тут, – ухмыльнулась она. – Эта шлюшка со своим кабаном сидят за моим столиком.

– Ну, чувак заказал портрет своей девушки.

– Деву-у-у-шки… Не смеши. Подцепил плечевую на трассе.

Люся сунула рисунок Данко, при этом помяв его. Демонстративно вздохнув, Данко нажал на принтере клавишу повтора. Испорченный рисунок он порвал и бросил в корзину. Люся игриво посмотрела на Данко.

– Данко, а почему ты меня никогда не рисуешь?

– Ты не просила.

– Не на заказ. Просто так ты не хочешь нарисовать меня?

– Нет.

– Ты рисуешь только за деньги?

– Тебе не понравится, если я нарисую тебя, как вижу.

Люся приняла соблазнительную позу.

– А как ты меня видишь? Голой?

– Нет. Такой. – Данко спародировал сексуальные, провоцирующие движения Люси. – Я та-а-а-кая классная. Меня все хотят. Чувак, ты следующий.

– Придурок! – взбеленилась Люся. – На себя посмотри. Урод. С тобой ни одна трахаться не захочет.

Люся выскочила из офиса. Ее каблуки выдавали стаккато, пока она мчалась по коридору в зал. Оскорбление особо не задело Данко. Оно не соответствовало действительности.

У Данко были девушки. Но секс разочаровал его. Обманул его ожидания. Он испытывал облегчение, но не более чем если сделал бы все сам. Данко отталкивала заурядность и примитивность этого действия. Его глаз рисовальщика хватал и надолго запоминал какие-то коробившие его детали вроде подозрительного пятнышка на трусиках. Но хуже всего было чувство вины и стыда за то, что похоть взяла верх над интеллектом, унизила его воображение. После секса огонь фантазии и созидания притухал, тускнел. Все, что выходило из-под его карандаша в такое время, было мертво и не стоило потраченного времени. Его выводили из себя нудные и навязчивые усилия девиц после перепихона втянуть его в какие-то совершенно неинтересные и ненужные ему отношения. Данко сам отказался от секса.

Вернувшись в зал, Данко отдал клиенту рисунок и получил деньги. Он дорожил холодноватым и сдержанным дружелюбием Дегтярева, поэтому никогда не навязывал ему свое общество. Но сегодня он явно был у своего кумира в фаворе. Сначала Артём попросил нарисовать портрет подонка, попытавшегося организовать в «Щучьей Заводи» точку сбыта наркотиков, но быстро изгнанного Ольгой. И вот теперь он снова подошел к Данко.

– Что за диво в вашем гадюшнике? – спросил Артём, показав на Фрези.

– Это Фрези.

– А в реале, как ее зовут?

– Не знаю. Мне как-то в голову не приходило спрашивать.

– А, ну да, – сказал Артём, сообразив, что и Данко в реале зовут не Данко. – Тогда познакомь меня с ней, скажи, что я Хан Соло. Я отменю на сегодня сухой закон, если она согласится выпить со мной.

– На счет выпивки и прочего не советую. У нее тут парень.

– Да у меня и в мыслях не было ничего такого.

Данко изобразил сомнение: «Да неужели?»

Сегодня у Фрези не было настроения, она быстро закончила выступление и спустилась со сцены.

– Фрези, подожди, – Данко остановил ее, когда она направилась в гардеробную. – Помнишь, я обещал познакомить тебя с одним парнем. Вот, это Артём.

Фрези посмотрела на Артёма. Она узнала персонаж с рисунков Данко.

– Волк.

– О как! А я думал, что я Хан Соло…. До того, как его охомутала принцесса Лея.

От внимания Люси не ускользнуло знакомство Фрези с Дегтяревым. Она проследила, как они сели за столик. К сожалению, этот столик обслуживала другая официантка, и у Люси не было предлога подойти к ним. Но она прошла мимо и подслушала, как Дегтярев начал «пороть Фрези мозги».

– У меня есть диск, – сказал Артём. – Один парень подарил. Тебе надо послушать.

– Давай. Здесь можно прокатать диск.

– Это надо слушать в машине. Дорога. Звездное небо над головой.

– Ух ты! Сразу так?

– Можно просто послушать в машине.

Артём понравился Фрези. Возможно, фантазии Данко добавили ему притягательности. Но с ним интересно было флиртовать, интересно было посмотреть, как он поведет себя дальше. При этом Фрези чувствовала себя в полной безопасности. Она любила Егора и не зашла бы слишком далеко в игре с парнем, которого видела впервые. Ничего плохого не было в том, чтобы просто посидеть с ним в машине и послушать музыку.

Люся проследила, как Фрези и Дегтярев вышли из зала. Она посмотрела, видел ли это Егор. Нет, он не видел. К бару подвалила большая, шумная компания парней с подругами. На лице Люси появилась торжествующая ухмылка. Она увидела возможность сделать ход в игре и не собиралась ее упускать.

На автостоянке был запаркован черный «ранглер».

– Соло и его звездолет. Вдвоем против всего мира, – улыбнулась Фрези.

– Именно так. А ты умница. Понимаешь. Это мой Крокодил. Я его от живодерни спас.

– Как это?

– Его разбили и везли на свалку. Там из него выдрали бы все внутренности и пустили под пресс. Я его купил и восстановил.

– Ты умеешь ремонтировать машины?

– Я много чего умею, – Артём открыл дверь «ранглера». – Запрыгивай.

Люся подождала, пока Егор обслужит компанию и в разливе пива наступит временное затишье. Люся подошла к стойке.

– Смотри, не проворонь свое счастье, – сказала она.

Егор вопросительно посмотрел на Люсю.

– Там твоя Фрези отправилась куда-то с одним мутным чуваком.

– Каким чуваком?

Люся кокетливо повела бровью.

– Красавчик, просто зверь, бандит.

Почему-то Вереск сразу понял, о ком идет речь. Он видел лицо этого типа, когда тот был сосредоточен на своих мыслях – угрюмое, жесткое, злое.

Вереск выскочил из-за стойки, оттолкнул Люсю и бросился к двери.

– Полегче, – крикнула вслед Люся. Ее жестоко задело равнодушие, с каким Егор оттолкнул ее.

Фрези насмешливо наблюдала, как Артём роется в стоящей у него на коленях коробке с дисками. Она заметила, что в основном это были аудиокниги.

– Куда делся этот диск? Сейчас…

– А это не твои, случаем, песни? – предположила Фрези.

– Нет. С моим голосом только петь.

Голос у него действительно был подсаженный, хрипловатый.

– А что у тебя с голосом?

– Да ничего. Пивка холодного глотнул.

Не стоило говорить этой девочке, что у него были сорваны связки. И уж тем более он не стал бы рассказывать, при каких обстоятельствах это произошло.

– … А вот, – Артём вытащил из коробки диск и потянулся, чтобы вставить его в магнитолу.

Вереск выскочил из таверны, осмотрел стоянку, он увидел черный джип. Водительская дверь была открыта, за рулем сидел тот тип из бара. Он потянулся, как показалось Вереску, чтобы завести двигатель. Егор бросился к «ранглеру», сгреб Дегтярева и выкинул из машины. Диски из коробки, стоявшей на коленях Артёма, разлетелись по земле.

Вылетев из машины, Дегтярев тут же в темп перекатился и вскочил на ноги. Двигался он очень быстро. Еще не до конца распрямившись, он бросился на Егора и всем своим корпусом впечатал его в борт «ранглера».

– Охренел, придурок?

Удар вышиб из Егора дух. Он не мог вздохнуть, не мог сопротивляться. Только видел перед собой дикую, бешеную морду бандита.

– Я тебя сейчас порву.

Фрези выпрыгнула из машины. В один миг она оказалась рядом парнями и вцепилась в руку Дегтярева, прижимающую Егора к машине.

– Отпусти! – заорала Фрези.

Артём повернул к Фрези голову и тут же получил удар по лицу. Ногтями. На скуле и щеке появились кровавые царапины.

– Отпусти моего парня.

– Это твой парень?

Артём ослабил хватку. Егор отбросил его от себя и даже успел врезать пару раз.

Народ вывалил из таверны посмотреть на драку. Люська с самодовольным злорадством наблюдала за разборкой Егора и Дегтярева, при этом она боковым зрением отслеживала хозяйку, готовая юркнуть обратно в зал, если появится Ольга.

Данко был в шоке. Он никак не ожидал, что знакомство Дегтярева с Фрези так обернется.

– Хватит! Я сказала хватит, идиоты! – заорала Фрези во всю силу своего голоса. От злости она даже топнула ногой.

И это подействовало.

Артём развел руки, показывая, что продолжать махач не собирается. Он улыбнулся Фрези. Верхняя губа вздернулась, обнажив крепкие зубы и да – клыки у него действительно были четко обозначены, хотя им было далеко до рисунков Данко.

– Все хорошо, подруга, – сказал Дегтярев. – Просто спорт, немного мальчуковой мелодрамы и никакой крови.

Егор подошел к Фрези и обнял ее за плечи.

– Береги ее, – сказал Артём.

– Да пошел ты!

– И ты вали с миром.

Артём посмотрел на диски, раскиданные на земле возле машины. Жаль их бросать, но гордыня не позволяла наклоняться под взглядом парня, с которым только что дрался из-за девушки. Раздался рингтон: «Тянем-потянем золотой туман. Улицы-подруги, нас любите снова. Тянем-потянем золотой туман. Все, караван, приехали». Ну наконец. Звонок, который он ждал. Артём сразу потерял интерес ко всему, что сейчас произошло – к Фрези, Егору, дискам, вскочил за руль своего «ранглера» и выехал со стоянки.

Ольга с высоты веранды проследила, как машина Дегтярева вырулила на шоссе. К хозяйке «Заводи» подошел вышибала Костя. Он чувствовал, что недоработал, не успев вмешаться в разборку.

– Я уже хотел раскидать их, но тут девчонка сама управилась. Она молодец.

– Это точно, – согласилась Ольга.

Егор увел Фрези в гардеробную, которая служила комнатой отдыха для персонала.

– Дурочка, зачем ты вмешалась? Я бы убил его, если бы он тебя ударил.

– Он всего лишь хотел, чтобы я послушала какую-то музыку.

– Музыку?.. Серьезно? Мама тебя не учила не залезать в машину к кому попало? Даже если тебе обещают конфетку.

– Нас Данко познакомил. Данко его знает. Помнишь, я тебе говорила о его рисунках?

– A-а, вот в чем тут дело. Данко. Ладно, я объясню этому чиканурику, что ему лучше из своего астрала не вылезать.

– Егор, Данко не виноват. Это ты как-то слишком эмоционально среагировал.

– Да этот тип мог черт знает что с тобой сделать.

– Ты это серьезно?

– Да, серьезно. Я видел его в баре. И он мне конкретно не понравился.

– А Данко он нравится. Я бы даже сказала, что он слишком романтично на него реагирует.

– Шизняк заразен. Ну ничего, у меня мозги в порядке. Делай что хочешь, а я буду беречь и защищать тебя, – Егор обнял Фрези, нежно прижал к себе, всем своим телом пытаясь закрыть ее от жестокого мира. – До последнего вздоха, – прошептал он.

Когда все ушли с автостоянки, Данко собрал диски Дегтярева.

5

Артём переехал маленькую дикую речку с берегами, сплошь заросшими камышом и осокой. За мостом начиналась улица рабочего поселка. Под фонарем у здания дискотеки стояла полицейская машина. Артём не стал сворачивать на площадку перед мрачноватым двухэтажным зданием. Имея дело с полицией, он всегда оставлял себе свободу маневра для быстрого отвала. Поэтому «ранглер» он оставил на обочине и пошел к полицейским. Это были молодые оперативники из отдела по борьбе с оборотом наркотиков. Оба были в джинсах и куртках, но кобуры с пистолетами и наручники, демонстративно висящие на поясах, свидетельствовали, что парни при исполнении.

– Здорово, – сказал Артём, сохранив между собой и операми такую дистанцию, чтобы не надо было протягивать руку для пожатия. А то ведь мигнуть не успеешь, как на лапе защелкнется браслет. – Где он?

Один из оперов кивком головы показал за угол здания.

– У тебя три минуты, сталкер. И давай без эксцессов, лады?

– Лады.

Освещена была только площадка перед входом в здание. За углом был мрак. Сырой и вонючий. Опившийся пивом молодняк ссал тут, соревнуясь, кто выше достанет. На второй этаж вела пожарная лестница. К ней наручником был прикован бегунок, сам по виду прожженный торчок. Взгляд у него был как у зверька, угодившего в капкан – страх и ничего человеческого. Увидев Дегтярева, он решил, что опера отдали его на расправу и сейчас ему переломают кости или зарежут. Он отпрянул, насколько позволяла рука, прикованная к лестнице.

Дегтярев достал смартфон, нашел портрет, который нарисовал ему Данко, и показал бегунку.

– Знаешь его?

Бегунок скосил глаза на портрет. В свете от экрана белки глаз дико и неестественно сверкнули. Он отрицательно помотал головой.

– Не юли, как сука, и не беси меня. Иначе я тебя тут кончу, – Дегтярев убрал смартфон в карман, освобождая себе руки.

Бегунок чувствовал, что этот тип, кем бы он ни был, способен убить. Дегтярев смотрел не в глаза, а куда-то глубже, в темный, путаный лабиринт сознания торчка. И там его взгляд вполне осязаемо нащупал и схватил мелкое, трясущееся существо, парализованное ужасом смерти.

– Команч, – пробормотал бегунок. – Я у него товар беру.

– Где встречаетесь?

– Вообще не встречаемся. Он СМС присылает, где закладка.

– Как с ним законтачить?

– СМС послать. Он сам ответит.

Сергей Конрад, тот опер, с которым разговаривал Дегтярев, посмотрел на часы. Его напарник Алексей Данилов уже начал нервничать.

– Может, пора уже разогнать эту парочку? – сказал он. – Если сталкер нашего клиента кончит, будут проблемы.

– Не кончит, – ответил Конрад. – Ему инфа нужна, а наш бегунок не тот, на кого он охотится. Но, вообще, три минуты прошли.

Дегтярев вынырнул из темноты за углом дискотеки. Проходя мимо полицейских, он жестом попрощался с ними и быстро пошел к машине.

– Все нормально, – сказал Конрад.

– Уверен?

Полицейские бросились за угол здания. Бегунок обрадовался операм, как родным.

6

Бармен Ашот, взявший тайм-аут под предлогом семейных проблем, на самом деле нашел себе более престижное место и уволился. Ольге пришлось срочно искать ему замену, а пока в баре у нее работал Егор.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8