Юрий Москаленко.

Малыш Гури. Книга первая. Там, где нас не ждут…



скачать книгу бесплатно

Пролог

О географии и немного о политике

Всего на планете Кэрвин три материка: западный – Терис, восточный – Харм, и южный – Дери. Омывают материки четыре океана – Южный, Льдистый, Печали и Туманов. Имеется один остров-гигант под весёлым названием Печали, по названию одноимённого океана и два больших и один малый архипелаги островов, где обычно господствуют пираты.

На материке под названием Терис расположено крупнейшее государство, как на материке, так и в мире, Империя Синг. Империя граничит с пятью государствами и одной непонятной областью, именуемой «Великой Пустошью». Два королевства, Империя Ван, Султанат и Великое Герцогство, вот и все соседи. Большая часть территории границы – это побережье, выход к морю, что и повлияло на развитие флота, как торгового, так и военного. Торговля является основным пунктом дохода, в особенности морская, а из-за обилия пиратов хорошо развит военный флот. В стране имеются даже отдельные военно-морские академии, готовящие офицеров флота и магов поддержки, но самое невероятное – в Империи есть морская гвардия.

На материке Терис, кроме вышеперечисленных государств, имеются еще два королевства, под впечатляющим названием. Королевства, кроме королевства тёмных эльфов, которое тоже граничит на юге с Империей, имеют название Роз (это цветы такие), белой, чёрной и красной. Откуда взялись такие названия? – как обычно из древности, всё необычное закладывалось именно тогда. После того, как древние и Долы покинули мир, воцарилось власть эльфов. Вот в войне за независимость от перворождённых, отряды, которые противостояли войскам, тогда ещё одного народа эльфов, и назывались противниками по цвету, преобладающему в одеждах воинов. Предводители отрядов, впоследствии, основали свои государства, возглавив вновь образованные страны, дав начало новым королевским династиям. А почему розы, так потому, что они прекрасны и одновременно сильно колются. Необычные названия, но названия эльфийские, а эльфов всегда было трудно понять.

Править в этих странах в настоящее время продолжают представители древних династий, население разношерстное, национальных образований очень мало, но если они есть, то очень сплочённые, сильные и воинственные. Увы, но другие в этом мире не выживают. Чтобы сохранить свою самобытность, народу нужно иметь большие кулаки, и кто их имеет, тот выжил, как общность, у кого они оказались слабые, поглощены, впитаны в одну однородную смесь, в которой различить народность просто невозможно.

Империй, кроме Империя Синг, на материке, как и во всём мире ещё две. Империя Ван, что находится на юго-западе, очень сильное государство, мощное, воинственное, магически сильно развитое, обладающее передовой технологией магического искусства, со столицей в городе Вариер.

И Империи Дранх, пристанище последователей учения Дран, запрещённого в другом мире за использование самых изуверских плетений и обрядов школы магии крови.

Их правители проводят довольно взвешенную политику невмешательства в дела других государств, распространяя своё влияние на островные архипелаги и расположенные на них государственные образования, поддерживая и оказывая финансовую помощь пиратам и другим любителям свободы. Но, в своё время, они захватили слишком большую территорию и теперь немногочисленные, но сильные соседи, пытаются, всеми правдами и неправдами, откусить от неё себе маленькие кусочки земли. Империя Дранх является естественным союзников Императора Синг по определению, так как не имеет с ней сухопутных границ. Практически, все государства на материке имеют выход к морю, за исключением королевств Белой розы и Тёмных эльфов. Вот именно поэтому, они и являются основными возмутителями спокойствия в мире, воюя со своими соседями из-за возможности выхода к морю, а с Империей Дранх война у них не прекращалась ни на мгновение. Граница между этими государствами одно из наиболее опасных мест в мире.

И последнее в списке государств материка Терис, но не последнее по силе стран – Султанат Омалэ. Приверженцы пророка Ибрахима, одного из официальных последователей Долов, но не использующих магию Хаоса. Сильнейшие маги стихии Воздуха, единственные обладающие тайной строительства воздушных кораблей, создавших свою корпорацию воздухоплавателей, связавших воздушными нитями маршрутов все материки и острова архипелагов между собой, давшие альтернативу морским сообщениям и по скорости передвижения пассажиров, уступающих только порталам Териса – государства свободных магов, а по стоимости, берущие за перелёт в разы дешевле. Из чего можно сделать закономерный вывод – врагов у Султаната не просто много, а очень много – никто не любит монополистов.

На втором по величине материке ситуация слегка проще. Материк Харм расположен в западном полушарии Кервина, разделён он на восемь независимых друг от друга государственных формирований, различных как по расам и народам населяющих их, так и по образу и уровню жизни своих граждан, природных красот ландшафтов и многого другого.

Покрыт материк большей площадью непроходимыми лесами, а горные хребты делят материк на восемь, практически равных частей, являясь естественной границей между государствами. Северо-западная часть материка – это сплошные горы, где нашли себе убежище гномы, от преследования бывших союзников, мстящих за способности этого маленького, но сильного и очень гордого народа к личному обогащению, и наделённого богами талантами в работе с камнем и металлами. Это закрытая территория для большинства разумных, и вот уже тысячи лет на поверхности гор не встретишь праздношатающихся людей, орков, гоблинов и, в особенности, эльфов – заклятых «друзей» горного народа.

Степи же, излюбленное место жительства кочевников – орков. Могучих воинов, простых и доверчивых, надёжных и верных товарищей, в голове которых не помещаются мысли о коварстве и предательстве, большинства обитателей населённого мира. Чем и пользуются бесстыдные и беспринципные деятели, сманивая молодёжь добычей в боевые походы под подходящие высокие лозунги.

Заселён Харм достаточно плотно. Население представлено здесь всеми видами разумных существ, обитающих в мире, веху первенства по количеству, но, увы, не по качеству в нём держит раса людей, разных наций и народностей. Эльфы, орки и гномы на просторах материка создали собственные государства, хотя назвать государством обитель орков и гоблов (в простонародье гоблинов) довольно трудно, скорее всего, это огромные родовые общины, тесно переплетённые родственными связями, давней враждой и общностью интересов.

Постоянные выяснения отношений между государствами, кланами, конфликты между благородными, разборки светлых и тёмных эльфов, приверженцев учения святого прихода и поборников тьмы, посильное втягивание в эти конфликты остального населения материка приводит к беспрерывным боестолкновениям и войнам, что ведутся на воде и на суше, в воздухе и под землёй. Воюют все против всех, с наслаждением режут друг друга, бросая вызов на поединок за косой взгляд, неосторожное слово, да мало ли можно найти прекрасных поводов?! Резня прерывается ненадолго, только на восполнение потерь, залечивание ран, ремонт и восстановление разрушенных замков, а также сбор под свои знамёна огромного числа воинов со всего мира, вне зависимости от расы, цвета кожи и вероисповедания.

По Кервину снуют дельцы всех мастей, за небольшие деньги и кучу обещаний (бесплатно раздаваемые любому желающему) заманивают любителей приключений, (кто хоть как-то может держать меч или представляет, как им пользоваться), наниматься в боевые отряды кланов, шайки благородных разного рода, дружины королей и других достойных. При этом, эти весьма «уважаемые» граждане не делают различий ни перед кем, им все равно, кто перед ними находится, мужчина или женщина, еще почти ребенок или давно уже старик. Главное – обеспечить ненасытное горло бога войны достойным мясом со свежей кровью. Надо сказать честно, отбоя от желающих проливать свою, а лучше чужую кровь за деньги, увы, не становится меньше, заработок, на первый взгляд легкий, а при определённом везении и довольно ощутимый. И течёт нескончаемым потоком востребованное «мясо войны», со всех уголков обжитого мира. Любой благородный, или тот, кто пытается им казаться или стать, старается окружить себя воинами (продающими свою верность и меч тем, кто больше заплатит), сколачивает дружины (банды, шайки или товарищества), большие или малые, в зависимости от сил, желания, возможностей и амбиций. Отряды под предводительством вожаков, будь это благородный сэр, мечтающий подчинить своей воле соседа, такого же, как и он сам, простолюдин, мечтающий стать благородным, северный орк или могучий варвар, в глазах которых постоянно горит жажда сражений и наживы, да кто угодно, у кого хватило ума и сил, с завидным упорством разоряют благодатные земли, перераспределяя между собой всё, до чего сумеют дотянуться, захватить и удержать.

Всё имеет свою цену, за всё можно и нужно поиметь деньгу: рабы, наложницы, ценные пленники за которых дают выкуп, замки, если конечно останутся более или менее целыми, припасы, продукты, да всё что угодно, главное, чтобы можно было это продать. На фоне кажущейся вакханалии, истерии, присутствует и наличие благородства, забота о чести и достоинстве, милосердие, добропорядочность, отзывчивость и богобоязнь.

Простолюдины мечтают возвыситься, рабы, а их немало в строю благородных воителей, хотят обрести свободу, благородные делают все, чтобы захватить земли соседа и его замок, и тем самым расширить свои владения, лорды решают свои проблемы, гробя разумных тысячами, столько теперь стоят их сиюминутные желания, претензии и обиды.

Воюют все, от мала до велика, не отстает от общего психоза и слабая половина человечества. Как сказать, слабая, попробуй такое о них сказать и тут же в торец получишь слабой ручкой, с большой вероятностью получить сильное сотрясение мозгов, если они у тебя конечно есть.

Рабство – ещё одна опухоль общества, отлично себя чувствующая на общем пренебрежении к ценности разумной жизни и прав индивидуумов, основа политической структуры большего числа государств, основополагающий экономический фактор. На нём завязаны все отношения в обществе, оно является одним из следствий школы магии Крови, без заклинаний которой достичь таких размеров в обществе рабство бы не смогло.

Выдержка из беседы с графом Орент

Часть 1
Мемуары после рождения

Глава 1
Поселение Крайе. Северо-восточное побережье Тихого моря
Империя Синг
Весна 7025 года

– О Боги, как хочется спать – зевая, подумал я. Затёкшая правая рука противно ныла и колола кожу изнутри, кучами жалящих муравьёв – дурная привычка спать на боку, подложив вместо подушки правую руку под голову.

Приоткрыв глаза, не поднимая головы с предплечья, осмотрел открывающейся вид на вход в наш хилый шалаш. Часть хвойной подстилки, которую соорудил себе вчера вечером, обрезав стоящие ели в ярдах сорока, от места нашей ночёвки, выглядывала из-под куска овечьей шкуры, стащенной ночью у Хэрна. Преображающийся, в свете зарождающегося весеннего солнца, вход в шалаш, будоражил воображение. Чуть-чуть фантазии и ты уже у входа в сказочную пещеру с драконами, сокровищами, приключениями, ну и прекрасной принцессой, из собственных рук угощающей тебя прекрасными яствами. В надежде обнаружить рядом с носом, свалившийся на счастье, хотя бы завтрак, прикрыл глаза. Вкусно-то как!! Попробуем! Не тут-то было, сдобная булка и молоко, видно были во сне, хотя вряд ли, мне практически никогда здесь не снятся сны. А жаль, какой был бы хороший сон, и вкусный. Ну, вот опять хочу есть, а что тут удивительного, я всегда хочу есть, сколько себя помню, есть я хотел всегда. Всегда!!

С залива потянул лёгкий бриз, принеся с собой запах гниющих морских водорослей. Крики чаек и бакланов раздавались неотчётливо, немного размывчато и тоскливо. До моря лиги три, три с половиной, интересный факт – моря не видно, чаек не видно, а крики их слышны довольно отчётливо. Странно!

– О Боги, как хочется, есть – зевая, подумал я. Затёкшая правая рука всё так же ныла и колола кожу, но оторвать голову от своеобразной подушки было выше моих сил – гадский папа, болит-то как, а голову поднять лень, тем более перевернуться, или вставать. Ну да, как про того кота, который выиграл спор «кто самый ленивый».

Вокруг все-таки, какая-то умиротворённая тишина, вставать неохота, тишь да благодать. Тишина. Тишина? Странно, как может быть тишина, если рядом должна быть отара овец, хоть и небольшая, голов на тридцать, но всё-таки? И собаки!!

Приподнял голову, прислушался. Ничего – ни всхрапов, ни блеяния, ни рычания, ни лая. Слышится шуршание листвы, верхушек деревьев, потревоженных утренним бризом. Даже постоянного ворчания Хэрна не слышится. Наверное, Хэрн погнал овец к ручью на водопой. Да, но почему не разбудил меня? Пожалел? Вряд ли – ещё та скотина!!! Уж чем-чем, а человеколюбием не страдает, и работу, даже свою, всегда норовит скинуть на других.

Надо вставать, приготовить завтрак, самому поесть и эту скотину накормить.

– Да, надо вставать – чтобы подбодрить себя громко произнёс я, и с наслаждением откинулся на спину, раскинув в стороны руки.

– А вот дудки, надо пользоваться возможностью просто так поваляться утречком, побалдеть и помечтать. А завтрак? А что завтрак? – подождёт, и по более голодали, потерпим, а вот возможности понежиться, пусть и не на мягкой перине, дорогого стоит, особенно теперь в этой жизни.

Да-да, не ослышались, в этой жизни, а ведь была и та! О господи, как давно это было и было ли вообще? Иногда мне кажется, что воспоминания о себе том – это плод моего буйного воображения и моя история – полный бред, а сам я смотрю спектакль с собой в главной роли, как сторонний наблюдатель, будто всё происходящее меня ни коем образом не касается. Кажется, что скоро опустится занавес, зрители овациями проводят артистов, а мы с женой, получив в гардеробе пальто и шубу, не спеша побредём на автомобильную стоянку, весело обсуждая перипетии спектакля, с удовольствием обсасывая особо понравившиеся моменты. Или это кошмарный сон, где я попал в тело малолетнего пацана, и голод, унижения, постоянные стычки, просто навеянные образы уставшего мозга и безмерного количества прочитанных книг.

Но, увы, занавес так и не упал до сих пор, и просыпаюсь я последний год с постоянным чувством голода, боязнью неизбежных разборок и драк, и огромным желанием жить, на данный момент, просто выжить.

Зовут меня теперь Гури, мне что-то около восьми-четырнадцати лет, есть такая порода сложно определить. Худой и малой, как прыщ, «Прыщ» – это, кстати, моё местное прозвище и никто кроме доброй госпожи Кларен, нашей лучшей стряпухи, меня по имени не зовёт. На вид, по возрасту мне дают ещё меньше. Вечно грязный, с постоянным голодным блеском тёмно-коричневых, почти чёрных глаз, взъерошенных, торчащих в разные стороны, непослушных, похожих на солому, и цветом и на ощупь, волос, (которые раз в месяц остригает Хэрн ножницами для стрижки овец), правильным, я бы даже сказал аристократическим носом (предметом вечной зависти моих оппонентов и наипервейшей цели для них в частых драках). Утончённое лицо с вечно, буквально, застывшей усмешкой на губах, что ещё больше бесит моих недругов, врагов, их друзей и их родителей.

«Эльфёнок» – полукровка, или просто ублюдок. Как только не изгаляются мои кровники, чтобы меня достать, а если учесть, то отношение, которое испытывают местные к эльфам и тем, что с ними связано, то худшего оскорбления придумать просто невозможно. Ну, не любят тут нелюдь, и, в особенности, перворождённых, и не просто не любят, а стойко, яростно ненавидят всеми фибрами души. И, надо признать честно, есть за что. Даже к тем же оркам или гоблинам отношение ровное, а вот гномы и особенно эльфы… Хотя, я и не похож на нелюдь, и во мне, надеюсь, нет примеси древней крови, но из-за происков моих врагов очень часто мне достаётся на орехи, так сказать «ЗА ЭЛЬФОВ», притом от всех.

Гады!!! Не жизнь, а сказка, правда, страшная. Не любят меня местные, я неместный, я не макр. Если взрослое население относится ко мне безразлично, пока трезвое (кто же откажется навеселе поколотить «эльфа»), то со шпаной мелкой, ровесниками и теми, кто постарше – война идёт нешуточная, на уничтожение. И хотя я один, маленький, плюгавенький, часто бывающий битым большим количеством противников, но победы эти не даются выигравшей стороне легко. Мои маленькие, костлявые кулачки не один нос оппонентам свернули на бок, хотя, сколько бы я не проиграл битв и сражений, мой аристократический нос имел до сих пор первоначальный вид и непоправимым повреждениям не подвергался. Кроме того, я пускал в драке в ход всё – руки, ноги, голову – бил всем и бил жёстко, как только мог бил, так как меня учили друзья, поэтому в последнее время менее чем втроём ко мне не цеплялись.

Я потёр рукой ушибленное правое плечо. Учебный меч ничем не отличается от настоящего, длина, вес всё такое же, только деревянное. Вот им мне и прилетело.

Макры – народ неуёмный, раньше живший разбоем и грабежами, теперь немного оцивилизованный, что ли. Лет двести назад, местные лорды, уставшие от бесконечных боестолкновений с воинственными соседями, непрекращающихся грабежей, чтобы защитить свои владения и прекратить разбой, объединили свои дружины, и зашли в леса, где обитали макры, для приструнения зарвавшихся.

Увы, но вышли, вернее, выбежали обратно, единицы, в их числе и будущий первый герцог Империи, на земле потомков которого теперь живёт этот достойный народ. А что делать – договорились. Макры живут теперь сами по себе, по своим законам, находясь у себя дома, а на территории Империи являются свободными гражданами, пользуясь правами благородного сословия, но, не являясь им. За это они обязаны, при угрозе внешней агрессии, предоставить ополчение, куда входит всё взрослое население от 16 лет и старше, но это только при угрозе извне. Во внутренние разборки аристократов и благородных макры ввязываются самостоятельно на свой страх и риск, как простые наёмники. Платят им за это хорошо, и ничего удивительного, что военному делу учат маленьких макров, чуть ли не с пелёнок. Вот и в наше противостояние неожиданно вмешалось оружие, пусть и деревянное, но от этого не менее эффективное.

Небольшое отступление: на землях макров отсутствует рабство, нет чего-то вроде крепостного права. Любой, кому совет старейшин разрешил находиться на территориях Этрука, так называются земли, где живут эти благородные потомки разбойников своими кланами, которых, между прочим, насчитывается аж но двадцать пять, живут свободными. Сами добывают себе на хлеб, сами воспитывают детей, сами решают свои проблемы, сами умирают, если конечно не нарушили немногочисленные законы макров, вернее сказать даже не законы, а обычаи, устои, общепринятые нормы поведения. Их немного, но за нарушения их, обычное наказание – смерть.

Я не макр, но я свободный. Кормлю себя сам, работаю для этого наравне со всеми, могу себя защищать, и даже могу иметь оружие, но быть макром и пользоваться ихними привилегиями на остальной территории Империи, я не могу. Стоит мне только покинуть Этрук и любой благородный может объявить меня своим рабом или крепостным, что в принципе не есть разница. Всё различие между рабом и крепостным состоит в том, что хозяин за убийство крепостного должен заплатить, что-то типа штрафа наместнику Императора, как за самого крепостного, так и за возможных его потомков. Как мне рассказывали, сумма выходит изрядная, равная примерно стоимости двух-трёх хороших рабов. А во всём остальном, особой разницы нет. Я спрашивал Хэрна, если ли какая-нибудь страна, где не существует рабства, на что он пожал плечами и ответил:

– «Надеюсь!»

Вот так.

Данный мир местные называют Кервин, живём в Империи Синх. Герцогство наше имеет название Ван, а больше информации не дают, не принято малышне интересоваться политикой, не доросли ещё. Со мной не особо разговаривают, я тут никто и зовут меня никак. Я даже не знаю, вернее, усиленно делаю вид, что не знаю, кто правит в Империи, как зовут монарха, как зовут герцога, кто у макров полевой генерал, а кто верховный волхв. Как мне один раз объяснил Хэрн – тебя у макров касается только то, что тебя касается, а большего не надо. Мал ещё.

А информация нужна, без неё выживать очень сложно. Вот и с мечом ситуация хреновая из-за отсутствия её родной «инфы», знал бы, что у этого ханурика Эдса брат вернулся с караваном, не кричал бы ему на всю улицу, что он трусливый хорёк, а тут паренёк из соседнего дома выходит. Споко-о-йно так выходит, я и не обратил особого внимания. Пока боковым зрением не заметил замах чем-то, только успел приподнять правое плечо и вжать голову. Сволочь, этот братан. Без предупреждения, молча, без единого звука. Бац мечом. Хотел по шее дать, за оскорбление родственничка, а ведь, гад, старше меня почти на 10 лет. Он с тренировки от соседа выходил, ещё хорошо, что учебный меч, а если бы боевой? Пришлось дать дёру, а ведь мог так и убить. И вряд ли ему что-нибудь за это было бы. У него железная отмазка – прилюдное оскорбление родственника, а то, что это дети и этот родственник по отношению ко мне вытворяет ещё и не такое, думаю никого волновать не стало бы. Одним словом, я не они, я – не макр.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9